Среда 14 марта 2023

Крах Silicon Valley Bank: продолжение следует?

Потерпел крушение Silicon Valley Bank, крупнейший техноориентированный банк Кремниевой долины. И это может оказаться предвестником серьезных проблем во всем финансовом секторе США
Крах Silicon Valley Bank: продолжение следует?
Скоропостижная кончина SVB застала врасплох подавляющее большинство финансовых и биржевых аналитиков
uktech.news

В минувшие выходные в новостных лентах ведущих мировых СМИ появилась новая горячая рубрика — «Коллапс Silicon Valley Bank». При неблагоприятном развитии ситуации в финансовой сфере этот заголовок может трансформироваться в куда более резонансный: «Банковский коллапс в США».

Совокупные активы калифорнийского Silicon Valley Bank (SVB), Банка Кремниевой долины, составляли более 200 млрд долларов, это гораздо меньше, чем, скажем, у JPMorgan Chase с его 3,31 трлн долларов, и тем не менее SVB стал крупнейшим банком США, потерпевшим крах после Великой рецессии 2008 года, а также вторым обанкротившимся американским банком по размерам активов за всю финансовую историю США (первую строчку в этом антирейтинге пока занимает банк Washington Mutual из Сиэтла, разорившийся в 2008 году: его активы составляли 307 млрд долларов, тогда как у третьего в этом черном списке Continental Illinois National Bank and Trust, ушедшего в 1984-м, лишь 40 млрд долларов).

magnifier.png Судя по последним сообщениям с биржевых фронтов, несмотря на обещание президента и его ближайшего окружения «сделать все необходимое для защиты банковских вкладов», паническая распродажа акций продолжается

Скоропостижная кончина SVB, умудрившегося фактически менее чем за двое суток (с 8 по 10 марта) превратиться в прах из преуспевающего кредитно-финансового учреждения, занимавшего 16-ю строчку в общенациональном рейтинге, публично позиционировавшего себя в качестве «финансового партнера инновационной экономики» и обслуживавшего почти половину всех американских стартапов, застала врасплох подавляющее большинство финансовых и биржевых аналитиков.

Так, по информации The Wall Street Journal, еще в начале прошлой недели средний ценовой ориентир пула аналитиков, регулярно отслеживающих положение дел у SVB, составлял около 262 долларов за акцию, тогда как к моменту закрытия биржевых торгов в четверг 9 марта, непосредственно перед пятничным решением госрегуляторов приостановить его деятельность, котировки акций SVB упали до 106 долларов.

Вдобавок 8 марта о полном прекращении операций и ликвидации своих активов объявил другой калифорнийский банк — Silvergate Capital, специализировавшийся на предоставлении различных криптовалютных услуг, который так и не сумел оправиться после недавнего краха «дружественной» криптобиржи FTX. Его уход в небытие, впрочем, аналитики пока напрямую не связывают с последовавшим через два дня крахом SVB, но очевидно, что это событие стимулировало дальнейший разогрев негативных эмоций в техноэкосистеме Кремниевой долины и за ее пределами.

Для полноты картины добавим, что в пятницу 10 марта на американских биржах временно приостанавливались торги акциями целого ряда других банков (главным образом региональных), в том числе First Republic Bank, Western Alliance Bancorp и PacWest Bancorp.

Американские госчиновники, курирующие финансовый блок (в частности, министр финансов Джанет Йеллен и глава ФРС Джером Пауэлл) в авральном режиме предпринимают усилия, чтобы обуздать наметившиеся на этом общем мрачном фоне панические настроения.

В частности, в воскресном совместном заявлении минфин США, ФРС и Федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation, FDIC) сообщили, что все застрахованные вкладчики SVB получат полный доступ к своим вкладам (в пределах покрываемых схемой FDIC 250 тыс. долларов) не позднее утра понедельника 13 марта. Согласно официальной информации, по состоянию на 31 декабря 2022 года остаток средств специального Фонда страхования вкладов (Deposit Insurance Fund, DIF) при FDIC составлял 128,2 млрд долларов.

Кроме того, Федеральный банк объявил, что будет предоставлять дополнительное финансирование в рамках новой программы срочного финансирования банков, предлагая банкам, сберегательным ассоциациям и кредитным союзам специальные кредиты сроком до одного года. Минфин, в свою очередь, обещал выделить на поддержку этой программы до 25 млрд долларов из Стабилизационного биржевого фонда (Exchange Stabilization Fund).

magnifier.png Неудачные инвестиции осуществлялись на фоне крайне близорукой общей политики руководства банка, которое изначально сделало слишком большую ставку на эксклюзивное обслуживание технологической клиентуры

Правда, как бы «между прочим» финансовые регуляторы сообщили о своем решении приостановить работу еще одного достаточно крупного банка — нью-йоркского Signature Bank (он рискует занять третье место в историческом антирейтинге обанкротившихся кредитно-финансовых учреждений США: его активы составляли 110 млрд долларов).

А уже на следующий день, 13 марта, президент США Джо Байден в обращении к нации заявил, что американцы должны «быть уверены в безопасности нашей банковской системы».

Однако, судя по последним сообщениям с биржевых фронтов, несмотря на обещание президента и его ближайшего окружения «сделать все необходимое для защиты банковских вкладов», паническая распродажа акций продолжается.

В новостной ленте на момент сдачи этого материала появились сообщения о том, что упоминавшийся выше First Republic, еще один региональный калифорнийский банк, в числе клиентов которого числятся многие технологические компании, в начале понедельничных торгов 13 марта умудрился потерять 75% своей биржевой стоимости, PacWest Bancorp подешевел примерно на 50%, а котировки акций Western Alliance Bank из штата Аризона рухнули на 80%.


