Интервью 8 февраля 2024

Доверяй и проверяй

Многие знакомы с процедурой финансового аудита, поскольку она затрагивает деятельность широкого круга организаций в самых разных отраслях. А вот что такое аудит запасов полезных ископаемых и почему он важен для компаний-недропользователей, «Стимулу» объясняет генеральный директор АНО «МЦПО» (Международный центр передового опыта в области устойчивого управления природными ресурсами) Вера Браткова
Доверяй и проверяй
Генеральный директор АНО «МЦПО» (Международный центр передового опыта в области устойчивого управления природными ресурсами) Вера Браткова
АНО «МЦПО»

Между финансовым аудитом и аудитом по запасам много общего. Цель проведения аудита запасов полезных ископаемых и финансового аудита полностью совпадает — независимая проверка достоверности информации, в нашем случае представленной недропользователями, и обоснованности (а иногда и законности) совершаемых ими операций. В случае финансового аудита проводится проверка бухгалтерской (финансовой) отчетности и хозяйственной деятельности предприятий, при аудите запасов — оценка достоверности отчета об оценке запасов и прогноза уровней добычи полезных ископаемых, а также наличие всех необходимых разрешительных документов для осуществления недропользователем деятельности по изучению недр и добыче полезных ископаемых.

На время пользования недрами (в соответствии с условиями лицензий) месторождения полезных ископаемых, по сути, являются материальным активом добывающей компании. Запасы месторождений, их количество и качество определяют возможности компании экономически эффективно добывать полезные ископаемые и реализовать их на рынке при существующих технологиях, макроэкономических параметрах, рыночных условиях, требованиях законодательства и действующей системе налогообложения, получать прибыль и исполнять взятые на себя обязательства как перед государством, так и перед инвесторами, в том числе возможность недропользователя вернуть заемные средства, инвестиции или получить их на развитие компании. Достоверность информации подтверждается независимым аудитором. Если данные о запасах компаний окажутся под сомнением, это может вызвать резкое падение стоимости их акций или необходимость досрочного исполнения обязательств перед кредиторами и, как следствие, может оказать существенное влияние на выполнение лицензионных обязательств перед государством. Именно поэтому для компаний-недропользователей важен аудит запасов полезных ископаемых.

Аудитор не выполняет функции контролирующих организаций, и это позволяет ему оказывать помощь в выявлении допущенных ошибок и их исправлении, давать рекомендации по организации работ таким образом, чтобы предотвращать или максимально избегать ошибок в будущем.

magnifier.png По основному сценарию «Прогноза долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года», подготовленному Минэкономразвития РФ в 2013 году, цены на нефть марки Urals в период с 2015 по 2022 год не подтвердились более чем на 40%

Требования к специалистам, привлекаемым для аудита, общие и не зависят от его вида: они должны обладать необходимыми и достаточными знаниями и опытом, не быть аффилированными с юридическим лицом, в отношении которого осуществляется аудит, регулярно повышать свой профессиональный уровень. По сути, им должны доверять и те, по чьему заказу проводится аудит, и те, кто будет использовать результаты аудита в дальнейшем. Не случайно, когда мы говорим о формировании системы национального аудита, мы прежде всего говорим о создании системы доверия. А доверие напрямую связано не только с высоким уровнем квалификации, но и с ответственностью экспертов* и компетентных лиц**.

Это крайне важно, так как у обсуждаемых нами видов аудита есть принципиальное отличие: финансовый аудит оценивает то, что уже произошло, аудит запасов — то, что произойдет в будущем. И это обстоятельство коренным образом влияет на формирование системы ответственности экспертов и компетентных лиц по запасам и ее отличие от ответственности финансовых аудиторов.

Как часто прогноз подтверждается через десять-пятнадцать лет? Кто в состоянии дать точный прогноз на такой период? И какова ответственность тех, кто ошибется в своем прогнозе на 20, 50 или 100 процентов?

Например, по основному сценарию «Прогноза долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года», подготовленному Минэкономразвития РФ (МЭР) в 2013 году, цены на нефть марки Urals в период с 2015 по 2022 год не подтвердились более чем на 40 процентов.

