Сдавайте криптовалюту!

Китайские госрегуляторы фактически объявили войну дикому рынку криптовалют. Их примеру в скором времени могут последовать надзорные органы других стран мира
Сдавайте криптовалюту!
Основная мировая криптовалюта за последние две недели значительно подешевела

Стремительный биржевой взлет в первой половине 2017 года пестрого семейства криптовалют под предводительством биткойна был прерван в начале осени на очень важной психологической отметке: 1 сентября курс биткойна достиг максимального значения — 4984 доллара. Однако преодолеть магический порог 5000 долларов он так и не смог. К этому моменту суммарная рыночная капитализация криптовалют, по оценкам интернет-портала coinmarketcap.com, достигла почти 180 млрд долларов.

Спустя две недели, к утру 15 сентября, этот агрегатный расчетный показатель уменьшился почти на 80 млрд (минимальная оценка, по данным того же ресурса, тогда составила 100,5 млрд долларов).

Это резкое обрушение самого волатильного финансового рынка планеты было прямым следствием внезапного ужесточения криптовалютной политики руководства КНР.

 

Китайские хроники

По некоторым оценкам, незадолго до начала резкого курсового взлета биткойна и прочих криптовалют на Китай приходилось порядка 90% общего мирового объема торговли биткойнами. Однако уже к середине 2017 года доля КНР уменьшилась более чем в три раза. В частности, аналитики Bloomberg подсчитали, что на глобальном рынке торговли биткойнами китайский сегмент сейчас составляет всего лишь около 23%.

С 1 по 15 сентября 2017 г. рыночная капитализация криптовалют снизилась почти на 80 млрд долл.
С 1 по 15 сентября 2017 г. рыночная капитализация криптовалют снизилась почти на 80 млрд долл.

Тем не менее одним из лежащих на поверхности непосредственных поводов, оказавших влияние на смену настроения китайских финансовых госрегуляторов, следует признать быстро раздувавшийся в стране пузырь ICO (Initial Coin Offering, об этом феномене в целом и о его китайской специфике мы уже рассказывали, см. «Криптопузырь зашипел».

Только за первые семь месяцев 2017 года, по данным пекинской Internet Finance Association, в КНР было успешно запущено 65 ICO проектов, привлекших в общей сложности порядка 2,6 млрд юаней (примерно 400 млн долларов), причем их основными «спонсорами» были непрофессиональные частные инвесторы. Полное отсутствие механизмов государственного регулирования этого нового цифрового финансового рынка грозило в скором времени привести к появлению в стране сотен тысяч (если не миллионов) «обманутых вкладчиков», и власти КНР вполне резонно пришли к выводу, что этот процесс необходимо взять под контроль.

Немаловажную роль сыграл и важнейший политэкономический фактор: 18 октября в Пекине открывается XIX съезд Коммунистической партии Китая, и в преддверии этого эпохального события очередная наглядная демонстрация высшим руководством страны своей решимости и далее жестко бороться с различными сомнительными финансовыми схемами и механизмами выглядела уместной.

В понедельник 4 сентября центробанк КНР (Народный Банк Китая, People’s Bank of China) опубликовал официальное регулятивное уведомление, согласно которому дальнейшее использование механизма ICO внутри страны было поставлено под запрет. В тексте документа содержалась недвусмысленная общая констатация: «Виртуальные валюты, которые не выпускаются официальными финансовыми учреждениями, не имеют правового статуса, эквивалентного деньгам, и не могут и не должны распространяться в качестве валюты на рынке».

Вообще же, помимо главного закоперщика, китайского центробанка, к сентябрьской атаке на криптовалютный рынок уже успели подключиться как минимум шесть других госучреждений и ведомств КНР, в том числе министерство промышленности и информационных технологий, государственное управление по промышленности и торговле, комиссия по регулированию банковской деятельности и комиссия по регулированию рынка ценных бумаг.

