Для чего повышать результативность НИОКР

Результаты интеллектуальной деятельности должны быть вовлечены в хозяйственный оборот. Без этого трудно осуществить технологический прорыв и качественное повышение уровня жизни, основанное на технологиях, имеющих российское происхождение
Григорий Ивлиев
Григорий Ивлиев, руководитель Роспатента
1 Декабря 2018

Два года назад тогдашний глава KIPO — патентного ведомства Республики Корея, где базируются такие глобальные корпорации, как Samsung, LG, Hyundai и множество других, — господин Чхой Тонгё заявил на Международной конференции Роспатента, что количество патентных заявок, ежегодно подаваемых в России, не отражает научный, исследовательский и технологический потенциал нашей страны. Его мнение можно было бы счесть исключительно проявлением дипломатического этикета, но с тех пор подобные реплики не раз звучали из уст руководителей и заместителей руководителей патентных ведомств как стран — технологических лидеров вроде Японии и Китая, так и развивающихся в этом отношении государств, например Бразилии или Индии, с интересом присматривающихся к опыту России. Оценка нашего потенциала, конечно, каждый раз была различной, но в том, что текущая патентная активность в России явно ниже уровня, который могут обеспечить наши интеллектуальные или исследовательские центры, были едины все мои коллеги.

В апреле 2018 года в Государственной думе на круглом столе «Правовое обеспечение организации прикладных исследований и разработок» академик Российской академии медицинских наук, знаменитый гематолог Александр Румянцев прямо заявил: «Прикладные исследования — это и есть инновации». Академик Российской академии наук, генеральный директор АО НИИМЭ Геннадий Красников на том же круглом столе высказался еще резче, заявив, что сегодня фактически вся наука является прикладной. То есть любая научная или исследовательская работа, по мнению Геннадия Яковлевича, должна заканчиваться практически применимым результатом — той самой инновацией, о которой говорил его коллега Александр Румянцев, — или как минимум быть нацелена на достижение такого результата.

Оба академика, не сговариваясь, по сути, выразили точку зрения, которую представители Роспатента неоднократно высказывали не только на упомянутом круглом столе, но и на множестве других мероприятий. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), в первую очередь те, что осуществляются по государственным контрактам, в обязательном порядке должны заканчиваться выявлением охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности (РИД). В идеале их итогом должна быть патентная заявка или же патент, которые открывают возможности не только для внедрения инноваций по итогам исследований и разработок, но и для их широкой коммерциализации, включая, например, лицензирование внутри страны или же экспорт технологии.

Между тем статистика Роспатента, в компетенции которого в том числе находится контрольно-надзорная деятельность, свидетельствует, что точку зрения ведомства и процитированных выше уважаемых ученых, к сожалению, разделяют далеко не все. Так, в 2017 году из 984 проверенных Роспатентом государственных контрактов на выполнение НИОКР на общую сумму 1,3 трлн рублей только по 518 (53%) были созданы и обеспечены правовой охраной охраноспособные РИД. Из 2211 созданных охраноспособных РИД почти каждый второй (!) — 42% — не был поставлен на государственный учет.

При этом из 2145 обеспеченных правовой охраной РИД только в отношении 53 (2,5%) права были вовлечены в экономический и гражданско-правовой оборот. То есть были заключены или лицензионные договоры, или договоры об отчуждении права. Стоимость прав на РИД, поставленных на бухгалтерский учет организаций в качестве нематериальных активов, составила всего лишь 843 млн рублей — это 0,6% суммы средств, затраченных государством на НИОКР, в рамках которых эти результаты получены.

Получается, что если проведенные работы и не были простым «освоением» (такие случаи тоже, к сожалению, встречаются) выделенного бюджета, а отсутствие оформленных РИД — правовой небрежностью, все же стоит признать, что данные исследования, по всей видимости, находятся далеко в стороне от развивающихся технологических трендов или реальных потребностей даже отечественного рынка. Естественно, разговоры об обеспечении технологического прорыва, возможностях укрепления позиций нашей страны в числе стран — технологических лидеров, а тем более о радикальном повышении качества уровня жизни, основанном на внедрении новых технологий, в такой ситуации могут остаться лишь разговорами.

Поэтому проблема низкой результативности НИОКР — это не только проблема крайне неэффективного расходования средств, в первую очередь государственных, — это проблема отсутствия систем управления интеллектуальной собственностью, в том числе в крупном бизнесе, из-за чего наш технологический потенциал, все еще вызывающий уважение у наших коллег, не просто «не реализуется в полной мере». Он, по сути, остается неиспользованным. Причем в ситуации интенсивного обновления технологий, когда «промедление смерти подобно». Так что повышение результативности НИОКР сегодня жизненная необходимость, одна из тех точек роста, где стоит приложить максимум усилий.

