Инновации 4 Марта 2021

Кипятить лучше на земле

«Стимул» выяснил, где на самом деле был создан первый в мире лазерный принтер и почему здесь сегодня открылась первая промышленная «Точка кипения НТИ»
Кипятить лучше на земле
Михаил Лобин, Андрей Силинг и Кирилл Соловейчик на открытии первой промышленной точки кипения
Наталия Михальченко

В конце 1970-х годов на «Ленполиграфмаше» — флагманском предприятии в сфере точного машиностроения и приборостроения — был создан первый в мире лазерный принтер. Правда, габариты его подходили только для типографий: примерно два метра на метр. Японские коллеги на выставке в Москве ходили вокруг диковинки как кот вокруг сметаны всю неделю, пока шла выставка, и в середине 1980-х явили миру компактный бытовой лазерный принтер, сходу завоевав мировой рынок. Петербургские инженеры подивились тому, как интересно воплощена их идея, и решили тоже создать компактный лазерный принтер. Но, увы, так и не смогли довести свою разработку до серийного производства.

Сегодня холдинг «Полиграфмаш» в пять раз меньше по числу работающих, но не выпустил из своих рук флага высочайшего качества разработок и готовой продукции.

magnifier.png Японские коллеги на выставке в Москве ходили вокруг диковинки как кот вокруг сметаны всю неделю, пока шла выставка, и в середине 1980-х явили миру компактный бытовой лазерный принтер, сходу завоевав мировой рынок

Принцип примата качества заложил в основы производства Иван Александрович Семенов еще в 1890 году, когда он открыл в Петербурге механические мастерские, поставив во главу угла качество продукции. Семенов шокировал европейских конкурентов, вытеснил французов с континентального рынка папиросонабивных машин и создал один из множества элементов небывалого экономического роста конца XIX — начала XX века, известного в мировой истории как «русское чудо». В 1930-е годы, уже без Семенова, завод поставлял свои полиграфические машины в 56 стран мира. Первый в мире лазерный принтер так и не вышел на массовый рынок, но другой разработанный здесь уникальный принтер занял нишу в сегменте сверхнадежной техники: он продолжает печатать, даже если его уронить с размаху, и незаменим в самых тяжелых механико-климатических условиях.

Но и былые конкурентные поражения здесь не забыли. Ведь именно на «Полиграфмаше» возникли идеи создания особой экосистемы, которая способствовала бы увеличению скорости промышленного воплощения научных и инженерных идей. Поиск формата идет под руководством Кирилла Соловейчика, прежде — директора предприятия, а ныне — председателя комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга, эту должность он занимает уже добрый десяток лет. Кипение идей на «Полиграфмаше» идеально вписалось и в Национальную технологическую инициативу (НТИ). Недаром первое за пределами Садового кольца общественное пространство системы НТИ — «Точка кипения Санкт-Петербург» — открылось именно здесь, на «Полиграфмаше», 7 ноября 2016 года. А спустя пять лет, 26 февраля 2021-го, здесь задан новый тренд в архитектуре НТИ. На второй площадке предприятия в Приморском районе города торжественно открыли первую промышленную «Точку кипения НТИ».


ПАПИРОСКИ.jpg
Начинал свою историю будущий холдинг с изготовления оборудования для табачного производства. Сборка и регулировка гильзовых машин. 1921 год
ploshadtruda.ru

Первая промышленная «точка кипения» в России

В церемонии торжественного открытия первой промышленной «Точки кипения НТИ» в России приняли участие исполнительный директор платформы НТИ Андрей Силинг, председатель комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга Кирилл Соловейчик и генеральный директор исполнительной дирекции Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Михаил Лобин.

Андрей Силинг сконцентрировал внимание собравшихся на особом месте, которое занимает новая «Точка кипения» в сети таких «точек». Промышленная «Точка кипения НТИ» — 112-я по счету, но у нее есть принципиальное отличие от всех предыдущих. Она открывает новый формат, прежде у «точек кипения» такого тесного контакта с промышленностью не было. «Это приближение команд инноваторов “к земле”, к реальному производству, система для ускорения запуска промышленных проектов», — пояснил он «Стимулу».

