Великий скептик

7 мая 1711 года родился Давид Юм — философ, оказавший большое влияние на развитие не только философии, но и всей современной науки
Великий скептик
Портрет Давида Юма работы Аллана Рэмзи 1766 год
Wikipedia

Когда Кант прочел Юма, он сказал, что этот опыт пробудил его «от догматического сна».

Можно сказать, что Юм оказал самое серьезное влияние на таких мыслителей и ученых как Джон Милль, Томас Гексли, Герберт Спенсер, Эрнст Мах, Рихард Авенариус, Бертран Рассел.

Первый и самый верный последователь Юма — Эрнст Мах — был философом и физиком. Как ученый Мах разделял эмпиризм Юма и его теорию познания. По мнению Маха, именно так работает — или должна работать — наука. А несколько позже уже Эйнштейн заявил, что на его теорию относительности повлияли идеи Маха о времени: «Вполне вероятно, что без чтения этих философских трудов я бы никогда не пришел к своим выводам», — признавался он.

Кроме того, идеи Маха оказали большое влияние на одно из важных направлений современной философии — логический позитивизм, который был создан группой ученых, философов и математиков, регулярно собиравшихся в венских кафе, и поэтому получил название «Венского кружка». Одним из участников этого кружка был Людвиг Витгенштейн. А уже логический позитивизм предложил свою версию философии науки, которая была поддержана Эйнштейном и Бором.

 

Несостоявшийся юрист

Давид Юм родился 7 мая 1711 года в Эдинбурге. Его отец умер, когда Давиду было три года. Известно, что многие выдающиеся философы лишились отца в раннем возрасте, и этот факт толкуют на все лады разные психоаналитические теории, которые утверждают, что недостаток мужской доминирующей фигуры формирует стремление к созданию чего-то, на что можно опереться, приводит к попыткам создания теоретической системы, занимающей место «абстрактного» родителя. Все может быть.

Ко времени, когда Давид Юм появился на свет, ветвь его вообще-то выдающегося семейного древа деградировала до такой степени, что Юмы жили в небольшом и неустроенном поместье в Найнвеллсе.

Условия в Найнвеллсе по современным стандартам покажутся примитивными и крайне суровыми: босые слуги, коровы и цыплята, ютящиеся зимой на нижнем этаже дома, диета, основанная во многом на овсянке, просяной каше и кале (питательная традиционная похлебка или отвратительный водянистый суп из капусты, в зависимости от вашего вкуса). Но Юм не считал, что его детство было тяжелым, ни тогда, ни впоследствии.

Он обучался в доме местного учителя вместе с крестьянскими детьми в шотландских традициях равенства, намного опережающих британское образование. Затем, с двенадцати до пятнадцати лет, учился в университете Эдинбурга. (Столь ранний возраст поступления в университет в то время не был чем-то необычным.)

magnifier.png На свой двадцать четвертый день рождения он вернулся в Найнвеллс, где вскоре заработал плохую репутацию за свое «высокомерное и нерелигиозное поведение»

После университета Юм должен был заниматься юриспруденцией. Но он уже мечтал о другом. Постепенно его круг чтения стал все больше касаться философии, пока ему однажды не показалось, что перед ним «открылось совершенно новое поле мысли». Теперь законы казались ему «тошнотворными», и постепенно Юм решил отказаться от изучения права.

Решение далось непросто. Оно означало отказ от профессиональной карьеры и шанса заработать какие-то деньги. Долгая внутренняя борьба по поводу этого решения привела Юма к нервному срыву.

Он вернулся в Найнвеллс, но его выздоровление не было окончательным. Между приступами депрессии он продолжал развивать свои идеи. Несколько раз вызывали местного доктора, который пришел к выводу, что Юм страдает от «болезни ученых». Врач посоветовал ему выпивать пинту красного вина каждый день и регулярно заниматься физическими упражнениями в форме продолжительных прогулок верхом. До этого времени Юм был худым и долговязым молодым человеком с длинными руками. Но несмотря на режим и упражнения, он начал набирать вес, постепенно превращаясь в очень полного человека, каковым и остался. А некоторые загадочные эпизоды в поздние периоды жизни позволяют предположить наличие постоянных проблем с психикой.

Юм не хотел всю жизнь жить с матерью в Найнвеллсе. В 1734 году друг семьи нашел ему работу на должности клерка у портового купца в Бристоле. Но отношения с работодателем постепенно ухудшались, и со временем он оставил работу. На свой двадцать четвертый день рождения он вернулся в Найнвеллс, где вскоре заработал плохую репутацию за свое «высокомерное и нерелигиозное поведение».

ЮМ ЕДИН УНИВЕР.png
Эдинбургский университет
marj3.com

 

Философские поиски и приключения

Примерно в это же время Юм унаследовал небольшой доход в сорок фунтов стерлингов в год, что позволяло ему экономно жить, не работая.

