Мнение17 Ноября 2021

Пушкин за бортом!

Александр Механик
Школа компетенций победила школу знаний, и теперь «пароход современности» плывет в бескультурное будущее

Газета Washington Post в статье под трагическим названием «Исключение классики из Университета Говарда — это духовная катастрофа» рассказала о том, что один из ведущих университетов Америки, Университет Говарда, реализуя то, что называется политикой новых приоритетов, закрыл свой факультет классической литературы.

При этом авторы статьи — преподаватели этого университета ужасаются развернутой в академических кругах кампании по игнорированию или пренебрежению европейской классикой, что, по их мнению, является признаком духовного и морального упадка и глубокой интеллектуальной ограниченности, бушующей в американской культуре.

Но наше внимание привлекла не сама по себе эта дискуссия с радикалами, которые решили сбросить европейскую классическую традицию с «парохода современности». В конце концов, мы знаем такие примеры и в нашей истории начала XX века, когда сбрасывали Пушкина, и в истории современной, в которой находятся желающие таким же образом сбросить наше недавнее прошлое. Нас заинтересовала в первую очередь мысль авторов о дефектах американского среднего образования, которые, на их взгляд, и становятся причиной этого невежественного радикализма.

По мнению авторов, закрытие факультета в Университете Говарда не изолированное явление. Это результат массового провала по всей Америке школьного образования, которое превратилось в приобретение навыков, в умение наклеивать ярлыки и в усвоение специфического языка. «Школьное образование перестало быть образованием, — пишут авторы статьи. — Ведь образование должно открывать уникальность человека, чтобы он мог проявить эту свою уникальность. Образование — это формирование духовно и морально цельных людей».

Эта констатация напомнила мне о дискуссии, которая шла несколько лет назад в российском школьном образовании, о том, какая у нас должна быть школа — школа знаний или школа компетенций, которые ее сторонниками в первую очередь понимались как навыки.

Кратко позиции сторон в той дискуссии можно охарактеризовать следующим образом. Сторонники школы знаний считали, что именно знания воспитывают и готовят к жизни. Что именно знания порождают компетенции. Что не экономика должна «тащить» образование, а образование — экономику.

Сторонники же школы компетенций считали, что выпускники традиционных российских школ не приспособлены к изменившейся социальной и экономической ситуации, потому что значительно бóльшую роль в современной экономике стали играть отрасли, не требующие такого объема знаний, который давала советская система образования. Что советское образование было основано на знаниях ради знаний, и поэтому система преподавания в школах должна быть переориентирована со знаний на компетенции и умения. И если в советской школе результаты образования были представлены формулой «знания — умения — навыки», то сторонники школы компетенций предлагают формулу «умения — навыки — знания».

Характерно, что страны, вынужденные решать задачи ускоренной модернизации, выбирали школу знаний — она укоренилась в Германии, Японии, России, затем в СССР, а теперь и в Китае. А школа компетенций характерна в большей степени для англосаксонского мира. Причем в наиболее развитой форме она существует в США, где, в отличие от континентальных стран, школа всегда была предметом заботы не государства, а местных сообществ. Они же обычно склонны решать не столько проблемы высокого образования, сколько прагматические задачи собственного выживания, для чего как раз более всего и подходит школа компетенций. Хотя и в англосаксонских странах школы для элиты были скорее школами знаний, и еще недавно знания в будущую элиту там вколачивались самыми строгими способами, вплоть до порки.

К сожалению, в новой России на почве повального, не побоюсь этих слов, «преклонения перед иностранщиной», была проведена, несмотря на ожесточенную дискуссию, реформа школы на манер американской. Недавно автор этих строк думал написать статью в продолжение той дискуссии и обнаружил, что она уже неактуальна: сторонники школы компетенций одержали полную победу.

И вот одна из ведущих американских газет на фоне радикальных эксцессов неожиданно осознала, что школьное образование — это больше, чем просто подготовка учеников к решению прагматических задач. Это еще и раскрытие уникальности каждого человека, а без широкого кругозора, которое дают именно знания, оно невозможно. Хотелось бы, чтобы у нас тоже задумались над этим. Тем более что переход к школе компетенций сопровождался в России и другими разрушительными для российского образования реформами.

Что же делать? На это очень эмоционально ответил Алексей Савватеев — математик, профессор МФТИ, известный популяризатор математики и энтузиаст классической школы: «Нам нужно серьезное разоблачение группы экспертов, которых я называю “30 на 30”. Это 30 экспертов, которые 30 лет говорили чушь про образование, тем самым поддерживая его развал. И вернуть российский суверенитет над российской школой».

Наверх