«Наш любимый закон Меткалфа (Роберт Меткалф — представитель Массачусетского технологического института, изобретатель сети Ethernet, датой рождения которой считается 22 мая 1973 года, когда Меткалф передал руководителям исследовательского центра Xerox PARC докладную записку с описанием возможного принципа действия компьютерной локальной сети. — “Стимул”) говорит, что ценность сети прямо пропорциональна половине квадрата ее узлов, — процитировал Силинг известный закон, прежде чем нажать на символическую красную кнопку пуска. — У нас сегодня открывается 112-я “точка кипения”, и ценность всей сети ощутимо возрастает. Сеть “точек кипения” — это рабочие группы рынков НТИ, это центры компетенций НТИ по сквозным технологиям, это тысячи технологических команд, которые сегодня рождаются на предприятиях, в университетах, в “точках кипения”, и создают и замышляют новые продукты для новых рынков».

magnifier.png «Мы долгое время отрабатывали методики развития сообщества. Оттачивая форматы, мы не уделяли того внимания промышленному сообществу, которого оно заслуживает. Но вот в семье “точек кипения”, развернутой по всей стране — по городам, по вузам, — появляется первая “точка”, которая сфокусирована на развитии промышленности»

Кирилл Соловейчик пояснил, как возник разворот к промышленности. «Мы долгое время отрабатывали методики развития сообщества. Оттачивая форматы, мы не уделяли того внимания промышленному сообществу, которого оно заслуживает. Но вот в семье “точек кипения”, развернутой по всей стране — по городам, по вузам, появляется первая “точка кипения”, которая сфокусирована на развитии промышленности. Промышленность является фундаментом экономики. Без высокотехнологичной инновационной кадрово подкрепленной промышленности мы не сможем пойти в будущее», — сказал он на церемонии. Кирилл Соловейчик анонсировал развитие сети промышленных «точек кипения» и создание новой сети или подсети с акцентом на промышленную составляющую. В беседе с корреспондентом «Стимула» г-н Соловейчик уточнил, что следующая промышленная «точка кипения» должная появиться в Петербурге на одной из площадок Объединенной судостроительной компании (ОСК).

«Ведем переговоры с ОСК. Коллеги здесь присутствуют. Мы (правительство Санкт-Петербурга. — “Стимул”) подписали большое соглашение с ОСК, провели сессию с руководителями департаментов. Один из элементов партнерства — открытие “точки кипения” в Санкт-Петербурге», — рассказал Кирилл Соловейчик. Свой административный ресурс при этом он задействовать не планирует. «Развитие сети промышленных “точек кипения” не должно административно насаждаться. Это должно вызреть. Мы хотим создать устойчивую в долговременном разрезе конструкцию», — заметил г-н Соловейчик.

Михаил Лобин высказал уверенность, что создание подобных центров, ориентированных на будущее, поможет стимулировать интерес молодежи к промышленности и науке.


РЕЗИДЕНТЫ.jpg
На выставке проектов компаний-резидентов
Наталия Михальченко

Кто с чем пришел

На выставке проектов компаний-резидентов и тех, кто еще присматривается к новому формату, было много медицинских разработок, что подтверждает прогноз о превращении физики в важную, а где-то и в главную часть медицинской науки. Это и сложное диагностическое оборудование, основанное на принципах наномикроскопии, и физиотерапевтические приборы, основанные на принципе действия магнитного поля. Внимание участников событий привлекла миниатюрная машинка для городского хозяйства — тротуарный ледокол, способный освобождать ото льда 200 квадратных метров тротуара в час. Здесь же были представлены проекты по разработке программного обеспечения для создания цифровых двойников производств.

На данный момент у «точки» четыре компании-резидента. В будущем их число достигнет 50. В распоряжении каждой из них — действующее производство.

Андрей Силинг рассказал «Стимулу», что появление промышленной «Точки кипения НТИ» — это явление «контркультурное» для отечественных корпоративных традиций, так как культуры сосуществования индустриального производства и общественного пространства в России практически нет. Он отметил, что сам формат «точек» — создание сети бесплатных общественных пространств для обсуждения, а теперь уже и промышленного воплощения идей — уникален. В мире распространены различные модели платных коворкингов.

magnifier.png «Киров назвал наш линотип “машиной с высшим образованием”, а сам завод — “Америкой на Песочном”. Песочный — это адрес производства. А Америка в то время была синонимом высшего качества инженерного труда»

А первостепенная задача нового формата — ускорение запуска проектов. Каким будет это ускорение, «можно определить только экспериментально», — считает г-н Силинг. Однако ожидается, что путь от идеи до ее промышленного воплощения в промышленных «точках кипения» будет как минимум вдвое быстрее, чем за их пределами, максимум — на порядок. «Здесь всегда в прямом доступе специалисты и эксперты — люди, которые сами ежедневно реализуют инновации и обладают опытом экспертизы и пониманием индустрии. Для молодых команд критически важно учиться на чужих ошибках, не изобретать велосипед и получить ту самую индустриальную культуру, которой им часто не хватает», — отметил Андрей Силинг. По его словам, дальнейший отбор компаний, желающих организовать у себя промышленные «точки кипения» проводится вместе с союзом World Skills — одним из ключевых участников проекта по повышению производительности труда. «Будем делать конкурс — отбор команд, которые готовы основать промышленные производства. Будем эти команды обучать, передавать основу формата “точки кипения”», — пояснил он.