Прогноз МЭР 2013 года цены на нефть марки Urals по основному сценарию согласно «Прогнозу долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года» и фактические цены

2015 г.

2016‒2020 гг.

2021‒2025 гг.

Прогноз

98

96

98

Факт по годам

51,2

41,9 (2016)

53,03 (2017)

70,0 (2018)

63,6 (2019)

41,7 (2020)

57,9 (2021)

56,3 (2022)

~52,2(полгода 2023)

Факт среднее по годам

54,0

~55.5

Отклонение, %

−48

−44

−43

Этот пример приведен для того, чтобы проиллюстрировать, насколько сложно делать прогнозы даже на ближайшие пять лет в условиях ограниченной информации, неопределенностей и рисков. При оценке запасов полезных ископаемых и уровней добычи прогнозы делают на существенно более длительные сроки, в том числе на полное развитие месторождения, а это очень часто превышает периметр 30 лет. И цена на полезное ископаемое — это только одно из неизвестных в этом уравнении. К существующим неопределенностям на момент оценки можно отнести геологические строение месторождения, наличие технологий и оборудования, в том числе их доступность и стоимость, макроэкономические параметры, спрос и так далее.

В связи с этим крайне важно при создании национального аудита запасов сформировать такую систему ответственности экспертов и компетентных лиц, чтобы она, с одной стороны, вызывала доверие у всех участников процесса, с другой — не стала непреодолимым барьером, из-за которого опытные специалисты просто не рискнут этим заниматься.

— До 2022 года финансовым аудитом в России преимущественно занимались российские представительства глобальных консалтинговых компаний. Как в этом отношении обстоят дела с аудитом запасов полезных ископаемых?

— Ситуация с исполнителями аудита или экспертизы запасов полезных ископаемых несколько сложнее, чем в финансовом аудите.

В той части, которая касалась представления данных для международной финансовой отчетности (МСФО), аудит запасов нефти и газа (УВС) в России, как и в части стран мира, начиная с 90-х годов прошлого столетия в основном выполнялся силами американских аудиторских компаний (преимущественно DeGolyer & MacNaughton, Miller & Lents, Ryder Scott), подотчетных Комиссии по ценным бумагам США. Вполне объяснимо почему это произошло. Как раз в это время наши добывающие компании стали обращаться за инвестициями в иностранные, преимущественно западные, финансовые институты и, соответственно, появилась необходимость представлять данные о запасах в тех стандартах и по тем требованиям, которые были понятны для западных финансовых институтов и которым они доверяли.

Важно отметить, что потребность в проведении аудита запасов есть далеко не у всех добывающих компаний: если по УВС из четырех тысяч месторождений ежегодный аудит запасов проводится примерно по 80 процентам, то по твердым полезным ископаемым (ТПИ) из 12 тысяч месторождений аудит запасов проводится примерно по пяти процентам из этого количества и к тому же не ежегодно. Справедливым будет отметить, что эти пять процентов — наиболее крупные и стратегически важные месторождения. По остальным месторождениям потребности недропользователей в части подтверждения запасов полезных ископаемых обеспечивает проведение государственной экспертизы запасов.

В России государственная экспертиза запасов полезных ископаемых осуществляется силами российских экспертов, ее история насчитывает почти сто лет. Результаты госэкспертизы используются прежде всего для целей государственного регулирования процессов недропользования, стратегического планирования развития добывающей отрасли и защиты энергетической безопасности страны. При этом предоставление результатов государственной экспертизы запасов является обязательным требованием при проведении аудита запасов и предоставлении информации в российские банки. Протоколам Государственной комиссии по запасам (ГКЗ Роснедр) доверяют не только российские финансовые институты, но и международные. Например, в соответствии с требованиями к стандартам предоставления отчетности по оценке (аудиту) запасов полезных ископаемых Лондонской фондовой биржи допускается представление отчетности по российской классификации ТПИ, утвержденной протоколами ГКЗ Роснедр. А по УВС Лондонской фондовой биржей рекомендовано использование PRMS, CIM (Канада) либо любой другой классификации, сопоставимой с ними. Такое правило существует на многих международных биржах. Из этого следует, что запасы, оцененные по российской классификации запасов УВС, также могут быть представлены на этих биржах, так как она сопоставима с PRMS через рамочную классификацию ресурсов ООН (РК ООН).

