Спасительный ранец в небе

Изобретателя парашюта инженера-самородка Глеба Котельникова долго не признавали на родине. Копии его парашютов закупали на Западе, а свои изобретения он начал патентовать во Франции. Лишь ближе ко Второй мировой войне заслуги конструктора были отмечены советским правительством и началось массовое производство парашютов в стране
Спасительный ранец в небе
А. Дейнека. «Парашютисты утром». Мозаичное панно из серии «Сутки советского неба» на станции метро «Маяковская»
Фотография: ru.wikipedia.org

Изобретатель парашюта Глеб Котельников родился в Петербурге 30 января 1872 года.

В роду Котельниковых склонность к творческой работе — науке, изобретательству, искусству — проявлялась в нескольких поколениях. Его отец Евгений Григорьевич Котельников был профессором высшей математики и механики в Земледельческом институте. Мать Екатерина Ивановна, дочь крепостного художника, отлично рисовала и пела.

magnifier.png Молодой Котельников унаследовал любовь к прикладным наукам от отца и к искусству — от матери. Глеб быстро научился играть на мандолине, балалайке и скрипке, начал самостоятельно писать музыку. И он очень любил мастерить

Родители Котельникова обожали театр, увлекались живописью и музыкой, часто устраивали в доме любительские спектакли. Молодой Котельников унаследовал любовь к прикладным наукам от отца и к искусству — от матери. Он быстро научился играть на мандолине, балалайке и скрипке, начал самостоятельно писать музыку. И любил мастерить. У него от рождения были золотые руки, из подручных средств он легко мог соорудить замысловатое устройство. Когда Глебу исполнилось тринадцать лет, он самостоятельно собрал работающую фотокамеру. Причем приобрел он лишь подержанный объектив, а остальное, включая фотопластинки, изготовил своими руками.

Отец поощрял наклонности сына и по мере сил старался развивать их.


Годы чиновничьего «рабства»

Глеб мечтал попасть в консерваторию или в технологический институт, однако планы пришлось поменять после внезапной смерти отца. Материальное положение семьи резко ухудшилось. Оставив занятия музыкой и театром, Глеб поступил в артиллерийское училище в Киеве. В 1894 году, окончив училище с отличием, Котельников был произведен в офицеры и три года прослужил в армии.

КОТЕЛЬНИКОВ СЕМЬЯ.jpg
Глеб Евгеньевич с женой Юлией Васильевной и детьми — Анатолием и Тамарой
Фотграфия: aerodriving.ru

Выйдя в запас, он устроился на работу в провинциальное акцизное ведомство. В начале 1899 года женился на Юлии Волковой, дочери художника Волкова. Брак оказался счастливым и единственным.

Десять лет Котельников проработал акцизным чиновником в Киеве. Эта работа была самой тяжелой в его жизни — бессмысленной и чуждой его творческой натуре. Отдушиной был местный театр, в котором Глеб был и актером, и художественным руководителем. Кроме того, он продолжал конструировать. Для рабочих на местном винокуренном заводе Котельников разработал новую модель разливочной машины. Оснастил свой велосипед парусом и с успехом применял его в дальних поездках.

magnifier.png Десять лет Котельников проработал акцизным чиновником в Киеве. Эта работа была самой тяжелой в его жизни — бессмысленной и чуждой его творческой натуре. Отдушиной был местный театр

Однажды Котельников принял решение резко изменить свою жизнь, бросить работу и вернуться в Петербург. К тому времени в его семье уже было трое детей, но жена отнеслась к решению мужа с пониманием. Талантливая художница, она тоже связывала с переездом большие надежды.

В 1910 году семья Котельниковых переехала в Северную столицу, а Глеб устроился в труппу Народного дома, став на тридцать девятом году жизни профессиональным актером под псевдонимом Глебов-Котельников. Там он проработал вплоть до Первой мировой войны.


Мгновение, перевернувшее жизнь

В 1910 году произошло событие, благодаря которому мир получил гениального изобретателя.

В Санкт-Петербурге при большом стечении публики, включая самых высоких особ, проходил Всероссийский праздник воздухоплавания. Гвоздем программы были показательные полеты лучшего летчика тех лет Льва Мациевича. Накануне в воздух вместе с ним взмыл сам премьер Петр Столыпин. Среди зрителей был и Глеб Котельников.

