На мирных пустынных просторах

Полтриллиона долларов и полтора десятка лет нужно Саудовской Аравии, чтобы построить город будущего из фантастического романа
На мирных пустынных просторах
NEOM будет построен в обозначенных красной линией границах и , предположительно, частично зайдет на территорию соседних Египта и Иордании
Иллюстрация: Алексей Таранин

Власти Саудовской Аравии затевают очередную стройку века — проект супертехнологичного города NEOM (на его интернет-сайте  уточняется, что это название расшифровывается как «новое будущее»).

Информация об официальном запуске во вторник 24 октября этого мегапроекта с общим заявленным бюджетом 500 млрд долларов стала хитом трехдневной международной бизнес-конференции Future Investment Initiative («Инициатива “Инвестиции будущего”»), организованной в Эр-Рияде крупнейшим государственным инвестиционным фондом Саудовской Аравии Public Investment Fund (PIF).

magnifier.png Помимо средств, предоставляемых на начальном этапе самим PIF, планируется привлечь зарубежных инвесторов, и, согласно расчетам идеологов NEOM, он должен стать важнейшим инновационно-технологическим хабом региона, который обеспечит обильный приток денежных средств в казну Саудовской Аравии

Главный идеолог проекта NEOM — тридцатидвухлетний наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман, он же глава PIF и фактический автор недавно принятой новой государственной стратегии развития Vision 2030. Город расположится на территории 26,5 тыс. кв. км на северо-западном побережье Красного моря в районе залива Акаба, отделяющего Аравийский полуостров от Синайского. Проект NEOM планируется осуществлять при участии двух соседних стран — Египта и Иордании, и, по заявлениям Эр-Рияда, он частично затронет и их территорию. Официальных комментариев руководства этих стран по поводу таких саудовских планов еще не последовало, однако власти королевства уже заявили, что одним из важнейших элементов проекта NEOM должно стать строительство грандиозного моста через Красное море, который соединит аравийскую монархию с Египтом и для него выбрано предварительное название — King Salman Bridge, мост Короля Салмана. (Уточним также, что в непосредственной близости от будущей стройплощадки находится израильский курорт Эйлат, но, понятное дело, о привлечении к проекту Израиля Эр-Рияд и не помышляет.)

бен Салман.jpg
Молодой наследник королевского престола Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман считается главным реформатором страны и непосредственно курирует новые масштабные инвестиционные проекты, включая NEOM
Фотография: ТАСС

NEOM будет строиться с чистого листа, для его финансирования помимо средств, предоставляемых на начальном этапе самим PIF, планируется привлечь различных зарубежных инвесторов. По расчетам идеологов проекта, он должен стать важнейшим инновационно-технологическим хабом региона, который обеспечит обильный приток денежных средств в казну Саудовской Аравии.


Веселые картинки будущего

В бодром минутном ролике на YouTube, рекламирующем проект NEOM, на удивление много блиц-кадров с женщинами в непозволительно вольных для такой сверхконсервативной страны, как Саудовская Аравия, одеяниях (в том числе даже занимающихся аэробикой в легинсах и коротких топиках), тогда как фрагмент с дамой в традиционном хиджабе лишь однажды вклинился в эту красочную нарезку. Судя по всему, саудовские власти ради перспективы получения немалых доходов от нового проекта готовы во многом поступиться своими религиозными принципами в отдельно взятой особой экономической зоне.

magnifier.png Будущими обитателями NEOM должны стать как особо удачливые граждане Саудовской Аравии, так и «экспатрианты», под которыми главным образом подразумевается высококвалифицированная иностранная рабочая сила

По крайней мере, в духоподъемном сопроводительном тексте «NEOM — frequently asked questions», опубликованном на официальном сайте проекта, говорится следующее: «NEOM будет первой в мире независимой специальной зоной, расположенной на территории трех стран, нормативно-правовая база которой разрабатывается таким образом, чтобы соответствовать лучшим мировым стандартам и практикам и способствовать всемерному росту экономического благосостояния ее будущих резидентов, а также активному развитию целевых секторов экономики… Эта зона будет обладать автономной юридической системой, независимой от существующей в королевстве правовой базы, за исключением ее суверенных законов».

В конце авторы посчитали необходимым сделать особое уточнение по поводу использованного выше специфического оборота «за исключением ее суверенных законов»: «Под суверенными законами понимается все имеющее отношение к военной сфере, внешней политике и суверенным решениям — то есть все то, что входит в перечень необходимых полномочий правительства Саудовской Аравии».

