Победитель вируса

26 августа 1906 года в Белостоке, тогда уездном городе Российской империи, родился Альберт Сэйбин — создатель одной из наиболее успешных вакцин против полиомиелита
Победитель вируса
Альберт Брюс Сейбин, учёный-медик, вирусолог, создатель противополиомиелитной вакцины
Gettyimages

Вакцина Сэйбина не была первой, но именно ее применение сыграло главную роль в том, что болезнь, которая в первой половине XX века была кошмаром многих семей в Америке и Европе, сейчас встречается крайне редко — отмечены лишь единичные случаи в самых неблагополучных странах мира. При этом, хотя Сэйбин с юных лет жил и работал в Америке, немалый вклад в последующий успех его открытия внес Советский Союз и его ученые и медики.



Перебраться в Новый Свет

Настоящая фамилия Альберта Сэйбина — Сапперштейн. Он родился в еврейской семье Якова Сапперштейна и Тилли Кругман (Сапперштейн). Большинство родственников Якова эмигрировали в Америку еще в начале XX века (во многом под влиянием Белостокского погрома 1906 года). Начать новую жизнь за океаном мечтали и Сапперштейны, но Яков не мог покинуть Белосток: он должен был ухаживать за больной матерью. До Америки они добрались уже после Первой мировой войны, в 1921 году. Семья поселилась в городе Паттерсоне, штат Нью-Джерси (не так давно лирически воспетом в одноименном фильме Джима Джармуша) — в те годы это был центр текстильной промышленности, привычной и знакомой сферы для Якова.

magnifier.png Предполагалось, что со временем Альберт унаследует практику Зигмунда, и это была перспектива хорошей карьеры и обеспеченной жизни, вполне вписывающаяся в формулу американского успеха еврейского эмигранта из Восточной Европы

Скорее всего, Яков старался стать «настоящим американцем», не привлекая внимания к своему еврейскому происхождению. Во всяком случае, дела он начал вести под именем Джейкоба Сэйбина. Эту фамилию взял и его сын Альберт, добавив себе второе имя — Брюс. Впрочем, когда он окончил школу и зашла речь о выборе дальнейших занятий, семья пошла по традиционному пути. У дяди Альберта доктора Зигмунда Сиднея, успешного зубного врача из Нью-Йорка, сыновей не было. И он согласился оплачивать учебу Альберта в Нью-Йоркском университете, если тот выберет профессию дантиста. На время обучения Альберт мог бесплатно жить у него дома. Предполагалось, что со временем Альберт унаследует практику Зигмунда, и это была перспектива хорошей карьеры и обеспеченной жизни, вполне вписывающаяся в формулу американского успеха еврейского эмигранта из Восточной Европы. Однако, оказавшись в стенах университета, Альберт понял, что не хочет возиться с чужими зубами. Перед ним открывались совсем другие стороны медицинской науки.


Желание стать охотником

В число курсов для будущих стоматологов входила бактериология, которую Альберту преподавал профессор Уильям Парк — один из разработчиков вакцины против дифтерии в США, признанный микробиолог, создатель первой бактериологической лаборатории в системе американской городской медицинской службы. Его лекции настолько увлекли Сэйбина, что он всерьез решил заняться фундаментальным изучением инфекционных заболеваний. По его собственному признанию, влияние на сделанный выбор оказала и литература. В 1926 году вышла в свет книга Поля де Крюи «Охотники за микробами». Этот классический образец научно-популярной литературы (широко известный и сейчас) с увлекательными биографиями первооткрывателей бактерий и пионеров микробиологии произвел огромное впечатление на американскую молодежь, вдохновив многих на выбор научной карьеры.

СЕЙБИН ПАРК.png
Уильям Парк — один из разработчиков вакцины против дифтерии в США, признанный микробиолог, создатель первой бактериологической лаборатории в системе американской городской медицинской службы
archives.med.nyu.edu

Впрочем, желание Сэйбина бросить изучение стоматологии ради фундаментальной науки привело к предсказуемому разрыву отношений с дядей. Зигмунд Сидней отказался платить за его дальнейшее обучение и выгнал Альберта из дома. Не зная, как быть дальше, он обратился за помощью к Уильяму Парку. Профессор принял большое участие в судьбе молодого студента и помог ему получить необходимые стипендии. Альберту также была предложена небольшая комната в Гарлемском госпитале. Взамен он должен был выполнять различную текущую работу в местной лаборатории. Здесь впервые и раскрылись выдающиеся способности Сэйбина. В обязанность лаборанта входило проведение тестов по типированию пневмонии в зависимости от возбудителя инфекции. Сэйбин предложил методику, которая резко ускоряла сроки типирования. С его предложением ознакомился Парк, продолжавший руководить основанной им Нью-Йоркской бактериологической лабораторией. Впечатленный этой работой, он опубликовал ее результаты в авторитетном научном журнале и назвал предложенный метод именем Сэйбина. Так еще до окончания университета Альберт уже заработал авторитет ученого-исследователя. Позже он вспоминал, что на экзамене на получение лицензии врача в 1931 году ему достался вопрос о типировании пневмонии по методу Сэйбина.