МАЦИЕВИЧ.jpg
Гибель капитана Мациевича. Зарисовка очевидца
Иллюстрация: aerodriving.ru

Перед последним вылетом Мациевичу передали пожелание великого князя Александра Михайловича показать в воздухе что-нибудь выдающееся. И Мациевич пошел на рекорд. Он решил взлететь максимально высоко, выжав все возможное из своего французского биплана «Фарман IV». Летчик достиг невиданной по тем временам для самолетов тысячеметровой высоты, и вдруг биплан стал стремительно падать, рассыпаясь в воздухе на части. Летчик выпал из машины и рухнул на землю вслед за ее обломками на глазах у пораженной публики.

«Нет слов, чтобы выразить тот ужас, который охватил всех нас, — описывал увиденное репортер одной из газет. — В каком-то оцепенении мы стояли и внимательно рассматривали, как человеческое тело, крутясь в воздухе, падало на землю. Потом все бросились бежать к месту катастрофы и вон с поля. Бежали потому, что дальше стоять было невозможно — сердце бы не выдержало и разорвалось».

magnifier.png Гибель летчика Мациевича на глазах у Котельникова настолько потрясла его, что Глеб решил во что бы то ни стало создать прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности в воздухе

Гибель молодого летчика настолько потрясла Котельникова, что он принял решение во что бы то ни стало создать прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности. «Я превратил свою небольшую комнату в мастерскую и более года работал над изобретением нового парашюта», — вспоминал конструктор. Стоит отметить, что Котельников не имел регулярного инженерного образования, а был лишь технарь-любитель.


Зонт или ранец?

В то время над разработкой парашюта уже несколько лет бились ученые из Англии, Германии, Франции и Америки. Само слово парашют (от французского раrасhutе, в свою очередь образованного от итальянского раrа — «защищай» и французского chute— «падение») появилось во Франции еще в XIX веке при первых попытках создать приспособление для замедления падения объектов в воздушной среде.

Однако все западные инженеры пошли по принципиально неверному пути и не добились успеха. Они брали за основу парашюты, применявшиеся в то время в воздухоплавании, и, переделывая их, старались приспособить для авиации. Один из французских изобретателей, Вассер, в 1909 году предложил парашют, который в сложенном виде помещался на самолете позади пилота. Изобретатель думал, что авиатор в случае надобности легко освободит ручку зонта, спицы расправятся, зонтичная поверхность наполнится встречным потоком воздуха и зонт вытащит авиатора из кабины вместе с сиденьем. Все это было хорошо лишь на бумаге, а для дела парашют Вассера оказался совершенно непригодным. Та же судьба постигла парашют Эрвье, настолько тяжелый и громоздкий, что об использовании его в авиации не могло быть и речи. Таким же оказался парашют немца Ганглера. Австрийский портной Рейхельт задумал сшить «костюм-парашют», однако испытания закончились трагедией. Совершив прыжок с Эйфелевой башни в этом костюме-парашюте с высоты 63 метров, он разбился насмерть, так как парашют не раскрылся. 

magnifier.png Ни один из зарубежных изобретателей не пытался отделить парашют от самолета и сделать его самостоятельным снаряжением летчика. Правильное решение дал миру Глеб Котельников

Позднее в этом же направлении стали работать и другие иностранные конструкторы, в частности Одибер, Робер, Бонне, но никто из них не добился успеха. Учитывая опыт и неудачи своих соотечественников, эти изобретатели, конструируя парашют, старались расположить его в специальном футляре на фюзеляже самолета. Они предлагали различные приспособления (пороховые заряды и другие) для выбрасывания парашюта. Другие конструкторы намеревались использовать для этой цели жидкий воздух. Как правило, эти парашюты располагались в фюзеляже самолета отдельно от летчика. Все эти конструкции уже во время опытов показали свою полную непригодность. Ни один из зарубежных изобретателей не пытался отделить парашют от самолета и сделать его самостоятельным снаряжением летчика. 

Правильное решение этой проблемы дал миру русский конструктор Глеб Евгеньевич Котельников, который в 1910–1911 годах создал авиационный ранцевый парашют, привязанный к человеку, а не к самолету, и притом весьма простой, оригинальной и безотказно действующей конструкции.


