Широкий фронт узких приоритетов

Принцип ставки на лидеров находит отражение в выборе тематических приоритетов и инструментов научной политики. Недостаток этого подхода — гипертрофированная стратификация научного сообщества, постепенное вымывание из научного ландшафта ряда областей, которые могут стать основой прорыва в будущем
Ирина Дежина
Ирина Дежина, Руководитель группы по научной и промышленной политике Сколковского института науки и технологий, доктор экономических наук
20 Сентября 2017

Действующая стратегия инновационного развития (до 2020 года)1 предполагает, что у нас формируется эффективная наука — по крайней мере, именно так называется один из разделов стратегии. В ней перечислены направления действий для достижения этой цели, большинство из которых остаются актуальными. Это повышение конкурентоспособности университетов за счет роста объемов научных исследований, поддержка и развитие научных кадров, усиление научной мобильности, создание новых исследовательских центров, центров компетенций, проведение оценки научных организаций, расширение грантовой формы финансирования, развитие связей с компаниями.

Чтобы решить все эти задачи, надо наращивать финансирование. И в стратегии это предусмотрено: в новой ее редакции, которая разрабатывалась в 2016 году, целевым стал показатель 1,77% совокупных расходов на НИОКР в ВВП. При этом позиционирование науки внутри более широкого круга проблем инновационного развития — стратегически верный подход, поскольку любое отделение научной деятельности от экономико-политического контекста приводит к упрощениям и искажениям.

Однако еще до завершения действия этой стратегии, в декабре 2016 года, была принята новая стратегия более узкой направленности — Стратегия научно-технологического развития РФ. В ней также указаны возможные решения, направленные на рост эффективности науки, в существенной мере повторяющие то, что сказано в стратегии инновационного развития: внимание кадрам, поддержке и продвижению молодежи в науке, взаимодействию и кооперации с бизнесом. Есть, конечно, и нововведения, но не принципиального характера. Самым новаторским в новой стратегии стал переход от «больших вызовов» к приоритетным научно-технологическим направлениям.

Действительно, новый список приоритетов по сравнению с тем, что был утвержден президентом в 2011 году, расширяет перечень наиболее актуальных научных направлений и даже, кажется впервые, включает в него решение проблем методами социальных и гуманитарных наук. В то же время тематики почти на 70% пересекаются с прежними приоритетными направлениями, хотя и уточняются через детализацию. Если раньше, например, приоритетом были просто транспортные системы, то теперь — интеллектуальные транспортные, логистические и телекоммуникационные.

Одновременно Национальная технологическая инициатива (НТИ) упоминается в новой стратегии как один из основных инструментов, «обеспечивающих преобразование фундаментальных знаний, поисковых научных исследований и прикладных научных исследований в продукты и услуги, способствующие достижению лидерства российских компаний на перспективных рынках в рамках как имеющихся, так и возникающих (в том числе и после 2030 года) приоритетов»2. И в ней уже де-факто состав приоритетных направлений заметно сужается. 

Основными становятся «сквозные технологии», которые затем практически один в один повторяются в только что принятой программе — «Цифровая экономика Российской Федерации»3 (см. таблицу). Можно предположить, что именно эти направления среди всех приоритетов окажутся «приоритетнее», поскольку, скорее всего, именно туда будут направляться наиболее существенные ресурсы.

«Сквозные технологии» в НТИ и в программе «Цифровая экономика»

НТИ
Программа «Цифровая экономика»
Большие данные
Большие данные
Искусственный интеллект
Нейротехнологии и искусственный интеллект
Системы распределенного реестра
Системы распределенного реестра
Квантовые технологии
Квантовые технологии
Новые производственные технологии
Новые производственные технологии
Сенсорика и компоненты робототехники
Компоненты робототехники и сенсорика
Технологии беспроводной связи
Технологии беспроводной связи
Нейротехнологии и технологии виртуальной и дополненной реальности
Технологии виртуальной и дополненной реальности

Промышленный интернет
Новые и портативные источники энергии

Технологии управления свойствами биологических объектов


Получается, что пока для сторонников широкого фронта исследований и фокуса на фундаментальную науку произошедшие изменения скорее неутешительны, хотя фундаментальная наука и названа «системообразующим институтом долгосрочного развития нации». Тем более что и «планка финансирования» в новой стратегии установлена низко — довести к 2035 году расходы на исследования и разработки в ВВП до 2%, то есть до уровня, уже достигнутого значительным числом стран, имеющим развитые научно-технологические системы.

