«Экологические атласы морей России»: когда наука становится искусством

Нефтяная компания «Роснефть» и негосударственный институт развития «Иннопрактика» совместно выпускают уникальную серию «Экологические атласы морей России»
«Экологические атласы морей России»: когда наука становится искусством
Книги из уникальной серии «Экологические атласы морей России»
stimul.online

В серию уже вошли экологические атласы, посвященные морским млекопитающим Российской Арктики и Дальнего Востока, морю Лаптевых, Карскому морю, Баренцеву морю, Черному и Азовскому морям, а также видам — биологическим индикаторам состояния морских арктических экосистем.

Эти издания — результат многолетней работы большого коллектива специалистов ряда профильных научных организаций. К примеру, к работе над экологическим атласом Черного и Азовского морей было привлечено более 40 авторов, в том числе 20 кандидатов наук и восемь докторов наук.

Атласы оформлены уникальными иллюстрациями и фотографиями, часть которых легла в основу фотовыставки «Притяжение Арктики», которая уже третий год подряд проходит на бульварах Москвы.

Для компании «Роснефть» работа над созданием атласов стала частью ее экологических инициатив. Задача формирования авторского коллектива, координации взаимодействия всех участников проекта, организации и сопровождения типографской печати атласов находилась в ведении негосударственного института развития «Иннопрактика», одна из важных целей которого — налаживание коммуникаций между наукой и бизнесом. «Эта работа соответствует миссии нашей компании, — пояснил заместитель исполнительного директора — директор по исследованиям и разработкам “Иннопрактики” Владимир Лакеев, — мы выступаем медиатором между представителями науки, бизнеса и власти. Выстраивая коммуникации, мы анализируем потребность бизнеса в инновациях и предлагаем эффективные, с нашей точки зрения, решения».

ИЛ ИСЧ.jpg
Руководитель проекта от «Иннопрактики», директор по информационным технологиям Центра морских исследований МГУ имени М. В. Ломоносова кандидат биологических наук Денис Илюшин (слева) и начальник отдела инновационных проектов на шельфе Арктического научного центра «Роснефти» кандидат биологических наук Артем Исаченко
Алексей Таранин

Чтобы узнать подробности работы над серией атласов, мы встретились с руководителем проекта от «Иннопрактики», директором по информационным технологиям Центра морских исследований МГУ имени М. В. Ломоносова кандидатом биологических наук Денисом Илюшиным и начальником отдела инновационных проектов на шельфе Арктического научного центра «Роснефти» кандидатом биологических наук Артемом Исаченко.

— Расскажите, пожалуйста, об истории проекта и в целом о его организации.

Артем Исаченко: Идея создания атласов возникла, когда в 2014 году мы делали большую авиасъемку на побережье Карского моря для определения экологической чувствительности береговых зон.

Тогда эту работу выполнял Арктический научный центр в интересах компании «Роснефть». Для того чтобы обеспечить экологическую безопасность всей хозяйственной деятельности, надо понимать, какие из зон на побережье наиболее чувствительны и в первую очередь нуждаются в защите. В процессе работы была сформирована база данных, которая содержала как ту информацию, которую мы собрали в 2014 году, так и большой объем фондовых данных. Рассмотрев весь этот массив сведений, мы поняли, что проделана большая аналитическая работа, которая может закрыть пробелы в знаниях о современном состоянии арктических морей.

magnifier.png Раньше классические биологические иллюстрации создавались при помощи туши и акварели. Художница выбрала интересные материалы для создания цвета — спиртовые маркеры, линеры, белые чернила. Это позволило получить очень броские и запоминающиеся иллюстрации, которые обычно применяются для создания комиксов

Первая книга серии вышла в 2016 году, это был «Экологический атлас. Карское море». За последующие четыре года в рамках серии «Экологические атласы морей России» были выпущены атласы «Море Лаптевых» и «Морские млекопитающие Российской Арктики и Дальнего Востока», «Морские млекопитающие Черного и Азовского морей». В 2020 году вышли в свет издания «Баренцево море» и «Виды — биологические индикаторы состояния морских арктических экосистем».

Сейчас в команде проекта — Арктический научный центр и большой коллектив ученых, сформированный «Иннопрактикой». Мы совместно проводим анализ производственных данных, которые находятся внутри компании.

Денис Илюшин: Я являюсь руководителем проекта, реализуемого «Иннопрактикой» и Арктическим научным центром «Роснефти», и работаю в Центре морских исследований МГУ. В команду проекта входят ученые-авторы, специалисты-картографы. Есть еще издательская группа, оформительское подразделение, которое делает иллюстрации, инфографику. Всего в работе над проектом занято более ста человек. Есть также художник-анималист, которая делает замечательные рисунки в необычных для биологических иллюстраций стиле и технике.