Подсказала шелковая шаль

Котельников хотел создать легкий и прочный парашют, который будет совсем небольшим в сложенном виде. И главное условие — он всегда должен быть на летчике. Тогда в случае аварии пилот сможет быстро выпрыгнуть из самолета и не разбиться.

РК-1 СХЕМ1.jpg
Схема укладки парашюта в ранец
Иллюстрация: авиару.рф

Но работа над созданием ранцевого парашюта началась не сразу. Долгое время изобретатель не знал, с чего начать, пока случайно не увидел, как через женское колечко пропустили большую шелковую шаль. Он понял, что гладкий, прочный, легкий и эластичный шелк — лучший материал для купола. Места такой парашют займет немного, а купол из шелка должен хорошо разворачиваться.

«Парашют надо уложить внутри металлического ранца, на полке с пружинами, — рассуждал Котельников. — Ранец должен закрываться крышкой с защелкой. Стоит тогда потянуть за шнур, соединенный с защелкой, как крышка откинется, и пружины вытолкнут купол и стропы наружу. Под напором воздуха парашют раскроется».

Он сделал на бумаге набросок, сконструировал небольшую модель и подобрал к ней куклу. Первые испытания своей модели Котельников провел на даче в Стрельне, затем испытывал ее в Новгороде, где жил помогавший ему брат Борис. Братья закрепляли манекен с парашютом на воздушном змее и запускали его в воздух. Зажженный прут пережигал веревку, закреплявшую манекен, и тот спускался на землю на парашюте.

РК-1 СХЕМ2.jpg
Парашют Г. Е. Котельникова РК-1 образца 1911 года (по чертежам Котельникова)
Иллюстрация: авиару.рф

Внутри специального металлического ранца была полочка и две спиральные пружины. Котельников сделал конструкцию такой, чтобы она могла как можно быстрее открыться. Для этого пилоту необходимо было только дернуть за специальный шнур. Пружины внутри ранца открывали купол, и падение становилось плавным.

Масса парашюта была чуть более семи килограммов, масса металлического ранца — два килограмма. Купол шили из натурального шелка и для более надежного и быстрого раскрытия вшивали в его кромку стальной тросик.

Общая площадь парашюта была рассчитана для груза массой до 80 килограммов. Она оказалась равной 50 квадратным метрам, примерно такой, какая принимается для современных типов парашютов. Сначала была попытка изготовить ранец опытного образца из трехслойного арборита, затем изобретатель остановился на облегченном варианте, сделав его из алюминия.


Стена непонимания

В августе 1911 года Глеб Котельников обратился к военному министру Владимиру Сухомлинову с просьбой субсидировать постройку опытного образца ранцевого парашюта. В своем письме он сообщал, что «4 августа с. г. в Новгороде кукла сбрасывалась с высоты 200 метров, из 20 раз — ни одной осечки. Формула моего изобретения следующая: спасательный прибор для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом… Готов испытать изобретение в Красном Селе…». Ответа не последовало. Котельников подал заявку в Главное инженерное управление, однако и там не нашел поддержки. Заведующий электротехнической частью генерал-лейтенант Павлов написал изобретателю: «Возвращая при сем согласно письма Вашего от 11 сего сентября чертеж и описание автоматически действующего парашюта вашего изобретения, ГИУ уведомляет, что изобретенный Вами “ранец-выбрасыватель” ничем не обеспечивает надежность открывания парашюта после выбрасывания его из ранца, а потому не может быть принят в качестве спасательного прибора… Произведенные Вами опыты с моделью не могут считаться убедительными… Ввиду вышеизложенного ГИУ предложение Ваше отклоняет».

magnifier.png Масса РК-1 была чуть более 7 кг, еще 2 кг весил металлический ранец. Купол шили из натурального шелка и вшивали в его кромку стальной тросик — для более надежного и быстрого раскрытия

Получив отрицательный ответ, Глеб Котельников направился с чертежами и моделью на прием к военному министру. На специальной комиссии председатель начальника Воздухоплавательной школы генерал Кованько озадачил изобретателя, заявив, что после того, как летчик выбросится из самолета и откроет парашют, ему он будет уже не нужен, так как при рывке у него оторвутся ноги.

