Как взбодрить скважину

Компания «Пакер», ведущий в России производитель скважинного оборудования для эксплуатации и ремонта нефтяных скважин, успешно создает инновационные решения, позволяющие нефтяникам увеличить долю извлекаемой нефти. Однако продвигать эти инновации на рынок компания только учится
Как взбодрить скважину
Нефтегазодобывающие скважины под Уфой
Фотография: ТАСС

Н аучно-производственная фирма «Пакер» сумела сохранить и развить особую инженерную школу пакерно-якорного оборудования, которая родилась в среде геофизиков — научно-инженерной элиты Советского Союза. Успешно коммерциализировав наработки этой школы в начале 1990-х, компания из города Октябрьский в Башкортостане вот уже четверть века остается лидером российского рынка в своем сегменте нефтегазового машиностроения. За эти годы «Пакеру» удалось существенно нарастить интеллектуальный потенциал, и сегодня компания выступает генератором инновационных продуктов и технологий, способствующих интенсификации нефтедобычи. У октябрьцев есть неплохие заделы, чтобы со временем стать в своей области национальными технологическими лидерами.

НПФ «Пакер» работает на рынке нефтегазового машиностроения в сегменте пакерно-якорного оборудования — разрабатывает и производит пакерные компоновки для проведения всех видов технологических операций в разведочных, добывающих и нагнетательных скважинах. 

 Оборот компании в 2017 году достиг 1,5 млрд рублей. 

 Продуктовая линейка насчитывает более 50 типоразмеров пакеров. 

 В год компания выпускает свыше 170 тыс. единиц оборудования разного назначения. 

Занимает 30% рынка в нише пакеров для гидроразрыва пласта, 30% — в нише пакеров для поддержания пластового давления и 30% — в нише пакеров для ремонтно-изоляционных операций. 

 Потребители продукции — нефтегазодобывающие и сервисные предприятия России и СНГ, в общей сложности их более трехсот. 

 Экспортирует 8% выпускаемой продукции. 

 Собственные производственные мощности расположены в городе Октябрьский (Республика Башкортостан). 

 Численность персонала — 675 человек. 

С 2012 года НПФ «Пакер» входит в ТОП-30 Рейтинга российских высокотехнологичных и быстроразвивающихся компаний «ТехУспех»

Основатель компании «Пакер», заслуженный изобретатель Республики Башкортостан  Мирсат Нагуманов разработал собственную конструкцию пакера для открытого ствола. Пакер представляет собой герметичный разделитель. Герметичность обеспечивают уплотнительные элементы — вставки, изготовленные из резины. С помощью якорей пакер устанавливают в стволе скважины, отсекая тем самым определенный интервал, на котором предполагается проводить ту или иную технологическую операцию. Пакер относится к разряду ответственного скважинного оборудования — он должен выдерживать большие перепады давления, не терять герметичность и не срываться с места, но с технологической точки зрения это устройство сравнительно простое.

Отличительной особенностью и изюминкой пакера Нагуманова были раздвижные опоры, препятствовавшие выдавливанию резиновых уплотнительных вставок в зазор между наружным диаметром пакера и внутренним диаметром скважины при больших перепадах давления. Тем самым Мирсат Нагуманов, по сути, положил начало новой инженерной школе пакерно-якорного оборудования. К началу 1990-х его пакер для открытого ствола, многократно опробованный в условиях реальных скважин, представлял собой готовый рыночный продукт. В итоге он стал основой семейной фирмы Нагумановых: в 1992 году отец, мать и сын Нагумановы оформили ее как НПФ «Пакер».

