Среда 16 Октября 2020

Энергетика пандемии

COVID-19 вызвал более значительные потрясения в мировом энергетическом секторе, чем любые другие события в новейшей истории, и воздействие пандемии будет ощущаться еще долгие годы, считают в Международном энергетическом агентстве
Энергетика пандемии
Международное энергетическое агентство (International Energy Agency, IEA) 13 октября представило очередной ежегодный доклад World Energy Outlook (WEO-2020, «Перспективы развития мировой энергетики»)
iea.org

Международное энергетическое агентство (International Energy Agency, IEA) 13 октября представило очередной ежегодный доклад World Energy Outlook (WEO-2020, «Перспективы развития мировой энергетики»).

В резюме специалисты IEA сразу же обозначили его главный вектор: «Пандемия COVID-19 вызвала более значительные потрясения в мировом энергетическом секторе, чем любые другие события в новейшей истории, и ее воздействие будет ощущаться еще долгие годы». IEA неоднократно отмечает «чрезвычайно турбулентное» воздействие коронавируса на энергетику и констатирует «крайнюю неопределенность» будущего глобального энергопотребления в течение следующих двух десятилетий (в качестве прогнозного горизонта используется 2040 год).

По мнению авторов доклада, «пока еще слишком рано говорить, станет ли нынешний кризис препятствием на пути усилий [мирового сообщества] по созданию более безопасной и устойчивой энергетической системы или, напротив, катализатором, который ускорит темпы будущих изменений. Пандемия далека от завершения… а важнейшие решения в области энергетической политики еще только предстоит принять».

В WEO-2020 (общий объем полной версии отчета IEA составил 464 страницы) подробно рассматриваются различные аспекты масштабной «пандемической коррекции» глобальной энергетики. В частности, особое внимание уделено возможному влиянию COVID-19 на «перспективы быстрого перехода к экологически чистой энергетике».

При этом в новом прогнозе IEA по традиции представлено несколько очень разных сценариев будущего, во многом зависящего от принятия тех или иных решений, которые могут оказать влияние на дальнейшее развитие мировой экономики и на темпы ее выхода из кризиса в следующем десятилетии, которое обозначено авторами как критическое.

 

Невеселый конец года

Что же касается предварительных (и в очередной раз обновленных за этот год) оценок непосредственных последствий пандемии для глобальной энергосистемы, то, согласно прогнозу WEO-2020, по итогам 2020 года произойдет общее снижение мирового спроса на энергию на 5%, объемов выбросов CO2, связанных с энергопотреблением, — на 7% (это, пожалуй, единственный светлый момент в прогнозе), совокупных инвестиций в энергетику — на 18%.

IEA также уточняет, что в 2020 году глобальное потребление нефти снизится на 8%, угля — на 7%. Частично пострадала от сокращения спроса на электроэнергию во время пандемии и атомная энергетика; по оценкам IEA, в 2020 году объем выработки электроэнергии в этой отрасли в целом сократится на 4,5% по сравнению с 2019-м (прежде всего из-за закрытия 12 атомных реакторов в течение последнего года).

magnifier.png  По итогам 2020 года мировой спрос на энергию снизится на 5%, объемы выбросов CO2, связанные с энергопотреблением, — на 7%, совокупные инвестиции в энергетику — на 18%

Но наиболее сильно пандемия, безусловно, ударила по нефтегазовому сектору, в котором суммарное сокращение инвестиций ведущих игроков может составить порядка одной трети по сравнению с 2019-м.

Авторы доклада, в частности, отмечают: «Сроки и масштабы восстановления инвестиций [в нефтегазовом секторе] после масштабного сокращения, наблюдавшегося в 2020 году, неясны, учитывая значительный избыток потенциального предложения на рынках нефти и газа, а также большую неопределенность динамики глобального спроса и особенно перспектив развития сланцевой промышленности США».

В то же время по возобновляемым источникам энергии сколько-нибудь заметного сокращения потребления в 2020 году. агентство не прогнозирует, более того, в самом скором времени этот «чистый» сегмент ожидает новый бурный рост.


ЭНЕРГООБЗОР ГРАФ1.jpg

 

Сценарная палитра IEA

Базовый долгосрочный «Сценарий заявленной государственной политики» (Stated Policies Scenario, STEPS) IEA основан на условном сохранении status quo в официальных политических установках в области энергетической и климатической политики, а также на предположении, что пандемия COVID-19 в 2021 году будет «взята под контроль в глобальном масштабе».

