Инновации 24 Января 2020

Факультет чужих ошибок

Ведущие вузы страны ( МГУ, ВШЭ, РАНХиГС, ГУУ, МИИТ, СВФУ, МАИ, МФТИ, УрФУ, МГТУ) сообщили редакции «Стимула», что материалы сборника «Инновации: разбор полетов» будут использоваться в учебных программах. Почему «провальные кейсы» важны при обучении менеджменту и предпринимательству?
Факультет чужих ошибок
Сборник кейсов «Инновации: разбор полетов»
stimul.online

После выхода нашего сборника кейсов «Инновации: разбор полетов» в конце ноября прошлого года мы получили большое число откликов и рецензий. Что особенно приятно, сборник заинтересовал университеты, преподаватели профильных специальностей (менеджмент, технологическое предпринимательство, инноватика) увидели в нем хороший эмпирический материал, которым можно усилить уже читаемые курсы. Методический блок, который помогает интегрировать сборник кейсов в тот или иной образовательный курс и даже создать отдельный курс на его основе, разработан профессором, главным аналитиком Института менеджмента инноваций НИУ ВШЭ Светланой Ляпиной. Мы попросили Светлану Юрьевну объяснить нашим читателям, почему именно кейсы инновационных неудач так важны при обучении менеджменту и предпринимательству.

 

Кейсы (Case Studies), или деловые практические ситуации, в высшей школе давно и прочно заняли позицию одной из наиболее эффективных образовательных технологий. Компетентностный подход, парадигма современного российского высшего образования, требует «практикоориентированности» учебно-методических материалов и обеспечения полного погружения студентов в реалии экономики и общества, и кейсы для этих целей практически всегда оказываются панацеей, знакомя студентов с практикой реальной деятельности в выбранной профессиональной сфере. Кейсы включаются в учебники и учебные пособия как иллюстрации основных излагаемых подходов, методов и принципов применения знаний на практике. Все это должно подготовить студентов к реальной жизни.

magnifier.png В российских венчурных фондах и других инвестиционных институтах, призванных поддерживать инновационно-технологический бизнес и принимать участие в его финансировании, хорошо знают, какие проверки и санкции следует за провалом несостоявшегося стартапа

Однако анализ содержания кейсов в целом позволяет утверждать, что поставленная цель достигается далеко не всегда. Особенно наглядно это демонстрирует практика инновационной деятельности, основными факторами которой являются высокие риски, обусловленные неопределенностью, случайностью и в определенной мере субъективностью как самих инновационных процессов и их участников, так и той среды, в которой эти процессы реализуются. Практика использования кейсов для обучения обычно строится по одной из двух технологий:

— «лучшие практики» (Best Practice) — демонстрация позитивных эффектов и анализ ключевых факторов успеха, выработка знания «золотого ключика», открывающего «золотые ворота» безграничного рынка и обеспечивающего абсолютное конкурентное превосходство;

— классический анализ деловых ситуаций (Classical Case Studies) — инструмент развития креативных навыков, отработка умений и навыков принимать правильные, «обреченные на успех» решения, при этом практика уже знает это эффективное решение, которое и служит «отгадкой» или «эталоном правильного ответа».

В обоих случаях возможность провала инновации в кейсах даже не упоминается. Между тем мировая статистика инноваций неумолимо свидетельствует: лишь 1–2% технологических стартапов становятся успешными бизнесами, только 5–10% малых инновационных предприятий, прошедших акселерацию и получивших поддержку венчурных фондов, начинают приносить прибыль и покрывают вложенные в них инвестиции. Однако изучение традиционных кейсов формирует ложное убеждение в возможности стопроцентного успеха инноваций и технологических стартапов. И этот ложный посыл, к сожалению, проникает не только в сердца технологических предпринимателей, но и в головы чиновников, формирующих политику в научно-технической и технологической сферах деятельности. В российских венчурных фондах и других инвестиционных институтах, призванных поддерживать инновационно-технологический бизнес и принимать участие в его финансировании, хорошо знают, какие проверки и санкции следуют за провалом несостоявшегося стартапа.

magnifier.png Каждая неудача в развитии инновационного бизнеса, банкротство стартапа, проигрыш рыночной позиции — это ценнейшие знания и новые факты, это предупреждающие знаки на дорожных картах для тех, кто встал на инновационный путь

Отчасти сложившийся стереотип вызван отсутствием какой-либо информации о провалах и неудачах технологических стартапов: это болезненная тема и для тех, кто не достиг своих предпринимательских целей, и для тех, кто пытался оказать поддержку новому бизнесу. Да и с точки зрения публицистики это тоже не слишком интересная тема: в ней нет горячих новостей типа криминальных сообщений или политических скандалов, нет динамики, характерной для спорта или шоу-бизнеса: инновационно-технологические стартапы умирают долго и не очень зрелищно.

В то же время каждая неудача в развитии инновационного бизнеса, банкротство стартапа, проигрыш рыночной позиции — это ценнейшие знания и новые факты, это предупреждающие знаки на дорожных картах для тех, кто встал на инновационный путь:

— это ценнейший опыт для технологических предпринимателей, это карта минного поля и тренажер, позволяющий уверенно маневрировать между Сциллой — динамичной внешней средой и Харибдой — собственными проблемами и неоднозначными решениями;

— это эффективный инструмент и тренажер для анализа причин неудач, «разбора полетов» для преподавателей и консультантов, формирующих знания, умения и навыки технологических предпринимателей;

— это собственно констатация и еще одно доказательство принципиальной возможности обусловленного стечением непредвиденных обстоятельств непреднамеренного банкротства инновационных компаний, которое, возможно, изменит отношение к провалам в институциональной среде и сформирует толерантное отношение к тем, кто пытался, но не стал чемпионом нового рынка.

