Спектр предпринимательского духа

Бум исследований и программ поддержки быстрорастущих компаний имеет один недостаток: и ученые, и чиновники начинают считать, что этот тип бизнеса можно свести к конечному набору количественных характеристик. Растущая эмпирическая база не дает оснований для такой уверенности
Дан Медовников
7 января 2018

Как недавно остроумно заметил один мой коллега, интерес экономической науки и государственных институтов к быстрорастущему среднему бизнесу растет едва ли не быстрее, чем сам этот бизнес. При этом приходится с сожалением констатировать, что разброс мнений в отношении и определения самого объекта, то есть быстрорастущих компаний (БРК), и методов работы с ним тоже продолжает быстро увеличиваться.

«Эпоха невинности» начала 1980-х, когда Дэвид Бёрч впервые ввел термин «газели» и неофиты не видели больших проблем в его использовании, миновала окончательно. Стремление сделать быстрый рост компании предметом строгой теории, наверное, чем-то сродни желанию оцифровать предпринимательский дух, поэтому пока всё новые и новые исследователи, берущиеся за решение этой проблемы, неизменно оказываются в замешательстве.

magnifier.png  Стремление сделать быстрый рост компании предметом строгой теории в чем-то сродни желанию оцифровать предпринимательский дух, поэтому пока все новые исследователи, берущиеся за решение этой проблемы, неизменно оказываются в замешательстве

В течение какого времени и какими темпами должны расти компании, чтобы их можно было квалифицировать как быстрорастущие (разброс предлагаемых сейчас дефиниций — от 9 до 20 процентов в год и более в течение трех–пяти лет и более)? Определять этот рост по выручке или по числу рабочих мест? Есть ли среди БРК особые разновидности вроде «стабильно растущих» фирм? Есть ли корреляция между быстрым ростом и инновационностью? Нужны ли для поддержания быстрого роста таких компаний специальные инструменты господдержки? Список вопросов, на которые исследователи сегодня дают взаимоисключающие ответы, можно легко продолжить. Отдельные отчаявшиеся эксперты даже вспомнили «закон Жибра», сформулированный французским экономистом Робером Жибра еще в начале 1930-х годов и постулирующий стохастический (то есть случайный) характер роста любой фирмы. Если это действительно закон, БРК не стоит рассматривать как устойчивый и рационально познаваемый феномен (заметим, что утверждение Жибра было не раз опровергнуто на протяжении последних восьмидесяти лет, но упорство, с каким его вновь и вновь пытаются проверить, говорит о глубине сомнения, посеянного французом в умах экономистов). Тем не менее признание того, что за аббревиатурой БРК скрывается серьезный экономический феномен и его плохая изученность связана не только с известной размытостью этого феномена, но и с многолетней близорукостью экономистов-теоретиков, сегодня приобретает характер экспертного консенсуса.

magnifier.png Растет понимание, что БРК — компании зрелые, часто им не один десяток лет, а размер их может колебаться в довольно широком диапазоне, от действительно малого до средне-крупного бизнеса

Нетрудно предвидеть, что в подобной ситуации начинают быть востребованными жанры, берущие свое начало еще в апофатическом богословии — попытке определить нечто через перечисление того, чем оно не является, и этот подход, говорящий о дисциплинарной молодости наших знаний о БРК, оказывается, как ни странно, чрезвычайно полезным. Яркий пример — недавняя публикация известных британских исследователей (Brown,R., S. Mawson, and C. Mason, 2017. Myth-busting and entrepreneurship policy: the case of high growth firms).

Задача, поставленная авторами, — сформулировать и развенчать наиболее распространенные мифы о БРК. И им это удается, причем результатом этого развенчания становится лучшее понимание зон «прописки» БРК. Перечислим вслед за авторами эти мифы.

Первый миф уходит корнями в ранние публикации Бёрча: «БРК — это молодые и маленькие фирмы». Несмотря на многочисленную статистику, накопленную в последние годы в самых разных странах, часть специалистов продолжает утверждать, что БРК — это, по сути, вчерашние стартапы. Впрочем, число сторонников этого мифа постоянно уменьшается и растет понимание, что БРК — компании зрелые, часто им не один десяток лет, а размер их может колебаться в довольно широком диапазоне, от действительно малого до средне-крупного бизнеса.

magnifier.png Быстрорастущие компании находят и в высоко-, и в средне-, и в низкотехнологичных отраслях, причем нельзя сказать, что хайтек доминирует

Второй миф более устойчив и заключается в утверждении, что «БРК — это только высокотехнологические компании». Однако и он противоречит многочисленным эмпирическим данным: БРК находят и в высоко-, и в средне-, и в низкотехнологичных отраслях, причем нельзя сказать, что хайтек доминирует (согласно последним оценкам, например, в Великобритании к хайтеку однозначно можно отнести только 15% БРК).