НАГУМАНОВ.jpg
Нагуманов Мирсат Мирсалимович – основатель компании «Пакер»
Фотография предоставлена компанией «Пакер»

Однако пакер для открытого ствола был узконишевым продуктом: его применяли главным образом для отбора проб в глубоких разведочных скважинах. Построить на нем жизнеспособный бизнес было невозможно априори — имевшийся рынок разведочного бурения Мирсат Нагуманов насытил своими пакерами еще во второй половине 1980-х, когда выполнял хоздоговорные работы во ВНИИГИС, а новыми объемами эта ниша не прирастала, поскольку к началу 1990-х разведочное бурение в стране оказалось практически свернуто.

Но именно продуманный и выверенный до совершенства пакер для открытого ствола стал родоначальником целого семейства пакеров различного назначения и в конечном итоге позволил Мирсату Нагуманову создать динамично развивающийся технологический бизнес. Отныне неотъемлемым элементом всех разновидностей «пакеров Нагуманова» и визитной карточкой его компании будет красивое инженерное решение — раздвижные опоры.

Мода на разрыв

Первый в истории компании «Пакер» прорыв связан с началом активного применения технологии гидроразрыва пласта (ГРП). Во времена СССР эту технологию опробовали как новый метод, но по назначению применяли редко, а в начале 1990-х ГРП вдруг «вошел в моду» — его стали считать чуть ли не универсальным способом нарастить объемы нефтедобычи и применяли практически повсеместно.

Гидроразрыв проводят в скважине, обсаженной эксплуатационной колонной. Пакер при ГРП нужен для того, чтобы защитить колонну от разрушения при воздействии больших перепадов давления. Пакер устанавливают выше зоны проведения ГРП и создают под ним давление, достаточное для гидроразрыва. В образовавшуюся клиновидную трещину, тоже под высоким давлением, закачивают пропант (во времена описываемых событий закачивали воду с песком). При этом верхняя часть эксплуатационной колонны, отсеченная пакером, этих перипетий на себе не ощущает: все скачки давления принимает на себя пакер.

Пакер для ГРП Мирсат Нагуманов создал быстро: это была модификация пакера для открытого ствола с небольшими доработками. Основные конструктивные идеи и ноу-хау пакер для ГРП унаследовал от своего предшественника. Унаследовал он и ту самую изюминку — раздвижные опоры: именно они позволили относительно легко перейти от пакера для открытого ствола, державшего в глубоких разведочных скважинах давление до 35 МПа, к пакеру, который при ГРП должен был выдерживать перепад уже в 100–120 МПа.

НАГУМАНОВ .jpg
Марат Нагуманов, собственник и директор компании «Пакер»
Фотография предоставлена компанией «Пакер»

Несмотря на то что за рамками узкого круга специалистов-геофизиков имя Мирсата Нагуманова никому ни о чем не говорило, продавать самые первые пакеры, без бренда и предыстории, оказалось относительно просто: рынок еще не захлестнула волна повсеместного обмана и надувательства; нефтяные компании были гораздо более открытыми, а люди еще не разучились доверять друг другу. «Когда мы пошли в колонны, здесь папу, к сожалению, не знали. Но заказчики приходили и видели его седые волосы. Он им сразу показывал изделие: “Вот здесь может сломаться, вот здесь, здесь и здесь”. И люди понимали, что их не пытаются обмануть», — вспоминает Марат Нагуманов, сын основателя бизнеса.

Свою роль сыграло и то, что новый сегмент рынка был далек от насыщения. Поэтому даже самые примитивные рекламные акции давали отличный эффект. «Ксероксов тогда не было, была копировальная машина “Эра”. Приходишь вечером домой, берешь рулон бумаги, ножницы и сидишь весь вечер рекламные листочки вырезаешь, в конверты раскладываешь, каждый конверт подписываешь и потом отправляешь по почте, — рассказывает Марат Нагуманов. — Раз отправил — сработало. Второй раз отправил — снова сработало».

Производственной площадкой молодой компании стали цеха обанкротившейся ремонтной базы. Первые пакеры изготавливались на станках, которые Марат Нагуманов выкупил у одного из местных заводов. «Кредитов не брали. Нам давали предоплату — на это производили. Ошибаться было нельзя: металл же немалых денег стоил, — вспоминает он. — Но папа уже большой опыт наработал. Все, что он делал, все продавалось и все работало».

