Путь пчелы

22 Января
Путь пчелы
Фрэнсис Бэкон — английский философ, историк, политик, основоположник эмпиризма и английского материализма
Wikipedia

Бэкон родился родился 22 января 1561 года в Лондоне, в особняке Йоркхаус — резиденции своего отца сэра Николаса Бэкона, видного политического деятеля и ученого — лорда-канцлера и хранителя Большой печати. Мать Фрэнсиса Анна — дочь английского гуманиста Энтони Кука, воспитателя короля Англии и Ирландии Эдуарда VI.

Фрэнсис рос слабым и болезненным ребенком, но рано обнаружил необыкновенные умственные способности и любознательность. Королева Елизавета пришла в восторг, увидев его впервые. По воспоминаниям родственников, королева долго и с удовольствием разговаривала с мальчиком и называла его своим маленьким лордом — хранителем Большой печати.

В 1573 году тринадцатилетний Бэкон поступил в Кембриджский университет и через три года вышел оттуда, не получив никакой ученой степени, глубоко неудовлетворенный преподаванием всех предметов, главным образом лекциями по философии, о которых он не мог говорить равнодушно. Он тогда уже начал мечтать о перевороте в науках.

Вскоре после этого Бэкон отправился путешествовать. В то время это считалось необходимым довершением образования каждого англичанина из хорошей семьи. Он объехал часть Франции и поселился в Париже.

В Париже в то время было столько различных партий, что всякий человек находил себе единомышленников и не чувствовал себя чужим. Бэкону представлялось множество случаев наблюдать различные течения тогдашней европейской политики. Вскоре он был представлен английскому посланнику в Париже, и на него стали возлагать дипломатические обязанности. Чтобы засекретить свои дипломатические депеши, Бэкон изобрел шифрованное письмо, которым затем пользовался, когда писал философские трактаты.

 

В поисках покровителей и общественного положения

Находясь в Пуатье, Бэкон получил поразившее его известие о смерти отца; это случилось 20 февраля 1579 года. И он вернулся в Англию. Из обеспеченного юноши он превратился в молодого человека, предоставленного самому себе; у него не было ни своего замка, ни сильного покровителя. Ему предстояло избрать юридическую карьеру. Но он не чувствовал к ней ни малейшей склонности.

Начать пришлось с того же, с чего начинает всякий скромный студент: Бэкон поступил в Gray's Inn, куда поступали все готовящиеся к званию судей или к поприщу адвоката. В этом учреждении служащим пожизненно предоставлялись квартиры. И Бэкон под старость останавливался там, когда, лишившись лондонского дома, приезжал в столицу из своего поместья.

Есть основания предполагать, что и в то время Бэкон занимался философией. Предаваясь философии, Бэкон не мог забыть, что ему необходимо не только размышлять, но и действовать, — одним словом, он торопился начать общественную деятельность. Вскоре ему удалось получить место асессора, а потом ректора в том же Gray's Inn; но как сам он относился к юриспруденции свысока, так и юристы относились к нему. Его не признавали истинным юристом, потому что он вносил в этот предмет философскую точку зрения. Секретарь графа Эссекса отзывался о его юридических трудах так: «Сумасшедший не мог бы написать этого, а благоразумный человек не осмелился бы этого сказать».

Королева Елизавета, подчиняясь общему мнению, тоже находила, что Бэкон, хотя очень умен и образован, не глубокий юрист. Несмотря на это, она сделала его своим экстраординарным советником. Это было совершенно новое звание; оно давало ему право быть защитником во всех процессах казны и носить шелковое платье при исполнении обязанностей. А главное, предоставляло возможность видеть иногда королеву и беседовать с нею.

 

Дружба с фаворитом

В 1593 году он представился избирателям графства Миддлсекс, намереваясь быть избранным в палату общин. Парламент не созывался уже четыре года. Елизавете повиновались, ее любили, и она обходилась без парламента. Он был нужен ей лишь для финансовых дел. Елизавета созывала новый парламент всегда неохотно и запугивала его членов угрозами. Первые ораторы, заговорившие в палате общин о делах, не представленных парламентом на рассмотрение королеве, были заключены в тюрьму. Привело Бэкона в палату общин желание провести реформу гражданского закона, составлявшую мечту всей его жизни. Требованиям этой реформы и посвятил он свою первую речь. В результате он лишился благосклонности королевы и не мог более рассчитывать на ее милости. Надежда занять видное общественное положение исчезла.

