Среда 18 Июня 2020

Предпринимательская магия из госпесочницы

О том, как на самом деле возникла Кремниевая долина и почему она стала процветать, рассуждают американский историк Маргарет О’Мара и президент ITIF Роберт Аткинсон
Предпринимательская магия из госпесочницы
Издательство Penguin Random House недавно выпустило книгу известного американского историка Маргарет О’Мары The Code: Silicon Valley and the Remaking of America
margaretomara.com

Издательство Penguin Random House недавно выпустило книгу известного американского историка Маргарет О’Мары The Code: Silicon Valley and the Remaking of America (примерный перевод — «Исходный код: Кремниевая долина и переделка Америки»). В этой работе О’Мары, профессора Университета штата Вашингтон в Сиэтле и постоянной колумнистки The New York Times), которую сегодня многие специалисты признают одним из ведущих исследователей истории американской цифровой революции и, шире, становления современной хайтек-индустрии США, была предпринята попытка более внимательно присмотреться к истокам феномена калифорнийской инновационной Мекки.

КНИГА.png
Книга The Code: Silicon Valley and the Remaking of America (примерный перевод — «Исходный код: Кремниевая долина и переделка Америки»).
ggpbooks.com

Подкаст беседы основателя и президента американского аналитического центра Фонд информационных технологий и инноваций (Information Technology and Innovation Foundation, ITIF) Роберта Аткинсона с автором этой новой книги на прошлой неделе был опубликован на интернет-сайте ITIF, и далее мы постараемся обозначить основные моменты их диалога, который, на наш взгляд, представляет безусловный интерес в плане выявления глубинных взаимосвязей между государственной инновационной политикой и промышленно-технологическим развитием США.

 

Коллективная амнезия

По сути, главный миф, который попыталась развеять в своей последней работе Маргарет О’Мара, — весьма популярная в различных СМИ идея, что Кремниевая долина и американский хайтек в целом являются прямыми производными многочисленных «гаражных проектов», продвигавшихся на свой страх и риск чудаковатыми, но чертовски талантливыми антрепренерами-инноваторами. Да, безусловно, «гаражное движение» (или, как его еще часто называют, «предпринимательская магия», entrepreneurial magic) действительно было неотъемлемой частью истории Кремниевой долины и особенно значимым ее элементом на более поздних этапах развития, условно говоря, в 70–80-х годах прошлого века, однако все эти высокорисковые инновационные проекты стали плодиться и размножаться отнюдь не в чистом поле, а на обильно унавоженной до этого скоординированными усилиями государства и ряда крупных частных промышленных компаний (прежде всего работавших в оборонке) калифорнийской почве.

magnifier.png  Главный миф, который попыталась развеять в своей последней работе Маргарет О’Мара, — весьма популярная в различных СМИ идея, что Кремниевая долина и американский хайтек в целом являются прямыми производными многочисленных «гаражных проектов», продвигавшихся на свой страх и риск чудаковатыми, но чертовски талантливыми антрепренерами-инноваторами

Уже в самом начале беседы с Маргарет О’Мара Роберт Аткинсон привел весьма показательный пример из личного опыта, иллюстрирующий типичное для современного американского общества явление, названное затем самой О’Марой «коллективной амнезией», — апостериорное стремление многих нынешних успешных предпринимателей, а равно и либерально мыслящих рыночных аналитиков в упор не замечать этой критически важной роли государства (в лучшем случае сильно ее преуменьшать).

По словам Аткинсона, несколько лет назад ему довелось выступать с докладом перед членами одного из комитетов Конгресса США на одну из своих любимых тем — о необходимости активной государственной политики в инновационно-технологической сфере, и вскоре после того, как он завершил свое выступление, присутствовавший на мероприятии «известный венчурный капиталист из Кремниевой долины» отметился критическими комментариями, в том числе заявив, что «на самом деле государство вообще не имело и не имеет отношения к стимулированию инновационного процесса, и та же Кремниевая долина была создана исключительно самими предпринимателями». Далее же он назвал трех самых значимых, на его взгляд, носителей этого свободного антрепренерского духа — Apple, Intel и Google.

