Ответный цифровой удар

Народный банк Китая резко активизировал процесс разработки и запуска суверенной цифровой валюты
Ответный цифровой удар
Народный банк Китая при помощи CBDC будет еще более жестко контролировать всю систему денежного обращения в стране
com/ru

Суверенная цифровая валюта Китая в английской версии также называется Сentral Bank Digital Currency, CBDC, то есть цифровой валютой центрального банка. Информация о ее практической готовности к выпуску была обнародована на днях одним из должностных лиц среднего управленческого звена китайского ЦБ.

Проведя анализ многочисленных перекрестных ссылок в интернете, мы установили, что первоисточником сенсации был новостной интернет-сайт Shanghai Securities News, опубликовавший пространное сообщение на китайском языке еще поздним вечером 10 августа. На следующий день, в воскресенье, об этой новости сообщил целый ряд специализированных крипторесурсов, например Cointelegraph.com, и лишь в понедельник 12 августа она наконец всплыла в информлентах ведущих деловых изданий мира, в том числе Bloomberg и Reuters.

 

«Двойная система доставки»

Итак, что же известно на данный момент об этом инновационном криптопроекте китайского центробанка?

Главным ньюсмейкером, предоставившим обильную пищу для дальнейших комментариев СМИ, на этот раз оказался заместитель директора платежно-расчетного управления Народного банка Китая Му Чанчунь, выступивший с докладом на мероприятии под названием China Finance 40 Forum, прошедшем на минувших выходных в городе Ичунь северо-восточной провинции Хэйлунцзян (уточним для любознательных, что Ичунь окружен со всех сторон самым большим в Азии кедровым лесом и находится практически на границе с Россией).

Как отметил в своем выступлении Му Чанчунь, в результате пятилетней работы китайский ЦБ создал эффективный прототип цифровой валюты и детально протестировал ее будущую блокчейн-архитектуру и к настоящему времени уже готов начать ее выпуск (цитируем по оригинальной китайской версии, опубликованной Shanghai Securities News).

magnifier.png Как отметил в своем выступлении Му Чанчунь, в результате пятилетней работы китайский ЦБ создал эффективный прототип цифровой валюты и детально протестировал ее будущую блокчейн-архитектуру и к настоящему времени уже готов начать ее выпуск

Как известно, именно Народный банк Китая стал первым центробанком мира, официально создавшим в 2014 году исследовательскую группу по изучению возможности практического запуска суверенной цифровой валюты, контролируемой (или регулируемой) главным денежно-кредитным учреждением страны.

Главным мозговым центром этого процесса является Научно-исследовательская лаборатория цифровых валют (Digital Currency Research Lab) при китайском ЦБ, созданная в 2017 году. Причем, по данным интернет-ресурсов CoinDesk и Technode, на сайте китайского государственного патентного агентства (State Intellectual Property Office, SIPO), только за период с июня 2017-го по март 2018 года было зарегистрировано более 50 патентных заявок, поданных этой «цифровой лабораторией» Народного банка Китая.

Они охватывают очень широкий практический спектр, в том числе описывают различные приложения, связанные с системой межбанковских расчетов и клиринга с использованием цифровой валюты, работу цифрового кошелька, позволяющего пользователям отслеживать историю своих операций, а также механизмы учета и контроля обращения цифровой валюты.

Показательным выглядит, в частности, следующий фрагмент описания одной из патентных заявок, представленных Digital Currency Research Lab еще в ноябре 2017 года: «виртуальные валюты, выпускаемые частными компаниями, обладают целым рядом фундаментальных недостатков — нестабильностью и большой волатильностью, они не пользуются доверием основной массы населения, а возможности их практического использования ограничены. Поэтому для того, чтобы значительно увеличить эффективный оборот фиатной валюты, центральные банки неизбежно должны будут запустить собственные цифровые валюты».

За основу общего технологического подхода, получившего англоязычную аббревиатуру DC/EP (digital currency / electronic payment system, то есть «цифровая валюта / электронная система платежей»), судя по целому ряду сделанных ранее заявлений, будет взята двухуровневая система управления (операционная структура), предусматривающая, что в эмиссии и дальнейшем обращении цифровой валюты помимо самого ЦБ будет участвовать целый ряд частных коммерческих структур.

Впрочем, пока нет никакой определенности относительно того, какие именно коммерческие структуры будут в дальнейшем допущены к этому криптопроекту ЦБ. Ряд независимых комментаторов уже успели предположить, что ими могут стать крупнейшие технологические компании страны Alibaba и Tencent, которые давно обладают собственными мощными электронными платежными системами — Alipay и WeChat Pay. Однако, по мнению большинства, такой сценарий привлечения китайских интернет-гигантов пока выглядит маловероятным, поскольку Народный банк Китая ceteris paribus все-таки будет склонен работать с более проверенными кредитно-финансовыми учреждениями страны (различными коммерческими банками и т. д.).

magnifier.png Народный банк Китая принял решение использовать двухуровневую структуру, чтобы «в полной мере использовать ресурсы, таланты, технологические наработки различных коммерческих организаций и стимулировать их инновационную активность»

Так, по словам все того же Му Чанчуня, «Народный банк Китая будет находиться на верхнем уровне, а коммерческие банки — на втором. Эта “двойная система доставки” наилучшим образом подходит для наших национальных условий. Она поможет максимально использовать имеющиеся у нас ресурсы для стимулирования энтузиазма коммерческих банков и плавного улучшения процесса принятия населением цифровой валюты». Кроме того, чиновник ЦБ уточнил, что Народный банк Китая принял решение использовать такую двухуровневую структуру, чтобы «в полной мере использовать ресурсы, таланты, технологические наработки различных коммерческих организаций и стимулировать их инновационную активность».