Он начал задумываться о философских занятиях и решил создать новую философскую систему, которая сделала бы его знаменитым. Вскоре Юм решил отправиться во Францию. Здесь он мог сносно существовать на свой маленький доход, а изоляция позволила ему сконцентрировать внимание на своей новой философии, размышления о которой не прерываются необходимостью решать более практические вопросы.

Сначала Юм жил в Реймсе, но потом переехал в Ла-Флеш, почти наверняка из-за связи этого места с именем Декарта, который воспитывался там в иезуитском колледже. За три года Юм завершил свой «Трактат о человеческой природе».

Впоследствии он назвал эту работу плодом юношеской горячности. Но не отказался от ее философии, содержащей почти все его оригинальные идеи, которые ценятся и сегодня. Бертран Рассел в своей «Истории западной философии» утверждал, что эта книга содержит лучшую часть философии Юма.

В «Трактате о человеческой природе» Юм попытался определить основные принципы человеческого знания. Как мы можем знать что-то наверняка? И что же это такое, в чем мы можем быть уверены? Пытаясь ответить на эти вопросы, он пошел по стопам эмпиризма, считающего, что все знание основано на опыте. С точки зрения Юма, опыт состоит из восприятий, которых можно выделить два вида. «Те восприятия, которые входят в сознание с наибольшей силой и неудержимостью, мы назовем впечатлениями, под этим именем я буду подразумевать все наши ощущения, аффекты и эмоции, как они впервые появляются в душе. Под идеями же я понимаю слабые образы этих впечатлений в мышлении и рассуждении».

magnifier.png «Когда мы выходим из нашего кабинета и занимаемся общественными делами, сделанные в нем умозаключения растворяются, как ночные призраки при наступлении утра; и нам нелегко сохранять даже те убеждения, которых мы достигли с трудом»

И он объясняет: «Каждая простая идея имеет простой отпечаток, который ее напоминает». Но мы также можем создавать сложные идеи. Они происходят из впечатлений, как и простые идеи, но не обязательно имеют под собой единое впечатление. Например, мы можем представить себе русалку, соединив в сознании идею рыбы и девушки.

Твердо придерживаясь этих понятий идеи и впечатления как единственной основы нашего знания, Юм приходит к удивительному умозаключению.

Объекты, продолжительность, наше «я», даже причина и следствие — все это оказывается ложными понятиями. Мы никогда не воспринимаем объект, только впечатления о его цвете, форме, вкусе, материале и так далее. У нас также нет впечатления, которое соответствовало бы понятию о продолжительности. События просто происходят одно за другим. Мы даже не можем сказать, что одно событие вызывает появление другого. Мы можем наблюдать, что одно явление постоянно следует за другим (зажигание пороха, взрыв), но между ними нет логической связи, а также логического обоснования, почему это будет происходить в будущем. «У нас нет другого понятия о причине и следствии, чем постоянное появление вместе двух определенных событий». Индукция путем простого перечисления не имеет логической силы.

«Когда мы выходим из нашего кабинета и занимаемся общественными делами, сделанные в нем умозаключения растворяются, как ночные призраки при наступлении утра; и нам нелегко сохранять даже те убеждения, которых мы достигли с трудом». Фактически Юм указывал на недостаточность человеческих возможностей в отношении знания: мы думаем, что знаем многое, но на самом деле многое из нашего знания является только предположением. Надежным — но тем не менее предположением.

В каком-то смысле это казалось разрушением основ науки, но, несмотря на это, Юм высоко ценил Ньютона и его экспериментальный подход. Размышления Юма о впечатлениях во многом были вдохновлены главой из «Оптики» Ньютона о лучах света и объектах.

Если Коперник лишил человека и Землю привилегии быть центром Вселенной, то солипсистский эмпиризм Юма восстановил человека в его праве быть центром всего, что происходит вокруг (хотя в случае Юма речь шла не о Земле, а о целом мире).

В 1739 году Юм вернулся в Британию и опубликовал свой «Трактат». Он приготовился к атакам и насмешкам критиков, которые неизбежно должны были последовать. Увы, этого не произошло. Великое произведение Юма «сошло с печатного станка мертворожденным», как он сам сказал. Его работу постигла ужасная судьба: остаться незамеченной.

Какова же была реакция Юма? «Будучи по натуре своей веселым сангвиником, я очень скоро оправился от удара». Он вернулся в Эдинбург и начал писать эссе по вопросам морали и политики. Эти работы получили некоторое признание, и в 1744 году Юм выдвинул свою кандидатуру на пост заведующего кафедрой моральной философии Эдинбургского университета. К несчастью, оказалось, что по крайней мере один человек прочитал его «Трактат о человеческой природе». Против его кандидатуры были выдвинуты возражения с приведением цитат из трактата, из которых следовало, что это еретический и атеистический труд.