magnifier.png Уход с российского рынка американских аудиторских компаний не только не решил проблемы критической зависимости российской добывающей отрасли от западной системы оценки запасов при решении финансовых задач, но и несколько усугубил ее

Существенным недостатком заключений государственной экспертизы является то, что они не содержат достаточного объема необходимой для финансовых институтов информации, а именно количество рентабельно извлекаемых запасов и оценку достоверности достижения уровней добычи полезных ископаемых. Этот недостаток устранен по нефти и газу: с 2016 года введена в действие новая классификация запасов, а также Правила проектирования и разработки месторождений УВС — в соответствии с ними проводится оценка запасов, разработка которых экономически эффективна при текущем уровне развития технологий, цен, затрат и существующей системе налогообложения и дается прогноз добычи с разделением на категории запасов, иначе говоря — по уровням достоверности. По твердым полезным ископаемым, к сожалению, данное решение еще не реализовано.

Уход с российского рынка американских аудиторских компаний не только не решил проблемы критической зависимости российской добывающей отрасли от западной системы оценки запасов при решении финансовых задач, но и несколько усугубил ее. Несмотря на то что иностранные аудиторские компании по УВС много лет работали на российском рынке и привлекали к работе российских специалистов, ни один из российских граждан за прошедшие тридцать лет не получил статус компетентного лица по УВС. Российские эксперты, даже имея необходимый опыт и знания, соответствующие требованиям профессиональных экспертных сообществ: Общества инженеров–нефтяников (SPE), Всемирного нефтяного совета, Американской ассоциации геологов-нефтяников (AAPG) и Общества инженеров по оценке нефти и газа (SPEE), — не могут получить сертификацию компетентного лица, так как по негласным требованиям к компетентным лицам в США и Великобритании обязательное условие — наличие гражданства этих стран.

Логично было бы к решению данной задачи привлечь экспертов, участвующих в госэкспертизе, но существующие нормативно закрепленные требования к экспертам, привлекаемым к госэкспертизе, настолько минимальны, что не соответствуют международным стандартам. Статуса компетентного лица в правовом поле России не существует, а именно им в принятой международной практике доверено подписание заключений о проведенном аудите запасов. Таким образом, в настоящий момент в нашей стране формально нет компетентных лиц по УВС, признанных не только в мировом сообществе, но даже в России. В связи с отсутствием нормативно-правового регулирования этого вопроса российские добывающие компании лишены возможности предоставлять отчеты о запасах, заверенные признанными российскими компетентными лицами.

Однако за последние десять-пятнадцать лет сложилась практика привлечения российскими банками отечественных аудиторских компаний с целью оценки инвестиционных рисков, связанных с наличием рентабельно извлекаемых запасов и подтверждением уровней добычи. В России сегодня известны несколько отечественных консалтинговых компаний по УВС, которые оказывают данные услуги банкам. Введение этого вида подтверждения запасов вызвано углубившимся со временем недоверием к оценкам иностранных аудиторских компаний и несоответствие в начале 2000-х российских стандартов оценки запасов требованиям банков — отсутствием оценки рентабельно извлекаемых запасов.

Именно эти компании, а также эксперты, участвующие в аудите запасов или в государственной экспертизе, и сама Государственная комиссия по запасам должны стать составными частями создаваемой в России системы независимого аудита запасов.


НЕФТМЕСТ.jpg
Добыча нефти в Тюменской области
dzen.ru

— В текущей ситуации ведется ли работа по замещению системы аудита запасов полезных ископаемых в России?

— Задача организации горно-геологического аудита со сроком реализации до 2024 года поставлена «Стратегией развития минерально-сырьевой базы Российской Федерации до 2035 года», утвержденной распоряжением Правительства РФ в 2018 году.

Важно отметить, что как таковой задачи по «замещению» не стоит. Стратегией поставлена задача организации аудита запасов с созданием института экспертов (компетентных лиц) и аудиторских организаций в недропользовании, признаваемых российскими и международными финансовыми институтами. Эта формулировка не исключает возможности работать на российском рынке иностранным аудиторским компаниям, если они соответствуют законодательству нашей страны.