Резюмируя эту прихотливую словесную казуистику, все-таки приходится констатировать, что полной ясности относительно степени юридической автономии, которую планируется предоставить сказочному городу NEOM, его идеологи пока так и не внесли. Правда, они неоднократно упоминают, что ведущие бизнес-инвесторы проекта будут принимать непосредственное участие в формировании правил игры в NEOM, в том числе в законодательной сфере, и что «особая зона будет руководствоваться мировыми стандартами и социальными нормами в области культуры, искусства и образования».

TASS_3351173.jpg
Бывший глава Siemens AG и Alcoa Клаус Кляйнфельд, назначенный руководителем проекта NEOM, должен убедить зарубежных инвесторов в его светлых перспективах
Фотография: ТАСС

Клаус Кляйнфельд (Klaus-Christian Kleinfeld) работал в Siemens AG с 1987 года, с января 2005-го по июль 2007-го — в качестве CEO. Свой пост он был вынужден покинуть после громкого коррупционного скандала. В августе 2007 года Кляйнфельд перешел в компанию Alcoa. Сначала он получил там должность президента и главного операционного директора (COO), а в мае 2008-го стал главным исполнительным директором (CEO). С апреля 2010 года Кляйнфельд также занимал пост председателя совета директоров этой компании, а в 2016-м, после разделения Alcoa надвое — на сырьевую Alcoa Corp. и ориентированную на аэрокосмическую индустрию Arconic — стал главой последней, но вскоре, в апреле 2017-го, ушел в отставку. Кляйнфельд — член руководящего комитета легендарной Бильдербергской группы, одно время он возглавлял работу Американо-российского делового совета (US–Russia Business Council, USRBC), а также входил в число участников консультационного совета при премьер-министре КНР.

Вообще, чтение двух кратких сопроводительных текстов, опубликованных саудовскими бытописателями, местами доставляет подлинное эстетическое удовольствие. Особенно завораживает неоднократно употребляемый оборот «идиллический образ жизни» (idyllic lifestyle), которым будут наслаждаться жители города NEOM. Предрекаемая идиллия — это «высочайшее качество жизни, намного выше, чем в любом другом мегаполисе мира»

В рекламных текстах, описывающих прелести будущего города, особо подчеркивается, что дополнительным стимулом для привлечения людей в NEOM как на постоянной основе, так и для «футуристического отдыха», в частности, станут уникальные климатические условия в этом северо-западном оазисе Саудовской Аравии: среднегодовая температура там примерно на десять градусов ниже, чем на основной территории королевства. Обещаны также более 460 километров «красивых песчаных пляжей, живописные горы высотой до двух с половиной километр ов и мирные пустынные просторы».

Проектировщики NEOM ни много ни мало предрекают зарождение в этом аравийском городе-сказке «будущего человеческой цивилизации» (все с тем же уточняющим эпитетом «идиллическое»), которое, в частности, должно характеризоваться «современной архитектурой, продвинутым городским дизайном, обширными озелененными территориями, высоким уровнем жизни, безопасностью и передовыми технологиями вкупе с исключительными экономическими возможностями».

А будущими обитателями NEOM должны стать как особо удачливые граждане Саудовской Аравии, так и «экспатрианты», под которыми главным образом подразумевается «высококвалифицированная иностранная рабочая сила».

Правда, по сравнению с роботами и прочим автоматическим обслуживающим персоналом людей в городе будет не слишком много: как следует из официальных проспектов, их будут привлекать для заполнения «креативных и стратегических позиций».

Отдельного упоминания заслуживают девять экономических секторов будущего, которые планируется наиболее активно развивать на территории NEOM. В их числе альтернативная энергетика (с акцентом на солнечную и ветровую), технологии опреснения воды, различные проекты развития автономного транспорта, биотехнологический блок. Особое внимание планируется уделить передовым технологиям производства пищевых продуктов («пустынный фарминг», аэро- и гидропоника и т. п.), развитию перспективных промышленных технологий (advanced manufacturing — разработка новых материалов, 3D-печать, робототехника и др.) и широкому спектру цифровых технологий (технологии искусственного интеллекта, создание data-центров, интернет вещей, электронная коммерция и т. д.).

В общей сложности эти девять секторов будущего, как надеются саудовские власти, должны обеспечить «возврат в королевство порядка 70 млрд долларов в виде новых продуктов и услуг, которые в настоящее время импортируются, но затем будут производиться на территории NEOM».

Кроме того, на бизнес-форуме в Эр-Рияде кронпринц Мухаммед бен Салман официально объявил, что непосредственным руководителем проекта NEOM будет известный немецкий предприниматель Клаус Кляйнфельд, бывший глава Siemens AG и американской Alcoa.