Третий миф — наследие еще не завершившейся окончательно эпохи непоколебимой веры в силу университетских спин-оффов (USO). Мнение, что именно «USO являются плодородной почвой для БРК», также развеивается неумолимой статистикой: большинство USO самых разных стран остаются небольшими компаниями и не демонстрируют выдающейся динамики; бо́льшая же часть наблюдаемых БРК «стартапилась» вне стен университетов (разумеется, все мы знаем выдающиеся исключения, на основе которых и создан третий миф).

Миф четвертый тоже из предыдущей инновационной эпохи: «БРК в основной массе финансируются венчурным капиталом». Конечно, данные могут колебаться по странам и отраслям, но авторы дают среднюю оценку количества БРК, воспользовавшихся услугами венчура, в 2–4% (для Великобритании, кстати, эта цифра несколько выше — 4,8%; для сравнения: банковским кредитованием пользуется более половины британских БРК).

Пятый миф связан с тем, что в отношении БРК пока накоплено не так много результатов лонгитюдных исследований. Он утверждает, что «БРК характеризуются стабильным линейным ростом». На самом деле под давлением внешних и внутренних обстоятельств компании могут сходить с траектории высокого роста. Например, в рейтинге российских технологических БРК «ТехУспех» уход и возвращение компаний от года к году — давно наблюдаемое явление.

magnifier.png Под давлением внешних и внутренних обстоятельств компании могут сходить с траектории быстрого роста. Так, в рейтинге российских технологических БРК «ТехУспех» уход и возвращение компаний от года к году — давно наблюдаемое явление

Шестой миф: «БРК растут органическим путем». Британские ученые приводят множество примеров, свидетельствующих, что довольно значительная доля этих компаний растет за счет использования различных схем приобретения сторонних активов и гибридных стратегий роста (участвуя в слияниях, поглощениях, формируя новые альянсы, бизнес-группы и т. д.). Справедливости ради стоит отметить, что методология многих известных исследований специально исключает «неорганические» БРК из рассмотрения, поэтому окончательное развенчание шестого мифа предлагаю отложить на будущее. Но в остальном с Брауном и соавторами стоит согласиться — по крайней мере, немногочисленные пока исследования БРК в России рисуют похожий «апофатический» портрет: не молодые, не маленькие, работают в самых разных отраслях, в том числе в низкотехнологичных (например, агропром), в массе не университетские спин-оффы (хотя бывают исключения), редко прибегают к венчурному финансированию, порой уходят с траектории высокого роста. Но для того, чтобы выходить на удачную охоту за БРК, тем более делать их целью экономической политики, апофатического подхода, разумеется, мало.

magnifier.png Идентификация и исследование БРК только по простым количественным показателям необходимы, но не достаточны. Кабинетным аналитикам придется выйти в поле, чтобы поближе познакомиться с предпринимательским духом этих компаний

Выскажем одно соображение, которое в том или ином виде все чаще появляется как в академических публикациях о БРК, так и в аналитике, посвященной многочисленным программам их поддержки. Идентификация и исследование БРК только по простым количественным показателям (размер выручки, темпы роста, срок жизни, расходы на НИОКР, производительность etc.) необходимы, но не достаточны. Исходя только из этой информации трудно спрогнозировать как дальнейшую траекторию компаний, так и их реакцию на различные меры поддержки со стороны государства или частного игрока. Кабинетным аналитикам придется выйти в поле, чтобы поближе познакомиться с предпринимательским духом этих компаний. Для оценки перспектив БРК уже сегодня в успешных практиках разных стран помимо количественной информации используют такие плохо оцифровываемые характеристики, как «личность лидера», «визионерские способности», «стиль руководства», «амбициозность стратегии». Для представителей БРК из немецкого Mittelstand (а это пока один из самых удачных и долговременных страновых примеров слоя описываемых компаний) говорят даже об особой философии, связанной с отдаленным целеполаганием, укорененностью в регионе обитания, высокой взаимной ответственностью руководства и сотрудников. Для российских технологических БРК из рейтинга «ТехУспех» важными, например, оказываются связи с научной школой, из которой вышло их руководство, и культура научно-технологического отрыва, так или иначе связанная с культурой лидерства, свойственной научно-технической элите СССР. А для части китайских БРК принципиальным моментом оказывается наличие парткома в составе управляющих компанией органов.

Возможно, новые исследования покажут, что под одним и тем же набором количественных характеристик в разных странах и бизнес-культурах скрываются достаточно разные по своей природе БРК, и успешность работы с ними в первую очередь будет зависеть от умения видеть за столбиком холодных цифр непрерывный спектр предпринимательского духа.



Темы: Мнения