По сути, создание системы национального аудита запасов полезных ископаемых в дальнейшем должно привести к реформированию всей системы управления запасами и ресурсами полезных ископаемых в России, и сводится она к двум ключевым направлениям:

— создание института доверия за счет формирования среды квалифицированных аудиторов по запасам полезных ископаемых (компетентных лиц и консалтинговых компаний), которые подтверждают, что представленные данные о запасах достоверны и обоснованы;

— совершенствование методологии оценки запасов полезных ископаемых на основе лучших отечественных и международных практик, обеспечивающих достоверность и обоснованность запасов.

Когда мы говорим о создании системы аудита запасов в России, мы часто используем разные определения: суверенная, национальная. Используя определение «суверенная», мы хотим подчеркнуть, что она должна исключить зависимость от западной системы подтверждения запасов, которая уже не отвечает нашим национальным интересам для обеспечения устойчивого инвестиционного климата в добывающей отрасли. А для этого необходимо сформировать свои национальные инструменты и механизмы для эффективного функционирования системы, отсюда и часто используемое слово «национальная».

magnifier.png Существенным недостатком заключений государственной экспертизы является то, что они не содержат достаточного объема необходимой для финансовых институтов информации, а именно количество рентабельно извлекаемых запасов и оценку достоверности достижения уровней добычи полезных ископаемых

Одной из основных целей нашей организации (АНО «МЦПО»***) как раз и является формирование предложений о создании в России системы национального и суверенного аудита запасов при соблюдении баланса интересов государства, бизнеса и финансовых институтов, гибкой к изменениям, интегрирующей в себя лучшие практики государственной экспертизы и аудита запасов и обеспечивающей признание результатов оценки запасов полезных ископаемых странами-партнерами для повышения эффективности взаимодействия и устойчивого развития наших стран.

На текущий момент нашими силами при поддержке Роснедр, ФБУ «ГКЗ», компании «Иннопрактика» уже проведена значительная работа по концептуальному оформлению системы национального (суверенного) аудита запасов и формированию предложений по законодательному закреплению институтов экспертов в сфере недропользования и компетентных лиц. Продолжается совершенствование методологии оценки запасов как по УВС, так по ТПИ. В эту работу вовлечены крупнейшие компании-недропользователи, российские аудиторские организации, ведущие эксперты страны. Проводятся встречи с представителями банковского сектора, финансовыми аудиторскими компаниями, консультации с федеральными органами власти, в частности с МИД России, по вопросам международного сотрудничества в данной области.

Важно, что в России уже есть все необходимые предпосылки для создания собственной национальной системы аудита запасов, обладающей огромным потенциалом международного распространения: профессиональные сообщества, аудиторские компании, ФБУ «ГКЗ», эксперты и лица, имеющие необходимый опыт и знания, отвечающие международным требования к компетентным персонам и даже превосходящие их.

Но важно и другое: на текущий момент в России параллельно существуют несколько систем оценки запасов (российские классификации по УВС, ТПИ, PRMS и CRIRSCO), и в этих условиях внедрять требования по переходу на единые системы оценки запасов преждевременно — это может негативно сказаться на деятельности добывающих компаний. Поэтому именно в этой части создаваемой системы мы предлагаем использовать принцип добровольности: недропользователь, исходя из целей собственной деятельности, должен сам определять необходимость, периодичность проведения оценки, аудита запасов и ресурсов, методику оценки запасов, целесообразность представления результатов аудита для государственного учета.

Мы же должны предложить такие решения и условия представления недропользователями оценок запасов, которые были бы ему удобны и выгодны. Чтобы он сам добровольно, без какого-либо принуждения перешел на использование российских стандартов оценки запасов для финансовых институтов не только в пределах нашей страны, но и за рубежом. А для этого прежде всего необходимо завершить работу по сближению подходов российских классификаций с PRMS (для нефти и газа) и CRIRSCO (для твердых полезных ископаемых).