ИЛЛЮСТР1.jpg
Биологические иллюстрации из атласа
«Баренцево море. Экологический атлас»

— А в чем их необычность?

Д. И.: Раньше классические биологические иллюстрации создавались при помощи туши и акварели. Создание одного рисунка требовало около недели, в некоторых случаях месяца. Художница выбрала интересные материалы для создания цвета — спиртовые маркеры, линеры (тонкие ручки с особыми наконечниками), белые чернила для передачи бликов и оттенков. Это позволило получить очень броские и запоминающиеся иллюстрации, которые обычно применяются для создания комиксов, а не в научной иллюстрации. Нам удалось совместить оригинальный подход и создать свою стилистику, не нарушая правил: все нарисовано по строгим классическим канонам, но выглядит современно и свежо.


ИЛЛЮСТР2.jpg
Биологические иллюстрации из атласа
«Баренцево море. Экологический атлас»

— В чем особенность работы именно над экологическими атласами?

А. И.: Экологические атласы отличаются от всех остальных в первую очередь акцентом на характеристику моря как единой экосистемы, рассмотрением взаимосвязи различных его элементов и факторов, на них влияющих, как естественных, так и техногенных.

Д. И.: Да, без оценки влияния человека на морские экосистемы получится классический общегеографический атлас. Обычно это набор карт, объединенных одним географическим объектом. К атласу нередко прилагается отдельная пояснительная записка, иногда в нескольких томах, которую читают отдельно. Мы же ставили себе задачу сделать научно-популярное издание. У нас, как и в классических атласах, применена единая картографическая и математическая основа, использованы единые стили и правила оформления для карт. А для того, чтобы совместить эти карты с текстами, мы использовали определенные приемы при верстке издания: каждая глава начинается одинаково: карта на четной, левой, полосе разворота, а на нечетной, правой, — текст, открывающий главу, и легенда. Таким образом, ознакомление с картой происходит перед чтением пояснительной записки или чтение пояснительной записки происходит одновременно с ознакомлением с картой. То есть мы объединяем классический атлас, который состоит из отдельных карт, и пояснительную записку в одно издание.

magnifier.png У нас, как и в классических атласах, применена единая картографическая и математическая основа, использованы единые стили и правила оформления для карт. А для того, чтобы совместить эти карты с текстами, мы использовали определенные приемы при верстке издания

А. И.: Когда в 2016 году мы делали «Экологический атлас. Карское море», первый из серии, мы провели большую работу по авиафотосъемке берегов, и всем участникам проекта захотелось этот материал опубликовать. У нас было огромное количество фотографий, мы создавали карты экологической чувствительности берегов и динамической типизации моря и хотели обильно проиллюстрировать эту главу именно нашими работами.

Д. И.: И так повелось, что во все следующие атласы мы для сохранения единой структуры издания и единства оглавления стали включать главу «Оценка экологической чувствительности берегов». С тех пор каждая глава, посвященная берегам, иллюстрирована яркими авторскими фотографиями.

— А что означают слова «экологическая чувствительность»?

Д. И.: Это калька с английского термина ESI — Environmental Sensitivity Index. Это однофакторная система индексирования, потому что она рассматривает берег только с точки зрения его субстрата. Однако там могут быть растения, животные. В самом субстрате берега тоже может кто-то жить. Это может быть скала, на которой гнездятся морские птицы или устраивают лежбище моржи. И в этом смысле такой участок будет уже очень «чувствительным».

С другой стороны, поскольку методика ESI — иностранная, она была написана изначально с большим географическим охватом. Например, она учитывает наличие мангровых лесов, которых в арктической полосе никогда не было и в ближайшее геологическое время не будет. Поэтому ее пришлось регионально адаптировать, и наши авторы стали искать подход, как это сделать. Было решено пойти через морфодинамическую типизацию, то есть берег оценивался по своему происхождению. Для отечественной науки это классический метод типизации берегов. Эту типизацию сравнивали с типизацией по ESI, находили аналоги, иногда неоднозначные. То есть два морфодинамических типа попадали в один тип ESI или два типа ESI попадали в один морфодинамический тип. Именно из-за этого карты парные.


КАРТЫ.jpg
Карты являются отражением только условно морфодинамической характеристики
«Баренцево море. Экологический атлас»

— То есть одна карта по одной типизации, а другая по другой?

Д. И.: Да, для того чтобы читатель мог посмотреть и сравнить их самостоятельно. В рамках каждого издания мы представляем специальную сравнительную таблицу, чтобы читатель мог самостоятельно понять, каким образом мы это сделали и почему именно так мы в рамках данного моря сводим эти две типизации воедино.

— Какие еще параметры вы используете для оценки экологического состояния?

А. И.: Если мы продолжаем говорить про экологическую чувствительность, то эти карты являются отражением только условно морфодинамической характеристики.