Дружеская поддержка из Японии

Официальную презентацию NEOM ожидаемо украсил эксцентричный японский миллиардер Масаёси Сон, главный деловой партнер кронпринца Мухаммеда бен Салмана и его PIF по не менее знаменитому проекту Vision Fund (об этом технологический суперфонде, который к настоящему времени аккумулировал около 100 млрд долларов, мы уже не раз писали в «Стимуле»). 

Выступая на конференции в Эр-Рияде с краткими комментариями по поводу предполагаемого активного участия в этом проекте возглавляемого им SoftBank, Масаёси Сон сделал очередные громкие заявления. Во-первых, он пообещал создать в NEOM крупнейшую в мире солнечную электростанцию, которая будет полностью обеспечивать энергетические потребности нового города (кураторы проекта, правда, заявляют, что часть электроэнергии будут обеспечивать ветровые установки, поскольку в зоне строительства на берегу Красного моря наблюдаются устойчивые ветровые потоки средней скоростью 10,3 м/с).

Во-вторых, г-н Сон объявил, что там будет организовано крупнейшее и самое совершенное в мире робототехническое производство. Причем именно Сон — автор быстро растиражированной СМИ фразы: «NEOM станет первым городом в мире, где роботов будет больше, чем людей».

Наконец, японский миллиардер не слишком политкорректно заявил, что NEOM должен стать «новой Меккой» для Саудовской Аравии, но, после вмешательства кронпринца Мухаммеда, быстро уточнил, что имел в виду новую «технологическую мекку».

TASS_22540226.jpg
Японский миллиардер и глава крупнейшего технологического инвестиционного фонда мира Vision Fund Масаёси Сон рассчитывает принять активное участие в новом саудовском мегапроекте
Фотография: ТАСС

Столь щедрые обещания г-на Сона в немалой степени объясняются тем, что в тот же день, 24 октября, власти Саудовской Аравии сделали еще одно официальное заявление — о предполагаемой продаже «значительного пакета акций» государственной компании Saudi Electricity Co. возглавляемому Соном Vision Fund.

В связи с этим следует отметить, что Эр-Рияд возлагает очень большие финансовые надежды на грядущую частичную приватизацию своих крупнейших промышленных компаний. Главным козырем в этой затянувшейся игре с зарубежными инвесторами, безусловно, является давно анонсированная продажа пятипроцентного пакета акций нефтедобывающего гиганта Saudi Aramco, который, согласно последним заявлениям директора-распорядителя PIF Ясира аль-Румайяна, сделанным на бизнес-форуме в Эр-Рияде, планирует осуществить долгожданное IPO в 2018 году. Причем именно PIF в скором будущем должен стать официальным владельцем госпакета Aramco и, соответственно, может получить очень весомую прибавку к своим инвестиционным активам. Общая сумма активов под управлением PIF сейчас составляет около 230 млрд долларов, а к 2030 году саудовские власти рассчитывают довести ее до двух триллионов.


Конкуренция по-соседски

А всего за неделю до форума в Эр-Рияде, 17 октября, крупнейшая девелоперская компания ОАЭ Meraas Holdingподписала в Дубае соглашение с двумя китайскими компаниями, Alibaba Group и China Financing and Investment Property Corporation (CFIPC), о запуске другого крупного инфраструктурного проекта — Tech Town.

magnifier.png Масаёси Сон пообещал создать в NEOM крупнейшую в мире солнечную электростанцию, которая будет полностью обеспечивать энергетические потребности нового города. Он также уверил журналистов, что роботов в городе будет больше, чем людей

Кроме того, шейх эмирата Дубай (и по совместительству вице-президент и премьер-министр ОАЭ) Мухаммед бен Рашид днем раньше, 16 октября, официально заявил о начале реализации новой государственной «Стратегии искусственного интеллекта» (Artificial Intelligence Strategy), призванной постепенно вывести ОАЭ в число мировых лидеров в области разработки технологий ИИ. Отметим, что у Эмиратов, в отличие от Саудовской Аравии, разработавшей стратегию Vision 2030, генеральный план развития страны куда более долгосрочный и амбициозно называется Centennial 2071, буквально — «Столетний план — 2071».

Что же касается собственно Tech Town, который возводится поблизости от крупнейшего дубайского коммерческого порта Джебель-Али, то первую фазу его строительства планируется завершить уже в 2020 году. Он предусматривает создание большого технологического инкубатора, в котором разместятся более трех тысяч хайтек-компаний со всего мира (акцент ожидаемо будет сделан на местные фирмы и компании Китая, который с 2014 года является главным торгово-экономическим партнером ОАЭ, а технологический приоритет будет отдан инновационным проектам в сфере цифровой экономики, робототехники и альтернативного транспорта).