В будущем, по словам Андрея Силинга, архитекторы экосистемы НТИ видят промышленные «точки кипения» «как ключевые точки для создания новой индустриальной культуры».


ВОРОНЮК.jpg
Заместитель директора холдинга «Полиграфмаш» Анатолий Воронюк в музее истории холдинга
Наталия Михальченко

Место промышленной силы

После нажатия на кнопку символического пуска первой промышленной «Точки кипения НТИ» участники события развернули пленарную дискуссию «Формат и функционал промышленной “Точки кипения” для развития предприятий». Место действия вобрало в себя квинтэссенцию смыслов и современной моды — «Семенов Hall». Пространство носит имя основателя «Полиграфмаша» Ивана Семенова. И рядом музейная экспозиция, где собраны и структурированы этапы развития предприятия, каждый из которых содержит впечатляющие истории о высочайшем качестве его продукции.

— Для нашего завода ключевое слово — «качество». Он основан в 1890 году в формате механических мастерских. Семенов начал делать машины, и они стали вытеснять французские машины с европейского рынка благодаря своему качеству, — сказал в интервью «Стимулу» заместитель директора холдинга «Полиграфмаш» Анатолий Воронюк. С «Полиграфмашем» связана вся его жизнь. В блокаду на заводе работала его мама, тогда предприятие выпускало пулеметы «Максим», сам он пришел на завод в десятилетнем возрасте как участник сводного духового оркестра, каковые в советское время были на многих предприятиях города. В 1972 году, уже после вуза, он пришел на завод инженером-технологом, был начальником инструментального производства, литья деталей из пластмасс, начальником отдела товаров народного потребления (складные зонтики, выпускавшиеся тогда заводом, занимают место в одной из витрин музея). В 1983 году Воронюк стал главным инженером предприятия и работал в этой должности с небольшим перерывом до 2010 года.

— Семенов закупил самые точные станки в Швеции, скопировал их, выбрал лучших рабочих с Путиловского завода и лично контролировал качество работы, — рассказывает Анатолий Александрович. — Если по нормам рабочий мог изготовить за смену десять деталей с высшим качеством, то, увидев одиннадцатую, Семенов забивал ее молотком, объясняя, что одиннадцать качественных деталей за это время получить нельзя.

magnifier.png «Готовить производство лазерного принтера мы начали сразу же. Это был конец 1980-х — начало 1990-х годов. Самые большие трудности начались на этапе масштабирования, создания серийного производства»

После революций 1917 года Семенов эмигрировал в Чехию, но его завод не утратил традиций качества. В 1930-е годы здесь были созданы линотипы — полиграфические машины нового поколения. 

В 1932 году на завод приехали Киров и Калинин.

— Киров назвал наш линотип «машиной с высшим образованием», а сам завод — «Америкой на Песочном». Песочный — это адрес производства. А Америка в то время была синонимом высшего качества инженерного труда, продолжает рассказ Анатолий Воронюк. — Линотипы «Полиграфмаша» экспортировались в 56 стран мира, завод имел представительство в Европе. Подобные станки могли в то время делать только немцы и американцы.

В послевоенное время завод обеспечивал прецизионными токарными станками всю промышленность Ленинграда. До сих пор эти станки еще кое-где работают.


ЛИНОТИП.jpg
Настройщики линотипов «Ленполиграфмаша» за работой
ploshadtruda.ru
 

Затем произошла техническая революция. Изменилась технология печати — стали использоваться фотонаборные машины, а это уже совсем другой класс машин, начиненных электроникой и оптикой. И здесь удалось держать марку качества. За комплекс полиграфических машин «Каскад» из 15 аппаратов в 1981 году завод получил Государственную премию. Эти машины обеспечивали работу ТАСС, газетного комплекса «Правда». В 80-е годы мы поставляли на отечественный и внешний рынок типографии, полный комплект, начиная с фотонаборных машин и заканчивая эргономическими стульями, чтобы оператору было удобно работать. Тогда еще не было стульев с лифтами, и необходимые стулья мы делали сами. Вроде бы мелочь. Но нет: важная деталь, — отмечает наш собеседник. — Высокую квалификацию работников и высокое качество продукции подтверждают и такие факты: «Ленполиграфмашу» часто перепоручали важные заказы, если другие предприятия не справлялись, а в 1956 году здесь изготавливали детали для первого искусственного спутника Земли, в 1960-м — для гагаринского старта. 

В период перестройки настоящим бичом для предприятий стала госприемка: ее опасались, о ней говорили, ее очень трудно было пройти. Наше предприятие успешно преодолело этот этап. Многие этому удивлялись. А секрет был и остается в том, что мы разработали и внедрили стандарты качества на каждый процесс. И это не формальный документ, это документ работающий. Европейские коллеги признают его эффективность.