Весьма показательным можно считать комментарий некоего анонимного чиновника китайского центробанка, процитированный в пятницу 15 сентября интернет-ресурсом Chinamoneynetwork: «Биткойн не имеет никакой практической ценности, его главным образом используют подпольные дельцы для отмывания денег от торговли наркотиками и другой незаконной деятельности. Его вообще, возможно, следует запретить».

magnifier.png Около 70% майнинговых ферм базируется в Китае, и этот бизнес приносит многочисленным местным компаниям — владельцам ферм весьма солидные доходы, исчисляемые десятками миллионов долларов в сутки

Схожие по резкости заявления сделала двумя днями ранее и Национальная ассоциация финансовой деятельности в интернете (National Internet Finance Association of China), которая также постулировала, что мировой криптовалютный рынок (и торговля биткойнами в частности) все в большей степени становится инструментом криминального мира.

Однако, несмотря на очень жесткие заявления различных регулирующих органов КНР, официальная позиция китайского руководства по отношению к торговле криптовалютами в целом до сих пор (по состоянию на конец прошедшей недели) еще не была оформлена в виде каких-либо указов или правительственных постановлений.

Законопослушные топ-менеджеры местных криптовалютных торговых площадок, впрочем, по старой памяти решили не дожидаться официальных указов руководства страны и один за другим стали принимать добровольные обязательства о скором полном или частичном приостановлении биржевых торгов криптовалютами (первым это сделала 14 сентября основная шанхайская биржа BTC China).

В пятницу 15 сентября китайское информагентство Caixin опубликовало очередной вброс, согласно которому власти КНР якобы склоняются к тому, чтобы полностью запретить биржевую торговлю криптовалютами в стране. Однако в тот же день ряд СМИ растиражировал новый месседж: топ-менеджеры двух крупнейших пекинских криптобирж, OKCoin и Huobi, заблаговременно объявившие вслед за BTC China о скором прекращении операций с биткойном и Ко, были срочно вызваны на закрытое совещание с госрегуляторами.

Многие игроки крипторынка восприняли это внеплановое мероприятие как некую поворотную точку, за которой может последовать смягчение позиции властей. Отчасти эта информация простимулировала и мировые криптовалютные биржи: во второй половине дня пятницы 15 сентября курс биткойна (а следом и других криптовалют) вновь пошел вверх, быстро отыграв несколько сотен долларов по сравнению с минимумом в 3000 долларов, достигнутым в районе полудня в Лондоне. Биржевая болтанка продолжилась и на выходных, но колебания курса биткойна были уже не столь резкими, хотя к вечеру воскресенья по московскому времени он поднялся выше 3800 долларов. Соответственно, к концу прошлой недели оценка общей рыночной капитализации криптовалют временно стабилизировалась в районе 120–125 млрд долларов.

Наконец, стоит отметить еще один весьма примечательный момент: ни в одном из официальных документов, выпущенных китайскими властями в первой половине сентября, никак не упоминается такая важнейшая составляющая многослойной конструкции мировой криптовалютной экосистемы, как майнинг, то есть использование высокопроизводительных компьютерных мощностей для обработки информации о транзакциях, совершенных при помощи биткойнов и прочих криптов.

Глава JPMorgan Chase & Co. Джейми Даймон назвал рынок биткойна и прочих криптовалют «мошенничеством» и пообещал, что он обязательно лопнет
Глава JPMorgan Chase & Co. Джейми Даймон назвал рынок биткойна и прочих  криптовалют «мошенничеством» и пообещал, что он обязательно лопнет
Фотография: gettyimages.ru

Между тем около 70% так называемых майнинговых ферм (по крайней мере тех из них, которые обеспечивают эмиссию биткойнов) базируется именно в Китае, и этот бизнес приносит многочисленным местным компаниям — владельцам ферм весьма солидные доходы, исчисляемые десятками миллионов долларов в сутки. Иными словами, майнинг обеспечивает очень устойчивый приток иностранной валюты в страну, и пока, судя по всему, руководство КНР не имеет особых возражений против продолжения использования этой полезной для национальной экономики бизнес-практики.

