Победитель оспы

17 Мая
Победитель оспы
Эдвард Дженнер прививает восьмилетнего Джеймса Фиппса от оспы, 1796 год
wikimedia.org

Во время эпидемий оспы — а в истории Европы они были нередким явлением — погибало от двадцати до сорока процентов заболевших, а выжившие оставались на всю жизнь обезображенными, некоторые полностью теряли зрение. Окончательно эта болезнь исчезла на нашей планете лишь к 1980 году. Число инфицированных оспой постепенно снижалось на протяжении двух столетий, и начался этот процесс после того, как Эдвард Дженнер ввел в практику вакцинацию.

Врачи издавна искали способы лечения оспы. Еще во времена Древнего мира китайские и индийские целители заметили, что переболевшие один раз оспой больше ею не заболевают. И уже тогда врачам приходила в голову мысль, что, если вызвать у человека оспу в легкой форме, это сможет защитить его от серьезного заболевания в будущем. Для этой цели они растирали в пыль оспенную корку, взятую у выжившего больного, и через серебряную трубочку вдували эту пыль в ноздрю здорового человека, причем мужчинам в левую ноздрю, а женщинам — в правую. После вдувания, даже если использовали старую, шестимесячную пыль, у человека, как правило (хотя и не всегда) развивалась легкая форма заболевания.

У многих восточных народов был обычай прививать содержимое оспин здоровым людям, чтобы они стали невосприимчивыми к этой болезни. Этот способ проведения вакцинации, называемый вариоляцией, использовался в Англии с 1717 года и оттуда проник в другие западноевропейские страны.

Но вариоляция отнюдь не всегда давала положительный результат. Современные подсчеты показывают, что доля умерших после процедуры достигала 12% — по сегодняшним меркам это недопустимо высокий показатель. Впрочем, по сравнению с альтернативой — летальность на уровне 20–40% во время тяжелых эпидемий — вариоляция явно оказывалась наименьшим из зол.

ДЖЕНЕР СР ВЕКА ОСПА.png
В Средневековье оспа была одной из наиболее распространённых болезней. Её эпидемии уносили ежегодно множество жизней в Европе
TheQuestion

 

Почему не болели доярки

Человека, которому суждено было найти более безопасный и эффективный способ предотвращения оспы, звали Эдвард Дженнер. Он родился неподалеку от Бристоля, в городке Беркли (графство Глостершир) 17 мая 1749 года. Его отец Стивен был священником англиканской церкви.

Когда Эдварду исполнилось восемь лет, его решили отдать в бесплатную школу-интернат, а вскоре школу охватила страшная эпидемия оспы. В спешном порядке вариоляции подвергали всех учеников, не прошедших ее ранее, в том числе Эдварда. Мальчику, и без того растерявшемуся в незнакомой обстановке, пришлось выдержать бесполезную и потенциально опасную подготовку с неизбежными кровопусканиями, голоданием и клизмами. Через шесть недель ослабленный, истощенный, перепуганный и несчастный ребенок получил прививку, а затем его поместили в лазарет вместе с детьми, которые уже заразились оспой и по большей части находились в тяжелом, а подчас и безнадежном состоянии. Этот пугающий опыт имел для Эдварда серьезные психологические последствия.

В школе Эдвард интересовался биологией и решил стать врачом. Никаких особенных академических успехов он не достиг, но знаний хватило на то, чтобы в тринадцать лет стать учеником младшего хирурга Джона Ладлоу и проучиться у него шесть лет. Работая под руководством Ладлоу, он с интересом слушал, о чем рассказывали сельские жители своему врачу. В частности, в 1768 году, уже в конце обучения, он услышал разговоры о том, что доярки, заражавшиеся коровьей оспой, в дальнейшем никогда не заболевали оспой человечьей. Именно эта история навела Дженнера на мысль, что намеренное заражение людей коровьей оспой может в будущем предохранить их от заболевания страшной болезнью.

