Он открыл сверхтекучесть и спорил со Сталиным

Такими были титаны Возрождения: энциклопедист, универсальный ученый, человек, разговаривавший на равных с великими мира сего, защитник науки и ученых. Он открыл сверхтекучесть гелия, занимался сверхсильными магнитными полями, термоядерным синтезом, магнетронными приборами, технологией промышленного получения кислорода. Получил Нобелевскую премию, две Сталинские
Он открыл сверхтекучесть и спорил со Сталиным
Выдающийся советский физик Петр Леонидович Капица
Фотография: tassphoto.com

Такими были титаны Возрождения: энциклопедист, универсальный ученый, человек, разговаривавший на равных с великими мира сего, защитник науки и ученых. Он открыл сверхтекучесть гелия, занимался сверхсильными магнитными полями, термоядерным синтезом, магнетронными приборами, технологией промышленного получения кислорода. Получил Нобелевскую премию, две Сталинские.

Петр Леонидович Капица родился в Кронштадте 26 июня (8 июля) 1894 года в семье военного инженера Леонида Петровича Капицы и его жены Ольги Иеронимовны. В 1905 году поступил в гимназию. Через год из-за слабой успеваемости по латыни переходит в Кронштадтское реальное училище. Окончив училище, в 1914 году поступает на электромеханический факультет Петербургского политехнического института. Способного студента быстро замечает А. Ф. Иоффе, зовет его на свой семинар и привлекает к работе в лаборатории. Первая мировая война застала молодого человека в Шотландии, куда он поехал на летних каникулах, чтобы учить язык. В Россию он вернулся в ноябре 1914-го и через год добровольцем отправился на фронт. Капица служил водителем санитарного автомобиля и возил раненых на польском фронте. В 1916-м, демобилизовавшись, вернулся в Петербург продолжать учебу.

В 1916 году Капица женился на Надежде Черносвитовой. Ее отец, член ЦК партии кадетов, депутат Государственной Думы Кирилл Черносвитов, позже, в 1919 году, был расстрелян. От этого брака у Петра Леонидовича родились дети — Иероним и Надежда. Но в 1920 году и жена, и дети Капицы умерли от испанки. Петр Леонидович тяжело переживал утрату, и, как он сам вспоминал, только мать вернула его к жизни.

Еще до защиты диплома А. Ф. Иоффе приглашает Петра Капицу на работу в физико-технический отдел недавно созданного Рентгенологического и радиологического института (в ноябре 1921 года он был преобразован в Физико-технический институт). Ученый публикует свои первые научные работы в Журнале Русского физико-химического общества и начинает преподавательскую деятельность.

Иоффе считал, что перспективному молодому физику необходимо продолжить учебу в авторитетной зарубежной научной школе, но организовать выезд за границу долго не удавалось. Благодаря содействию академика Алексея Крылова и вмешательству Максима Горького в 1921 году Капица в составе специальной комиссии командирован в Англию. Благодаря рекомендации Иоффе ему удается устроиться в Кавендишской лаборатории под начало Эрнеста Резерфорда, и с 22 июля Петр Леонидович начинает работать в Кембридже. Работы в области сверхсильных магнитных полей приносят ему широкую известность в научных кругах.

Петр Леонидович Капица за работой
Петр Леонидович Капица за работой
Фотография: visualrian.ru

Темой докторской диссертации, которую Капица защитил в Кембридже в 1922 году, стало «Прохождение альфа-частиц через вещество и методы получения магнитных полей». С января 1925 года Капица — заместитель директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям.

В октябре 1926 года в Париже он познакомился с Анной Крыловой. В апреле 1927-го они поженились. Ее отца, академика Крылова, Петр Леонидович знал очень давно, еще со времени комиссии 1921 года. В семье родились два сына — Сергей и Андрей.

В 1929 году Капица избран действительным членом Лондонского Королевского общества. В ноябре 1930-го Совет Королевского общества принимает решение о выделении 15 000 фунтов стерлингов на строительство в Кембридже специальной лаборатории для Капицы. Торжественное открытие Мондовской лаборатории (по имени промышленника и филантропа Монда) состоялось 3 февраля 1933 года. Капица избирается Мессельским профессором Королевского общества. Лидер консервативной партии Англии, бывший премьер-министр страны Стэнли Болдуин в своей речи на открытии отметил: «Мы счастливы, что у нас директором лаборатории работает профессор Капица, столь блестяще сочетающий в своем лице и физика, и инженера».

