Технологический прорыв в сжатые сроки

В России начал работать новый инструмент технологической и инновационной политики — Федеральный закон № 216, регулирующий создание и развитие инновационных научно-технологических центров, или технодолин. О том, как будут отбираться кандидаты в такие долины и оцениваться результаты их работы, «Стимулу» рассказывает заместитель министра экономического развития РФ Оксана Тарасенко
Технологический прорыв в сжатые сроки
Заместитель министра экономического развития РФ Оксана Тарасенко
Алексей Таранин

Недавно было принято постановление правительства о создании инновационного научно-технологического центра МГУ «Воробьевы горы». Это первая в России технологическая долина, созданная в рамках Федерального закона № 216-ФЗ. Закон предоставляет резидентам технологических долин ряд льгот и преимуществ: снижение страховых взносов, обнуление налогов на прибыль и НДС, возможность установления на территории долины собственных норм и правил, касающихся регулирования градостроительной, медицинской и образовательной деятельности.

magnifier.png У каждой технодолины может получиться своя физиономия: где-то доминирует сильный университет, где-то бизнес и отраслевая специфика, кто-то может поставить на сливки следующих поколений или на географическую близость глобального рынка, то есть 216-ФЗ позволяет подойти к решению задачи технологического прорыва с разных сторон

Такие центры должны привлечь к участию в работе как можно больше талантливых ученых и предпринимателей, которые могли бы воплощать в жизнь свои проекты и повышать инвестиционную привлекательность исследований и разработок. Кроме того, в ИНТЦ будут созданы условия для коммерческого использования наиболее перспективных разработок.

В Министерстве экономического развития, курирующего процесс запуска и развития технодолин, сейчас отрабатываются еще более десяти подобных заявок от регионов. О том, почему понадобилась такая новация в российской инновационной политике, кто еще может претендовать на статус ИНТЦ и каких результатов следует ожидать от работы этих относительно новых для российской инновационной системы институтов, мы беседуем с заместителем министра экономического развития РФ Оксаной Тарасенко.

 

Оксана Валерьевна, насколько я знаю, у ФЗ-216 непростая судьба: он вносился, отзывался, переписывался…

— Закон, скажем так, принимался довольно сложно. Почему не получилось его за первый год принять? Тому есть объективные причины: мы действовали в рамках поручения президента по МГУ. Однако потом, при разработке этого федерального закона, пришли к выводу, что он может быть модельным, то есть может быть реализован не только на базе МГУ, его действие можно распространить и на другие научно-образовательные центры и территории.

— После доработки он стал универсальным?

— Понимаете, чем этот закон сейчас хорош? ИНТЦ должен базироваться на уже существующем мощном научно-образовательном центре, скажем, региональный университет может стать инициатором. Таким образом мы не просто удовлетворяем просьбу субъекта федерации о создании очередной особой зоны — первично желание и возможности самого научного учреждения. Мы исходим из того, что у МГУ или у другого сильного университета есть серьезный научно-технический задел, и именно этот задел нужно коммерциализировать с помощью ИНТЦ. Это существенное отличие ФЗ-216 от других действующих юридических механизмов.

— Но ведь существуют ОЭЗ, технопарки, Сколково, наконец…

— Ни особые экономические зоны, ни технопарки не предполагают такой большой и очень важный юридический механизм, который содержится в нашем законе. Опыт Сколково мы тоже изучили, в юридической конструкции ФЗ-216 и ФЗ о Сколково есть общие моменты. Но масштаб территориальных технодолин все-таки скромнее: в случае МГУ мы начинаем с 17 гектаров, а не с 500, как в Сколково, хотя, конечно, территория в процессе развития проекта может быть несколько увеличена. И, повторюсь, для ИНТЦ важен инициатор — научная организация с мощным заделом, который уже есть и который может быть коммерциализирован.

magnifier.png ФЗ-216 имеет большой пул возможностей для заявителя, и их набор может варьироваться в зависимости от конкретной ситуации. Можно провести аналогию с «Лего»: вы выбираете под свой проект необходимый набор юридических инструментов

Еще одна важная особенность: ФЗ-216 имеет большой пул возможностей для заявителя, и их набор может варьироваться в зависимости от конкретной ситуации. Можно провести аналогию с «Лего»: вы выбираете под свой проект необходимый набор юридических инструментов, которые считаете необходимыми, — от градостроительного до образовательного, — а по каким-то видам деятельности пользуетесь действующим законодательством.

На что еще я бы обратила внимание. Хотя поручение разработать закон было получено еще до майских указов президента, идеология технологического прорыва присуща ему изначально. ИНТЦ — это возможность, опираясь на научно-технологический потенциал сильных организаций, на сконцентрированный в них человеческий капитал, реализовать технологический прорыв в максимально сжатые сроки.

— Все-таки пока останусь в скептической позиции: что мешало, например, МГУ сделать технологический прорыв в предыдущие годы? Какие новые стимулы он получит теперь, после утверждения ИНТЦ «Воробьевы горы»?