Одним из первых клиентов октябрьцев стала сервисная компания «Катобьнефть» из Нижневартовска, специализировавшаяся на проведении ГРП. Партнерство получилось взаимовыгодным: технический директор «Катобьнефти» Сергей Максимов оказывал инженерам «Пакера» деятельную помощь в выявлении конструктивных недостатков и отработке «сырых» узлов. «С них началось масштабное внедрение нашего оборудования — с их легкой руки наши пакеры пошли сначала по Тюменской области, а потом по всей России и по всему бывшему Союзу, — рассказывает Александр Федорченко, руководитель службы испытаний новой техники. — Мы попали в бум, когда начали массово применять ГРП. Нефтегазодобывающим управлениям нужно было выполнять план, и хорошо зарекомендовавшие себя пакеры с раздвижными опорами очень неплохо продавались. Такой конструкции ни в России, ни за рубежом не было».

magnifier (1).png Пакер относится к разряду ответственного скважинного оборудования — он должен выдерживать большие перепады давления, не терять герметичность и не срываться с места

С появлением в арсенале НПФ «Пакер» оборудования, предназначенного для использования в эксплуатационных колоннах, компания из Октябрьского вышла на оперативный простор. Объем рынка обустроенных скважин в сотни раз превосходил размеры ниши разведочного бурения: только добывающих нефтяных скважин на тот момент насчитывалось порядка 180 тысяч. При этом подавляющее большинство технологических операций, связанных с обслуживанием подобных скважин: разного рода закачки, перекачки, создание давления и так далее, — предполагают наличие пакерно-якорного оборудования.

Правильный закон

Следующий рывок бизнесу октябрьцев обеспечила массовая потребность нефтяников в пакерах для нагнетательных скважин, с помощью которых поддерживается на нужном уровне давление в нефтеотдающем пласте. Спрос этот возник благодаря изменениям в законодательстве Российской Федерации, касающемся эксплуатации недр.

В середине 1990-х Россия последовала мировой практике и запретила производить закачку воды и любых других сред в пласты для поддержания пластового давления без отсечения верхней части эксплуатационной колонны. Этот запрет преследовал цель исключить попадание токсичной смеси, предназначенной для закачки в глубокие пласты, в водоносный горизонт, питающий артезианские скважины с питьевой водой.

magnifier (1).png Пакер для открытого ствола был узконишевым продуктом: его применяли главным образом для отбора проб в глубоких разведочных скважинах. Построить на нем жизнеспособный бизнес было невозможно

Для пакерно-якорного оборудования в одночасье открылся огромный рынок. «Образовался многотысячный фонд скважин, куда теперь по закону срочно нужны были пакеры, — рассказывает Марат Аминев, экс-заместитель директора по новой технике и технологиям. — Нагнетательных скважин в то время в стране было порядка 30–40 тысяч. На каждые две скважины нужно было минимум по три пакера». Спрос был гарантирован на многие годы вперед.

Для нового сегмента Мирсат Нагуманов разработал несколько типоразмеров пакеров, рассчитанных на давление закачки до 35 МПа. Конструкция и на этот раз оказалась очень удачной. В отличие от аналогов пакер Нагуманова помимо нижнего якоря имел еще один, верхний. Этот дополнительный якорь компенсировал резкие сжатия и смещения колонны труб над пакером, которые происходят при резком изменении давления, благодаря чему герметичность пакера в целом не нарушалась. «Мирсат Мирсалимович хорошо понимал всю проблематику, связанную с работой на скважинах. Ему удалось продумать конструкцию до мелочей и сделать ее фактически универсальной: она перекрывала все ситуации и нюансы, возникающие при эксплуатации нагнетательных скважин. Он предусмотрел даже специальный паз, который повышал безопасность проведения работ и сберегал жизни людей, — свидетельствует Марат Аминев. — До последнего времени этот его пакер для поддержания пластового давления (ППД), незначительно модифицированный и усовершенствованный, был одним из самых продаваемых».