Петр Леонидович поддерживает связи с СССР и всячески содействует международному научному обмену опытом. В «Международной серии монографий по физике» издательства Оксфордского университета, одним из редакторов которой был Капица, выходят монографии Георгия Гамова, Якова Френкеля, Николая Семенова. В Англию по его приглашению приезжают на стажировку Юлий Харитон и Кирилл Синельников.

Еще в 1922 году Федор Щербатской высказывался о возможности избрания Петра Капицы в Российскую академию наук. В 1929 году целый ряд ведущих ученых подписались под представлением на избрание его в АН СССР. 22 февраля 1929 года непременный секретарь АН СССР Сергей Ольденбург сообщает Капице, что «Академия наук, желая выразить свое глубокое уважение к ученым заслугам Вашим в области физических наук, избрала Вас на Общем собрании Академии наук СССР 13 февраля с. г. в свои члены-корреспонденты».

 

Возвращение в СССР

Деятельность Капицы в Кембридже не оставалась незамеченной советскими властями. Особое их беспокойство вызывал тот факт, что Петр Леонидович давал консультации европейским промышленникам. По мнению историка Владимира Есакова, еще задолго до 1934 года был разработан план, связанный с Капицей, и о нем знал Сталин. С августа по октябрь 1934 года был принят ряд постановлений Политбюро, пописанных Кагановичем, предписывающих задержать ученого в СССР.

До 1934 года Капица с семьей жил в Англии и регулярно приезжал в СССР на отдых и повидать родных. Правительство СССР несколько раз предлагало ему остаться на родине, но ученый неизменно отказывался. В конце августа Петр Леонидович, как и в предыдущие годы, собирался навестить маму и принять участие в международном конгрессе, посвященном столетию со дня рождения Дмитрия Менделеева.

21 сентября 1934 года, когда Капица был в Ленинграде, его вызвали в Москву, в Совет народных комиссаров, и сообщили, что выезд за границу невозможен и виза аннулирована. Петр Леонидович был вынужден переехать к матери, а его супруга Анна Алексеевна уехала в Кембридж к детям одна.

 

1934–1941 годы

Петр Леонидович был глубоко разочарован. Поначалу даже хотел уйти из физики и переключиться на биофизику, став ассистентом Ивана Петровича Павлова. Резерфорд обратился к полпреду СССР в Англии за разъяснениями. В ответном письме ему сообщили, что возвращение Капицы в СССР продиктовано запланированным в пятилетнем плане ускоренным развитием советской науки и промышленности.

Первые месяцы в СССР прошли трудно — не было работы и определенности с будущим. Жить пришлось в стесненных условиях коммунальной квартиры, у матери. Постепенно Петр Леонидович пришел в себя и согласился продолжить работу по специальности. В качестве условия потребовал перевезти Мондовскую лабораторию, в которой он работал, в СССР. Если Резерфорд откажется передать или продать оборудование, то необходимо будет приобрести дубликаты уникальных приборов. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) было выделено 30 тыс. фунтов стерлингов на закупку оборудования.

Академик Петр Леонидович Капица выступает с сообщением о своем научном открытии в Комитете по делам изобретений при Совмине СССР
Академик Петр Леонидович Капица выступает с сообщением о своем научном открытии в Комитете по делам изобретений при Совмине СССР
Фотография: visualrian.ru

23 декабря 1934 года Вячеслав Молотов подписал постановление об организации в составе Академии наук СССР Института физических проблем (ИФП), директором которого был назначен Капица. После довольно сложных переговоров с Резерфордом и Кокрофтом удалось прийти к соглашению об условиях передачи лаборатории в СССР. В 1935–1937 годах постепенно было получено оборудование из Англии. Дело сильно стопорилось из-за нерасторопности чиновников, занимавшихся поставкой, и понадобилось писать письма высшему руководству СССР, вплоть до Сталина.

В своих письмах конца 1930-х годов Капица признавался, что возможности для работы в СССР уступают тем, что были за рубежом, — даже несмотря на то, что он получил в свое распоряжение научное учреждение и практически не испытывал проблем с финансированием. Угнетало то, что проблемы, решавшиеся в Англии одним телефонным звонком, погрязали в бюрократизме. Резкие высказывания ученого и исключительные условия, созданные ему властями, не способствовали налаживанию взаимопонимания с коллегами по академической среде.