— Мой ответ: концентрация всех ресурсов для выполнения главной задачи и правильное управление. Во-первых, определены технологические приоритеты — робототехника, медицина, нефтегазовая отрасль и так далее. Во-вторых, под эти приоритеты будет консолидироваться спрос госкорпораций и частных компаний. Мы надеемся, что долины получат предпринимательскую прививку от частного технологического бизнеса, который будет участвовать в создании инновационного «бульона» наряду с университетскими и академическими учеными, студентами. В-третьих, возможность создать на территории долины опытно-промышленный образец, максимально приблизиться к серийному производству. Можно привести физическую аналогию: ИНТЦ позволяет создать критическую инновационную массу.

— МГУ все-таки особая статья, а есть ли другие достойные заявки?

— После внесения поправок, как мы уже с вами отметили, есть возможность по поручению президента определить инициатора. Если президент посчитает это возможным и необходимым, он может дать соответствующее поручение правительству, определить инициатора. И далее мы уже будем запускать пакет документов. Наши технодолины могут дать возможность губернатору обратить внимание на те сильные компетенции, которые у него есть в местных университетах или институтах, увидеть синергию со стратегическими задачами развития региона и предложить научной организации попробовать выступить с таким предложением. Конечно, для повышения проходимости заявки нужно заручиться интересом бизнеса, причем не только регионального, но и работающего на национальном уровне. Долина должна быть ориентирована на решение задач национальной и даже глобальной повестки. Например, ее создание должно стимулировать экспорт.

Алексей Таранин // «Где-то, возможно, понадобятся госвложения на часть инфраструктуры. Но не хотелось бы, конечно, превращать наши технодолины в возможность использования бюджетных средств. Такой задачи точно не стоит»
«Где-то, возможно, понадобятся госвложения на часть инфраструктуры. Но не хотелось бы, конечно, превращать наши технодолины в возможность использования бюджетных средств. Такой задачи точно не стоит»
Алексей Таранин

Но в законе об этом прямо не сказано.

— Этого, может быть, и не сказано в законе. Тем не менее такие задачи в целом перед государством стоят. Поэтому это будет одна из тех задач, которые мы будем ставить перед инициаторами проектов. Мы будем вместе с другими федеральными органами изучать и корректировать стратегию тех или иных технодолин. Долина не должна быть местечковой, это неправильно, потому что действительно очень большие послабления даются законодательством. Здесь необходимо очень четко понимать стратегию коллег, которые заявляются, какие компании будут резидентами, кто придет с финансированием. Что мы увидим в итоге. И экспорт будет одной из задач.

Вернемся к списку претендентов. Кто, кроме МГУ, сейчас в шорт-листе?

— Есть заявка от Тулы, Композитная долина, ориентирующаяся на новые материалы и химию, как малотоннажную, так и большую. Там, конечно, нет такого суперуниверситета, как МГУ, зато там есть сильный технологический бизнес — и местный, и готовый прийти, и крупный, и средний, те же национальные чемпионы, и гражданский, и связанный с ОПК. Университет может подтянуться, интерес проявили и академические организации национального уровня. На мой взгляд, в этом случае мы как раз можем использовать гибкость ФЗ-216 и сделать технодолину несколько другого дизайна — отраслевую и ориентированную на технологический прорыв с предпринимательским акцентом. Еще один очевидный кандидат — долина на базе «Сириуса», соответствующее поручение президента уже есть. Там главное — уже налаженные взаимосвязи между самой талантливой молодежью, вовлеченной в передовые форматы обучения и инновационного творчества и продвинутым технологическим бизнесом. «Яндекс», КамАЗ, «Биокад» — множество компаний, которые в будущем готовы сопровождать этих молодых ребят, растить талантливую молодежь, которая потом внесет свой вклад в развитие этих компаний.

magnifier.png ИНТЦ — это возможность, опираясь на научно-технологический потенциал сильных организаций, на сконцентрированный в них человеческий капитал, реализовать технологический прорыв в максимально сжатые сроки

Или возьмем Калининград — наш европейский форпост, Университет имени Канта, короткое логистическое плечо в Европу — опять же свой акцент может получиться, и там неплохо развито ИТ-направление. Есть предложение от Мичуринска по долине агропромышленного профиля, вместе с РАН, поработаем с ними в этом году, посмотрим.

У каждой технодолины может получиться своя физиономия: где-то доминирует сильный университет, где-то бизнес и отраслевая специфика, кто-то может поставить на сливки следующих поколений или на географическую близость глобального рынка, то есть 216-ФЗ позволяет подойти к решению задачи технологического прорыва с разных сторон, с разными маршрутами достижения главной цели.

— Бюджет Российской Федерации будет что-то вносить?