Прежде чем Дженнер получил возможность проверить правильность своей идеи, он переехал в Лондон, где поступил на учебу в больницу Святого Георга. Ее главному хирургу Джону Гунтеру вскоре суждено было завоевать репутацию самого выдающегося хирурга Англии. А Дженнер, работая в больнице, накопил значительный опыт применения новейших хирургических методик.

Но проведя в Лондоне два года, Дженнер мечтал о тихой и спокойной жизни в английской глубинке, он отчаянно желал вернуться в Беркли.

В Беркли занятия Дженнера не ограничивались выполнением обязанностей сельского врача. Он находил время для игры на скрипке и флейте, а также сочинял баллады и песни. Услышав о том, что два брата-француза построили воздушный шар для перевозки пассажиров и, наполнив его водородом, пролетели значительное расстояние, он самостоятельно сделал огромный шар из шелка и тоже заполнил его водородом. Эдвард Дженнер стал первым англичанином, построившим воздушный шар.

Дженнер интересовался и загадочным заболеванием, впервые описанным в 1772 году Уильямом Геберденом. Геберден назвал это заболевание грудной жабой, теперь мы называем его стенокардией. Дженнер провел вскрытие тела больного, умершего после приступа грудной жабы. Обследовав сердце и не найдя с помощью средств, на которые он мог рассчитывать, никаких причин внезапной смерти больного или симптомов, предшествовавших ей, он приступил к поперечному разрезу сердца совсем рядом с его основанием, и вдруг скальпель уперся в нечто очень жесткое и твердое. Дальнейшее изучение позволило установить истину: венечные артерии превратились в окостеневшие каналы.

Обнаруженное Дженнером обызвествление венечных артерий впервые навело его на мысль, что именно обструктивное поражение этих артерий и является причиной стенокардии и внезапной смерти, столь часто настигавшей людей, страдавших этим заболеванием. Это подозрение превратилось в уверенность после того, как последующие вскрытия умерших от стенокардии подтвердили непременное наличие одной или нескольких закупоренных венечных артерий.

Но и вопрос о возможной связи между коровьей, конской и натуральной оспой по-прежнему занимал его. На одной медицинской конференции он встретился с неким господином Фрюстером и узнал, что в 1765 году тот представил Лондонскому медицинском обществу доклад о коровьей оспе и ее способности предотвратить заболевание натуральной оспой. (Доклад так и не был опубликован.) Рассказ Фрюстера о возможной взаимозависимости между двумя болезнями показался Дженнеру чрезвычайно интересным. В результате они с Фрюстером посвятили почти все время, отведенное им на конференции, обсуждению различных видов оспы, хотя члены Общества считали, что данная проблема не имеет никакого значения для медицины.

Сегодня нам известно, что натуральная оспа, коровья, свиная, конская и великое множество других видов оспы животных вызываются вирусами семейства Orthopox и что всеми этими заболеваниями могут заражаться и люди. Инфицирование одним видом заболевания создает у человека иммунитет против всех остальных заболеваний группы. Этого Дженнер не знал, но в декабре 1789 года произошли события, непреходящую историческую значимость которых он оценил мгновенно.

ДЖЕНЕР ПРЕДРАСС.png
Движение против вакцинации возникло вскоре после разработки Эдвардом Дженнером первой вакцины против оспы. Джеймс Гилрей. «Коровья оспа, или Чудесное действие новой прививки!» (1802)
Wikipedia

 

Опасные эксперименты

Няня, ухаживавшая за сыном Дженнера Эдвардом-младшим, заболела свиной оспой. С ней тесно общались еще две женщины. Дженнер взял жидкость из пузырька на коже заболевшей женщины, сделал всем трем контактировавшим с ней (двум женщинам и своему сыну) надрезы на коже руки, а затем втер туда этот материал. На девятый день после прививки все трое заболели, у них появились покраснение и припухлость на руках — в том месте, где Дженнер делал надрезы.