К середине 1912 года первый парашют системы Котельникова был полностью доработан и успешно прошел все испытания, но в производство так и не запускался.


Признание на Западе и нечистоплотный инвестор

Пока Котельников тщетно пытался реализовать свое изобретение на Родине, за ходом событий пристально следили из-за границы. На испытаниях ранцевого парашюта присутствовало много военных воздухоплавателей, летчиков, корреспондентов газет и журналов.

В начале января 1912 года изобретатель получил письмо, в котором одна петербургская фирма, торговавшая авиационным снаряжением, приглашала его «пожаловать для переговоров». Спонсором Котельникова стал владелец столичной гостиницы «Англетер» купец Вильгельм Ломач. Его фирма «Ломач и Ко», владевшая также несколькими авиационными мастерскими в Петербурге, бралась изготовить ранец-парашют. Действительно, уже на следующий день были закуплены все необходимые материалы, и работа над изготовлением парашюта закипела. Котельников подал заявку на патент во Франции и получил его 20 марта 1912 года.

Летом 1912 года модель парашюта, получившая название РК-1 (парашют русский, Котельникова) успешно испытывалась в Воздухоплавательной школе у деревни Сализи (ныне Котельниково) под Гатчиной. 

ИСПЫТАНИЕ.jpg
Приземление куклы-манекена с испытываемым парашютом
Иллюстрация: авиару.рф

В это же время глава фирмы Вильгельм Ломач добивался у правительства Франции разрешения на выполнение прыжка с парашютом живого человека.

Осенью 1912-го во Франции решили провести конкурс на лучшую парашютную конструкцию. Котельников собирался поехать, но у него не нашлось замены в театре. Плотно занимаясь конструированием парашютов, инженер-самоучка продолжал играть в спектаклях. Этим он зарабатывал на жизнь. Тогда его спонсор Ломач, захватив с собой два парашюта, уговорил поехать с собой в Париж смелого парня, студента Петербургской консерватории Владимира Оссовского. Он стал первым в мире человеком, совершившим прыжок с ранцевым парашютом. Это случилось в Руане 5 января 1913 года, когда Владимир прыгнул с 60-метрового моста над Сеной. Парашют сработал отлично.

magnifier.png Спонсором Котельникова стал владелец столичной гостиницы «Англетер» купец Вильгельм Ломач. Его фирма «Ломач и Ко», владевшая также несколькими авиационными мастерскими в Петербурге, бралась изготовить ранец-парашют. Котельников подал заявку на патент во Франции и получил его 20 марта 1912 года

Это была сенсация, которой от русских не ждали. Всемирно известные конструкторы парашютов жили тогда во Франции. Поэтому главный приз, несмотря ни на что, получил француз Фредерик Бонне за менее совершенную конструкцию. Его парашют укладывался на фюзеляже самолета позади пилотской кабины. С ним и в дальнейшем выполнялись прыжки, но применения в авиации он так и не получил. После конкурса Ломач быстро продал оба парашюта французам, которые не стали возиться с патентными правами, а тут же наладили их производство, выдав за свою разработку. Котельников остался ни с чем.


«Парашюты в авиации — вещь вредная»

Об изобретении Котельникова на родине вспомнили лишь во время Первой мировой войны, да и то ненадолго.

ВЕЛ КН АМ.jpg
Великий князь Александр Михайлович
Иллюстрация: Wikipedia

После того как в России появились многомоторные тяжелые бомбардировщики «Илья Муромец», спрос на спасательные средства значительно вырос. Военное министерство обратилось к Глебу Евгеньевичу с просьбой изготовить опытную партию в 70 штук. Конструктор с большой энергией взялся за работу. Являясь консультантом на предприятии-изготовителе — Русско-Балтийском вагонном заводе в Санкт-Петербурге, он приложил все свои силы, чтобы спасательные снаряды полностью отвечали поставленным требованиям. Парашюты были сделаны в срок, однако дальнейшее производство вновь было приостановлено.

magnifier.png Великий князь Александр Михайлович: «Парашюты в авиации — вещь вредная, летчики теперь будут при малейшей опасности, выпрыгивать из самолетов, чтобы спастись на парашютах. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их надо беречь. Самолеты дороже людей!»