Осознание полезности знаний о провалах инновационных проектов уже давно произошло в странах, которые лидируют в области инновационно-технологического предпринимательства. Статистика и типологический анализ ошибок, просчетов и неблагоприятных сочетаний факторов внутренней и внешней среды стартапа становятся не только эмпирической базой научных исследований, но и источником предпринимательских доходов университетов, которые включают «провальные кейсы» (Fail Cases) в свои образовательные программы, публикуют и продают их «на сторону» другим университетам и образовательным центрам за неплохие деньги.

САМОРЕКЛМ ПИСЬМА.png
Ведущие вузы страны ( МГУ, ВШЭ, РАНХиГС, ГУУ, МИИТ, СВФУ, МАИ, МФТИ, УрФУ, МГТУ) сообщили редакции «Стимула», что материалы сборника «Инновации: разбор полетов» будут использоваться в учебных программах

Так, в одном из американских университетов на магистерской программе по инновационному предпринимательству (Innovation Entrepreneurship) на финише обучения обязательным предметом является «Практикум инновационных проектов» (Innovation Projects Practice): на курс регистрируются до 45 студентов последнего года обучения, которые в течение последних двух семестров, объединившись в команды по пять человек, пытаются пройти всю траекторию становления и развития стартапа — от формулирования идеи и бизнес-концепции до все более уверенного положения на рынке. Собственно, практикум служит основой для подготовки выпускных квалификационных работ (магистерских диссертаций). При этом (NB!) университет не требует обязательно юридической регистрации стартапа (все финансовые операции студенты проводят через внутренний университетский субсчет, специально выделенный для проекта), но работают с реальными инвесторами, поставщиками и клиентами. Университет выступает не более чем гарантом по кредитам, которые привлекаются студентами для реализации проекта. По статистике, из девяти команд добиваются успеха в среднем одна или две (редко!), и университету приходится по своим гарантиям, предоставленным стартапам, по-настоящему выплачивать кругленькие суммы. Зато в успешных стартапах, которые после защиты оформляются в самостоятельные технологические компании, университету принадлежит четверть уставного капитала, оборачивающаяся неплохими дивидендами для пополнения фонда реализации этого практического курса — для следующих поколений стартаперов. Собственно, на десятый год реализации данного университетского практикума этот фонд уже полностью перешел на самофинансирование. Не быстрые инвестиции, конечно, но не пропавшие даже при провале большинства технологических проектов.

magnifier.png Обобщенные материалы диссертаций, дополненные методическими разработками профессоров университета, ежегодно публикуются университетом в «Сборнике кейсов несостоявшихся бизнесов» и распространяются среди других университетов, а также среди технологических предпринимателей, институтов развития и организаций инновационной инфраструктуры

Но и несостоявшийся бизнес оказывается не таким уж убыточным для университета: студенты в своих диссертациях подробно анализируют свои ошибки и выявляют неучтенные факторы, защищая работы на тему «Почему провалился мой инновационно-технологический проект? Почему не сработала моя предпринимательская гипотеза? Какие фатальные ошибки совершил я и моя команда?». Обобщенные материалы диссертаций, дополненные методическими разработками профессоров университета, ежегодно публикуются университетом в «Сборнике кейсов несостоявшихся бизнесов» и распространяются среди других университетов, а также среди технологических предпринимателей, институтов развития и организаций инновационной инфраструктуры.

А перед студентами, хотя они и не смогли добиться предпринимательского успеха во время учебы, охотно распахиваются все инновационные двери. Негативный опыт оказывается востребованным по всем направлениям карьеры в индустрии инноваций:

— в других командах стартаперов: они уже знают, как не надо, — и это не только свой опыт, но и опыт однокашников;

— в венчурных фондах и у бизнес-ангелов: они уже понимают, куда не надо вкладываться и кому не надо верить);

— в бизнес-инкубаторах и акселераторах: они имеют очень ясное представление о том, что и как советовать начинающим.

magnifier.png Работа с данного типа кейсами несколько отличается от традиционной методологии: «прочел — представил — заучил». Анализ, скорее, сводится к сопоставлению факторов, поиску неявных и скрытых сигналов, выявлению «белых пятен» и критике собственно аналитических инструментов

Но для российской инновационной сферы публикация подобных кейсов — почти радикальная образовательная инновация, которая призвана совершить переворот не только в области преподавания, но и в культуре инноваций, и кардинально изменить отношение к рискам и неудачам технологического предпринимательства.

Работа с данного типа кейсами несколько отличается от традиционной методологии: «прочел — представил — заучил». Анализ, скорее, сводится к сопоставлению факторов, поиску неявных и скрытых сигналов, выявлению «белых пятен» и критике собственно аналитических инструментов. В простейшем случае кейс может рассматриваться как своего рода предупреждение о том, что какие-то идеи и бизнес-модели не работают или работают не совсем так, как описывается в классических учебниках. Профессионалы могут использовать данные кейсы для рефлексии в отношении собственных проектов, а специалисты и ученые, возможно, почувствуют необходимость обновления или пересмотра методологии принятия решений в инновационно-технологической сфере. 

*Д. э. н., главный аналитик Института менеджмента инноваций НИУ ВШЭ  

Темы: Инновации

Еще по теме:
05.02.2020
В киберпространстве у преступников всегда было несправедливое преимущество: им нужно найти только одну уязвимость, чтобы...
24.12.2019
Российские специалисты разработали новый программный комплекс для моделирования месторождений декоративно-облицовочного ...
18.12.2019
Центр компетенций НТИ МЭИ первым в России разработал киберфизическую модель малой распределенной сети для отработки техн...
11.12.2019
Созданный российскими учеными дрон-«сторож» действует автономно, не требует работы оператора и способен блокировать кана...
Наверх