Через несколько недель он подверг всех троих вариоляции натуральной оспой; это не вызвало ни симптомов заболевания, ни сыпи. Материал, взятый от человека, больного свиной оспой, и введенный трем здоровым людям, предохранил их от заболевания натуральной оспой!

В последующие годы Дженнер придумал схему нового эксперимента, в целом похожего на тот, что он поставил на Эдварде-младшем и двух женщинах. Он введет здоровому человеку, никогда не болевшему оспой, жидкость из пузырька коровьей оспы. После того как этот человек поправится, он проведет ему вариоляцию натуральной оспы; и, если тогда он не заболеет, это будет означать, что коровья оспа создала у него иммунитет против натуральной.

Теперь предстояло тщательно подобрать кандидатуру для проведения опыта, чтобы в случае неудачи родственники не развернули общественную кампанию. Его выбор пал на восьмилетнего Джеймса Фиппса, сына бездомного, работавшего у Дженнеров по найму. Донором стала дочь богатого фермера Сара Нелмес; в царапину на ее руке попала инфекция, когда она доила корову, больную коровьей оспой. Эта стадия эксперимента не вызывала у Дженнера никаких опасений. В конце концов, коровья оспа у людей протекала легко, еще никто от нее не умер.

Наконец настал решающий день — 14 мая 1796 года. Дженнер сделал на левой руке Джеймса два надреза, каждый длиной чуть более сантиметра. Затем, обмакнув кончик ланцета в жидкость, полученную из пузырьков коровьей оспы на руке Сары, он ввел эту жидкость в оба разреза. Через восемь дней у мальчика появились пустулы, напоминавшие те, что возникают при коровьей оспе. В течение двух дней у Джеймса была повышенная температура, а 1 июля Дженнер подверг Джеймса вариоляции. Все с волнением ожидали, что у мальчика проявятся симптомы оспы, но, как и предсказывал Дженнер, у испытуемого не отмечалось ни малейших признаков заболевания. Впервые в истории Дженнеру удалось безоговорочно доказать, что прививка коровьей оспы — заболевания, протекающего у людей в очень легкой форме, — защищает здорового человека от натуральной оспы и что никаких проблем с передачей коровьей оспы от человека человеку не существует.

Проведенный эксперимент оказался удачным и впечатляющим, и Дженнер продолжил свои опыты. Он предусмотрительно взял жидкость из безобидных пустул, развившихся на руке Джеймса после прививки коровьей оспы. Второй группе больных Дженнер проводил прививки каплями жидкости из пустул Джеймса; когда у этих больных развились пустулы коровьей оспы, он взял жидкость и из них, а потом использовал ее для вакцинации третьей группы больных, и так далее. Таким образом, ему удалось вакцинировать восемь детей в возрасте от 11 месяцев до восьми лет. Позже двум была сделана вариоляция, давшая отрицательные результаты. Еще одному ребенку сделали вариоляцию без предшествующей прививки коровьей оспы, и у малыша развилась оспоподобная реакция, что указывало на адекватность материала, использованного при всех вариоляциях. Реакция на прививку коровьей оспы развилась у семи из восьми детей.

ДЖЕНЕР ЗА РАБОТОЙ.png
Впервые в истории Дженнеру удалось безоговорочно доказать, что прививка коровьей оспы — заболевания, протекающего у людей в очень легкой форме, — защищает здорового человека от натуральной оспы
essenmama.ru

 

Борьба за идею

После этого Дженнер подготовил статью о своем эксперименте. Воспользовавшись поездкой в Лондон, он лично передал эту статью сэру Джозефу Бэнксу, президенту Королевского общества, для публикации в журнале Philosophical Transactions. Однако сэр Джозеф отклонил ее. Он заявил, что необходимо описать больше случаев и что Дженнеру не следовало бы рисковать своей репутацией, представляя научному обществу информацию, столь противоречащую общепринятым воззрениям.