К марту 1937 года закончилось строительство нового института, перевезена и смонтирована большая часть приборов, и Капица вернулся к активной научной деятельности. В это же время при Институте физических проблем начинает работать «капичник» — знаменитый семинар Петра Леонидовича, который вскоре приобретает всесоюзную известность.

В январе 1938 года Капица публикует в журнале Nature статью о фундаментальном открытии — явлении сверхтекучести жидкого гелия — и продолжает исследования в новом направлении физики. Одновременно коллектив института, возглавляемого Петром Леонидовичем, активно работает над чисто практической задачей совершенствования конструкции новой установки для производства жидкого воздуха и кислорода — турбодетандера. Принципиально новый подход академика к функционированию криогенных установок вызывает бурные дискуссии как в СССР, так и за рубежом. Однако деятельность Капицы получает одобрение, и возглавляемый им институт ставят в качестве примера эффективной организации научного процесса. На общем собрании Отделения математических и естественных наук АН СССР 24 января 1939 года Капица единодушно был принят в действительные члены Академии наук СССР.

 

Военные и послевоенные годы

Во время войны ИФП был эвакуирован в Казань, туда же переехала из Ленинграда семья Петра Леонидовича. В военные годы необходимость в производстве жидкого кислорода и воздуха в промышленных масштабах резко возрастает. Капица работает над внедрением в производство разработанной им кислородной криогенной установки. В 1942 году первый экземпляр «Объекта № 1» — турбокислородной установки ТК-200 производительностью до 200 кг/ч жидкого кислорода — был изготовлен и в начале 1943-го запущен в эксплуатацию. В 1945 году сдан «Объект № 2» — установка ТК-2000, производительность которой была в десять раз больше.

По предложению Капицы 8 мая 1943 года постановлением Государственного комитета обороны создается Главное управление по кислороду при СНК СССР — Главкислород; его начальником назначают самого Петра Леонидовича. В 1945-м организован специальный институт кислородного машиностроения — ВНИИКИМаш и начал выходить новый журнал «Кислород». В 1945 году Капица награжден Золотой звездой Героя социалистического труда, а возглавляемый им институт — орденом Трудового Красного Знамени.

Находит Капица время и для преподавания. C 1 октября 1943 года он зачислен на должность заведующего кафедрой низких температур физического факультета МГУ.

Во второй половине 1945-го, сразу после войны, в активную фазу вступает советский атомный проект. 20 августа 1945 года был создан атомный Спецкомитет при Совнаркоме СССР, руководителем которого стал Лаврентий Берия. В комитет первоначально вошли лишь два физика: Игорь Курчатов был назначен научным руководителем всех работ, а Петру Капице, который не специализировался на ядерной физике, было поручено возглавить отдельные направления (низкотемпературная технологии разделения изотопов урана). У Капицы сразу же возникает недовольство методами руководства, которые практиковал Берия. Он весьма нелицеприятно и остро отзывается о генеральном комиссаре госбезопасности — как в личном, так и в профессиональном плане. И 3 октября 1945 года пишет Сталину письмо с просьбой освободить его от работы в комитете. Ответа не последовало. 25 ноября Капица пишет второе письмо, более подробное (на восьми страницах). 21 декабря 1945 года Сталин разрешает отставку Капицы.

Собственно, во втором письме Петр Леонидович описал, как, на его взгляд, необходимо реализовывать атомный проект, детально определив план действий на два года. Как полагают биографы академика, Капица в то время не знал, что на руках у Курчатова и Берии в то время уже были полученные советской разведкой данные об американской атомной программе. Предлагавшийся Капицей план хотя и был достаточно быстр в исполнении, но недостаточно скор для сложившейся политической обстановки. В исторической литературе часто рассказывают, что Сталин сказал Берии, который предлагал арестовать независимого и резкого в суждениях академика: «Я тебе его сниму, но ты его не трогай».

Борис Михайлович Кустодиев «Портрет профессоров П.Л.Капицы и Н.Н.Семенова», 1921 год. В 1921 году к знаменитому художнику Борису Кустодиеву заявились двое молодых ученых с просьбой написать их портрет. Одному было 27 лет, второму — 25. Они пообещали художнику две вещи: что станут знаменитыми и что щедро оплатят его работу — принесут мешок муки. Муку они заработали, починив что-то на мельнице. Кустодиев не смог отказаться от дефицитного товара. А героям картины пришлось держать слово. В 1956 году Нобелевскую премию по химии получит изображенный справа Николай Семенов, а в 1978-м изображенный слева Петр Капица станет лауреатом Нобелевки по физике.