ЛИНЕЙКА ПРОД.jpg
Пять поколений пакерно-якорного оборудования, которые компания из Октябрьского сумела создать за четверть века своей истории
Фотография предоставлена компанией «Пакер»

На базе пакера для нагнетательных скважин Мирсат Нагуманов разработал еще одну, четвертую по счету, продуктовую линейку — семейство пакеров для ремонтно-изоляционных работ и других технологических операций, при проведении которых между низом и верхом пакера создается большой перепад давления. Именно такое оборудование требовалось при проведении 70% операций по капитальному ремонту скважин.

К началу 2000-х НПФ «Пакер» стала технологическим лидером в сегментах пакерно-якорного оборудования для ГРП и для ППД, а оборот компании достиг 20 млн рублей.

Больше пятнадцати лет бизнес компании держался в основном на тех продуктах, которые Мирсат Нагуманов создал в 1990-е. Все эти годы октябрьские пакеры, точно соответствовавшие потребностям рынка и функционировавшие в скважинах без отказов, пользовались неизменно высоким спросом. С национального рынка нефтегазового оборудования они вытесняли импортные, в первую очередь американские аналоги, исторически позиционировавшиеся в верхнем ценовом сегменте. Что касается старых предприятий, которые выпускали пакеры еще во времена СССР, то, по свидетельству Марата Аминева, качество и функциональные возможности их изделий были весьма низкими и при их использовании у нефтяников часто возникали проблемы. «У нас покупали главным образом из-за хорошего качества: наше оборудование работало, — утверждает Марат Нагуманов, ныне директор компании. — Например, у одного из заводов, который производил пакеры еще при Советском Союзе, изделие стоило двенадцать тысяч рублей. У нас — в четыре-пять раз дороже. Но наше оборудование работало, а их — нет».

Полный комплект

Новый этап в развитии НПФ «Пакер» начался в 2007 году. Перед компанией тогда остро встали сразу две масштабные задачи. Во-первых, нужно было уйти от продаж отдельных разрозненных «железок» (своего рода компонентов) и начать поставлять нефтяникам комплектное оборудование — так называемые пакерные компоновки, включающие все необходимое для проведения той или иной скважинной операции. Во-вторых — расширить продуктовый портфель: достроить его оборудованием, которое позволило бы потребителям продукции «Пакера» осуществлять больше технологических операций в скважинах.

Чтобы составлять компоновки, предстояло разработать и поставить на производство широкую номенклатуру дополнительного оборудования — клапанов, узлов безопасности, переводников и проч., — а также сопутствующего (или, по-другому, навесного) оборудования, которое позволило бы совмещать разные виды пакерных компоновок.

magnifier (1).png Компоновки и расширенная продуктовая линейка дали «Пакеру» возможность перейти в новую весовую категорию — стать поставщиком комплексных решений для эксплуатации скважин

Главным «мозговым центром» компании к тому моменту стала инженерно-конструкторская группа из семи человек, которую основатель бизнеса успел сформировать до того, как отошел от дел. Костяк этой группы составляли выходцы из ВНИИГИС — люди с большим опытом и глубоким пониманием физики процессов, происходящих в скважинах. «Мы начали с того, что разработали несколько типов клапанов, которые позволяли производить технологические операции, не поднимая все оборудование на поверхность, и узлы безопасности — в частности, для отсоединения спущенного в скважину пакера, — вспоминает Марат Аминев, который на том важном для компании этапе руководил всеми НИОКР. — Первые узлы безопасности я собирал, что называется, на коленке — быстрей-быстрей, чтобы сделать наши компоновки безопасными и открыть их продажи». Компоновки в итоге состоялись, а средства защиты, призванные минимизировать риск возникновения аварийных ситуаций, стали одним из конкурентных преимуществ пакеровского оборудования.