КАСКАД.jpg
Фотонаборный комплекс «Каскад». Отмечен Государственной премией СССР 1981 года
designspb.ru

Отыграть скорость у японцев

В конце 1970-х на Московской Международной полиграфической выставке завод представил свою новейшую разработку. Чуть позже оказалось, что это был первый в мире лазерный принтер. Идея пришла из практики.

— Наша фотонаборная машина — один из аппаратов системы «Каскад» — выпускала слайды: на пленку выводились и шрифты, и фотографии. В типографиях нам сказали, что это для них не очень привычно, лучше бы выводить изображение для корректуры на бумагу. И тогда мы к этой машине пристроили электрографическую секцию. Получился гибрид: одна машина делает фотонабор и вывод изображения на бумагу, — вспоминает Анатолий Воронюк. - Японцы ходили вокруг нашего аппарата целую неделю, пока работала выставка. Мы думаем: вот, заинтересовала Японию наша машина. А спустя всего несколько лет в Японии был представлен лазерный принтер. Но идея принадлежит нам! Мы первые соединили фотонаборную машину с выводным устройством и получили вот такой комплекс. Это говорит об уровне наших инженеров! А японцы сделали этот комплекс компактным.

Готовить производство лазерного принтера мы начали сразу же. Это был конец 1980-х — начало 1990-х годов. Самые большие трудности начались на этапе масштабирования, создания серийного производства. Это очень сложный процесс. Я, главный инженер, сидел в цехе и каждый день рвал чертежи и говорил: «Это не годится», «это тоже не годится». Сам процесс работал, но уложить его в систему ограничений, которую предполагает серийная технология, было очень трудно.

magnifier.png «“Точка кипения” в процессе внедрения инноваций выполнит роль катализатора-ускорителя. Он вроде бы не участвует в процессе, но без него химическая реакция не идет. Но чтобы катализатор работал, нужен сам процесс, исходное сырье. Нужно, чтобы стартапы были активными и сами искали помощи экспертной среды»

Свою роль в замедлении процесса сыграли и межведомственные барьеры, нараставший дефицит средств. Сработал против нас и тезис «кадры решают все». На рубеже 1980—1990-х годов было потеряно много квалифицированных кадров. Начинался период выживания. У нас на предприятии все, от директора и главного инженера до рабочего, получили одинаковые крошечные зарплаты, денег и заказов не было совсем. Это продолжалось два-три года. Мы держались, не теряли оптимизма. Верили, что свой принтер мы все равно внедрим! А рынок тем временем начал заполняться зарубежной продукцией. Нам не хватило времени и средств для подготовки производства в тот период. До рынка разработка так и не дошла.

Зато в конце 1990-х годов мы создали принципиально другой аппарат, и он смог занять свою нишу. Это уникальный матричный принтер, предназначенный для работы в тяжелых механико-климатических условиях — при сильной запыленности, вибрации, на холоде: в цехах, на нефтяных вышках, на транспорте, например на ледоколах. Главное его качество — абсолютная надежность. Если провести параллель с автопромом, то наш матричный принтер — как внедорожник среди остальных автомобилей.

На одной из недавних выставок к нам подошел японец и спросил: что будет с нашим принтером, если его уронить? Мы его бросили, он как-то неудачно упал на бок, но продолжал работать. В нем есть ноу-хау, обеспечивающие его абсолютную надежность.

На вопрос «Стимула» о том, помогут ли решения, заложенные в основу промышленной «Точки кипения», избежать повторения ситуации с лазерным принтером благодаря ускорению промышленного внедрения идей, Анатолий Воронюк ответил: «Да. Для ускорения внедрения хороших идей нужен высокий уровень промышленных технологий. Это как раз здесь и есть. Например, есть специальная лаборатория по испытаниям и на вибрацию, и на удар, есть барокамера. “Точка кипения” в процессе внедрения инноваций выполнит роль катализатора-ускорителя. Он вроде бы не участвует в процессе, но без него химическая реакция не идет. Но чтобы катализатор работал, нужен сам процесс, исходное сырье. Нужно? чтобы стартапы были активными и сами искали помощи экспертной среды».

Темы: Инновации

Еще по теме:
20.10.2021
В начале этой недели облачное подразделение компании Alibaba объявило об успешном запуске в производство нового серверно...
19.10.2021
Чтобы тушить пожар в мороз с вертолета, нужна система подогрева воды в воздухе. Именно такую систему разработали в ОКБ «...
18.10.2021
Ученые Балтийского федерального университета имени И. Канта запустили производство бязевых масок, плотно прилегающих к л...
14.10.2021
В понедельник 11 октября в немецком городе Верльте был открыт первый в мире завод по производству синтетического керосин...
Наверх