В этом консервативном сценарии глобальный ВВП в 2021 году восстановится на докризисном уровне, тогда как суммарный глобальный спрос на энергоносители вернется к нему в начале 2023-го, однако его динамика по различным видам энергоресурсов будет сильно разниться.

Так, на возобновляемые источники энергии предположительно придется 90% общего «уверенного роста мирового спроса на электроэнергию в течение следующих двух десятилетий», который будет прежде всего определяться сохраняющимися высокими уровнями развертывания солнечных фотоэлектрических батарей (о светлом будущем солнечной энергетики по версии IEA см. в последнем разделе).

magnifier.png  В 2020 году глобальное потребление нефти снизится на 8%, угля — на 7%. Частично пострадала от сокращения спроса на электроэнергию во время пандемии и атомная энергетика, и, по оценкам IEA, в 2020 году объем выработки электроэнергии в этой отрасли в целом сократится на 4,5% по сравнению с 2019 годом

Второй «сценарий устойчивого развития» (Sustainable Development Scenario, SDS), как отмечают авторы доклада, полностью согласуется с поставленной в Париже целью «удержания глобального потепления на уровне [плюс] 2 °C… и продолжения усилий по его ограничению в рамках 1,5 °C». В этом сценарии, в частности, обозначена 50-процентная вероятность удержания среднего прироста температуры на планете в пределах 1,65 °C».

Кроме того, впервые в этом году IEA осуществила детальное моделирование гипотетического «сценария чистых нулевых выбросов к 2050 году» (Net-Zero Emissions by 2050 Case, NZE2050). Этот сценарий оценивает, что должно произойти в мировой энергетике (и прочих связанных отраслях экономики), чтобы совокупные «выбросы CO2 упали к 2030 году на 45% ниже уровней 2010 года по дороге к “чистому нулю” к 2050 году с 50-процентной вероятностью соблюдения [обозначенного выше оптимистического] лимита прироста глобальной температуры на 1,5 °C».

И наконец, четвертый и самый мрачный сценарий аналитиков агентства — «сценарий замедленного восстановления» (Delayed Recovery Scenario, DRS), который, как нетрудно догадаться, показывает, что может произойти, если коронавирусная пандемия затянется и восстановление глобальной экономики займет больше времени, и это приведет к снижению темпов роста глобального ВВП и спроса на различные энергоносители.

ЭНЕРГООБЗОР ГРАФ2.jpg

 

Секторальные расклады

Согласно базовому сценарию STEPS (которому мы и будем следовать в этом разделе), мировой спрос на нефть в ближайшие два-три года должен постепенно восстановиться, и к 2023 году он превысит докризисный уровень. Тем не менее в этом сценарии предполагается, что в 2030 году совокупный спрос на нефть окажется примерно на 2 млн баррелей в сутки ниже по сравнению с предыдущим прогнозом WEO-2019 и далее, возможно, произойдет его стабилизация.

Причем в то время, как в последнее десятилетие 60% роста спроса на нефть было обеспечено автомобильным транспортом, по прогнозам аналитиков агентства, в следующем десятилетии те же 60% прибавки спроса должна обеспечить нефтехимия — в основном благодаря росту производства различных пластмасс, в частности упаковочных материалов.

Авторы доклада также констатируют, что резкие изменения в потребительском поведении, наблюдаемые в 2020 году (в том числе заметное сокращение покупок новых автомобилей), окажут довольно ограниченное влияние на совокупный спрос на нефть и нефтепродукты в долгосрочной перспективе, хотя в авиационной сфере (особенно в пассажирских перевозках) для его восстановления до докризисного уровня может потребоваться больше времени, чем предполагалось.

В то же время газовый сегмент после падения спроса в 2020 году, по оценкам IEA, предположительно восстановится намного быстрее и уже в 2021-м спрос на природный газ вырастет почти на 3% по сравнению с 2019-м, а затем, к 2030 году, эта прибавка может увеличиться до 14% (прежде всего за счет роста потребления со стороны азиатских стран).

И, как говорится в докладе, «наблюдаемые рекордно низкие цены на природный газ на фоне устойчивых значительных объемов его поставок заметно стимулируют рост его глобального потребления, хотя политическая поддержка по-прежнему будет иметь решающее значение для дальнейшего расширения мировой газовой инфраструктуры».