Роберту Аткинсону пришлось в ответ вежливо напомнить своему оппоненту, что тот же Intel на протяжении многих лет своей ранней истории продавал от 95 до 99% своих чипов главному госзаказчику — ВВС США, Google смог встать на ноги во многом благодаря серьезному исследовательскому гранту, выделенному Сергею Брину Национальным научным фондом США (NSF), а компания Apple получила базовую поддержку от Управления по делам малого предпринимательства США (SBA) и по линии SBIR (Программы поддержки малого инновационного бизнеса в США).

magnifier.png  Роберту Аткинсону пришлось в ответ вежливо напомнить своему оппоненту, что тот же Intel на протяжении многих лет своей ранней истории продавал от 95 до 99% своих чипов главному госзаказчику — ВВС США

В свою очередь О’Мара резонно уточнила, что хотя Apple никогда не была подрядчиком Пентагона, практически все критические технологии, использовавшиеся при создании ее первых успешных инновационных продуктов, были изначально разработаны в различных государственных национальных исследовательских лабораториях. И заодно напомнила, что семьи двух главных основателей компании, Стива Джобса и Стива Возняка, плотно обосновались в Кремниевой долине прежде всего благодаря оборонной индустрии — в частности, отец Возняка работал инженером в Lockheed.

Далее в беседе тема Lockheed получила закономерное развитие: в принципе, для всех интересующихся историей Кремниевой долины давно не секрет, что именно Lockheed на протяжении нескольких десятилетий, с середины 1950-х и до конца 1980-х, был в ней крупнейшим работодателем (ключевое ракетно-космическое подразделение Lockheed было создано в калифорнийском Саннивейле в 1954 году).

Другой классический пример — история создания интернета, легендарного исследовательского проекта, который долгое время финансировался напрямую DARPA и затем получил обильную поддержку от NSF и на котором позднее удачно «взлетели» многие самые яркие звезды калифорнийской инновационной тусовки. Не осталась без внимания, разумеется, и огромная роль в становлении «краеугольной» полупроводниковой индустрии Долины госзаказов, предоставлявшихся в рамках большой космической программы NASA (проекта Apollo и его производных) в 1960-е.

АТКИНСОН.png
Основатель и президент американского аналитического центра Фонд информационных технологий и инноваций (Information Technology and Innovation Foundation, ITIF) Роберт Аткинсон
Wikipedia

 

Хайтек вместо фруктов

Говоря же о предыстории, Маргарет О’Мара уточнила, что «Кремниевая долина в относительно недалеком прошлом была долиной Санта-Клара и была одной из многих сельскохозяйственных долин в Северной Калифорнии, которая не так уж сильно отличалась по профилю от соседних регионов. Ее основным продуктом были фрукты. И на протяжении многих десятилетий она была известна в качестве национальной столицы в сфере производства различной продукции на основе слив. Но всю эту весьма заурядную историю резко изменили Вторая мировая война и холодная война, а также то, что федеральное правительство наконец серьезно взялось за финансирование науки и техники (с акцентом на оборонную тематику)».

В то же время становление Кремниевой долины с самого начала базировалось на сильном фундаменте ключевых технологических компетенций, которые ранее были созданы в этом регионе. В частности, там уже были неплохие заделы в сфере малой электроники (производства мелких электронных изделий) и коммуникационных устройств, радиолокационных и микроволновых технологий. И целый ряд самых ранних стартапов Кремниевой долины еще до Второй мировой войны специализировался на этих технологических направлениях, то есть фактически там был создан своеобразный высокотехнологический протокластер.

И на эту уже частично подготовленную почву во время войны и вскоре после ее окончания и хлынул устойчивый и обильный поток бюджетных денег из Вашингтона — сначала благодаря тому, что Западное побережье США было главным плацдармом тихоокеанского театра военных действий и там в ускоренном порядке создавались различные военные объекты, а позднее, во время холодной войны, когда вся эта мощная оборонная инфраструктура получила новый толчок для своего технологического развития.

magnifier.png  Для всех интересующихся историей Кремниевой долины давно не секрет, что именно Lockheed на протяжении нескольких десятилетий, — с середины 1950-х и вплоть до конца 1980-х — был в ней крупнейшим работодателем

В связи с этим Роберт Аткинсон добавил, что «сегодня многие почему-то забывают, что в шестидесятые годы прошлого века, то есть именно тогда, когда Кремниевая долина, по сути, и развернулась по полной программе, федеральное правительство США ежегодно выделяло на R&D из бюджета суммы, которые превышали совокупные затраты на эти цели всего остального мира, причем как по линии госрасходов, так и со стороны частных компаний (достаточно вспомнить колоссальные затраты Америки на космическую программу). И значительная часть этого федерального финансирования пришлась именно на Кремниевую долину. Показательно, что даже еще в начале 1990-х компании округа Санта-Клара получали больше основных контрактов Пентагона в пересчете на душу населения, чем любые другие регионы страны».

