Цифровая экономика: экосистемы против корпораций

Для российских производителей микроэлектроники разрушение сложившихся рынков проприетарных решений является, возможно, единственным шансом на преодоление разрыва в масштабе деятельности с зарубежными конкурентами
Иван Покровский
Иван Покровский, Исполнительный директор Ассоциации поставщиков электронных компонентов
18 августа 2017

В цифровой экономике доступность информационных технологий теряет дифференцирующее значение. Информационные технологии будут проникать во все сферы деятельности во всех странах.

Ключевыми становятся вопросы субъектности: участвует ли страна в развитии технологий, используя цифровизацию в интересах своей экономики и безопасности, или она становится пассивным объектом цифровизации — потребителем технологий и поставщиком сырья и трудовых ресурсов.

Россия сейчас ближе ко второму варианту, что существенно повышает зависимость национальной экономики от стран — технологических лидеров. Цифровизация в текущей концепции ведет к поляризации доходов — увеличению экономики стран, которые развивают и контролируют технологии, и сокращению экономики сырьевых стран.

Главный вызов для России — переход от пассивного потребления к активной роли в создании и развитии технологий. Основной барьер на этом пути — широкое использование закрытых защищенных (проприетарных) решений зарубежных корпораций. По сути Россия сейчас находится в плену этих технологий. Российским заказчикам удобнее использовать решения зарубежных корпораций, выплачивая правообладателям интеллектуальной собственности технологическую ренту. То, что часто называется трансфером технологий, фактически является формированием зависимости, когда российские компании могут только использовать технологию, но не имеют возможности ее самостоятельно развивать и контролировать составляющие процессы.

Использование закрытых защищенных технологий, разработанных российскими компаниями, не выход. Фактор политических рисков снижается, но при этом возрастают риски технологической консервации и «феодализации» рынка. Отставание от передового мирового уровня увеличивается, а когда разрыв становится неприемлемым, заказчики переходят на использование зарубежных технологий. Сначала это происходит в виде временных исключений, затем число исключений растет и превращается в системный процесс. Наиболее наглядно это проявляется в использовании зарубежных электронных компонентов предприятиями ВПК.

Решение проблемы — переход от использования закрытых проприетарных технологий к совместному использованию и развитию открытых технологий, свободно распространяемых или коммерчески доступных. Это решение не только для России, но и для всех стран, перед которыми стоит проблема технологической независимости.

Коммерциализация в этой модели обеспечивается за счет услуг по разработке и внедрению технологий, сопутствующих сервисов. Сокращение уровня прибыльности по сравнению с закрытой продуктовой моделью не приведет к снижению динамики развития, так как компенсируется вовлечением существенно более широкого круга компаний и специалистов из разных стран в процесс совершенствования технологий. Это перезапуск глобализации в новой парадигме: вместо исчерпавшего себя примитивного разделения труда между странами — совместное развитие и использование технологий.

Мы видим, что в разработке программного обеспечения (ПО) эти принципы уже широко используются. Считается, что баланс между проприетарным и свободно распространяемым ПО уже сложился, что доля свободного ПО не растет, но этот баланс подвижен. Экосистемы разработчиков свободного ПО держат в тонусе лидеров отрасли, не позволяя им задирать уровень ренты с контролируемых рынков и предоставляя заказчикам достойную альтернативу.

Порой открытые технологии разрушают рынок проприетарных решений на переделах одного уровня и одновременно создают предпосылки для олигополизации или монополизации на другом переделе. Так произошло, например, в 1980-е с внедрением открытой архитектуры компьютеров IBM-PC. Открытая технология позволила сформироваться огромной экосистеме разработчиков и производителей компьютеров и комплектующих. На этой волне поднялась другая монополия проприетарных решений стандарта Wintel — ОС Windows плюс х86-процессоры Intel.

Сейчас экосистема из 450 компаний — разработчиков процессоров, объединившихся вокруг британской ARM, разрушает монополию Intel на рынке процессорных архитектур. ARM предлагает более открытую лицензионную модель использования своих процессорных ядер и одновременно начинает доминировать на рынке IP, где доля лицензий ARM достигает уже 40%. А на другом фронте борьбы с доминированием Intel TSMC предлагает производственные ресурсы коллективного использования и делает передовые полупроводниковые технологии доступными широкому кругу разработчиков. Объединив, как и ARM, более 450 заказчиков, TSMC получает высокий и стабильный уровень загрузки.

С увеличением числа заказчиков набирают темп инвестиций и технологического развития и уже занимают более 60% мирового рынка фаундри — контрактные производители полупроводников. И в каждом случае формируется новое, более узкое разделение труда: вместо вертикально интегрированной закрытой модели Intel возникает разделение на разработчиков IP-ядер и блоков, фаундри и разработчиков микросхем, которые в новом разделении труда выступают интеграторами базовых технологий.

Для российских разработчиков и производителей микроэлектроники разрушение сложившихся рынков проприетарных решений, возможно, единственный шанс на преодоление разрыва в масштабе деятельности. Уступая зарубежным конкурентам на три порядка в масштабе, невозможно конкурировать по сложившимся правилам минимальной цены. Нужно предлагать другие правила — не продажи закрытых решений, а приглашение к участию во владении и развитии технологий.

Для государства такое изменение подхода — это возможность перейти от дотационного финансирования отрасли к инвестиционному, решить проблемы «ухода в песок» средств, выделяемых на НИОКР.

Государство последние года щедро финансирует НИОКР в области электроники, но текущие проекты не ставят целью создание открытых технологий, разрушение мировых монополий и олигополий, развитие больших экосистем. В текущем подходе, когда ставка делается на закрытые российские решения, замещающие закрытые зарубежные решения, заложено отставание и дотационная зависимость отрасли от бюджета. Такой подход не позволяет придать исследованиям и разработкам ускорение за счет вовлечения в проекты широкого круга как российских, так и зарубежных компаний, не позволяет включить интерес крупных частных инвесторов.

В закрытой модели финансирования государственных НИОКР оценку результативности и эффективности проектов дают сами себе заказчик и выбранный им исполнитель, причем оба они заинтересованы «прикрыть» друг друга. Формируется клановый характер отношений.

В открытой модели эту оценку дает сообщество разработчиков, использующих созданные технологии. Расширение соответствующих технологических экосистем становится основным и очень наглядным критерием оценки проектов, так как характеризует и выход на рынки, и привлечение частных инвестиций.

Формирование экосистем зависит не только от государства, но в первую очередь от готовности компаний работать в сообществе, совмещая конкуренцию и сотрудничество, опираясь на открытые, уважительные отношения. Построение таких отношений, возможно, самая главная технология, которой не хватает электронной отрасли России. 

Мнения авторов, опубликованные в этой рубрике, могут не совпадать с точкой зрения редакции.

Темы: Мнения