Таким обвинениям было трудно противостоять, особенно потому, что они исходили от человека, внимательно прочитавшего книгу. Юму не дали места в его родном университете, и он вынужден был уехать.

ЮМ ЭССЕ.png
С 1741 по 1742 год Юм опубликовал свою книгу «Моральные и политические очерки (эссе)», посвящённую политическим и политико-экономическим темам. Именно эта работа принесла автору известность и популярность
buddenbrooks.com

Тогда он решил найти работу, которая больше соответствовала бы его способностям. Со временем ему предложили место учителя у не вполне здорового маркиза Аннандейла в его доме около Сент-Олбанса в Северо-Восточной Англии. Пост показался привлекательным, и Юм согласился. В те периоды, когда лорд не был способен воспринимать философские наставления (которые считались последним его прибежищем), Юм писал историю Англии, но скоро он настолько отчаялся, что оставил эту работу, пообещав себе вернуться к ней позже.

В 1745 году произошло восстание якобитов против британского правления в Шотландии. Шотландская армия из пяти тысяч человек вторглась в Англию, затем спешно отступила и была разбита в битве под Каллоденом. К счастью для Юма, все это время он был в Англии и мог наблюдать за восстанием со стороны.

Части его друзей в Эдинбурге пришлось примкнуть к той или другой стороне, что было чревато небезопасными последствиями. Комментарий Юма по поводу этих событий: «Восемь миллионов людей (могли быть) подчинены и обречены на рабство пятью тысячами, самыми смелыми, но все же самыми бесполезными из них».

Это событие оказало сильное воздействие на Юма. Он видел, что вокруг вершится история, даже если он непосредственно не участвует в ней. Его положению стороннего наблюдателя скоро пришел конец, так как он поступил на службу секретарем к генералу Джеймсу Сент-Клеру, который ожидал приказа отправиться в военную экспедицию против французов в Канаде. Корабли и армия для этой кампании ждали в Портсмуте уже несколько месяцев.

После множества недоразумений, одним из которых было отсутствие карт Франции, куда для начала должен был отправиться флот, британские корабли наконец прибыли в Л'Ориент, где был высажен десант (пока Юм делал свои записи будущей истории Англии). Целью генерала было взять в осаду важную гавань, но, к несчастью, вскоре начался дождь. Поэтому его трехтысячное войско погрузилось обратно на корабли.

magnifier.png Если Коперник лишил человека и Землю привилегии быть центром Вселенной, то солипсистский эмпиризм Юма восстановил человека в его праве быть центром всего, что происходит вокруг

В результате этой военной кампании, которая в результате ограничилась крейсированием около берегов Франции, генерал Сент-Клер заслужил высокий пост главы важной дипломатической миссии в Вене и Турине. И он отправился туда в сопровождении своих советников и своего секретаря.

Генерал Сент-Клер и его секретарь со временем привели миссию к успешному завершению, проехав через всю Европу и не достигнув ничего. И Юм решил, что с него хватит. Он решил вновь заняться философией. Первую часть своего трактата он переделал и назвал «Исследование о человеческом разумении», и именно эта работа обеспечила ему известность в Европе. Последнюю часть он назвал «Исследование о принципах морали» и считал ее лучшей своей работой. Его идеи в дальнейшем были развиты Локком, который уделял главное внимание общественному договору, гарантирующему гражданам равные права перед законом. Идеалы Юма оказали влияние на утилитаристов XIX века, таких как Бентам и Милль, воплотивших его принципы в формуле «максимальное счастье для максимального числа людей».

В 1752 году Юм стал хранителем Библиотеки адвокатов в Эдинбурге. Это не слишком утомительное занятие дало ему возможность писать больше философских эссе по различным вопросам.

Его эссе по экономическим вопросам содержали много идей, важных для этой формирующейся науки. А эссе о чудесах и самоубийстве вызвали сенсацию, когда наконец были опубликованы.

ЮМ ЛОРЬЯН.png
Британские корабли прибыли в Л'Ориент, где был высажен десант (пока Юм делал свои записи будущей истории Англии)
Wikipedia

 

От философии к истории

Работая у Сент-Клера, Юм воочию увидел, как делается история. Вдохновленный этим открытием, он сделал еще одну попытку заняться историей Англии. На этот раз он начал ее с вторжения Юлия Цезаря в 55 году до н. э. и закончил Славной революцией 1688 года.

Наконец в 1762 году он завершил этот труд, описывая век за год, тем же самым темпом, которым шел Гиббон, автор книги «История упадка и разрушения Римской империи», опубликованной четыре года спустя. По рейтингу произведение Юма уступало только работе Гиббона, но продавалось значительно большим тиражом и оставалось бестселлером почти в течение века.