Специалистам в области управления очевидно, что успешное решение любой проблемы зависит от грамотного и гибкого планирования, включающего в себя как постановку задачи, так и этапы ее решения. План, в свою очередь, должен базироваться на анализе текущей ситуации — в нашем случае на патентном исследовании. В нем можно, например, опираться на существующий ГОСТ Р 15.011-96, принятый Госстандартом России в 1996 году, но сами патентные исследования стоит проводить и контролировать не только перед началом исследований и разработок, а еще и в ходе их проведения, чтобы вносить своевременные коррективы в проводимые НИОКР. В подобной ситуации резко возрастает роль специалистов с соответствующими компетенциями, а в государственном секторе проведение патентных исследований на всех этапах НИОКР должно быть закреплено соответствующими регламентами, которые давали бы специалистам по управлению ИС полномочия по принятию решений.

Роспатент также предлагает действенные инструменты для повышения эффективности НИОКР. Так, Проектный офис Федерального института промышленной собственности (ФИПС), подведомственного учреждения Роспатента, уже предлагает компаниям, органам государственной власти, научным и исследовательским центрам, университетам и НИИ так называемый R&D-антураж для оценки перспективных направлений НИОКР. Важнейшей частью этого аналитического продукта является техническая экспертиза — оценка актуальности, мировой новизны, научно-технического уровня, возможностей коммерческого использования результатов НИОКР в сравнении с существующим массивом мировой патентной информации и развивающимися технологическими трендами. Еще один продукт Проектного офиса, имеющего статус преквалифицированного провайдера патентной аналитики уровня Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), — патентный ландшафт, в рамках которого не только проводится глубинный анализ глобального патентного фонда и мировых рынков, но и разрабатывается стратегия возможной правовой защиты результатов НИОКР на российском и зарубежных рынках.

Линейка продуктов, разработанных Проектным офисом, дает множество инструментов для определения эффективности НИОКР — правовой охраны их результатов и дальнейшей коммерциализации, того самого внедрения, «прикладного итога», «инновации», о которых рассуждали на круглом столе в Государственной думе. Более того, использование патентной аналитики возможно на любом этапе НИОКР — от планирования и формулировки технического задания до корректировки направлений исследования в ходе процесса, а также управления финальными охраноспособными результатами НИОКР. Оно может включать в себя как уже обозначенную выработку стратегии их правовой охраны на разных рынках, так и помощь в формулировке стратегии их продвижения на внутреннем и зарубежном рынках и коммерциализации.

Жизненно важным условием для повышения эффективности НИОКР является наличие в штате организации, исследовательского центра, предприятия специалистов с соответствующими компетенциями в сфере интеллектуальной собственности. И это не только юристы, вооруженные положениями Гражданского кодекса, но и маркетологи, способные оценить потребности рынка в необходимых технических решениях, и технологические брокеры — специалисты по трансферу технологий. Это и патентоведы, специализирующиеся в той области, разработки в которой ведет организация, специалисты по управлению интеллектуальной собственностью, нематериальными активами — те самые стратеги, способные в то же время оценивать экономическую сторону РИД, в первую очередь защищенных патентами. Соответствующие образовательные программы и программы повышения квалификации сегодня можно найти не только в Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС), но и в Научно-образовательном центре ФИПС и в ряде ведущих вузов нашей страны.

В «Основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2024 года» (ОНДП) развитие института ИС выделено как один из основных пунктов, а образование в сфере ИС — обозначено одним из важнейших условий, в том числе реализация масштабных образовательных программ, ежегодное повышение квалификации не менее пяти тысяч специалистов в сфере защиты и оборота прав на РИД.

Безусловно, одним из условий эффективности НИОКР должно стать обязательное включение в государственные контракты положений, регламентирующих обязательное закрепление прав авторов, исполнителей и государства на РИД, полученные по результатам исследований и разработок. Причем в основе этих положений непременно должна лежать экономическая заинтересованность авторов, исследователей и разработчиков в дальнейшем внедрении и коммерциализации полученных РИД, что должно не только обеспечить справедливое вознаграждение исследователей и разработчиков, но и стимулировать их к получению максимально практических, прикладных и коммерчески перспективных результатов.

Таким образом, повышение результативности НИОКР сегодня не вопрос грамотной отчетности за целевое расходование государственных средств или корпоративных бюджетов. Сегодня это вопрос, решение которого может стать фундаментальным основанием для достижения целей, заявленных в Стратегии научно-технологического развития России, Послании президента Российской Федерации Федеральному собранию, других государственных программах, среди которых как технологический прорыв, так и качественное повышение уровня жизни, основанное на прорывных технологиях. И, разумеется, эти технологии должны иметь российское происхождение: в них должен быть реализован тот самый потенциал, благодаря которому нас уважают даже те, кто пока опережает нас в своем технологическом развитии.

К счастью, понимание необходимости повышения эффективности НИОКР формируется в самой исследовательской среде. Так, ректор Тюменского государственного университета Валерий Фальков прямо заявил: «Сегодня университет должен быть полноправным участником экономических отношений и вносить вклад в увеличение регионального валового продукта… Именно так и происходит во всем мире: университеты получают доходы не только от образования, но и от выполнения научных задач, а именно платежи за использование интеллектуальной собственности». Осталось, чтобы его точку зрения разделили как можно большее число научных и исследовательских центров. На поддержку ведомства в этом вопросе они могут рассчитывать.

Темы: Мнения