Впрочем, уже к середине 2020-х, по мнению аналитиков IEA, рыночные перспективы природного газа постепенно начнут ухудшаться в результате «комбинированного воздействия экологических факторов, усиления конкуренции и повышения экономической эффективности различных возобновляемых источников энергии, растущей электрификации конечного потребления и постепенного внедрения альтернативных низкоуглеродных газов, в том числе водорода».

magnifier.png  Согласно базовому сценарию, мировой спрос на нефть в ближайшие два-три года должен постепенно восстановиться, и к 2023 году он превысит докризисный уровень

Довольно интересным (хотя и не слишком приятным для непосредственных участников) представляется и прогноз IEA по угольной отрасли: ежегодное «глобальное потребление угля сохранится на нынешнем уровне (минус 8% по сравнению с докризисным периодом) до 2030 года благодаря сочетанию расширения использования возобновляемых источников энергии, дешевого природного газа и продолжения политики поэтапного отказа от угля, обозначенной ранее в ведущих промышленно-развитых странах мира». В частности, авторы доклада предполагают, что в странах с развитой экономикой совокупный спрос на уголь к 2030 году может сократиться почти на 45% по сравнению с 2019-м. Впрочем, в значительной степени это снижение будет компенсировано дальнейшим приростом спроса на уголь в электроэнергетике и промышленности Индии, Индонезии и ряда других стран Юго-Восточной Азии, однако темпы этого прироста окажутся ниже, чем ранее прогнозировалось IEA. А в крупнейшем в мире потребителе угля, Китае, докризисные объемы его использования, по мнению экспертов агентства, «восстановятся в ближайшем будущем», пик потребления придется на 2025 год, а затем начнется его постепенное снижение (о некоторых нюансах госполитики КНР в этой сфере, а также в целом в электроэнергетике см. далее). И, по оценкам экспертов IEA, к 2040 году доля угля в мировом спросе на энергоресурсы впервые в новейшей истории энергетики упадет ниже 20%.

В целом оптимистичной, по версии IEA, пока выглядит среднесрочная картина в атомной энергетике. С 2019 по 2030 год мировое производство электроэнергии на АЭС предположительно вырастет примерно на 10% (на докризисный уровень оно в сценарии STEPS должно выйти в 2023 году), хотя доля атомных реакторов в совокупной генерации электроэнергии несколько сократится, и, как уточняется в докладе WEO-2020, при этом «станут очевидными две разнонаправленные региональные тенденции: в странах с быстрорастущей рыночной экономикой и в развивающихся странах производство электроэнергии на АЭС с 2019 по 2030 год увеличится более чем на 60% (главным образом за счет КНР), тогда как в странах с развитой экономикой оно, напротив, сократится на 10%».

В то же время в докладе IEA отмечается, что возобновляемые источники электроэнергии «продемонстрировали наибольшую [рыночную] устойчивость во время кризиса COVID-19», и в базовом сценарии STEPS предполагается скорый стремительный рост производства в этом энергосегменте: в период с 2020 по 2030 год общий объем должен увеличиться на две трети. По мнению аналитиков IEA, возобновляемые источники смогут удовлетворить 80% совокупного мирового спроса на электроэнергию в течение следующего десятилетия и уже к 2025 году обгонят уголь в качестве основного средства производства электроэнергии. А к 2030 году гидроэнергия, ветровые и солнечные фотоэлектрические установки, биоэнергия, геотермальная энергия и проч. смогут совместными усилиями обеспечить почти 40% глобального электроснабжения.

В качестве же очевидного лидера на этом направлении снова выступит Китай, который предположительно увеличит производство электроэнергии из возобновляемых источников почти на 1500 ТВтч до 2030 года, что, как отмечается в докладе, будет примерно эквивалентно всему объему электроэнергии, вырабатываемой во Франции, Германии и Италии в 2019 году.