 

Не Китаем единым

Китайские регуляторы были не единственными, кто стал закручивать гайки на криптовалютном рынке в начале осени 2017-го.

В понедельник 4 сентября, то есть практически одновременно с властями КНР, о своем намерении жестко прижать этот рынок заявило и правительство Южной Кореи. Согласно полуофициальной информации, опубликованной журналом Business Korea, специальная рабочая группа, сформированная при корейском кабинете министров, пришла к заключению, что «цифровые валюты не могут считаться ни денежными, ни финансовыми продуктами», а схемы привлечения финансовых ресурсов при помощи ICO должны быть полностью запрещены на территории страны, причем непосредственные инициаторы подобных схем будут преследоваться по закону.

Спустя еще неделю, 12 сентября, свою лепту в этот процесс внес и основной регулирующий орган Великобритании, Управление по контролю финансовой деятельности (Financial Conduct Authority), которое выпустило очередной меморандум с рекомендациями частным инвесторам воздерживаться от участия в высокорисковых схемах привлечения денежных ресурсов при помощи ICO.

Что же касается Соединенных Штатов, власти которых пока не спешат принимать каких-то регулятивных мер по отношению к рынку криптовалют, то наибольший общественный резонанс на прошлой неделе там вызвало выступление главы одного из крупнейших американских финансовых холдингов JPMorgan Chase & Co Джейми (Джеймса) Даймона на инвестиционной конференции в Нью-Йорке 12 сентября.

CEO JPMorgan Chase прямым текстом назвал рынок биткойна и прочих криптовалют мошенничеством и пообещал, что он обязательно лопнет. По его словам, «нельзя делать бизнес там, где новые валюты изобретаются из чистого воздуха». Даймон также уточнил, что, если бы ему стало известно, что кто-то из трейдеров JPMorgan Chase торгует криптовалютой, он бы немедленно их уволил.

Более того, он заявил, что «биткойн и прочие криптовалюты — это еще хуже, чем луковицы тюльпанов (отсылая к знаменитой финансовой пирамиде 30-х годов XVII в Голландии, когда стоимость клубней тюльпана за два-три года взлетела на несколько порядков).

Итоговый прогноз Джейми Деймона относительно будущего биткойна был весьма категоричен: «Он может вырасти и до 20 тысяч долларов, но в конечном итоге все взорвется. И я, честно говоря, просто шокирован тем, что никто не в состоянии понять, что вся эта схема представляет собой на самом деле».

magnifier.png Прогноз Джейми Деймона относительно будущего биткойна: «Он может вырасти и до 20 тысяч долларов, но в конечном итоге все взорвется. И я, честно говоря, просто шокирован тем, что никто не в состоянии понять, что вся эта схема представляет собой на самом деле»

А уже на следующий день масла в огонь подлил один из непосредственных подчиненных Даймона, руководитель исследовательского подразделения JPMorgan Chase по количественной стратегии Марко Коланович. В разосланном клиентам банка специальном обзоре фондового рынка он отметил, что криптовалюты «в целом имеют много общего с мошенническими пирамидальными схемами», и, в частности, уточнил, что их объединяет схожая финансовая динамика, то есть очень большая прибыль, получаемая участниками этих схем на начальном этапе, и ее быстрое снижение в дальнейшем. Впрочем, в отличие от Джейми Даймона г-н Коланович был более осторожен в своих оценках, ограничившись предположением, что, «если исходить из богатого прошлого опыта развития мировой валютно-финансовой системы, будущее криптовалют в долгосрочной перспективе, скорее всего, не будет ярким».