Борис Михайлович Кустодиев «Портрет профессоров П. Л. Капицы и Н. Н. Семенова», 1921 год.

В 1921 году к знаменитому художнику Борису Кустодиеву заявились двое молодых ученых с просьбой написать их портрет. Одному было 27 лет, второму — 25. Они пообещали художнику две вещи: что станут знаменитыми и что щедро оплатят его работу — принесут мешок муки. Муку они заработали, починив что-то на мельнице. Кустодиев не смог отказаться от дефицитного товара. А героям картины пришлось держать слово.

В 1956 году Нобелевскую премию по химии получит изображенный справа Николай Семенов, а в 1978-м изображенный слева Петр Капица станет лауреатом Нобелевки по физике.

Фотография: visualrian.ru


В это же время, в 1945–1946 годах, снова обостряется полемика вокруг турбодетандера и промышленного производства жидкого кислорода. Капица вступает в дискуссию с ведущими советскими инженерами-криогенщиками, не признающими его как специалиста в этой области. Государственная комиссия признает перспективность разработок Капицы, но полагает, что запуск в промышленную серию будет преждевременным. Установки Капицы разбирают, и проект оказывается замороженным.

17 августа 1946 года Капицу снимают с должности директора ИФП. Он удаляется на государственную дачу, на Николину гору. Вместо него директором института назначают Анатолия Александрова. Дача была собственностью Петра Леонидовича, но имущество и мебель внутри были большей частью государственные, и их практически полностью вывезли. В 1950 году он был уволен и с физико-технического факультета МГУ, где читал лекции.

Тем не менее академик не оставляет научную деятельность и продолжает исследования в области физики низких температур, разделения изотопов урана и водорода, совершенствует познания в математике. Благодаря содействию президента АН СССР Сергея Вавилова ему удалось получить минимальный комплект лабораторного оборудования и смонтировать его на даче.

 

Последние годы

Ситуация изменилась только в 1953 году после смерти Сталина и ареста Берии. 3 июня 1955 года Капица после встречи с Хрущевым возвратился на пост директора ИФП. Тогда же он был назначен главным редактором ведущего физического журнала страны — «Журнала экспериментальной и теоретической физики». С 1956-го Капица — один из организаторов и первый заведующий кафедры физики и техники низких температур МФТИ. В 1957–1984 годах — член президиума АН СССР.

Капица продолжает активную научную и педагогическую деятельность. В этот период внимание ученого привлекают свойства плазмы, гидродинамика тонких слоев жидкости и даже природа шаровой молнии. Он продолжает вести свой семинар, где почитали за честь выступить лучшие физики страны. «Капичник» стал своего рода научным клубом, куда приглашались не только физики, но и представители других наук, деятели культуры и искусства.

Помимо достижений в науке Капица проявил себя как администратор и организатор. Под его руководством Институт физических проблем стал одним из наиболее продуктивных учреждений Академии наук СССР, привлек многих ведущих специалистов страны. Капица принимал участие в создании Академгородка в Новосибирске и Московского физико-технического института. Построенные Капицей установки для сжижения газов после долгой полемики в конце 1940-х нашли широкое применение в промышленности. Использование кислорода для кислородного дутья привело к перевороту в сталелитейной промышленности.

В последние годы Капица заинтересовался управляемой термоядерной реакцией. В 1978 году академику Петру Леонидовичу Капице была присуждена Нобелевская премия по физике «за фундаментальные изобретения и открытия в области физики низких температур». Свою нобелевскую речь Капица вопреки традиции посвятил не тем работам, что были отмечены премией, а современным исследованиям. Петр Леонидович сослался на то, что от вопросов в области физики низких температур он отошел около тридцати лет назад и ныне увлечен другими идеями. Нобелевская речь лауреата называлась «Плазма и управляемая термоядерная реакция» (Plasma and the controlled thermonuclear reaction).

Вплоть до последних дней жизни Капица сохранял интерес к научной деятельности, продолжал работать в лаборатории и оставался на посту директора Института физических проблем.

22 марта 1984 года Петр Леонидович почувствовал себя плохо и его увезли в больницу, где ему диагностировали инсульт. 8 апреля, не приходя в сознание, Капица скончался. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.


Еще по теме