Впрочем, размеры предполагаемых инвестиций в проект Tech Town, обнародованные его идеологами, на фоне саудовского NEOM выглядят весьма скромно — всего лишь 600 млн долларов, да и общая территория Tech Town составит только два квадратных километра.


Умные города-призраки и туристический рай в Красном море

Безусловно, заявленные Эр-Риядом экономико-технологические характеристики NEOM на бумаге выглядят весьма впечатляюще.

Но стоит вспомнить, что власти Саудовской Аравии уже далеко не впервые затевают мегаломанские инфраструктурные проекты, призванные чудесным образом преобразить ее однобокую сырьевую экономику.

Еще во второй половине 2000-х с большой помпой было объявлено о старте комбинированного проекта Saudi Arabia’s Economic Cities («Экономические города Саудовской Аравии»), предполагающего создание с нуля целых шести новых высокотехнологических городов.

magnifier.png Аравийский город-сказка, согласно рекламному тексту, — это «современная архитектура, продвинутый городской дизайн, обширные озелененные территории, высокий уровень жизни, безопасность и передовые технологии вкупе с исключительными экономическими возможностями»

Правда, на начальном этапе были обозначены лишь четыре будущих «экономических города» (изначально они также назывались Smart Cities, то есть «умные города»).

Самый первый и самый амбициозный — King Abdullah Economic City (KAEC) в Рабиге (опять-таки на побережье Красного моря, к северу от Джедды) — был анонсирован предыдущим королем Саудовской Аравии Абдуллой в 2005 году. Инвестиции в него должны были составить 27 млрд долларов, а предполагаемая численность населения — два миллиона человек.

Несколько позже, в 2009-м, Saudi Arabian General Investment Authority (SAGIA), основное инвестиционное агентство королевства, взяло на себя официальное шефство над реализацией трех других городских мегапроектов с общей заявленной суммой инвестиций 42 млрд долларов. Это Prince Abdulaziz bin Musaid Economic City (PABMEC) в Хаиле, Knowledge Economic City (KEC) по соседству с Мединой и Jazan Economic City (JEC) в Джазане. Наконец, еще два умных города этого зыбкого, как аравийский песок, проекта — очередной красноморский город Табук и некий безымянный объект на берегу Персидского залива — вроде бы до сих пор так и остались на бумаге.

Весьма показательно также, что курировавшее этот «проект шести городов» госагентство SAGIA рассчитывало, что уже к 2020 году созвездие Economic Cities добавит к ВВП страны 150 млрд долларов и создаст в стране более миллиона новых рабочих мест. (Для сравнения уточним, что от нового детища Эр-Рияда NEOM, по оптимистическим прикидкам его кураторов, к 2030 году ожидается несколько более скромная прибавка — 100 млрд долларов.)

Однако пока о каком-либо прогрессе этого мегапроекта Saudi Arabia’s Economic Cities почти ничего не слышно. Известно лишь, например, что главная королевская стройка, двухмиллионник KAEC в Рабиге, может похвастаться лишь пятью тысячами постоянных резидентов.

Наконец, нельзя не упомянуть и о другом, куда более свежем The Red Sea Tourism Project, представленном все тем же принцем Мухаммедом бен Салманом в начале августа этого года. Этот ориентированный на богатых зарубежных туристов мегакурорт предполагается создать на еще более обширной по сравнению с NEOM территории площадью 34 тыс. кв. км на красноморском побережье между городами Умлудж и Эль-Ваджх (географически он будет располагаться примерно на 200–300 км южнее NEOM). Изюминкой этого рекреационного проекта luxury-класса должны стать 50 пока еще необитаемых островов Красного моря. И, разумеется, для привлечения иностранных туристов власти Эр-Рияда тоже обещают особые условия, например существенные послабления по части соблюдения различных социокультурных норм и правил, действующих на остальной территории королевства.

Основным инвестором этого проекта опять-таки выступает Public Investment Fund Саудовской Аравии, его первую фазу планируется завершить в четвертом квартале 2022 года, но предполагаемый ежегодный вклад The Red Sea Tourism Project в ВВП страны оценивается только в четыре миллиарда долларов.




Темы: Среда

Еще по теме
Проект новой стратегии развития станкоинструментальной промышленности не вызывает энтузиазма у самих станкостроителей