— Могут ли разрабатываемые сейчас в России принципы формирования суверенной системы аудита запасов полезных ископаемых быть востребованы в других странах? Есть ли еще страны со своими национальными классификациями запасов, отличающимися от PRMS и CRIRSCO?

magnifier.png Подходы и методы оценки запасов полезных ископаемых разных стран в целом близки, имеющиеся различия во многом определяются целями их применения и горизонтом планирования, историческими особенностями открытия и использования того или иного полезного ископаемого, особенностями недропользования, а иногда и обычаями, национальными традициями

— По данным из открытых источников, в мире существует более 150 официально признанных классификаций полезных ископаемых. Несмотря на то что действительно наиболее популярны две классификации (PRMS для УВС, и CRIRSCO для ТПИ), большая часть стран, помимо России, продолжает работать в своих национальных классификациях. Среди них Англия, Армения, Белорусия, Венесуэла, Вьетнам, Германия, Канада, Китай, Куба, Норвегия, Узбекистан и многие другие. Можно отметить, что в классификациях некоторых стран еще в той или иной степени сохраняется методология, разработанная в СССР.

Подходы и методы оценки запасов полезных ископаемых разных стран в целом близки, имеющиеся различия во многом определяются целями их применения и горизонтом планирования, историческими особенностями открытия и использования того или иного полезного ископаемого, особенностями недропользования, а иногда и обычаями, национальными традициями.

Цель распространения новой системы на международной площадке, которую ставит перед собой МЦПО, достаточно амбициозна: создать справедливую, основанную на взаимном уважении систему признания результатов оценки и экспертизы запасов полезных ископаемых заинтересованными странами, объединяющую национальные подходы к оценке запасов и международные стандарты, обеспечивая как разнообразие, так и единство подходов для равного доступа к финансовым ресурсам с целью развития как отдельных стран, так и мира в целом.

В условиях монополизации услуг по подтверждению запасов организациями-аудиторами из узкого круга стран (в первую очередь США), подчас использующих полученные возможности для продвижения внешнеполитических и экономических интересов прозападных стран, в модернизации международной системы аудита запасов полезных ископаемых могут быть заинтересованы представители многих государств, в частности стран СНГ, БРИКС, ШОС. В рамках формирующегося многополярного мира у каждой страны должно быть право работать по той классификации, которая лучше отвечает их национальным интересам. И не важно, какая именно методология будет использоваться: национальная классификация или PRMS, — важно, что эти классификации сопоставимы между собой и существует база для гармонизации подходов — Рамочная классификация ООН (РКООН). Россия и Китай, подписав Связующие документы между своими национальными классификациями и РКООН, убедительно это доказали.

Важно отметить, что создание РКООН поддержали все страны, входящие в ООН, так как она, создавая единый язык общения, в равной степени понятный представителям государственных структур и бизнеса, объединяет все разнообразие существующих подходов к оценке запасов, учитывает особенности законодательства каждой из стран, обеспечивает развитие их добывающих отраслей и суверенного управления собственными ресурсами.


ГАЗМЕСТ.jpg
Ковыктинское газоконденсатное месторождение в Иркутской области
ampravda.ru

Не случайно РКООН распространяется все в большем количестве стран. Например, она принята в качестве основы для национальных классификаций в Индии, Мексике, Польше, в качестве объединяющей системы для Африки в классификации и управления минеральными и энергетическими ресурсами (АМРЕК).

И еще один важный аспект — взаимное признание экспертов по запасам и ресурсам полезных ископаемых и компетентных лиц разных стран. В большинстве добывающих природные ресурсы стран есть квалифицированные специалисты, обладающие необходимым опытом и знаниями, которые позволяют не только оценивать запасы и ресурсы, но и выступать независимыми экспертами по подтверждению запасов для государственного управления ресурсами и привлечения инвестиций. Для нас самих и для стран-партнеров нет необходимости заверять оценки, выполненные нашими высококвалифицированными специалистами, заключениями специалистов, пусть даже и очень профессиональных, из других стран, если только это не делается на равноправной, справедливой, взаимовыгодной основе.

Для развития данного направления также могут быть использованы стандарты ООН, одобренные всеми странами. В прошлом году ЕЭК ООН утвердила требования к квалифицированным экспертам или компетентным лицам. Они могут служить основой для подтверждения своей квалификации экспертами разных стран, а также взаимному признанию этой квалификации странами-партерами, созданию единого международного реестра экспертов и компетентных лиц. Наличие единого реестра экспертов и компетентных лиц разных стран предоставляет много иных возможностей: обмен опытом, обучение, совместное участие в проектах, разработка новых подходов и технологий для вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов и многое другое.