Позиция топ-менеджеров этого сверхвлиятельного кредитно-финансового учреждения США стала одним из главных хитов новостных лент зарубежных СМИ прошедшей недели, однако справедливости ради необходимо уточнить, что схожие критические комментарии недавно были даны и рядом других уважаемых американской прессой персонажей. В частности, отдельного упоминания, на наш взгляд, заслуживает очередное интервью нобелевского лауреата по экономике Роберта Шиллера интернет-порталу Quartz, опубликованное 5 сентября. Господин Шиллер — один из самых известных криптопессимистов: еще в январе 2014 года на Всемирном экономическом форуме в Давосе он назвал криптовалютный рынок «удивительным примером нового зарождающегося пузыря» (ранее Шиллер успешно предсказал скорый взрыв двух масштабных биржевых пузырей: доткомовского на рубеже тысячелетий и более позднего — американского рынка ипотечного кредитования).

Согласно общей модели, разработанной Шиллером, стандартный биржевой пузырь постепенно раздувается в течение десяти лет, а средний рост котировок составляет за этот период порядка 1000%, однако текущая криптовалютная лихорадка оказалась куда более заразной. Тем не менее американский экономист в сентябрьском интервью в очередной раз повторил свою базовую аргументацию более чем трехлетней давности и предсказал, что мировой крипторынок скоро схлопнется аналогично прочим искусственно раздутым биржевым пузырям недавнего прошлого.

 

Наш ответ

Общая позиция российских регулирующих органов по отношению к криптовалютам в целом и к возможности их официальной легализации (или, напротив, введения запрета на их использование) вплоть до недавнего времени не была четко артикулированной.

Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина высказалась против допуска криптовалют на российский финансовый рынок в качестве платежного инструмента
Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина высказалась против допуска криптовалют на российский финансовый рынок в качестве платежного инструмента
Фоттография: gettyimages.ru

Так, в начале сентября комитет Госдумы по финансовому рынку создал специальную рабочую группу, которая должна была заняться изучением криптовалютной проблематики, причем глава этого комитета Анатолий Аксаков в одном из своих недавних интервью ТАСС даже пообещал, что концепция проекта закона об обороте криптовалют будет подготовлена уже осенью этого года.

Однако 14 сентября глава Банка России Эльвира Набиуллина, выступая на форуме, организованном ассоциацией банков «Россия», наконец высказалась по этому вопросу достаточно жестко: «Мы категорически против того, чтобы вводить криптовалюты в регулирование в качестве денежного средства, средства, которое применяется для расчетов за товары и услуги, против [их] приравнивания к иностранным валютам. Потому что, я уже не раз объясняла, мы понимаем: есть иностранная валюта, есть государства, которые ее выпускают, есть экономики, есть центральные банки, которые за этим стоят. Здесь этот феномен [криптовалюты] менее понятен».

Кроме того, г-жа Набиуллина фактически повторила тезис, высказанный днем ранее Марко Колановичем из JPMorgan Chase (а равно и многими другими криптокритиками), отметив, что современный криптовалютный рынок обладает типичными признаками финансовой пирамиды: «Стоимость [криптовалют] во многом растет из-за того, что вовлекается в эти схемы все большее и большее количество участников… Нужно предупреждать инвесторов о высоких рисках этой высокорисковой спекулятивной инвестиции».

И даже цифровой оптимист президент Сбербанка РФ Герман Греф в одном из своих последних комментариев, сделанных в субботу 16 сентября, в очередной раз предсказав, что начало промышленного применения блокчейн-технологий в бизнесе и государственном управлении приведет к гигантскому сдвигу в экономике (по его мнению, этот сдвиг может произойти в течение ближайших пяти-десяти лет), вместе с тем заявил, что с пониманием относится к резким высказываниям CEO JPMorgan Chase Джейми Даймона относительно «мошеннической сущности» биткойна и прочих криптовалют. В частности, г-н Греф констатировал, что «пока это [схемы ICO и криптовалютный рынок] не созрело и пока это не отрегулировано, нельзя это предлагать, в особенности неквалифицированным инвесторам».

Темы: Среда

Еще по теме
В Ломоносовским корпусе Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова прошел IV конгресс «Инновационная...
Топ-менеджеры ведущих американских IT-компаний и соцсетей съехались в китайскую глубинку, чтобы получить месседж главног...