Инфузория претендует на авторство

Роботизация журналистики набирает обороты, но не стоит ждать, что этот тренд приведет к полному исчезновению еще одной человеческой профессии
Дан Медовников
12 ноября 2017

Я видел, как на последней редколлегии «Стимула» матерые журналисты нервно смеялись и чуть не плакали, слушая приглашенного мной известного специалиста по интернет-журналистике. Накануне я попросил его ознакомиться с содержимым нашего журнала и объяснить редакции, насколько оно вписывается в актуальные тренды.

Специалист был жёсток, местами даже жесто́к. Начал он, впрочем, с ложечки меда: «У вас хорошие новости и, часто, главный оператив; впрочем, его надо делать покороче, ведь все, что больше трех тысяч знаков, уже лонгрид». Предметы нашей профессиональной гордости, создание которых, в отличие от тех же новостей, требует немалых усилий и опыта: большие интервью, истории компаний, аналитические репортажи, — он назвал олдскульными жанрами, отпугивающими трафик. Не меньше критики досталось и стилистике наших текстов: «Необходимо убрать игровые заголовки, метафоры, иронию, авторское отношение к описываемому объекту». На самом деле предлагалось убрать большинство жанров и превратить «Стимул» в чуть приправленную служебными рубриками («пусть будут интервью, но короткие и на одну конкретную тему», «колонки тоже можно, для контраста, но не в стиле: “мы такие умные”» etc.) стерильную новостную ленту. Кто же это будет читать?

Оказалось, что наш главный читатель отныне — поисковый робот. Понравиться ему и значит обеспечить трафик. «С выбором тем тоже лучше самим не выпендриваться — спро́сите у него», — забил последний гвоздь известный специалист и красноречиво посмотрел на часы; по-видимому, его уже ждала для консультаций новая редакция.

Следующий логический переход дался без труда: раз главный читатель — робот, то и писать лучше всего роботу, тем более что такая обезжиренная журналистика должна хорошо поддаваться алгоритмизации. В испуганном бесчеловечным призраком журналистского будущего сознании всплыли многочисленные тексты последнего времени о робожурналистике. Вместо прокуренной шумной редакции с матерящимися «золотыми перьями», неуравновешенными начинающими авторшами и вечными скандалами с ньюсмейкерами издатель просто покупает лицензионный программный пакет «Журнал на инновационную тематику. Версия 2.0», устанавливает на свой домашний компьютер и переходит к более важным делам. А ведь предупреждали!

Полезли с коллегами в интернет за последними «новостями с фронта». Они подтверждали наши худшие опасения. Вот, скажем, сообщение о сотрудничестве между Associated Press и софтвер-компанией AutomatedInsights. Вместе они создали систему, которая автоматически генерирует обзоры о прибылях и убытках компаний. А французская Le Monde, оказывается, скооперировалась со стартапом Syllabs для автоматической генерации контента при освещении региональных выборов во Франции. Или китайская новость: «Агентство Xinhua официально заявило, что планирует использовать автоматическую генерацию для спортивных и финансовых отчетов». Совсем серьезную историю с автоматизацией журналистского ремесла затеяли скандинавы. Шведско-финский проект Immersive Automation (как заявлено на сайте, «вероятно, один из крупнейших в мире проектов в этой области») ставит своей целью наладить производство «управляемого данными контента» и «продемонстрировать информационную экосистему, основанную на автоматизированном повествовании» (сразу напомнило Бретона, но об этом ниже). В консорциум, который реализует этот проект, входят Хельсинкский университет, Sanoma, Tekes, Культурный фонд Швеции в Финляндии и еще несколько фондов и компаний. Кстати, первые результаты Immersive Automation собирается представить совсем скоро — в мае следующего года.

В описании своего проекта скандинавы сразу констатируют: «Журналисты и редакторы не обладают компетенцией обрабатывать цифровые данные, получаемые из интернета в больших объемах. Есть необходимость в новой породе метажурналистов, которые способны работать с масштабируемым информационным контентом». Этих специально отобранных «метажурналистов» планируется обучать «компьютеризированному мышлению, алгоритмическому новостному производству и редакторским инструментам на основе автоматизации». Судя по тому, что далее речь идет о привитии им навыков «автоматизированной генерации текста» и зубрежке набора «моделей для построения сюжетов», «метажурналисты» будут учиться писать как роботы, которые в итоге их и заменят.

Пока, по мнению большинства экспертов, робожурналистика будет быстро распространяться в области генерации новостного контента, финансовой аналитики и спортивных текстов — они формализуются лучше всего, в том числе потому, что и в человеческом исполнении удовлетворяются ограниченным набором штампов. Наверное, быстрее всего роботизируются и сами СМИ, и рубрики, посвященные этим темам. По поводу более сложных тем и жанров единого мнения нет. Рискну высказать свое: пока будут читатели, получившие сносное образование и знакомые с человеческой культурой и именно в силу этих обстоятельств ищущие в сообщении не просто информацию, но и смысл, будет спрос и на человеческие тексты с метафорами, иронией, авторской позицией и самостоятельно выбранной темой. Не стоит спешить учиться «автоматизированной генерации текста», здесь роботов не переплюнешь. Тем более что похожий эксперимент — увлечение автоматическим письмом, элиминирующим мыслительную деятельность автора, — человеческая культура уже ставила. В первой трети прошлого века французские сюрреалисты возлагали на него большие надежды и пытались, как пишет исследовательница их творчества Жаклин Шенье-Жандрон, «писать, говорить, рисовать так, чтобы рассеивалась власть разума и вкуса, чтобы приглушалось осознание самого себя». Получалось не очень. Любопытно, что главное произведение, созданное этим методом, — «Магнитные поля» Андре Бретона и Филипа Суппо — начинается с саморазоблачающей фразы: «Мы — пленники капель воды, бесконечно простейшие организмы».

Темы: Мнения