Одновременно с появлением компоновок продуктовый портфель компании пополнился несколькими новыми продуктами. В их числе — пакер с кабельным вводом. «Пакер с кабельным вводом применяется в тех случаях, когда через пакер нужно пропустить кабель, питающий электроцентробежный насос, или кабели и трубки другого назначения, — поясняет Марат Аминев. — Сам пакер при этом должен выполнять свою основную функцию — разделять сообщение жидкостей в эксплуатационной колонне».

Создание новых продуктов и резко увеличившиеся объемы продаж потребовали обновления производственных мощностей. На смену отдельным станкам с ЧПУ в цехах «Пакера» пришли универсальные полностью автоматизированные металлообрабатывающие центры ведущих мировых станкостроительных фирм — Sigma, Danobat и др.

СТАНКИ СИГМА.jpg
Участок высокоточной металлообработки — гордость «Пакера»
Фотография предоставлена компанией «Пакер»

Компоновки и расширенная продуктовая линейка дали «Пакеру» возможность перейти в новую весовую категорию — стать поставщиком комплексных решений для эксплуатации скважин. При этом компании из Октябрьского удалось удовлетворить практически весь спектр потребностей нефтедобывающих и нефтесервисных предприятий в пакерно-якорном оборудовании. «С тем оборудованием, которое было у “Пакера” раньше, нефтяники могли осуществить всего несколько операций, — говорит Марат Аминев. — Теперь мы перекрываем все сферы эксплуатации скважин — мы имеем оборудование для всех операций по добыче, поддержанию пластового давления и ремонту скважин».

В итоге за десять лет оборот «Пакера» вырос в четыре раза: с 360 млн рублей в 2007 году почти до 1450 млн в 2016-м. А сами компоновки, собранные в том числе на базе пакеров Нагуманова-старшего, стали основными продуктами компании.

Рынок близорукого заказчика

Сегодня НПФ «Пакер» является крупнейшим национальным производителем пакерно-якорного оборудования всех типов и назначений. Компания из Октябрьского занимает 30% рынка в сегменте пакеров для ГРП и столько же — в сегменте пакеров для ППД. Примерно такая же доля у октябрьцев в сегменте пакеров для ремонтно-изоляционных операций. Российские конкуренты «Пакера» значительно уступают ему по масштабам бизнеса. Каждый из них сосредоточен на каком-то одном сегменте пакерно-якорного оборудования; все поле целиком не охватывает никто.

Клиентами октябрьцев являются практически все нефтегазодобывающие и сервисные предприятия России и СНГ, всего их более трехсот. В свое время октябрьские пакеры охотно приобретали для работ на территории России и американские нефтесервисные гиганты: по качеству эти изделия вполне соответствовали тем, что производят на их родине, при этом обходились они в два-три раза дешевле (современный отечественный пакер хорошего уровня в среднем стоит порядка 100–130 тыс. рублей; по рынку цены варьируются от 30–40 тыс. до 2 млн рублей).

Обстановка на российском рынке пакерно-якорного оборудования по сравнению с 1990-ми годами изменилась в худшую сторону. В стремлении «быстро заработать на нефтянке» на рынок вышло много новых игроков, и далеко не всех можно назвать ответственными. Рынок в результате стал насыщенным и высококонкурентным.

СТАНКИ ЧПУ.jpg
В цехах «Пакера» работают универсальные автоматизированные центры ведущих мировых станкостроительных фирм
Фотография предоставлена компанией «Пакер»

Правила игры на рынке задают потребители, которые живут сегодняшним днем; дальше чем на год планов не строят и проектов на отдаленную перспективу — лет на десять-пятнадцать — не рассматривают. «Заказчиками насаждается культура одного года», — сетует Марат Нагуманов. Они предпочитают приобретать самое простое и дешевое оборудование. К надежному оборудованию высокого уровня, открывающему новые возможности и позволяющему добыть гораздо больше нефти, чем стандартное, купленное по дешевке и потому плохо выполняющее свои функции, они интереса не проявляют.