Столкновение с вирусом

Уже имея репутацию талантливого молодого исследователя, Сэйбин получает место в престижной интернатуре госпиталя Бельвю —старейшей на территории США общественной больницы, основанной в 1736 году. Однако интернатура начиналась только в январе 1932 года. Чтобы как-то зарабатывать на жизнь, Сэйбин временно устроился на работу в бактериологическую лабораторию Парка. 

СЕЙБИН БЕЛЬВЮ.png
Госпиталь Бельвю — старейшая на территории США общественная больница, основанная в 1736 году
Wikipedia

Вскоре в Нью-Йорке вспыхивает эпидемия полиомиелита. Парк бросает молодого сотрудника на исследования по диагностике этого вирусного заболевания. По большому счету, вирусология в начале 1930-х была в зачаточном состоянии во всем мире. Ученые лишь приступали к планомерному изучению природы мельчайших инфекционных агентов. Их свойства устанавливались косвенно — через выявление путей распространения тех или иных болезней. По словам Сэйбина, на тот момент он не понимал в вирусологии практически ничего. Однако Парк верил в своего нового сотрудника. По большому счету, именно это стечение обстоятельств направило Сэйбина в наиболее перспективное направление микробиологии на тот момент — накопление знаний (и в определенной мере изобретение электронного микроскопа) уже вскоре привели к быстрому развитию этого научного направления.
После интернатуры Сэйбин окончательно определяется в своем желании стать исследователем-вирусологом. 

magnifier.png Помимо заметного увеличения зарплаты, университет предложил ему немедленное получение звания профессора, закупку любого лабораторного оборудования, а также трудоустройство лаборантов и младших исследователей, которые были нужны ему для завершения текущих исследований

Для совершенствования знаний он отправился на стажировку в Листерский институт (ведущий британский исследовательский центр в области бактериологии), а после становится сотрудником Рокфеллеровского института медицинских исследований. Полиомиелит уже входил в сферу его приоритетных интересов. В 1939 году Сэйбин получил крайне щедрое предложение от Университета Цинциннати. Исследовательский центр при местном детском госпитале был крайне заинтересован в привлечении сильных ученых, в том числе для исследования полиомиелита. Помимо заметного увеличения зарплаты, университет предложил ему немедленное получение звания профессора, закупку любого лабораторного оборудования, а также трудоустройство лаборантов и младших исследователей из Рокфеллеровского института, которые были нужны ему для завершения текущих исследований. Кроме того, Сэйбин получил право самостоятельно формировать планы своих работ. Только здесь Сэйбин наконец мог полностью сосредоточиться на исследовании полиомиелита, о чем давно мечтал.


Плата за прогресс

В первой половине XX века регулярно повторяющиеся вспышки полиомиелита стали для американских семей источником постоянного страха. Вирусная инфекция поражала серое вещество спинного мозга, в случае тяжелого развития заболевания это приводило к параличу ног, а в особо тяжелых случаях — к смерти. В настоящее время признано, что превращение полиомиелита в эпидемическую болезнь, ежегодно поражавшую десятки тысяч человек, в какой-то мере стало платой за улучшение условий жизни и распространение новых стандартов санитарии и гигиены. Основным источником распространения болезни обычно оказывались попадающие в воду фекалии зараженных. Когда условия жизни большинства людей были плохо совместимы с соблюдением правил гигиены, заражения, как правило, происходили еще в младенческом возрасте — в такой период болезнь переносится легко и мало отличается от сильной простуды. 

magnifier.png Превращение полиомиелита в эпидемическую болезнь, ежегодно поражавшую десятки тысяч человек, в какой-то мере стало платой за улучшение условий жизни и распространение новых стандартов санитарии и гигиены

Поскольку повторное заражение инфекцией невозможно, полиомиелит просто не замечали. Тем же единичным случаям, когда болезнь приводила к параличам, не придавали особого значения. Считается, что первым человеком, вне сомнения переболевшим в детстве полиомиелитом? был писатель Вальтер Скотт. Подробные описания лечащим врачом юного Вальтера симптомов лихорадки, которая на всю жизнь оставит писателя хромым, дает возможность для точного ретроспективного диагноза. Лишь постепенно, по мере того как санитарные нормы входили в жизнь европейских и американских городов и все больше младенцев избегали контакта с вирусом полиомиелита, время заболевания переносилось на более поздний возраст, когда течение болезни может стать опасным. 