Но через год открылась вакансия генерал-прокурора. Бэкон с новой надеждой и удвоенной энергией стал добиваться этого места, но ему это не удалось — нужно было найти покровителя. Таким покровителем мог стать только любимец королевы, не уступавший в силе министру и всегда составлявший ему оппозицию. В то время сердце королевы Елизаветы принадлежало Роберту Девере, графу Эссексу. Эссекс был самым популярным царедворцем в Англии. И он принял горячее участие в положении Бэкона. Однако из писем Эссекса к Бэкону видно, что уговорить королеву было трудно. Бэкон впал в совершенное отчаяние и решился, уехав из Лондона, занять место в Кембриджском университете. Он жил в то время в поместье Эссекса, и его даже посещала мысль, оставив свое отечество, отправиться путешествовать.

БЭКОН ЭССЕ.png
Он начал печатать свои знаменитые «Опыты», которые прославили его имя и произвели переворот в английской литературе
Wikipedia

Эссекс, потеряв окончательно надежду сделать что-нибудь для Бэкона с помощью королевы и желая оказать поддержку своему другу, подарил ему поместье в десяти милях от Лондона. Бэкон со свойственной ему настойчивостью принялся работать, желая своими трудами заставить врагов краснеть за их пристрастие и несправедливость.

В то же время он начал печатать свои знаменитые «Опыты», которые прославили его имя и произвели переворот в английской литературе. Это был его первый литературный труд, который сравнивают со знаменитыми Essais Монтеня. Сам автор сравнивал свои «Опыты» с письмами Сенеки. Он говорил: «Эти размышления о многих различных предметах — плоды из моего сада, сорванные недозрелыми». В вопросах нравственности и политики Бэкон восстает против словесной мудрости и метафизических отвлеченных начал и советует исходить из опыта, наблюдать людей и жизнь и руководиться этим знанием, чтобы научить людей сделаться добрыми, а не навязывать им непонятные принципы и не проповедовать выдуманную нравственность.

«Опыты» Бэкона еще при жизни автора выдержали девять изданий. Слава писателя возвысила славу юриста и оратора. И правительство стало относиться к нему благосклоннее. Ему оставалось, однако, победить своего главного врага — бедность, которая доходила до того, что ему приходилось сидеть в заключении за ничтожный долг. Но все же многое было достигнуто: он наконец-то приобрел благосклонность и доверие королевы.

 

Возвышение и служение

Вскоре покровитель Бэкона Эссекс попал в опалу у королевы и оказался под судом. Бэкон без особых колебаний перешел на сторону его хулителей. Когда он увидел, что Эссекс летит в пропасть, то постарался спасти себя.

Эссекс был казнен. По просьбе королевы, дабы успокоить подданных, Бэкон написал «Декларацию о действиях и изменах, предпринятых и совершенных Робертом, графом Эссексом». Многих его поклонников это смутило, но королева осталась довольна. Однако, как говорила русская императрица Екатерина Великая, есть такие услуги, за которые награждают, но не уважают.

В марте 1603 года Елизавета скончалась и на престол вступил ее племянник Яков I; началось царствование династии Стюартов. Король проявлял любовь к философии, и Бэкон уверял его, что готов посвятить ей всю свою жизнь. Но в это время он задумал жениться на Элис Бэрнгем, богатой девице, происходившей из древнего рода, для чего ему необходимо было рыцарское достоинство, в которое король так щедро возводил многих. И Бэкон достиг желаемого. Он женился, а после смерти брата сделался еще и собственником всех владений своего отца.

БЭКОН ОРГАНОН.png
В 1620 году появился в свет «Новый Органон» в окончательном виде. Сам автор считал его капитальным своим сочинением
Wikipedia

С 1603 до 1617 года в жизни Бэкона произошло много важных событий: вышло в свет первое издание его сочинения об успехах знания под заглавием «О достоинстве и приумножении наук», в котором он доказывал великое значение наук для человечества и излагал идею их классификации.

Если в своих трудах Бэкон обнаруживал большую смелость, то в жизни дрожал за свое благополучие. Он все продолжал добиваться должности штатного адвоката и напоминал государственному секретарю графу Солсбери, что это место ему обещают вот уже тринадцать лет. Целый год он неустанно просил короля и министра; наконец 25 июня 1607 года его сделали штатным адвокатом. Он, разумеется, вскоре оправдал выбор короля.

Служебные занятия не помешали ему написать научное сочинение, не имевшее ничего общего с юриспруденцией. В нем он высказал свои мнения о значении наук и средствах направить их на путь истинного изобретения. Сочинение это представляет первую книгу «Нового Органона». Бэкон не печатал его, а разослал в рукописи своим просвещенным друзьям. А в 1609 году он опубликовал трактат «О мудрости древних», в котором он обратился к античной материалистической традиции, к древнегреческим физиологам и натурфилософам, к наследству Демокрита.