Когда Дженнеру удалось накопить еще несколько случаев, он снова отправился в Лондон и принялся вносить добавления в рукопись. В результате получился семидесятипятистраничный труд. Это уже была книга, которую Дженнер издал за свой счет. Ее публикация ознаменовала рождение единственного метода, придуманного к настоящему времени наукой, чтобы предупредить развитие инфекционных болезней — будь то бешенство, бубонная чума или полиомиелит.

Далеко опередив свое время, Дженнер высказал предположение, что возбудителем коровьей оспы является некий «вирус» — это латинское слово использовалось в английском языке примерно с 1590 года для обозначения ядов.

Победа над оспой принесла Дженнеру славу, кроме того, у него появился шанс стать богатым человеком. Но деньги его не интересовали. Когда его друг Генри Клайн, возглавлявший хирургическое отделение в больнице Святого Фомы, где уже начали делать прививки, предложил ему сто тысяч фунтов в год за то, чтобы тот перенес свою практику в Лондон, Дженнер отказался: в письме Клайну он написал, что средств на жизнь ему хватает и что он поклялся никогда не предпринимать попыток обогатиться за счет своих открытий.

Но прием пациентов теперь приносил Дженнеру очень мало денег. Ситуация становилась по-настоящему серьезной: сумма его долгов превысила 12 тысяч фунтов — огромная цифра по тем временам. Теперь Дженнер понял, как ошибся, сказав Клайну, что не нуждается в деньгах. Тогда Дженнер и его сторонники решили обратиться с петицией в британский парламент и попросить его членов выделить Дженнеру вознаграждение для компенсации расходов, которые он понес, разрабатывая метод вакцинации. Палата общин приняла петицию, король дал свое принципиальное согласие, и в течение месяца комитет палаты изучал обстоятельства дела. В конце концов палата согласилась выделить Дженнеру десять тысяч фунтов, но это не решило его финансовых проблем.

После выхода в свет оригинального труда Дженнера терапевты и хирурги Лондона и Глостершира начали активно вакцинировать своих пациентов, вскоре этот метод стали применять и в других частях Британской империи, а затем он триумфально прошествовал по странам Европы и Америки.

В 1802 году было создано Королевское Дженнеровское общество. Как следует из названия, Общество находилось под патронатом короля и королевы, королевские дети стали его вице-патронами, а всего в руководство Общества вошли пятьдесят самых влиятельных людей Великобритании. Общество издавало научные работы и оплачивало вакцинацию бедняков.

Но без постоянных личных усилий Дженнера и проявленных им в последующие годы блестящих качеств политика вакцинация не утвердилась бы в медицинской практике. Он по-прежнему боролся за свое детище, с горечью отмечая упрочение позиций тех врачей, хирургов и фармацевтов, которые отвергали вакцинацию. Под их влиянием все меньше людей подвергались вакцинации и все больше — вариоляции. В результате в 1805 году в Лондоне от оспы умерли более восьми тысяч человек. А Дженнер неустанно писал письма в защиту вакцинации.

Тем временем информация о бедственном финансовом положении Дженнера дошла до самых удаленных уголков планеты. В Индии граждане Калькутты собрали для него четыре тысячи фунтов, Бомбей направил две тысячи, а президент Мадраса — 1383 фунта. Наконец, 29 июля 1807 года парламент проголосовал за выделение Эдварду Дженнеру гранта в размере двадцати тысяч фунтов стерлингов.

В 1809 году, в возрасте шестидесяти лет, Дженнер решил «уйти на покой», хотя практику он не оставлял до 1822 года и исполнял обязанности мирового судьи в Беркли.

Умер Дженнер 26 января 1823 года.

Самым известным продолжателем работ Дженнера стал Луи Пастер, который ввел термин «вакцина», от латинского слова vacca — корова, именно в честь Эдварда Дженнера. В 1880 году Пастер нашел способ предохранения от заразных заболеваний введением ослабленных возбудителей, который оказался применимым ко многим инфекционным болезням.