СЕЙБИН РУЗВЛТ.png
Важным для Америки фактором, способствовавшим привлечению внимания к полиомиелиту, стала болезнь и последующий тяжелый паралич Франклина Делано Рузвельта, будущего президента США
ushistory.ru

Более грозные эпидемические болезни, такие как холера или дизентерия, благодаря принятию санитарных мер были сведены к минимуму. И на первый план выдвинулся полиомиелит. Объективно он был гораздо менее опасен. Паралич развивался лишь в одном из двухсот случаев (при этом вероятность смертельного исхода в случае развития паралича составляла от 5 до 10%). Тем не менее вспышки полиомиелита происходили регулярно, и страх за детей, которые могут остаться парализованными, становился массовым явлением каждое лето. Шансы встретиться с болезнью в более позднем возрасте повышались у тех, кто жил в наиболее комфортных и благоприятных условиях. Полиомиелит был болезнью семей среднего и высшего класса — тем, от чего не могли защитить своих детей самые благополучные родители. Важным для Америки фактором, способствовавшим привлечению внимания к полиомиелиту, стала болезнь и последующий тяжелый паралич Франклина Делано Рузвельта, будущего президента США. Рузвельт был разбит параличом в 1921 году. До сих пор точность поставленного ему диагноза вызывает сомнение у некоторых специалистов. Важным, впрочем, было то, что сам Рузвельт с ним согласился. Уже став президентом, он основал Национальный фонд по борьбе с детским параличом, который сумел привлечь значительные средства на исследования. Вскоре он получил популярное название «Марш десятицентовиков» (March of Dimes) из-за множества мелких пожертвований, направлявшихся фонд семьями со всей Америки. Предложение получить исследовательскую позицию в фонде в 1939 году получил и Альберт Сэйбин, однако он предпочел гораздо более свободные условия в госпитале Цинциннати. Со временем это привело к появлению двух соперничающих видов вакцин против полиомиелита.


Два эликсира

Вторая мировая война приостановила исследования полиомиелита, однако после ее окончания работы возобновились с новой силой. Программу исследования полиомиелита, финансируемую фондом March of Dimes, в это время возглавил доктор Джонас Солк. В 1940-е годы Солк был одним из пионеров в разработке так называемых убитых вакцин. Используемые для такой вакцины вирусы обезвреживались в растворе формалина. До этого медицина в производстве вакцин оперировала лишь с ослабленными культурами микробов и вирусов. Новый метод Солк решил применить и против полиомиелита. Преимуществом подобной вакцины должна была стать ее бо́льшая безопасность —- «убитые» вирусы, по крайней мере теоретически, не могли вызвать заболевание у тех, чей иммунитет был ослаблен. Впрочем, были очевидны и минусы: умерщвленные вирусы не могли самостоятельно распространяться в организме и для достижения иммунного ответа требовалась большая доза препарата. Вакцина оказывалась дорогой, но экономить на средстве против полиомиелита не собирались. В 1954 году были проведены масштабные полевые испытания вакцины Солка с участием двух миллионов детей из разных штатов. Ее эффективность была убедительно подтверждена.

magnifier.png Когда в 1955 году группа ученых, проводивших испытания, объявила на транслируемой по телевидению конференции, что полиомиелит вскоре будет побежден, это произвело национальный фурор

Появление новой вакцины пришлось на период, когда новые технологии массовой информации только входили в жизнь общества, еще не привыкшего к постоянным сенсациям. Поэтому, когда в 1955 году группа ученых, проводивших испытания, объявила на транслируемой по телевидению конференции, что полиомиелит вскоре будет побежден, это произвело национальный фурор. Во многих городах звонили церковные колокола, люди выходили на улицу на стихийные демонстрации, Заводы давали гудки, были отменены занятия в школах, люди бросали рабочие места, просто чтобы поделиться радостью с ближними. В каком-то смысле атмосферу, царившую в этот день в Америке, можно сравнить с таким же стихийным взрывом радости, случившимся в СССР в день объявления о полете Гагарина. 