В 1915 году великий князь Александр Михайлович, в то время командовавший авиацией, наложил вето на производство парашютов. В резолюции Его Императорского Высочества было написано следующее: «Парашюты в авиации — вещь вредная, летчики теперь будут при малейшей опасности выпрыгивать из самолетов, чтобы спастись на парашютах. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их надо беречь. Самолеты дороже людей!»

Чтобы снабдить парашютами хотя бы летчиков-истребителей, больше других рисковавших жизнью, в итоге пришлось приобрести около двух тысяч американских парашютов, расплатившись золотом.


Проверка Жуковского

Спустя годы новое советское правительство приняло решение основать производство парашютов, спрос на которые возрастал в авиационных частях и воздухоплавательных отрядах с каждым днем. Парашют РК-1 стал широко применяться в советской авиации на разных фронтах. Глеб Евгеньевич также получил возможность продолжать усовершенствование своего спасательного устройства. Помог ему в этом механик, основоположник аэродинамики, профессор московского университета Николай Жуковский. Он поделился с конструктором своей собственной аэродинамической лабораторией.

В организованном по инициативе Жуковского первом исследовательском учреждении в сфере аэродинамики, получившей название «Летучая лаборатория» прошло теоретическое исследование его изобретения с полным анализом аэродинамических свойств. Работы не только подтвердили правильность расчетов Котельникова, но и дали ему неоценимую информацию в деле усовершенствования и разработки новых образцов парашютов.

Прыжки с новым спасательным прибором проводились все чаще и чаще. Наряду с внедрением парашютов в авиации они привлекали все большее внимание простых жителей. Опытные и экспериментальные прыжки собирали массы народа, больше походя на театральные представления, нежели на научные исследования. Начали создаваться кружки по обучению прыжкам с парашютом, представляющие его не только как спасательное устройство, но и как снаряд новой спортивной дисциплины.


Фейерверк моделей

В августе 1923 года Котельников предложил новую модель с полумягким ранцем, получившим название РК-2. Ее демонстрация в Научно-техническом комитете СССР показала хорошие результаты, было принято решение изготовить опытную партию. Однако изобретатель уже носился с новым детищем.

Модель РК-3 совершенно оригинальной конструкции увидела свет в 1924 году и была первым в мире парашютом с мягким ранцем — подобные модели используются и по сей день. В ней изобретатель избавился от выталкивающей купол пружины, внутри ранца на спинке разместил ячейки-соты для строп, заменил замок трубчатыми петлями, в которые продевались приделанные к общему тросу шпильки. Ранец мягкой конструкции в виде расклеенного конверта был, во-первых, удобнее для парашютиста, а во-вторых, облегчал раскрытие парашюта в воздухе. Боковые и торцевые клапаны при выдергивании вытяжного троса оттягивались специальными резинками, и парашют быстрее и проще раскрывался.

КНИГА КОТЕЛН.jpg
История жизни. Портрет Г. Е. Котельникова работы его жены
Иллюстрация: ozon.ru

Результаты испытаний были отличными. Позднее многие иностранные разработчики заимствовали технические решения Котельникова, применяя их в своих моделях. Так, в 1925 году появился парашют «Ирвин», разработанный американской фирмой «Ирвин Эйршют и Ко», сходный по конструкции с котельниковским, но более тщательно разработанный. Ему было оказано предпочтение во многих странах, так как котельниковские парашюты, в то время еще не испытанные, были сделаны кустарно.

Предвидя будущее развитие и использование парашютов, Глеб Евгеньевич в 1924 году сконструировал и запатентовал грузовой парашют РК-4 «Авиапочтальон». Он состоял из баула — короба, в который помещали предметы, которые надо сбросить с самолета, и из чехла. В крышке баула, на ее наружной стороне, было место для парашюта, который закрывался чехлом. Парашют привязывали у полюса к внутренней петле чехла не очень крепкой веревкой. А за верхнее кольцо чехла зацепляли крепкий шнур, другим концом укрепленный на самолете. Когда короб сбрасывали с самолета, он выскальзывал из чехла, своей тяжестью вытягивая парашют. Тут внутренняя веревка обрывалась, и парашют, раскрывшись, опускал груз на землю.