Тревогу вызывает и тенденция снижения расходов на исследования и разработки в ВВП. Если в 2015 году они составляли 1,13%, то в 2016-м — 1,1%. При этом доля финансирования фундаментальных исследований в ассигнованиях на гражданскую науку из средств федерального бюджета также сокращалась. В 2014 году она была 27,8%, в 2015-м — 27,4%, в 2016-м — 26,1%4. Такое положение тем более болезненно, что исторически многие открытия прикладного характера базировались на серьезных фундаментальных заделах. Отчасти поэтому так трудно приживаются инновации в научной системе страны.

«Ставка на лидеров» (picking winners) формируется не только в области тематических приоритетов. Этот принцип находит отражение и в инструментах научной политики. В итоге происходит не столько вымывание кадров из науки — с этой точки зрения, по крайней мере статистически, ситуация благополучная, — сколько к росту расслоения внутри научного сообщества. По данным статистики, среднемесячная заработная плата научных сотрудников вузов составила за первый квартал 2017 года 52,9 тыс. рублей5.

Эти данные говорят не только о том, что средняя зарплата научных сотрудников в стране малоинформативный показатель, но и о наличии существенного расслоения между организациями даже «одной лиги». Причем есть и расслоение внутри самих организаций, поскольку показанное вузами «среднее» аналогично средней зарплате ученых по стране. Ученые с высокими доходами зарабатывают настолько хорошо, что это позволило продемонстрировать высокую среднюю зарплату научных сотрудников по организации в целом. Полученные цифры вызвали недоумение и дискуссии среди читателей этих статистических сводок.

Итак, есть несколько одновременно протекающих процессов — де-факто снижение финансирования и более точечное определение приоритетных для науки тематик, ориентация на поддержку лидеров. Казалось бы, в условиях ограниченных ресурсов «ставка на лидеров» оправданна. Однако она может дать результат только в краткосрочной перспективе в сложившихся в России условиях. Обратная сторона этого подхода, уже наблюдаемая, — гипертрофированно растущая стратификация внутри научного сообщества, постепенное исчезновение из научного ландшафта ряда областей, которые могут стать основой прорыва в будущем.

Ведь нет никакой гарантии, что государство выбрало «правильных» лидеров — особенно когда речь идет о направлениях исследований. Кроме того, ориентация на лидеров принесет отдачу, если будут изменены основополагающие принципы функционирования науки. А они за долгие годы почти не затронуты — остаются низкая базовая зарплата в науке в целом, ведущая к искажениям стимулов и назначения финансовых инструментов, высокая педагогическая нагрузка преподавателей, а также система организации исследований, которая не обеспечивает бесперебойного финансирования и функционирования исследовательской инфраструктуры.

Мнения авторов, опубликованные в этой рубрике, могут не совпадать с точкой зрения редакции.

1 — Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. http://government.ru/docs/9282/

2 — П. 23 Стратегии. Источник: http://kremlin.ru/acts/bank/41449/page/2

3 — http://static.government.ru/media/files/9gFM4FHj4PsB79I5v7yLVuPgu4bvR7M0.pdf

4 — Ратай Т. В. Ассигнования на гражданскую науку из средств федерального бюджета в Российской Федерации // Бюллетень серии «Наука, технологии, инновации». М.: НИУ ВШЭ, 28.06.2017 г. https://issek.hse.ru/news/207116445.html

5 — Суслов А.. Среднемесячная начисленная заработная плата научных сотрудников: январь — март 2017 г. // Бюллетень серии «Наука, технологии, инновации». М.: НИУ ВШЭ, 19.07.2017 г. https://issek.hse.ru/news/207514676.html

6 — Информационно-аналитические материалы по результатам проведения мониторинга эффективности деятельности образовательных организаций высшего образования. http://indicators.miccedu.ru/monitoring/?m=vpo

Темы: Мнения