СЕЙБИН СОЛК.png
Нужной мутации удалось добиться, когда американская нация уже знала, что ее спасителя зовут Джонас Солк
Yousuf Karsh

По странной иронии судьбы конференция, посвященная победе над полиомиелитом, тоже состоялась 12 апреля.
Сэйбин в это время продолжал свои исследования в Цинциннати. Главной целью его многолетних усилий было выявление путей, которыми инфекция проникает в организм. Именно Сэйбину удалось установить, что воротами для поражающей спинной мозг инфекции является пищеварительный тракт. Открытие принципиально изменило подходы к разработке вакцины. В частности, это давало возможность создать препарат, который можно принимать перорально, а значит, значительно упростить вакцинацию. Впрочем, для получения нового ослабленного штамма вируса полиомиелита, не способного вызвать заболевание, была необходимо многолетняя селекционная работа. Нужной мутации удалось добиться, когда американская нация уже знала, что ее спасителя зовут Джонас Солк. Вакцина Сэйбина выпускалась в виде жидкости, которую пациенту следовало проглотить . Она была значительно дешевле в производстве, для достижения эффекта требовалось принять лишь небольшое число мутировавших вирусов — в дальнейшем они сами размножались в кишечнике. Однако министерство здравоохранения США не считало нужным широко испытывать новый препарат, после того как уже дало добро на массовое производство вакцины Солка. Сэйбин сумел добиться лишь ограниченных исследований, проведенных в тюрьмах США на нескольких сотнях заключенных.


Надежда с Востока

Сэйбин отчаянно пытался найти площадку для проведения испытаний. Однако все его попытки не обеспечивали необходимой широты экспериментов. Помощь пришла с неожиданной стороны. С 1950-х годов массовые эпидемии полиомиелита начинаются в Советском Союзе — это также стало одним из признаков улучшения жизни в СССР.
СЕЙБИН ЧУМАКОВ.png
В середине 1950-х в СССР начинает работать отдельный Институт полиемиелита, возглавляемый известным вирусологом, одним из разработчиков вакцины против клещевого энцефалита Михаилом Чумаковым
professiya-VRACH.ru

 Проблема считалась настолько важной, что в середине 1950-х в СССР начинает работать отдельный Институт полиемиелита, возглавляемый известным вирусологом, одним из разработчиков вакцины против клещевого энцефалита Михаилом Чумаковым. Большая делегация советских вирусологов отправилась в США. Следует признать, что американские власти тогда отнеслись к советским ученым очень доброжелательно — борьба с болезнью, приводящей к детскому параличу, не казалось поводом для выяснения отношений. Именно тогда состоялось знакомство Чумакова с Сэйбином. Советский вирусолог оценил перспективы «живой» вакцины и предложил организовать ее испытания в СССР. Понимая, какой масштаб может обеспечить испытания вакцины на одной шестой части суши, Сэйбин не стал раздумывать долго. И Сэйбин, и Солк по этическим нормам того времени не стали патентовать свои вакцины. Испытания вакцины в СССР имели дополнительные преимущества из-за того, что в стране была своя сильная школа вирусологии и достаточно развитая для своего времени фармацевтическая промышленность. Советские врачи провели массовые испытания вакцины, смогли дополнительно усовершенствовать препарат и наладить его массовое производство. Вскоре Всемирная организация здравоохранения признала эффективность советской вакцины. В 1961 году вакцина Сэйбина была признана и в США.

magnifier.png Советские врачи провели массовые испытания вакцины, смогли дополнительно усовершенствовать препарат и наладить его массовое производство. Всемирная организация здравоохранения признала эффективность советской вакцины. В 1961 году вакцина Сэйбина была признана и в США

Отношения Сэйбина и Солка долгие годы оставались напряженными. Солк, разумеется, переживал из-за отказа от его вакцины после колоссального успеха 1955 года. Сам Сэйбин тоже довольно ревниво относился к своему коллеге-сопернику. Однако можно признать, что оба врача сыграли значительную роль в том, что человечество было избавлено от одного из страхов, терзавших его многие годы. А роль доктора Чумакова превращает историю борьбы с полиомиелитом в наследие, о котором сейчас неплохо было бы вспомнить и в России, и в США.

Сам Сэйбин после успеха своей вакцины занимался различными исследованиями в Вейнцмановском институте, Национальном институте здоровья и Национальном институте рака в США. Он скончался в 1993 году в возрасте 86 лет.

Еще по теме