Такая конъюнктура рынка породила целый сонм производителей-однодневок, которые охотно откликаются на заявки из разряда «дайте что-нибудь подешевле», поставляя «железо» сомнительного качества по демпинговым ценам. «Пакеру» как ответственному производителю, инвестирующему в надежность оборудования и в новые разработки, делать бизнес на рынке, где спросом пользуются простые типовые продукты, год от года становится все сложнее. Стандартное пакерно-якорное оборудование — «продукты прошлых лет», как их называют сами сотрудники компании, — сегодня приносит «Пакеру» порядка 70% выручки. Из-за демпинга рентабельность этих продаж близка к нулю. И лишь 30% приходится на новые, в том числе инновационные продукты высокого технологического уровня.

Скважина с интеллектом

Самые перспективные инновации в портфеле «Пакера» —образцы техники нового поколения с интеллектуальной составляющей. Начало этому новому для компании направлению положил Тимербай Камильянов, конструктор-электромеханик, три года назад создавший первую линейку электроклапанов, которые работают в комплексе с датчиками и управляются электрическими сигналами с пульта на устье скважины. Датчики непрерывно замеряют температуру, давление, расход флюида и другие параметры в призабойной зоне пласта. «Вся информация о работе пластов в режиме реального времени передается на станцию управления, расположенную на устье, и далее — на диспетчерский пункт», — поясняет Тимербай Камильянов, заместитель директора по разработке оборудования и технологий. Теперь, когда у скважинного оборудования появились «мозги», стало возможно организовывать и поддерживать работу пластов и скважины в целом в оптимальном режиме, минимизировав при этом влияние человеческого фактора.

Электроклапаны используются, в частности, в составе комплексов оборудования, которые дают возможность вести одновременно-раздельную эксплуатацию нескольких пропластков в одной добывающей скважине (ОРЭ) и одновременно-раздельную закачку воды в несколько горизонтов в нагнетательной скважине (ОРЗ).

Оборудование для ОРЭ разработано для скважин, в которых вскрыты два или даже три продуктивных пропластка. Пакерные компоновки с электроклапанами позволяют разрабатывать пропластки независимо друг от друга, каждый в своем темпе, не нарушая естественных режимов истечения нефти. «Чтобы увеличить коэффициент извлекаемости нефти, нужно разделить пропластки пакерами и с помощью электрического клапана “поприжать” сильноотдающий пласт, давая возможность открыться и поработать более слабому», — поясняет Александр Федорченко.

magnifier (1).png Пакерные компоновки с электроклапанами позволяют разрабатывать пропластки независимо друг от друга, каждый в своем темпе, не нарушая естественных режимов истечения нефти

Технология параллельной разработки нескольких пропластков, по словам Александра Федорченко, известна давно. Заслуга пакеровцев в том, что они создали под нее аппаратное обеспечение, применив самые современные технические решения. «Теперь нужно доказать, что с нашим оборудованием и с нашей методикой его использования эта технология работает и дает увеличение коэффициента извлекаемости нефти», — подчеркивает Федорченко. Полигоном для опытно-промышленной обкатки нового пакеровского оборудования стали нефтяные скважины в Тюменской, Оренбургской и других областях.

Электроклапаны и пакерные компоновки с их использованием относятся к категории умной техники. Их появление соответствует актуальному для мировой нефтедобывающей отрасли тренду на трансформацию скважинного оборудования в системы с искусственным интеллектом, которые дают возможность эксплуатировать месторождения без участия человека. «Пакер» включился в этот тренд в самом начале. У компании из Октябрьского очень серьезный партнер, отвечающий за электронику — «мозги» умной техники. Это Ижевский радиозавод — разработчик и производитель систем приема и передачи информации для космических аппаратов, подводных лодок и т. п. Эти факторы в перспективе могут позволить октябрьцам стать национальными технологическими лидерами на новом, «интеллектуальном», витке НТП.