Еще одним существенный момент: по словам Му Чанчуня, цифровая валюта CBDC должна будет в идеале «заменить» лишь денежный агрегат M0, то есть самый узкий показатель денежной массы — банкноты и монеты в обращении, кассовую наличность банков и остатки средств на счетах коммерческих банков в ЦБ, а не куда более широкий денежный агрегат M2, помимо «базовой наличности» включающий в себя депозиты (счета) до востребования, срочные сберегательные счета и целый ряд других денежных активов в частном секторе.

И наконец, упомянем, что, несмотря на неоднократные заявления различных представителей китайского Центробанка о «децентрализованной» блокчейн-технологии, которая вроде бы должна будет использоваться в большом криптопроекте властей, конкретные механизмы осуществления трансакций рядовыми пользователями цифровых кошельков до сих пор остаются непроясненными и эта неопределенность стимулирует фантазию различных независимых комментаторов, с удовольствием рассуждающих о том, как Народный банк Китая при помощи CBDC будет «еще более жестко контролировать» всю систему денежного обращения в стране.

 

Опередить Цукерберга и шведов

На очередной научно-практической конференции, прошедшей в начале июля и курировавшейся Институтом цифровых финансов Пекинского университета, г-н Ван Синь назначенный в апреле 2019 года руководителем цифрового исследовательского подразделения Народного банка Китая (ранее он был директором так называемого Бюро золота и серебра китайского ЦБ) впервые рассказал, что Госсовет КНР поддержал идею руководства ЦБ КНР о создании специального частно-государственного центра по ускоренной разработке суверенной цифровой валюты. И тогда же стало известно о запуске ЦБ «Открытой научно-исследовательской инициативы по цифровым финансам» (Open Research Initiative on Digital Finance), активными участниками которой должны были стать специалисты ведущих китайских университетов.

magnifier.png Ускорение процесса запуска CBDC должно послужить эффективным противовесом различным рискам и вызовам, которые могут возникнуть в связи с анонсированным в середине июня проектом Facebook Libra

В свою очередь на более позднем августовском мероприятии в Ичуне официальный представитель государственного агентства по регулированию рынка иностранных валют (State Administration of Foreign Exchange, SAFE) Сунь Тяньци сделал важный дополняющий комментарий: «Libra должна будет рассматриваться нами в качестве иностранной валюты и, соответственно, регулироваться в рамках официального китайского законодательства об обращении иностранных валют».

А спустя всего несколько дней после выступления Ван Синя, 8 июля,

внимание бизнес-СМИ привлек доклад бывшего главы ЦБ Китая Чжоу Сяочуаня, сделанный на симпозиуме вышеупомянутого агентства SAFE в Пекине.

Чжоу Сяочуань, возглавлявший Народный банк Китая с декабря 2002-го по март 2018 года и до сих пор остающийся одним из главных идеологов денежно-кредитной политики страны, в этом выступлении, в частности, отметил, что Китай при разработке собственного проекта эмиссии суверенной цифровой валюты мог бы воспользоваться полезным опытом организации валютно-финансовой системы Гонконга, которая позволяет коммерческим организациям выпускать собственные банкноты, обеспеченные их частными валютными активами. Такими эмиссионными учреждениями фактически, являются три крупнейших банка Гонконга — Bank of China (Hong Kong), HSBC и Standard Chartered. А общую стабильность обменного курса гонконгского доллара (в районе 7,8 к 1 американскому доллару), в свою очередь, обеспечивает Hong Kong Monetary Authority — денежно-кредитное управление, де-факто выполняющее функции автономного центробанка Гонконга.

Показательно также, что еще в 2009 году Чжоу Сяочуань опубликовал резонансную статью «Реформа международной валютной системы». По мнению тогдашнего главы Народного банка Китая, в будущем в качестве универсальной мировой резервной валюты американский доллар могут заменить специальные права заимствования МВФ (Special Drawing Rights, SDR), условная расчетная единица, созданная в 1969 году.

magnifier.png Китай при разработке собственного проекта эмиссии суверенной цифровой валюты мог бы воспользоваться полезным опытом организации валютно-финансовой системы Гонконга, которая позволяет коммерческим организациям выпускать собственные банкноты, обеспеченные их частными валютными активами

Эта давняя идея Чжоу Сяочуаня о международной валютной реформе на базе SDR стала выглядеть особенно привлекательной для китайского руководства после того, как «большая валютная корзина» SDR, основу которой долгое время составляли доллар США, евро, японская иена и британский фунт стерлингов, с октября 2016 года пополнилась китайским юанем.

Но поскольку этот мегапроект пока не встретил должного понимания в других ведущих странах мира, в качестве эффективной альтернативы Китай, думается, вполне может удовлетвориться и почетным титулом «пионера суверенных цифровых валют». По крайней мере, наиболее продвинувшаяся в том же направлении Швеция, несмотря на то что на протяжении нескольких лет руководство Riksbank, шведского центробанка, активно пиарило аналогичную идею о запуске цифровой валюты, до сих пор так и не довела ее до практической реализации.

Темы: Инновации

Еще по теме