— Где-то да, где-то нет. Государство вкладывается прежде всего землёй, земля переходит в фонд с запретом на отчуждение. В идеале это, конечно, должен быть внебюджетный источник. Это в идеале. Но, наверное, не везде такая возможность будет. Где-то, возможно, понадобятся госвложения на часть инфраструктуры. Но не хотелось бы, конечно, превращать наши технодолины в возможность для использования бюджетных средств. Такой задачи точно не стоит.

— Есть какие-нибудь временные сроки всей этой истории? После принятия решения о запуске технодолины как быстро проект должен двигаться, что должен продемонстрировать?

— Мы просим у кандидатов план мероприятий. Сейчас Министерство экономического развития создает методику разработки того или иного предложения, определяет, какие документы и пояснения необходимо направлять нам и другим федеральным органам исполнительной власти. В том числе, конечно же, мы будем просить отчитываться перед нами и в течение следующих пяти лет ежегодно предоставлять соответствующие планы. То есть да, это является частью пакета документов, который мы предоставим. Если это будет государственная управляющая компания, то мы бы хотели видеть дивидендную политику через какое-то время.

— Спасибо за объяснение ситуации с долинами, у меня еще есть несколько вопросов, касающихся другой зоны вашей ответственности. В министерстве вы курируете блок, связанный с управлением госимуществом. У меня, возможно, дилетантский вопрос: не слишком ли велик в нашей экономике госсектор? Есть ли планы оптимизировать его размеры?

— Сначала нужно четче определить границы госсектора. Лучше определить, например, его вклад в ВВП. У меня недавно было совещание с новым руководителем Росстата Павлом Малковым, и я спросила его: а как же считается сектор государственного управления? Потому что существуют разные подходы, мы смотрим на Росимущество, где Росимущество у нас акционер. Я знаю, что находится в структуре Росимущества с точки зрения акционерных обществ. У нас есть спецперечень — 91Р, туда входят компании «Алроса», «Газпром», «Роснефть» и так далее. 

magnifier.png Мы надеемся, что долины получат предпринимательскую прививку от частного технологического бизнеса, который будет участвовать в создании инновационного «бульона» наряду с университетскими и академическими учеными, студентами

По госкорпорациям существуют свои федеральные законы, у них своя структура, довольно разветвленная. При этом сектор государственного управления включает в себя органы государственной власти не только федерального уровня, но и органы местного самоуправления. Сюда можно также отнести МУПы, ГУПы и так далее. Сейчас госсектор полностью выделить в составе ВВП затруднительно, разрабатываются автономные данные только по сектору государственного управления. То есть нам совместно с Росстатом необходимо будет очертить границы. Вот это, я считаю, одна из наших задач, без которой трудно дать удовлетворительный ответ на ваш вопрос.

Вторая проблема: сейчас нет унифицированного законодательства по управлению госимуществом на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Планируется разработать и внести в Госдуму федеральный закон о государственном и муниципальном имуществе, сейчас над этим работаем.

— Как в этом законе будут прописаны условия приватизации или, наоборот, возвращения собственности в лоно государства?

— Вернуть в лоно государства — это Федеральный закон о национализации. Конечно же, в структуре нашего законопроекта мы не рассматривали такую часть. Тем не менее, если соответствующее предложение поступит, можем рассмотреть. Касательно приватизации. Большая приватизация у нас идет по отдельным решениям правительства. К ней нельзя относиться механически, это должны быть выверенные аккуратные решения, исходя из рекомендаций отобранных правительственных агентов, исходя из рыночной динамики, исходя из необходимости в целом.

Плюс еще есть стратегические интересы государства, здесь мы никоим образом не можем их нарушить. В этом ФЗ будет часть, касающася в целом торгов. Как вариант, может быть, мы даже усилим или улучшим Федеральный закон о приватизации через наш закон.

— И все-таки вернусь к вопросу: с точки зрения экономической эффективности не стоит ли государству оптимизировать размеры своей собственности после того, как оно лучше ее посчитает?

— Можно сказать так: мы считаем необходимым, чтобы государство вышло из тех акционерных обществ, которые конкурентоспособны на рынке. То есть если они не несут какую-то социальную нагрузку, стратегическую нагрузку для государства как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов и муниципальном. Мы считаем необходимым это продавать в рынок. Речь прежде всего идет о средней и малой приватизации, если говорить о федеральном уровне. Что касается «большой приватизации», у нас есть поручение разработать с Минфином стандарты планирования приватизации, в этом году у нас заканчивается трехлетний план, до конца года мы должны будем принять новый на 2020–2022 годы.

— Пока еще неизвестно, что будет приватизироваться в 2020–2022 годах?

— Пока нет, мы сейчас дадим техническое задание Росимуществу и будем ждать от них предложений, а потом корректировать в случае необходимости.

— Спасибо

Темы: Интервью

Еще по теме
В эпоху все более усложняющейся мировой обстановки оборонно-промышленный комплекс приобретает особое значение. У него ес...
О том, как сделать самое современное производство с опорой на собственные силы, не обращаясь к известным западным постав...