Как только Бэкон почувствовал почву под ногами, он уговорил короля дать ему более почетное, хотя и менее выгодное место королевского судьи.

Добиваясь важного общественного положения, Бэкон употреблял все средства для достижения своей цели, а когда он поднялся на желаемую высоту, необходимо было прибегать к тем же мерам, чтобы сохранить за собой положение.

И тут подвернулась возможность оказать услугу сильным мира сего. Любимец короля граф Соммерсет увел жену у сына графа Эссекса и, вытребовав насильственно развод, женился на ней. Добившись своей цели, Соммерсет хотел отделаться от одного своего бывшего поверенного; он усадил его в тюрьму и затем отравил. Это дело могло скомпрометировать и самого короля. Но Бэкон употребил весь свой ум и всю свою опытность, чтобы замять его и смягчить наказание главным виновникам, жертвуя исполнителями их воли. Это была огромная услуга королю. И Бэкон получил еще одну награду: он был, как и его отец, сделан хранителем печати.

В Вестминстере, после присяги, Бэкон сказал блестящую речь, которая, казалось, предвещала Англии славные дни. Когда король путешествовал, Бэкон, можно сказать, был его наместником. Он давал при дворе блестящие балы, принимал посланников.

Получив на хранение Большую печать, Бэкон выразил твердое намерение не скреплять ею патентов на монополии, которые в то время были истинным бичом народа. Но лорд Бекингэм требовал от него монополий для всех и каждого, кто давал ему взятки. Бэкон сам платил ежегодную дань Бекингэму за покровительство и ни в чем не смел ему отказать; печать приходилось употреблять весьма часто. Зато Бэкон вскоре получил звание лорда-канцлера. Это было в январе 1618 года, а в сентябре того же года он был возведен в звание барона Веруламского. Верулам — название разрушенного римского городка, который Бэкон затеял вновь построить в древнем стиле.

 

На вершине могущества и научных успехов

В 1620 году появился в свет «Новый Органон» в окончательном виде. Сам автор считал его капитальным своим сочинением. Такое название он дал ему потому, что этот труд должен был занять место «Органона» Аристотеля. «Органон» представляет собой вторую часть другого, более обширного труда, который Бэкон не успел окончить. Свой «Новый Органон» Бэкон посвятил Якову I, который, по его словам, своей мудростью и широким сердцем напоминал ему царя Соломона.

В этой своей книге Бэкон сформулировал метод познания природы, противоположный аристотелевскому. В основе этого метода не отвлеченные логические умозаключения, а эмпиризм, опыт. Более того, он призывает идти дальше и заменить отдельный опыт планомерным экспериментом, методическим исследованием. Развитие знания, согласно Бэкону, должно базироваться не на случайных открытиях, а идти как заранее обдуманный процесс. Главную цель своей философии он и видит в том, чтобы сформулировать правильный метод изобретений. Без такого метода, считает Бэкон, не смогут проявить себя даже сильные умы.

Бэкон определяет главный метод познания — индукцию и выделяет конкретные пути, с помощью которых может проходить познавательная деятельность.

«Путь паука» — получение знания из «чистого разума», то есть рационалистическим путем. Данный путь игнорирует либо значительно принижает роль конкретных фактов, практического опыта.

«Путь муравья» — такой способ получения знаний, когда во внимание принимается исключительно опыт, то есть догматический эмпиризм (полная противоположность оторванного от жизни рационализма).

«Путь пчелы» — наиболее совершенный способ познания. Используя его, философ-исследователь берет все достоинства «пути паука» и «пути муравья» и в то же время освобождается от их недостатков. Следуя по «пути пчелы», необходимо собрать всю совокупность фактов, обобщить их (взглянуть на проблему «снаружи») и, используя возможности разума, заглянуть «внутрь» проблемы, понять ее сущность.

Таким образом, лучшим путем познания, по Бэкону, является эмпиризм, основанный на индукции (сбор и обобщение фактов, накопление опыта) с использованием рационалистических приемов понимания внутренней сущности вещей и явлений разумом.

Из писем Бэкона известно, что он послал свою книгу королю, Бекингэму, Кембриджскому и Оксфордскому университетам. Оксфордский университет простер свою любезность до того, что наградил ученым званием молодого человека, посланного передать книгу Бэкона; но в ответах обоих университетов мы находим только голословные похвалы и удивление, что такой высокопоставленный человек занимается еще и наукой. Вероятно, университеты поняли новую философию не больше, чем король и Бекингэм.