Эти и другие инновационные продукты, имеющиеся в портфеле компании, высокомаржинальны. Зрелые нефтяные и нефтесервисные компании, умеющие ценить надежное и эффективное «железо», готовы покупать такое оборудование , понимая, что оно упростит им работу и в какой-то мере компенсирует острый дефицит квалифицированных специалистов. На такого рода продуктах можно было бы прилично зарабатывать, однако ни один из них пока не стал для «Пакера» основным. Продажи подобных продуктов по большей части разовые. Продавать инновации системно компания из Октябрьского пока не умеет.

Сравнительно высокую рентабельность бизнесу октябрьцев мог бы обеспечить и экспорт — на зарубежных рынках нефтегазовое оборудование можно продавать в два-три раза дороже, чем на российском. Но в странах дальнего зарубежья продукция «Пакера» практически не представлена. Компания осуществляла разовые поставки в Иран и Оман, а сейчас октябрьцы близки к тому, чтобы выйти на рынок ОАЭ. Развитие экспорта– стратегический приоритет для компании.

Бизнес на инновациях

Основным для «Пакера» был и остается внутренний рынок. Чтобы упрочить свои позиции в России, компания планирует расширять продажи перспективных продуктов, в первую очередь оборудования для ОРЭ и ОРЗ, а также входить в цепочки поставок крупных госзаказчиков. «Мы хотим встроиться в инвестпрограммы и масштабные долгосрочные проекты крупных компаний, в частности “Газпрома”, — говорит Гульнара Шауклис, директор по стратегическому и организационному развитию. — Для нас это будет означать развитие». У «Пакера» уже есть положительный опыт работы с региональными подразделениями «Газпрома»: с 2014 года компания из Октябрьского поставляет внутрискважинное оборудование для добычи и поддержания пластового давления на шельфовое месторождение Приразломное. Сейчас обсуждаются новые контракты.

magnifier (1).png Сравнительно высокую рентабельность бизнесу октябрьцев мог бы обеспечить экспорт, развитие экспорта – стратегический приоритет для компании

Основным ограничением для развития бизнеса «Пакера» в России является то, что компания сосредоточилась на продажах стандартного, технологически простого и дешевого оборудования. Между тем «Пакер» мог бы уйти с массового рынка в ниши специализированной техники, которые прибыльнее на порядок, — создавать оборудование и технологии под индивидуальные потребности заказчиков. Все, что необходимо для реализации этой стратегии, — собственные R&D-мощности, инновационные продукты и методики их использования, а также желание вникать в проблемы нефтяников и удовлетворять их индивидуальные запросы — у компании есть.

Марату Нагуманову, владельцу «Пакера», удалось собрать в компании многих выдающихся инженеров и конструкторов старой закалки, которые проработали в нефтянке по нескольку десятилетий и знают особенности эксплуатации скважин до мельчайших нюансов. К примеру, Тимербай Камильянов, заслуженный изобретатель Республики Татарстан, до «Пакера» работал в «Татнефти», специализировался на капремонте скважин, понимает их болячки и проблемы лучше многих. Сейчас, в свои семьдесят, он активно развивает в компании новое направление техники с интеллектуальной составляющей. Марат Аминев, заслуженный изобретатель Республики Башкортостан, начинал свою карьеру оператором по подземному ремонту скважин на легендарном Самотлоре, было это в конце 1970-х. Руководитель конструкторской группы Фанис Ахметшагиев, соавтор разработки штангового глубинного насоса для горизонтальных скважин, пришел в «Пакер», имея за плечами 47-летний стаж работы в нефтяной отрасли. Александр Федорченко двадцать пять лет занимался во ВНИИГИС гидродинамическими исследованиями скважин. И это не полный перечень маститых инженеров, которые теперь работают на «Пакер». «У старых нефтяников, таких как я сам, всегда есть какие-то задумки, — утверждает Тимербай Камильянов. — Они многое прошли. Они все знают. Они умнее и хитрее молодых. Но там, где они работали, они свои идеи реализовать не могли. Они приносят их сюда, а директор поддерживает». На массовом рынке стандартной техники столь мощный интеллектуальный ресурс ни к чему; если же вести бизнес в узкоспециализированных нишах, то это становится серьезным преимуществом, какое есть у немногих в стране.