Кроме того, по словам Маргарет О’Мары, непосредственное участие американского государства в процессе искусственного культивирования «предпринимательской магии» Кремниевой долины заключалось далеко не только в регулярном обеспечении местных технофирм госзаказами, прежде всего по оборонной тематике, но и в том, что оно весьма эффективно стимулировало стабильный приток туда высококвалифицированных человеческих ресурсов — как многочисленных выпускников вузов из других регионов страны (а также, разумеется, из-за рубежа — об этом важнейшем «внешнем факторе» мы упомянем ниже), так и сотрудников различных частных технологических компаний, которые в массовом порядке стали создавать в этом перспективном инновационном оазисе свои исследовательские и производственные подразделения.

БРИН.png
Один из оcнователей Google Сергей Брин
Wikipedia

 

Два столпа Кремниевой долины

Двумя же ключевыми игроками, оказавшими наибольшее влияние на становление Кремниевой долины на начальном этапе и, помимо всего прочего, очень эффективно оседлавшими волну бюджетных денег, по мнению американского историка, были уже упоминавшаяся выше Lockheed и, конечно же, Стэнфордский университет.

Снова процитируем г-жу О’Мара: «Стэнфорд был там еще с конца девятнадцатого века (университет основан в 1885 году — “Стимул”). И, открою маленький секрет, вплоть до (Второй мировой] войны он не представлял собой ничего особенного. Однако у тогдашнего руководства Стэнфорда имелись грандиозные амбиции: с одной стороны, они прекрасно понимали, что им очень далеко до того же Гарварда, а с другой — они очень хотели стать аналогом Гарварда на Западе. А ключевой фигурой, сделавшей очень много для того, чтобы воплотить эту мечту в реальность, был Фред Терман, местный уроженец, инженер-электрик по образованию, ставший сначала деканом инженерного факультета, а затем проректором университета по учебной работе. Под руководством Термана Стэнфорд сумел очень резко нарастить свой научно-технологический потенциал: был создан высококлассный физический исследовательский блок, получили мощное развитие все те дисциплины, в которых тогда особенно нуждался военно-промышленный комплекс (малая электроника, разработка коммуникационных систем и технологий, прикладная инженерия и так далее).

И, безусловно, очень позитивно повлияло на все это начавшееся в 1950-е тесное сотрудничество Стэнфорда с компанией Lockheed, руководство которой быстро сумело оценить кратно возросшие инновационные возможности университета. А вслед за Lockheed туда потянулись и многие другие компании с Восточного побережья Штатов… Причем, повторю еще раз, на заре истории Долины там было далеко не так уж много “маленьких доморощенных стартапов”, а реально тон задавали коротко стриженные военные и люди в строгих деловых костюмах (то есть сотрудники частных компаний с Востока США. — “Стимул”)».

magnifier.png  Участие американского государства в процессе искусственного культивирования «предпринимательской магии» Кремниевой долины заключалось не только в обеспечении местных технофирм госзаказами, но и в стимулировании стабильного притока высококвалифицированных человеческих ресурсов

Роберт Аткинсон, продолжая тему Стэнфорда, отметил «другой важный момент, о котором подробно говорится в книге [Маргарет О’Мары]: у Термана и его соратников в голове был этот “образ великого университета”, то есть вуза, который должен был стать чем-то гораздо большим, чем типичный американский университет. Точнее говоря, это была идея значительно расширить его научно-исследовательский охват и напрямую работать с промышленностью, с частными компаниями и так далее. Думаю, в то время подобным видением в стране обладал еще только Массачусетский технологический институт».

Как подчеркивает О’Мара, «частью секрета успеха Кремниевой долины были ее долговременные связи с Бостоном (с MIT и прочими институтами и компаниями штата Массачусетс. — “Стимул”) и плотное взаимодействие этих двух регионов. И я бы даже сказала, что в более поздние времена, примерно с 70-х годов прошлого века), фактически сформировался мощный симбиоз между Долиной и Бостоном, между их ведущими инновационными центрами, исследовательскими институтами и частными компаниями».

Далее собеседники остановились и на пресловутом «иммиграционном факторе». По словам О’Мары, «иммиграция — это огромная, важнейшая составляющая истории Долины. Непропорционально велика доля основателей Долины, предпринимателей, создававших инновационные компании, не говоря уже о тысячах инженеров и техников этих компаний, которые либо не родились в Соединенных Штатах, либо были детьми иммигрантов и беженцев. И все это обеспечила долгосрочная государственная политика, продуманные инвестиции в человеческий капитал, в обеспечение свободного передвижения людей и притока капитала».