«Новый Органон» не был понят современниками, но еще более возвысил канцлера в общественном мнении. Могущество Бэкона было велико, но оно целиком зависело от благосклонности Бекингэма. Король хвалил его сочинения и жаловал за услуги; враги чувствовали его силу. Он был окружен тесной толпой поклонников, живя то в Йоркхаусе, то в Горгамбури, где разбивал чудесные сады. Двадцать второго января 1621 года он отпраздновал свое шестидесятилетие в кругу друзей, а через несколько дней Бекингэм торжественно преподнес Бэкону титул виконта Сент-Альбанского.

БЭКОН БЕКИНГЕМ.png
Джордж Вильерс, первый герцог Бекингем — злой гений Бэкона. Портрет работы Питера Пауля Рубенса
Wikipedia

 

Падение

Но через три дня собрался новый парламент. Несмотря на свою проницательность, Бэкон не мог и подумать, что положению дел, к которому он так хорошо приноровился, скоро наступит конец. Неудивительно, что это не приходило в голову и королю Якову. Король вообще не любил парламент, боялся его. Однако он два раза принужден был созвать парламент и не имел основания быть им недовольным. На открытии заседания король Яков сказал речь. Он говорил, что бережет народные деньги, и просил субсидий. Лорд-канцлер не прибавил ко всему этому и двух слов; он лишь советовал ораторам быть как можно скромнее. Ораторы же, согласно освященному стариной обычаю, потребовали от имени общин прежних прав и преимуществ. Парламент не соглашался ни на какие субсидии, прежде чем король не исполнит его требования; он желал безусловной свободы слова, то есть возможности говорить о положении страны, не рискуя попасть в тюрьму. Заручившись такой возможностью, парламентарии заговорили о монополиях, которые раздавались поголовно всем родственникам Бекингэма. Дело дошло до того, что придворные захватили в свои руки даже право открывать кабаки в деревнях. Слышались также громкие жалобы на несправедливость суда; последние целиком относились к Бэкону, потому что лорд-канцлер был первым судьей в государстве. Бэкон, предчувствуя бурю, советовал Бекингэму как можно мягче отнестись к парламенту. О себе он все еще не беспокоился, он думал, что его не тронут, потому что перед ним преклоняются. Однако вскоре ему пришлось убедиться в своей ошибке. Роберт Филипс, президент комитета, выбранного палатой общин, заявил об огромных злоупотреблениях, виновником которых был сам лорд-канцлер. Речь Филипса произвела сильное впечатление, потому что в ней не было ничего личного; напротив, оратор с грустью указывал на низкие поступки своего великого современника. Обвинения канцлера продолжались, и король был принужден назначить для исследования злоупотреблений комиссию, состоящую из шести пэров; в то же время палата общин собирала все новые и новые факты против Бэкона.

Король и Бекингэм предали канцлера в руки правосудия. Бэкон был не из храбрых; потеряв поддержку, он сдался, сознавшись во всем. Он оправдывал себя только тем, что брал взятки за правосудие, но никогда не действовал в ущерб ему.

Признавая себя виновным перед всеми, Бэкон в душе считал себя только несчастным. Он говорил, что совесть его чиста, потому что и другие власть имущие поступали не лучше. Ему и в голову не приходило в этом отношении быть лучше других. Он писал королю, что гонения против него лишь первый шаг к всевластию парламента. Палата общин представила двадцать восемь обвинительных пунктов против Бэкона. Он письменно ответил на каждый из них и признал себя виновным во всех. Бэкон умолял короля вступиться и спасти его от ареста. Но было поздно. Палата общин провозгласила лорда-канцлера виновным. Третьего мая 1621 года ему вынесли приговор, присуждавший его к уплате гигантского штрафа, к лишению права занимать государственные посты, присутствовать в парламенте и являться ко двору.

Бэкон, сосланный в поместье Горгамбури, не мог успокоиться и примириться со своим новым положением. Его общественная деятельность была, таким образом, закончена. Он тяготился бездействием и скучал, тем более что условия его домашней жизни ухудшились.

В последний год своей жизни Бэкон напечатал последнее, самое полное издание «Опытов» и перевод нескольких псалмов в стихах.

Большую часть своего времени автор «Органона» отдавал опытам. Он погиб жертвой своей любознательности. Второго апреля 1626 года была холодная погода, шел снег. Бэкон катался в экипаже с медиком короля, и ему пришла мысль провести опыт, может ли снег предохранить от гниения органические вещества. Он вышел из экипажа и, купив у одной крестьянки зарезанную курицу, тут же собственноручно обложил ее снегом.

По всей вероятности, от этого он простудился, причем заболел так быстро, что не доехал до своего дома и принужден был искать убежища в находившемся поблизости доме графа Арунделя. Через неделю, 9 апреля, великий философ скончался.