В этом направлении АНО «МЦПО» также предприняты первые шаги — заключены соглашения о сотрудничестве и подписаны планы работ с Таджикистаном, Узбекистаном, Белоруссией по взаимному признанию классификаций запасов, экспертов и компетентных лиц, подготовлен проект модельных требований для экспертов по запасам и компетентных лиц по УВС и ТПИ.

В связи с этим крайне важна поддержка инициатив по формированию в России системы аудита запасов и продвижение законодательных и нормативных правовых актов на государственном уровне, так как только это позволит сформировать необходимые предпосылки для выхода нашей страны на лидирующие позиции по данному направлению на международном уровне в будущем.

magnifier.png Большая часть крупных добывающих нефть и газ компаний не только интересуются работой по формированию суверенной системы аудита запасов полезных ископаемых, но и стали ее соавторами, активно участвуя в обсуждении всех ключевых ее элементов и механизмов, критикуя и предлагая свои решения по тем или иным вопросам

— Российские компании-недропользователи интересуются работой по формированию суверенной системы аудита запасов полезных ископаемых?

— Большая часть крупных добывающих нефть и газ компаний не только интересуются работой по формированию суверенной системы аудита запасов полезных ископаемых, но и стали ее соавторами, активно участвуя в обсуждении всех ключевых ее элементов и механизмов, критикуя и предлагая свои решения по тем или иным вопросам. Только такое сотрудничество позволяет сделать систему более устойчивой, соответствующей интересами и государства, и бизнеса, снизить риски и неопределенности.

Формируя систему суверенного аудита запасов и совершенствуя в целом систему недропользования в нашей стране, мы создаем новые возможности для добывающих компаний:

— возможность представлять данные аудита запасов для государственного учета в случае, если оценка проведена по российским стандартам, обеспечивая при этом гибкость в принятии решений о методологии аудита, сроках и необходимости его проведения. Это должно привести к сокращению неэффективных затрат за счет исключения дублирования оценок;

— возможность вносить изменения в государственный учет по рентабельным запасам без представления технических проектов разработки месторождений (в случае, когда изменения связаны только с макроэкономическими параметрами и не затрагивают проектных решений).

В формировании системы национального аудита вместе с МЦПО принимают активное участие представители государственных структур, финансовых институтов и аудиторов; компании, которые сегодня проводят аудит запасов; ведущие эксперты страны. Данная система соответствует интересам всех ее участников и защищает от появления недобросовестных компетентных лиц и компаний, от нечестной конкуренции, от недружественного влияния отдельных стран, снижает риски недостоверности при предоставлении отчетности о запасах в различные финансовые структуры, формирует понятные и прозрачные правила и создает новые возможности для всех участников.

* Эксперт — специалист, обладающий широким и глубоким пониманием и компетентностью с точки зрения знаний, навыков и опыта благодаря практике и образованию в определенной области.

** Компетентное лицо — специалист, обладающий комплексными знаниями в разных областях оценки запасов и опытом, позволяющими ему возглавить группу экспертов.

*** АНО «МЦПО» — автономная некоммерческая организация «Международный центр передового опыта в области устойчивого управления природными ресурсами», создана в России в 2021 году в соответствии с решениями Комитета по устойчивой энергетики ЕЭК ООН и Совета по международному сотрудничеству в области геологи и недропользования Минприроды России.


Темы: Интервью

Еще по теме:
03.06.2024
Как связаны кибернетика и математическая теория управления? Что нового в сегодняшнем ажиотаже вокруг искусственного инте...
08.04.2024
О специфике российской философии и ее месте в мировом философском контексте мы беседуем с доктором философских наук Андр...
28.02.2024
Почему старообрядцы были успешными предпринимателями, как им удавалось становиться технологическими лидерами в самых раз...
21.02.2024
Недавно ушедший от нас член-корреспондент РАН Николай Салащенко был не только выдающимся ученым: ему и его ученикам удал...
Наверх