ЙЕЛЕН ПАУЕЛЛ.jpg
Американские госчиновники, курирующие финансовый блок (в частности, министр финансов Джанет Йеллен и глава ФРС Джером Пауэлл) в авральном режиме предпринимают усилия, чтобы обуздать наметившиеся на этом общем мрачном фоне панические настроения
Wikepedia

Множественные перезаклады

Как отмечают финансовые аналитики, Silicon Valley Bank прогорел во многом из-за того, что переусердствовал с вложениями средств в государственные облигации и ипотечные ценные бумаги, обеспеченные различными федеральными агентствами, стоимость которых устойчиво снижалась по мере того, как ФРС повышала процентные ставки, борясь с ростом инфляции в стране.

Причем эти явно неудачные инвестиции осуществлялись на фоне крайне близорукой общей политики руководства банка, которое изначально сделало слишком большую ставку на эксклюзивное обслуживание потенциально «психологически неустойчивой» технологической клиентуры (банк особенно активно работал со стартапами из сектора Life Sciences).

Согласно последнему годовому отчету SVB Financial Group, его материнской компании, по состоянию на конец 2022 года банк имел незастрахованные вклады на общую сумму около 151 млрд долларов, и, по оценкам Crunchbase, доля незастрахованных вкладов составляла около 93% от общей суммы депозитов.

Скоротечный общий сюжет произошедшей на прошлой неделе банковской драмы выглядел примерно следующим образом.

В среду 8 марта SVB Financial Group официально заявила, что намерена осуществить продажу акций на общую сумму 2,25 млрд долларов после того, как незадолго до этого в спешном порядке продала «плохие» ценные бумаги из своего портфеля на сумму 21 млрд долларов с убытком почти в 2 млрд. Эти действия, как следовало из пресс-релиза, были призваны «укрепить баланс компании».

Однако заявление произвело обратный эффект, сильно напугав как клиентов банка, так и биржевых игроков: котировки акций SVB Financial уже на следующий день, 9 марта, обрушились. К утру пятницы 10 марта торги акциями были остановлены и появились сообщения о том, что SVB ведет срочные переговоры о возможной продаже бизнеса. А уже в полдень пятницы регулирующие органы объявили о своем решении закрыть банк и перевести его во внешнее управление.

magnifier.png «SVB не смог должным образом управлять собственными рисками, а его коммуникационная стратегия была ужасной и, безусловно, усилила панику. Однако в падении банка огромную негативную роль сыграли венчурные инвесторы»

В то же время многие эксперты отмечают, что нельзя винить в стремительном обрушении SVB исключительно его руководство. Как отмечается в обзоре интернет-издания Sifted, «SVB не смог должным образом управлять собственными рисками, а его коммуникационная стратегия была ужасной и, безусловно, усилила панику. Однако в падении банка огромную негативную роль сыграли венчурные инвесторы», которые фактически стали катализаторами быстрой раскрутки маховика денежных изъятий.

В публикации TechCrunch уточняется, что 9 марта целый ряд крупных венчурных компаний, включая USV, Founders Fund, Hustle Fund, Inspired Capital и Valor Equity, «в частном порядке» настоятельно рекомендовали руководителям дружественных стартапов (портфельным компаниям) срочно выводить деньги из «ненадежного» SVB.

Многие из этих же венчурных компаний вскоре поспешили «задним числом» выразить свою поддержку SVB — в частности, уже в пятницу в Сети была опубликована совместная петиция венчуристов, подписанная в итоге более чем сотней компаний, в которой говорилось, что они будут поощрять портфельные компании снова работать с SVB, если банк будет затем кем-либо куплен.

Но свое «черное дело» венчурная тусовка Кремниевой долины уже сделала: к моменту появления этого заявления банк был официально закрыт госрегуляторами — и многие учредители местных стартапов в «прямом эфире» (то есть посредством различных соцсетей и т. п.) высказали своим «добрым ангелам» все, что они думают об их истинной роли в этой истории.

В воскресном интервью изданию Wired анонимный представитель SVB, честно признав, что немалая часть вины в случившемся «безобразии» лежит на руководстве самого банка, далее констатировал: «Такая организация, как наша, — это неотъемлемая часть большой технологической экономики. И сейчас самое главное, чтобы наши политики уяснили, что эта паника может привести к новой эпидемии, если распространится на региональные банки, обслуживающие малый и средний технологический бизнес».

Общий же рефрен комментариев многих аналитиков сводится к тому, что крах SVB (оставляя пока за скобками прочие возможные потрясения на американском финансовом рынке) будет иметь долгосрочные последствия, далеко выходящие за рамки ближайших недель и даже месяцев. В частности, они отмечают, что банкротство ведущего учреждения по предоставлению финансовых услуг технологическим компаниям может существенно затруднить для нового поколения стартапов поиск денежных ресурсов, которые им потребуются для нормального выстраивания своего бизнеса.

Темы: Среда

Еще по теме:
27.03.2023
23 мая, Екатеринбург. В Екатеринбурге состоялось открытие лаборатории АО «Агроплем», которая позволит проводить селекцио...
27.03.2023
Полный запрет на двигатели внутреннего сгорания в ЕС с 2035 года откладывается благодаря усилиям немецкого автолобби. Бр...
23.03.2023
Республика Корея наполняет содержанием «Новую стратегию роста 4.0» — амбициозный план экономического развития страны. Кр...
17.03.2023
Онлайн-тесты показывают, что показатели IQ в США упали впервые почти за столетие
Наверх