— Что значит «морфодинамическая»?

Д. И.: Это происхождение. В шестой главе каждого атласа мы рассматриваем только морфодинамическую характеристику, потому что в зарубежной практике это уже стандарт.

Можно от чувствительности перейти к уязвимости, это немножко другой термин, который учитывает и биологическую характеристику. Но так как мы движемся в рамках конкретной методики — морфодинамической, то мы оставляем ее без изменений. А в пятой главе каждого атласа мы даем характеристику по особо охраняемым природным территориям, до этого — по морским млекопитающим, где известны их лежбища. На мой взгляд, наши атласы ценны именно стандартизированным подходом.

magnifier.png Методика ESI — иностранная, она была написана изначально с большим географическим охватом. Например, она учитывает наличие мангровых лесов, которых в арктической полосе никогда не было и в ближайшее геологическое время не будет. Поэтому ее пришлось регионально адаптировать

Надо сказать, что в рамках этих изданий мы не делаем оценки уязвимости берегов или отдельных территорий. Скорее, атласы построены вокруг описания биологического разнообразия. Вся третья глава каждого атласа посвящена биологическому разнообразию. Глава вторая — океанографическая — рассказывает о море как о среде обитания того самого биологического разнообразия. А первая глава, общегеографическая, рассказывает о климате как части среды и об истории формирования моря, то есть о геологии, о дне и кратко о берегах.

Мы не рассматриваем в рамках этой серии прогноз антропогенного влияния на территорию. Потому что цель издания — информирование о том, как обстоят дела в настоящее время. Прогноз влияния на территории и на экологическую уязвимость — предмет дискуссии. Есть отдельные издания, посвященные этой теме, которые и Всемирный фонд дикой природы делал. Было еще много разных изданий, которые оценивают именно влияние хозяйственной деятельности человека на какую-то отдельную территорию или элемент экосистемы. Но у нас такой цели нет, наши атласы немного о другом.

— Каким образом происходил сбор материала, помимо аэрофотосъемки? Вы использовали не только ваши собственные фото, сделанные во время экспедиций, но и уже имеющиеся в базе иллюстрации?

А. И.: В работе мы используем разные источники данных. Часть получена компанией «Роснефть» в рамках экологического мониторинга и научной деятельности. Например, с 2014 года компания выполнила уже более тридцати масштабных экспедиционных работ, которые охватывали всю акваторию всех морей Российской Арктики. Решались задачи, связанные, например, с изучением айсбергов, ледников, ледовой безопасностью проводки судов по Северному морскому пути. С 2014 года компания исследует белого медведя и моржа. Это один блок данных: те, которые есть внутри компании и не были в открытом доступе. Атласы позволяют нам публиковать обзоры этих данных, делая результаты исследований доступными широкому кругу заинтересованных лиц.


КОРАБЛИК.jpg
Фотография из атласа к главе «Океанографическая характеристика»
«Баренцево море. Экологический атлас»

Другой блок — это общедоступные данные, те, что ученые публикуют в научных статьях, диссертациях, монографиях и так далее. В каждой главе наших атласов описывается некий синтез общедоступной информации и той, которая есть у компании. Понятно, что у компании информация по лицензионным участкам гораздо более подробная, чем по акватории моря в целом. Поэтому внутри изданий в описании разных биологических, таксономических групп даны характеристики конкретно по лицензионным участкам.

— Один из ваших атласов называется «Виды — биологические индикаторы состояния морских арктических экосистем». Что это за виды и что они характеризуют?

А. И.: Биологическая индикация — это один из методов оценки состояния окружающей среды. А живые организмы являются интегральным показателем состояния экосистемы в целом. Разные виды за счет своих индивидуальных особенностей, толерантности к загрязнениям или, например, к каким-то гидрологическим параметрам в разной степени пригодны для того, чтобы являться показателем состояния экосистемы.

magnifier.png В ходе экспедиционных работ мы встретили много молодых медведей на Мысе Желания (северная часть архипелага Новая Земля), которые еще должны были быть вместе с мамами. Почему они там оказались, а не ушли вместе со льдом? Ответа пока нет

Эта книга сделана на основании перечня, который был утвержден Минприроды России, и в рамках своей работы мы дали по этим видам подробные описания с картами ареала, характеристиками состояния популяции, описаниями особенностей экологии этих видов.

— Общественность и СМИ очень много обсуждает судьбу белого медведя. Какое у вас мнение о перспективах его выживания или, может, приспособления?