ЭНЕРГООБЗОР ГРАФ3.jpg

 

Чистый Китай к 2060 году

В связи с этим следует упомянуть и о новых амбициозных программных заявлениях руководства КНР, сделанных в понедельник 12 октября председателем академического комитета Института по вопросам изменения климата и устойчивого развития при пекинском Университете Цинхуа (Institute of Climate Change and Sustainable Development at Tsinghua University, ведущий мозговой центр КНР в области климатической политики) Хэ Цзянькунем.

magnifier.png  Китай будет строго контролировать потребление угля и расширение энергетических мощностей, работающих на угле, в течение следующих пяти лет, стремясь к тому, чтобы к 2025 году ограничить выбросы CO2 в угольной промышленности, а потом даже выйти на отрицательный рост

Согласно его комментариям, задекларированное ранее обязательство Китая добиться нулевых нетто-выбросов к 2060 году включает в себя все парниковые газы, а не только углекислый газ.

Причем, по словам Хэ Цзянькуня (следуя переводу его выступления интернет-ресурсом Electrec), «Китай будет строго контролировать потребление угля и расширение энергетических мощностей, работающих на угле, в течение следующих пяти лет, стремясь к тому, чтобы к 2025 году ограничить выбросы CO2 (на КНР сегодня приходится 29% глобальных выбросов этого парникового газа. — “Стимул”) в угольной промышленности и затем даже выйти на отрицательный рост… При этом мы ожидаем, что в 2026–2030 гг. в Китае все еще будет наблюдаться рост потребления природного газа, поэтому рост углеродных выбросов от его использования должен быть нивелирован снижением выбросов от угольного сектора».

 

Новый король энергоснабжения

Самых ярких рыночных перспектив в сегменте возобновляемых источников авторы доклада ожидают для солнечной энергетики.

Как пафосно отмечают его авторы, «солнечная фотоэлектрическая энергия становится новым королем электроснабжения и находится на пороге масштабного расширения».

С 2020 по 2030 год, по прогнозам IEA, среднегодовые темпы роста потребления электроэнергии на базе солнечных энергоустановок составят порядка 13%, что позволит удовлетворить почти треть глобального роста спроса на электроэнергию за этот период.

Коррекция финансово-экономических перспектив солнечной энергетики (и отчасти других альтернативных энергоресурсов) во многом связана с перерасчетами аналитиков IEA полной приведенной стоимости электроэнергии по различным технологиям ее производства, отраженными в Приложении В отчета WEO-2020.

magnifier.png  С 2020 по 2030 год, по прогнозам IEA, среднегодовые темпы роста потребления электроэнергии на базе солнечных энергоустановок составят порядка 13%, что позволит удовлетворить почти треть глобального роста спроса на электроэнергию за этот период

В итоге нового анализа, проведенного командой WEO, которая рассмотрела среднюю стоимость капитала для девелоперов, планирующих строительство новых генерирующих мощностей, солнечная электроэнергия «внезапно» подешевела на 20–-50% по сравнению с прошлогодними прогнозами IEA (этот диапазон сильно разнится в зависимости от региона). Кроме того, столь же существенно были понижены и оценочные затраты на наземные и офшорные ветровые генераторы (в значительной степени перерасчет базировался на факторе госполитики, направленной на снижение риска инвестиций в возобновляемые источники энергии).

В частности, согласно новым оценкам IEA, для полномасштабных промышленных проектов использования солнечной энергии, завершенных в этом году, расчетная средняя стоимость производства электроэнергии в течение всего срока эксплуатации станций составляла от 35 до 55 долларов за мегаватт-час на некоторых из крупнейших мировых рынков — США, Европы, Китая и Индии. Всего четыре года назад эта стоимость, по данным Всемирного экономического форума, оценивалась в 100 долларов за мегаватт-час, а около десяти лет назад — в 300 долларов.

Для сравнения: приведенная стоимость угля, согласно новому отчету IEA, колеблется в пределах от 55 до 150 долларов за мегаватт-час и сохраняется примерно на том же уровне в течение последнего десятилетия.

Темы: Среда

Еще по теме:
28.10.2020
Алексей Басов, один из руководителей Российской венчурной компании, поделился со «Стимулом» своим мнением о состоянии и ...
21.10.2020
В Сколкове проходит десятый Международный форум инновационного развития «Открытые инновации — 2020», главная тема которо...
14.10.2020
Даже если государство выступает заказчиком исследований, проведенных университетом, закрепление за ним прав на их резуль...
08.10.2020
21-22 октября в Москве встречаются более 4000 участников форума, среди которых как профессионалы индустрии, так и те, кт...
Наверх