В свою очередь, президент ITIF, продолжая иммигрантскую тему в более широком страновом контексте, упомянул о показательных результатах социологического опроса тысячи с лишним самых известных инноваторов Соединенных Штатов, проведенного в середине прошлого десятилетия Фондом информационных технологий и инноваций, по итогам которого было выявлено, что почти половина из них (порядка 44%) являются американцами в первом или втором поколении.

ДЖОБС ВОЗНЯК.png
Основатели компании Apple Стив Джобс и Стив Возняк
Apple

 

Инновационная песочница

Резюмируя дискуссию о роли продуманной инновационно-технологической политики государства в создании и дальнейшем стимулировании роста Кремниевой долины (да и в целом технологического развития США) американским исследователем была предложена простая и понятная метафора — «инновационная песочница» (innovation sandbox): «Вам нужно сначала построить эту песочницу, создать в ней хорошие условия для людей, для того чтобы они с удовольствием туда приходили и могли свободно развлекаться. То есть нужно предоставить ящик и песок, а потом просто запустить туда людей и дать возможность вдоволь поиграть с этим песком, бросать его друг в друга, строить песочные замки. Именно так на самом деле и была создана “американская история”».

Маргарет О’Мара также предложила свою исследовательскую версию трех главных составляющих, определяющих становление и дальнейшее успешное развитие «любых инновационных регионов в истории человечества» (одним из первых таких регионов, по ее мнению, были Древние Афины):

«Первая из них — наличие исходных ресурсов: людских, интеллектуальных, финансовых, технических и так далее. А также, конечно, умение эффективно ими распорядиться, как это было, например, продемонстрировано на начальном этапе существования Кремниевой долины, получившей мощные денежные вливания благодаря заказам от ВПК.

Вторая — институты. Будь то университеты, или научно-исследовательские учреждения, или специализированные центры, которые объединяют людей и дают им возможность обмениваться новыми идеями, не испытывая при этом на себе постоянного внешнего давления со стороны рынка.

magnifier.png  Почему там так много денег? Почему там так много венчурного капитала? Потому что люди стабильно богатеют там более полувека, начиная с середины 1950-х. И это богатство, накопленный капитал постоянно реинвестируется

И третья составляющая — специфика места. Потенциальный инновационный очаг должен обладать некоей магией местоположения, набором привлекательных природных, социально-экономических факторов, которые стимулировали бы постоянный приток туда людей. Да, в случае с той же Калифорнией, разумеется, можно и нужно говорить о чудесном климате, почти круглогодичном солнце и прочих погодных прелестях. Но это, на самом деле, совсем не обязательно, речь здесь идет обо всем том, что в целом обеспечивает высокое качество жизни в регионе и заставляет “кучковаться” там людей.

Еще один важнейший секрет успеха Кремниевой долины, который особенно сложно понять как технарям, так и бизнесменам и политикам, — фактор времени. Почему там так много денег? Почему там так много венчурного капитала? Потому что люди стабильно богатеют там более полувека, начиная с середины 1950-х. И это богатство, накопленный капитал постоянно реинвестируется. Причем дело далеко не только в денежном кругообороте, но и в нескольких поколениях полученных экспертных знаний, технического опыта и так далее».

Наконец, отвечая на вопрос, что бы она обозначила в качестве приоритета, если бы стала советником президента по технологической политике, г-жа О’Мара снова сделала акцент на человеческий фактор: «Я думаю, что начинать надо с людей, с инвестиций в человеческий капитал. Создавать дополнительные возможности для более полной реализации их инновационного потенциала. И под этим я прежде всего подразумеваю инвестиции в образование, в высшее образование.

Но не менее важным, на мой взгляд, должно стать дальнейшее стимулирование иммиграции, обеспечение стабильного притока талантов извне. Нам следует честно признать, что технологическое превосходство Америки заключается отнюдь не в том, что американцы лучше разбираются в технологиях, чем все остальные.

Оно было достигнуто прежде всего потому, что на протяжении многих десятилетий, особенно с середины 60-х годов прошлого века, иммиграционная политика США предоставляла широкие возможности для талантливых людей со всего мира учиться и работать в нашей стране».

Темы: Среда

Еще по теме:
06.07.2020
К концу июня в акселератор было подано 463 заявки на участие, 145 человек в настоящее время проходят программу обучения....
06.07.2020
Конкуренция или сотрудничество: какую модель технологического развития выбрать России? Мы продолжаем дискуссию, начатую ...
03.07.2020
Нефтегазовую отрасль ждет непростой период восстановления. В среднем по отрасли годовые инвестиции могут уменьшиться на ...
19.06.2020
Движущей силой экономики до сих пор были идеи доминирования. Как захватить рынок? Как удержать рынок? Как вытеснить конк...
Наверх