А. И.: Белый медведь относится к морским млекопитающим, то есть видам, чей жизненный цикл тесно связан с морской средой. А у белого медведя еще и с ледовым покровом, потому что именно на кромке льда они кормятся, добывают себе пищу. И, соответственно, на этот вид оказывает большое влияние потепление, что связано в первую очередь с деградацией ледовых мест обитания. Пока ситуация непонятная, год от года мы наблюдаем разные вещи. Например, в прошлом году в ходе экспедиционных работ мы встретили много молодых медведей на Мысе Желания (северная часть архипелага Новая Земля), которые еще должны были быть вместе с мамами. Почему они там оказались, а не ушли вместе со льдом? Ответа пока нет. У нас продолжается большой проект по исследованию белых медведей, где мы в том числе анализируем спутниковые данные по ледовой кромке и сопоставляем их с информацией с ошейников, надетых на особей. Однако пока что-то определенное сказать нельзя.


МЕДВЕДИ.jpg
В прошлом году в ходе экспедиционных работ мы встретили много молодых медведей на Мысе Желания (северная часть архипелага Новая Земля), которые еще должны были быть вместе с мамами. Почему они там оказались, а не ушли вместе со льдом? Ответа пока нет
«Баренцево море. Экологический атлас»

— А есть ли разница в подходах к исследованию Черного и Азовского морей и северных морей?

А. И.: В Черном море на глубине более двухсот метров пролегает слой сероводорода, поэтому на большей части акватории не берутся донные пробы, донных организмов там нет. А так, в общем, абсолютно один и тот же подход.

Д. И.: Если вернуться к нашим изданиям, то у атласов Баренцева моря, Черного и Азовского морей, Карского моря, моря Лаптевых единая структура оглавления — это и есть ответ на ваш вопрос. Моря исследуются по единой методике, у каждого из них есть акватория, есть толща, есть погода сверху, берега, дно — это неотъемлемые элементы, каждый из которых можно комплексно описать. Другое дело, что каждое море будет иметь свои особенности, которые складываются из происхождения моря, из его биологического разнообразия, представленности отдельных типов берегов, климата, который характерен для региона, и так далее.

— Уточнялись ли при подготовке атласов географические параметры берега?

Д. И.: При разработке топографической основы мы никогда не используем устаревшие данные, наши картографы всегда берут современные спутниковые снимки и при необходимости уточняют текущую границу берега, то есть актуализируют карту. Но надо понимать, что на таких масштабах — один к четырем миллионам, к пяти миллионам — изменение границ берега, 5—50 метров, не так видно. На карте это меньше одного миллиметра, глазом не отличишь. Для мелкомасштабных карт вполне допустимо использовать старые банки данных, потому что на таких масштабах изменения не столь значительны. Для подготовки крупномасштабных карт мы, конечно, всегда актуализируем данные по снимкам, особое внимание мы уделяем осушкам, зоны аккумуляции — это динамические объекты, они очень быстро меняются.

magnifier.png Помимо атласа, посвященного биологическим индикаторам, есть еще атлас морских млекопитающих, который мы тоже хотим переиздать. Сейчас мы занимаемся книгой о морских птицах Арктики и в будущем надеемся сделать подобную о рыбах

Зона аккумуляции — это, например, песчаная коса. Она может за десять лет появиться или пропасть. Зоны осушек тоже могут сильно меняться. То есть море — объект динамичный в этом плане. Поэтому, конечно, топографическую основу мы всегда сверяем со спутниковыми данными.

— Создание фотовыставок, которые уже традиционно проходят на бульварах Москвы, — это была специальная задача или для них подобрали фотографии уже по результатам исследований?

А. И.: Эти фото были сделаны участниками экспедиции, фотографами-любителями. Их страстное желание запечатлеть и дать ощутить другим красоту тех мест, куда может добраться далеко не каждый человек, рождает те кадры, которые потом становятся основой фотовыставок.

— Каковы планы на будущее? Планируете ли создание новых экологических атласов?

А. И.: Да, в рамках проекта, реализуемого компаниями «Роснефть» и «Иннопрактика», надеемся издать книги по всем арктическим морям. Планируем сделать атласы по Восточно-Сибирскому и Чукотскому морям, в перспективе — актуализировать и переиздать атлас Карского моря, который вышел в 2016 году. Помимо атласа, посвященного биологическим индикаторам, о котором мы уже говорили, есть еще атлас морских млекопитающих, который тоже хотим переиздать. Сейчас мы занимаемся книгой о морских птицах Арктики и в будущем надеемся сделать подобную о рыбах.

 

Еще по теме:
26.07.2021
Ученые Института солнечно-земной физики СО РАН тестируют уникальный инструмент — многоволновой радиогелиограф. Он предна...
23.07.2021
23 июля 1838 года родился Иван Августович Тиме, основатель науки о резании, внесший выдающийся вклад и в другие инженерн...
21.07.2021
Российские ученые предложили концепцию создания новых функциональных материалов и катализаторов для нужд нефтепереработк...
20.07.2021
20 июля 1871 родился выдающийся русский ученый и изобретатель Борис Петрович Вейнберг. Среди его главных изобретений — п...
Наверх