Мнение28 Марта 2021

Регулируйте электронную промышленность правильно!

Иван Покровский
Иван Покровский, исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники
Действующее регулирование закупок, которое защищает российскую продукцию, не создает у производителей мотивацию технологического развития. Необходимо разработать меры регулирования, которые будут направлены на формирование технических требований по критериям доверенности, функциональной и санкционной устойчивости

За последнее время правительство приняло ряд мер по защите отечественных производителей. По моему мнению, главным итогом этих усилий на сегодня является то, что дана и воспринята политическая установка на развитие промышленности с использованием мер государственного регулирования рынка. Она встретила сопротивление многих компаний и регуляторов, которые всю свою деятельность строили на принципах так называемой свободной торговли. Этот принцип предполагал невмешательство государства, но легко допускал доминирование крупнейших глобальных корпораций вплоть до полного вытеснения с рынка национальных разработчиков и производителей. Сейчас во многих странах, насытившихся глобализацией, экономическая политика разворачивается к протекционизму. Пока основным инструментом этой политики в России стал запрет на закупки импорта и преференции продукции с подтвержденным российским происхождением.

Уже регулируются государственные закупки и закупки компаний, контролируемых государством. Обсуждается регулирование закупок в рамках государственных программ и закупок для объектов критической информационной инфраструктуры.

Это регулирование дает положительные результаты, но также и побочные эффекты.

Положительные для электронной промышленности результаты обеспечены проектами локализации. Их запускают крупнейшие на рынке торговые и дистрибьюторские компании, которые начинают переходить от поставок импорта к производству собственной продукции в России. Когда компании с объемами поставок в сотни миллиардов рублей в год переводят на российское производство даже небольшую долю своей номенклатуры, это оказывает значительное влияние на отрасль. Постепенно эта доля растет. Считаю, что только благодаря этому в кризисный 2020 год отрасль не сократила объемы производства.

Негативный побочный эффект действующего регулирования закупок — наслоение множества бюрократических барьеров, которые для малых и средних компаний отрасли непреодолимы. Сложные и запутанные процедуры подтверждения российского происхождения отвлекают у компаний значительные ресурсы. Компании, которые не могут пройти многомесячное испытание по включению своей продукции в соответствующий реестр, нормативно приравниваются к поставщикам импорта, на них начинают распространяться те же ограничительные меры, что и на поставки зарубежной продукции. В итоге структура отрасли начинается меняться: доля малых и средних компаний сокращается, доля крупнейших увеличивается. Компании, которые включили свою продукцию в реестр, начинают сознательно или невольно рассматривать свои затраты на подтверждение российского происхождения как инвестицию, которая создает конкурентное преимущество. Им становится невыгодно снижение бюрократического барьера для тех, кто еще не вошел в реестр. И если на пути в реестр многие выступали за повышение прозрачности критериев и процедур оценки, то, освоившись в реестре, они же становятся основными лоббистами барьеров.

Второй побочный эффект — непрекращающаяся борьба между компаниями отрасли за критерии российского происхождения.

С одной стороны, крупнейшие дистрибьюторы импорта и системные интеграторы, которые начинают проекты локализации, хотят получить для себя максимальные преимущества при минимизации инвестиционных расходов: они выступают за то, чтобы российской признавалась в том числе продукция крупноузловой сборки из зарубежных модулей.

С другой стороны, крайнюю позицию занимает ряд производителей микроэлектроники, которые настаивают на обязательных требованиях использования российских микросхем, в частности российских процессоров, в цифровом оборудовании.

Риски перекосов как в одну, так и в другую сторону существенны. Если основной функционал оборудования будет определяться электронными модулям зарубежной разработки и производства, то по итогам реализации программ цифровой экономики, мы получим информационную инфраструктуру, опирающуюся на программно-аппаратные платформы зарубежных корпораций, и практически потеряем возможность выйти из технологической зависимости от них.

Если же принять критерии, которые предполагают обязательное использование российских микросхем, тогда реестр продукции российского происхождения многократно сократится по номенклатуре, оставшаяся в нем продукция будет существенно дороже, увеличатся сроки поставок. В этом случае большинство компаний отрасли потеряют возможность использовать преференции российского происхождения продукции, а большинство заказчиков, работающих по 44 и 223-ФЗ, вернутся к закупкам импорта через «обоснование невозможности».

Со стороны АРПЭ мы вносили предложения установить в качестве обязательного требования локализацию процессов проектирования (схемотехники, топологии платы, конструкции, встроенного ПО) ключевого электронного модуля, который определяет основной функционал оборудования, а также требование локализации производства электронных модулей и оборудования начиная с монтажа компонентов на плату. На основе этих требований совместно с другими ассоциациями была разработана прозрачная система критериев российского происхождения продукции. В нее были заложены принципы поэтапного повышения уровня локализации, согласования мер регулирования с технологическими возможностями промышленности. К сожалению, в прошлом году эти предложения не прошли, лобби крупнейших ИТ-компаний, объединенных в консорциумы, оказалось сильнее. В этом году готовимся вносить предложения снова. Рано или поздно нужно будет согласовать единую систему с прозрачными критериями российской продукции, иначе регулирование будет постоянно сбоить.

Нужно сказать, что регулирование закупок, даже при самых правильных настройках и идеальных процедурах, не может качественно повлиять на развитие промышленности.

Это регулирование не распространяется на первый этап отбора оборудования, который связан с формированием технических требований, в том числе по функциональным возможностям, совместимости в инфраструктуре, информационной безопасности, отказоустойчивости. Для электроники и информационных технологий этот первый этап отбора существенно важнее, чем отбор на этапе формализованных закупок. Если заказчик ориентирован на использование зарубежных закрытых технологий, то в конкурсе будут участвовать только поставщики соответствующего оборудования, а технические решения российских компаний не будут рассматриваться как не соответствующие конкурсной документации. Если же заказчик ориентирован на российские технологии, то его техническими требованиями, например по критериям информационной безопасности, могут быть исключены разработки зарубежных компаний, основанные на использовании закрытых для заказчика алгоритмах и схемотехнических решениях.

Поэтому следующим шагом должна быть разработка мер регулирования, которые будут направлены на формирование технических требований к электронному оборудованию, программному обеспечению и информационным системам по критериям доверенности, функциональной и санкционной устойчивости.

Действующее регулирование закупок, которое защищает российскую продукцию (точнее, продукцию из реестра), не создает у производителей мотивацию технологического развития. Оно оправдано тактически только на первых этапах стратегии отрасли. А техническое регулирование по критериям доверенности и устойчивости создает мотивацию развития, в том числе развития экспорта: статус российского происхождения в других странах продаваться не будет, а создание устойчивой и защищенной информационной инфраструктуры актуально для всех стран.

Наверх