Этот парашют был предназначен для сбрасывания грузов весом до трехсот килограммов. В целях экономии материала и придания большей устойчивости модель была выполнена из перкаля. К сожалению, применения данный тип парашюта не получил.

Появление многоместных летательных аппаратов заставило Котельникова заняться вопросом совместного спасения людей при аварии в воздухе. Предположив, что мужчина или женщина с ребенком, не имеющие опыта в прыжках с парашютом, в экстренном случае не сумеют воспользоваться индивидуальным спасательным средством, Глеб Евгеньевич разрабатывал варианты коллективного спасения, один из которых (корзинный парашют) актуален и по сей день.

magnifier.png В 1924 году Котельников разработал корзинный парашют РК-4 для коллективного спасения людей и имущества. Система РК-4 была принята на снабжение воздухоплавательных частей Красной армии

Первый вариант коллективного спасения представляла собой кабина с пассажирами, находящаяся в остове. Когда надо спасаться, летчик поворотом рычага приводил в действие механизм, который поднимал верхнюю часть фюзеляжа самолета, освобождая сложенный под ней парашют. С ним кабина и опускалась на землю.

Вторым вариантом стал корзинный парашют, который мог спасать не только людей, но и имущество. При необходимости спасаться пилот поворачивал штурвал, находящийся у него над головой, корзина отделялась от аэростата и падала. Она тянула за собой парашют, который раскрывался и опускал корзину на землю. Этот проект Котельников разработал в 1924 году. Проект был одобрен правительством. Корзинный парашют РК-4 построили и испытали. Система РК-4 была принята на снабжение воздухоплавательных частей Красной армии.


Учитель и практик

В 1926 году Глеб Котельников передал все свои изобретения и усовершенствования в области авиационных спасательных устройств в дар Советскому правительству. За выдающиеся заслуги конструктор был награжден орденом Красной Звезды.

magnifier.png В 1926 году Глеб Котельников передал все свои изобретения и усовершенствования в области авиационных спасательных устройств в дар Советскому правительству. За выдающиеся заслуги конструктор был награжден орденом Красной Звезды

Работая в области парашютостроения и парашютизма до глубокой старости, Котельников одновременно вел большую общественную работу, оказывал помощь аэроклубам. Он организовал и возглавил экспериментальную конструкторскую группу в секции парашютизма Ленинградского аэроклуба, в которой обучал молодежь. Многие спортсмены посещали его мастерскую, расположенную в Ленинграде на Васильевском острове. 

Котельников активно проводил публичные лекции по истории создания парашюта, отстаивал приоритет России в этой области. В 1935 году Глеб Евгеньевич приезжал в Москву, где принял участие в Первом всесоюзном слете парашютистов в Тушино. 

ДРЕВИН.jpg
Александр Древин «Спуск на парашюте». 1932 год. Холст. Масло
Иллюстрация: artchive.ru

Но Котельников не думал ограничиваться ролью историка. Активно изучая парашютную практику, 5 июня 1936 года, в возрасте 64 лет, он сделал заявку (патент № 195501) на новое изобретение, которому придавал большое значение. Это стабилизатор, предупреждающий «сальто» в воздухе — беспорядочное падение парашютиста, переход в штопор и «потерю земли». На эту животрепещущую тему много говорили на Первом всесоюзном слете парашютистов, и тут же, в Тушино, у Котельникова родилась идея создания стабилизатора. Комбинированное действие двух приспособлений — стального тросика из нержавеющей стали, пропущенного в край парашюта, и вытяжного парашютика-стабилизатора — помогло значительно сократить расстояние, необходимое для полного раскрытия парашюта.

Когда началась Великая Отечественная война, уже пожилой и слабо видящий Глеб Евгеньевич тем не менее принял активное участие в организации противовоздушной обороны Ленинграда. Блокадная зима и голод нанесли сильный удар по его здоровью. Котельникова удалось эвакуировать в Москву, где он скончался 22 ноября 1944 года. Прах выдающегося отечественного изобретателя Глеба Котельникова покоится на Новодевичьем кладбище. На близстоящих к могиле деревьях парашютисты имеют обыкновение завязывать ленточки и затяжки от парашютов — как благодарность Котельникову и свой оберег.



Еще по теме
Основоположник почвоведения Василий Докучаев называл почву естественно-историческим телом, всеми своими трудами показывая,...