Университет для великих компаний

Чтобы наши университеты стали предпринимательскими, понадобится инфраструктура для доводки технологий, привлечение в университетский контур предпринимателей, а перед университетским руководством должны быть поставлены не только наукометрические, но и экономические КПЭ
Виктор Авдеев
Виктор Авдеев, Генеральный директор НПО «Унихимтек», заведующий кафедрой химического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова
9 февраля 2018

Начну со ставшей популярной в последние десятилетия максимы: «Великие компании рождаются благодаря великим университетам». Действительно, ряд фирм с многомиллиардной капитализацией, появившиеся в последние время, происхождением своим так или иначе обязаны нескольким самым мощным университетам США — прежде всего речь идет о Стэнфорде и MIT.

В Европе дела обстоят поскромнее, но связь университетов и глобального конкурентоспособного бизнеса там тоже хорошо прослеживается, особенно в Германии; сильно в этом направлении продвинулись Южная Корея и Китай. Россия, несмотря на заявку о следовании тем же путем, пока не может похвастаться даже скромными результатами.

Мне кажется, интересно посмотреть, чего нам не хватает, на примере нашей фирмы — быстрорастущей и вполне успешной, получившей статус национального чемпиона, но по мировым меркам пока небольшой. Фирмы, которая не просто появилась внутри самого сильного российского университета, МГУ, но и продолжает существовать и развиваться в неразрывной связи со своей alma mater.

Сначала стоит посмотреть, какие вообще типы университетов присутствуют сегодня на карте мира. Приведу условную, но важную для понимания моих дальнейших рассуждений классификацию.

Первый тип — гумбольдтовский классический университет, объединяющий образование и научные исследования. Он не просто дает знания, но и учит их добывать, непосредственно передавая это мастерство от профессора-исследователя студенту или аспиранту. У нас самый яркий представитель этого типа — МГУ.

Второй тип университета, появившийся в наполеоновскую эпоху, — политехническая школа, в задачи которой входит подготовка инженерных кадров высшей квалификации и участие в создании новых технологий. Из российских примеров можно вспомнить Бауманку или Томский политех.

Третий тип университета я бы обозначил как проектный, он может совмещать в себе черты классического гумбольдтовского университета и политехнической школы, но главная его черта — он создан для реализации конкретного проекта, обеспечения его идеями и кадрами. МИФИ и отчасти наш знаменитый Физтех — примеры проектных университетов.

Четвертый тип стал проявляться буквально в последние десятилетия — это университет предпринимательского типа, объединяющий все лучшие черты предыдущих типов — умение обучить генерации новых знаний, способность довести их до технологий, сфокусироваться на реализации проекта, но еще и создать бизнес, благодаря которому и появляются конкурентоспособные компании. В России таких пока нет.

Университеты всех типов я бы проранжировал еще и по масштабу влияния: мирового уровня, странового, регионального. Тезис мой следующий: великие компании появляются из предпринимательских университетов мирового уровня. Поэтому, если у вас в наличии только университеты первых трех типов, пусть даже мирового уровня, для создания глобального технологического бизнеса вам все-таки чего-то не хватает.

Вернусь к примеру нашей компании. Благодаря МГУ мы были обеспечены исследователями мирового уровня, у нас не было недостатка в блестящих разработческих идеях, но довести хотя бы часть из них до технологий, не говоря уже о продуктах, не было никакой возможности. Требовалась инфраструктура: испытательные стенды, инжиниринговый центр для проектирования производственного оборудования, сертификационный центр, инженеры-технологи, которых наш химфак не готовил. Ну а далее нам нужны были маркетологи, менеджеры проектов, финансисты. И такие специалисты готовятся в классических гумбольдтовских университетах — это их неоспоримое преимущество. Но еще нам нужны были предприниматели-менторы, которые вышли бы из стен МГУ, но остались бы в зоне его притяжения и с удовольствием поделились опытом со следующей генерацией начинающих предпринимателей.

В начале 1990-х ничего этого не было, и на воссоздание всех недостающих звеньев приходилось тратить ресурсы нашей маленькой компании. Она, конечно, несмотря на это, росла, росла быстро, но сегодня я уверен, что могла бы расти еще быстрее. По сути, мы за двадцать лет заполнили собой лакуну между блестящим классическим гумбольдтовским университетом и университетом предпринимательским, только сделали это в пилотном, «пробном» режиме в зоне углеродных материалов. Сегодня у нас есть и испытательные стенды, и сертификационные центры, и опытное и промышленное производство. Наряду с учеными мы начинаем готовить технологов, подступаемся к задаче подготовки управленцев. А главное, мы стали теми самыми предпринимателями, которые не ушли из университета и готовы делиться своим опытом.

Пока, с сожалением должен констатировать, наш предпринимательский опыт мало востребован, масштабировать его не удается. Сегодня российские университеты поглощены выполнением гумбольдтовских, по сути, КПЭ — количество публикаций, индекс Хирша и т. п. Это, конечно, важные вещи, необходимые для развития университетской науки, без которой не будет ни завтрашних технологий, ни послезавтрашних бизнесов. Однако этого явно недостаточно: Scopus и Web of Science не гарантируют появления великих фирм. Присмотритесь к выдающимся американским университетам. Чтобы хотя бы приблизиться к ним, понадобятся как минимум три вещи: инфраструктура для доводки технологий, привлечение в университетский контур предпринимателей, на комфортных для них условиях и, last but not least, постановка перед университетским руководством необходимости решения не только наукометрических, но и экономических задач.



Темы: Мнения