А через год после опубликования «Истории Англии» Юм был удостоен чести занесения всех своих работ в список книг, запрещенных католической церковью.

magnifier.png Из-за своих необычайных размеров он был освобожден от необходимости кланяться при дворе, а после одного несчастного случая — и от обязательного правила идти спиной к выходу

В 1763 году Юм был назначен секретарем британского посла во Франции. Место в Париже было для Юма огромной удачей. Его считали английским Вольтером и принимали в высшем обществе. Посол быстро понял, что присутствие его секретаря в салонах гораздо лучше поддерживает интересы Британии, чем что-либо другое, и посоветовал ему как можно больше бывать в общественных местах.

К этому времени Юм выглядел довольно неважно. Его лицо было толстым и красным, он много ел и пил, был тучен и неуклюж. Но он обладал блестящим интеллектом и остроумием. Из-за своих необычайных размеров он был освобожден от необходимости кланяться при дворе, а после одного несчастного случая — и от обязательного правила идти спиной к выходу.

Юм познакомился с Руссо. Тот был полной противоположностью Юму — как в философии, так и по темпераменту. И все же они были по одну сторону. Они оба стремились к реформам. Руссо занимался тем, что размышлял об индивидуальности, о путях ее самовыражения и реализации. Юм изучал возможности самостоятельного мышления и изучения мира при помощи разума, очищенного от старых предрассудков.

Руссо подвергался нападкам после публикации романа «Эмиль», выступающего за демократию и отрицающего божественное право королей, и Юм предложил ему свою помощь. К сожалению, когда Руссо приехал в Англию, он уже был доведен до безумия своими преследователями. Он обнял Юма, сказав, что сильно любит его, и почти без перехода стал утверждать, что философ находится в заговоре с его врагами и замышляет против него зло. Юм делал для него все, что мог, Руссо — все, чтобы испортить его старания.

ЮМ СТАТ.png
Памятник Юму на Королевской Миле в Эдинбурге
Wikipedia

 

Против софистики и иллюзий

В 1769 году Юм окончательно вернулся в Англию и поселился в Эдинбурге. Он продолжал много работать, переписывал свою «Историю» и философские работы, писал эссе. Кроме того, он создал на редкость объективную и вместе с тем уклончивую автобиографию. В Эдинбурге Юм был известным почтенным джентльменом. Он наслаждался трапезами в компании друзей, ставшей известной как «Едоки». Но он продолжал также обсуждать свои идеи с коллегами-интеллектуалами, например со своим другом Адамом Смитом.

Юм и Смит разделяли многие идеи относительно развития общества; предполагается, что Юм повлиял на теорию Смита о «невидимой руке» — конкуренции, которая управляет интересами общества.

magnifier.png «Мир — это не что иное, как идея слепой природы, пронизанной великим принципом жизни, текущей куда-то и не знающей родительских чувств по отношению к своим искалеченным детям»

Во многих других отношениях идеи Юма опередили свое время и оказались востребованы уже в конце XIX — начале ХХ века. Характерны такие его высказывания: «Взяв в руки любую книгу, например по религии или школьной метафизике, спросите: содержатся ли в ней какие-то теоретические размышления относительно количества или числа? Нет. Содержит ли она какие-либо экспериментальные суждения, касающиеся фактов и существования? Нет. Тогда предайте эту книгу огню, потому что в ней нет ничего, кроме софистики и иллюзии». Или: «Мир — это не что иное, как идея слепой природы, пронизанной великим принципом жизни, текущей куда-то и не знающей родительских чувств по отношению к своим искалеченным детям». Такие мнения были редкостью в середине XVIII века.

Постепенно физическое состояние и образ жизни Юма начали давать о себе знать. Он заболел, и его здоровье постепенно ухудшалось, он начал терять вес. Распространился слух, что Юм при смерти, и многие люди захотели узнать, что этот великий атеист скажет на своем смертном ложе. Когда его спросили, верит ли он в возможность загробной жизни, он ответил: «Это так же возможно, как то, что уголь, положенный в огонь, не загорится».

Юм умер 25 августа 1776 года.

Еще по теме:
22.05.2020
Сто десять лет назад, 23 мая 1908 года, родился американский физик и инженер-электрик Джон Бардин. Его особый гений не р...
15.05.2020
Пафнутий Львович Чебышёв (16 мая 1821 г. — 8 декабря 1894 г.) родился в деревне Окатово Боровского уезда Калужск...
13.05.2020
Дональд Трамп неожиданно для всех подписал указ о коммерческом освоении ресурсов на Луне и других небесных телах. Одной ...
08.05.2020
Как ученые-эпидемиологи в блокадном Ленинграде боролись с эпидемиями и побеждали их
Наверх