magnifier (1).png «Пакер» мог бы уйти с массового рынка в ниши специализированной техники, которые прибыльнее на порядок, — создавать оборудование и технологии под индивидуальные потребности заказчиков

Что касается специализированных продуктов, то помимо пакерных компоновок с электроуправляемыми клапанами для ОРЭ и ОРЗ в арсенале компании из Октябрьского имеется, к примеру, оригинальный штанговый глубинный насос (ШГН), способный работать в наклонных и горизонтальных скважинах. Благодаря особой конструкции приемного и нагнетательного клапанов пакеровский ШГН функционирует в лежачем положении, позволяя забирать из пласта остатки нефти, которые стандартным оборудованием поднять на поверхность уже невозможно. Этот продукт ориентирован на месторождения, находящиеся на поздней стадии эксплуатации. «По мере эксплуатации месторождения давление в пласте уменьшается. Соответственно уменьшается и приток нефти в скважину. Обычному насосу, чтобы он хорошо работал, нужно подать на прием 40 атмосфер, а там всего 20–25. Раньше месторождения с таким низким давлением в пласте считались непригодными для эксплуатации. Их бросали, — поясняет Тимербай Камильянов. — Теперь с помощью нашего штангового насоса можно добывать нефть и из тех скважин, где низкое пластовое давление».

Есть у компании и специальное подразделение, которое разрабатывает методики и технологии для добычи, закачки и ремонта с использованием пакеровского оборудования. «Мы можем давать нефтяникам не только оборудование, но и технологию, чтобы они с помощью нашего оборудования получали дополнительную добычу, — подчеркивает Марат Аминев. — Для этого мы должны понимать в их фонде скважин не меньше, чем сами фондовладельцы и те, кто этот фонд обслуживает».

Имея такие интеллектуальные ресурсы и компетенции, «Пакер» мог бы выступить в нишах специализированной техники в новом амплуа: уже не просто как производитель «железа», а как поставщик нестандартных высокотехнологичных услуг — приходить на месторождения со своим оборудованием и технологиями и помогать нефтяникам справляться с самыми разными сложностями и нештатными ситуациями.

Опыт работы в формате поставщика услуг у октябрьцев уже есть. И получается это у них очень неплохо — «старые нефтяники» без труда разбираются практически с любой проблемой, возникшей у клиента компании. Взять, к примеру, историю с газоперепускными клапанами. «В свое время у “Урайнефтегаза” на ряде скважин из-за высокого газового фактора был очень короткий межремонтный период работы электроцентробежного насоса — менее ста суток. Насос газ не качает — перегревается и сгорает. Скважины сначала простаивали, а потом были выведены в разряд бездействующих, — рассказывает Марат Аминев. — Мы поехали туда. У меня был опыт, и мы разобрались. Специально для их скважин мы разработали механические перепускные газовые клапаны. Попробовали сначала на пяти скважинах. Технология прижилась. Они потом этот метод развили и работают до сих пор». Другими словами, де-факто «Пакер» уже функционирует в формате поставщика высокотехнологичных услуг, позволяющих интенсифицировать добычу нефти, однако делать эту деятельность основой своей бизнес-модели компания из Октябрьского пока только учится.

Темы: Компания

Еще по теме