Инновации 13 Ноября 2019

Три полоски поперек новых технологий

Adidas остановил две свои самые современные роботизированные фабрики в Германии и США: в Юго-Восточной Азии производить все равно выгоднее, а полная автоматизация пока плохо вписывается в рынок
Три полоски поперек новых технологий
Adidas до сих пор держит в секрете информацию о том, какие инвестиционные ресурсы были потрачены на технологическую разработку и строительство двух робофабрик
Adidas

Красивая сказка о том, как при помощи инновационных производственных технологий легендарный немецкий производитель спортивной обуви и одежды Adidas рассчитывает кардинально обновить одну из самых консервативных отраслей промышленности, неожиданно получила плохое завершение. Или, по крайней мере, внезапно прервалась на самом интересном месте. В понедельник 11 ноября Adidas опубликовал пресс-релиз, основной смысл которого заключался в том, что компания приняла тяжелое для себя решение остановить два производственных конвейера, выпускавших при помощи роботизированного оборудования премиальные кроссовки: в Ансбахе (неподалеку от баварской штаб-квартиры компании) и в американской Атланте. Обе фабрики этого широко разрекламированного робототехнического проекта Speedfactory предполагается закрыть в течение шести месяцев, до апреля 2020 года.

В понедельничном пресс-релизе немецкой компании глава направления глобальных операций Мартин Шенкленд заявил: «Заводы Speedfactory сыграли важную роль в развитии наших производственных инноваций и возможностей. Благодаря сокращению сроков разработки и производства мы обеспечивали избранных клиентов гиперрелевантным продуктом в те моменты, когда это было особенно важно. Именно такой и была наша цель с самого начала. Теперь мы сможем объединить приобретенные знания с другими достижениями наших поставщиков, используя все эти технологии для обеспечения большей гибкости и экономичности при одновременном расширении ассортимента выпускаемой продукции. При этом мы испытываем глубокое сожаление из-за того, что наша совместная работа в Ансбахе и Атланте подошла к концу».

АДИК КОЗЛИК.png
Клаудиус Козлик, CEO Oechsler — немецкой компании, которая была главным производственным партнером Adidas
oechsler.com

Примерно в том же духе высказался и Клаудиус Козлик, CEO Oechsler — немецкой компании, которая была главным производственным партнером Adidas в проекте Speedfactory в Германии и США. Козлик также дипломатично уточнил, что обе компании рассчитывают и дальше активно сотрудничать.

Правда, в пресс-релизе Adidas, привлекшем большое внимание СМИ, была сделана попытка подсластить горькую пилюлю: он начинался с бодрого сообщения о том, что компания «с конца этого года будет использовать технологии Speedfactory для производства спортивной обуви на двух предприятиях-поставщиках в Азии». И далее туманно прогнозировалось, что «сочетание технических возможностей поставщиков и новых методов производства, разработанных в Ансбахе и Атланте, позволит расширить ассортимент моделей обуви Speedfactory». Впрочем, никаких дальнейших технических и географических уточнений компания не сделала.

 

Отвечая на новые запросы рынка

Передовая фабрика Adidas в Ансбахе проработала чуть дольше, чем ее промышленный близнец в США: серийное производство на ней было запущено во второй половине 2016 года, тогда как завод в Атланте был открыт годом позже.

Общий дизайн экспериментальных предприятий Speedfactory был разработан передовым проектным подразделением Adidas Future Team, и на предварительной стадии для создания виртуальных цифровых моделей фабрик к работе активно привлекались специалисты другого немецкого промышленного гиганта — Siemens.

magnifier.png Компания приняла тяжелое для себя решение остановить два производственных конвейера, выпускавших при помощи роботизированного оборудования премиальные кроссовки: в родном для нее Ансбахе и в американской Атланте

Главным мотивом для запуска проекта Speedfactory было стремление руководства Adidas создать инновационную платформу, на базе которой компания рассчитывала осуществлять экспресс-тестирование новых линеек, постепенно наладить автоматизированный выпуск эксклюзивных моделей спортивной обуви и добиться существенного сокращения полного цикла производства по сравнению с традиционными «ручными» методами. А это, в свою очередь, должно было способствовать серьезному снижению ее общих производственных издержек.

Еще одним очевидным стимулом для немецкой компании было желание наконец опередить своего многолетнего конкурента на рынке спортивной обуви — Nike, который предпринимает энергичные усилия на этом технологическом фронте.

magnifier.png Ключевой технологический партнер Adidas в проекте Speedfactory компания Oechsler — типичный образчик элитной когорты немецких компаний — «скрытых чемпионов»

Наконец, другим немаловажным фактором, способствовавшим ускоренному продвижению проекта Speedfactory, как это и следует из выбранного для нее названия, было растущее давление на компанию со стороны конечных потребителей — точнее, многочисленных молодых адептов набиравшего популярность тренда fast-fashion («быстрой моды»), который ставил во главу угла скорейшее появление новых моделей на магазинных полках. Традиционный производственный цикл в той же обувной промышленности подобные завышенные требования клиентов удовлетворить не мог по определению: один только средний срок доставки (и последующей приемки) произведенной на основных азиатских фабриках Adidas продукции в специализированные магазины составляет порядка двух месяцев.

АДИК СПИД ФЭКТР.png
Передовая фабрика Adidas в Ансбахе проработала чуть дольше, чем ее промышленный близнец в США: серийное производство на ней было запущено во второй половине 2016 года, тогда как завод в Атланте был открыт годом позже
Adidas

 

Прерванная чемпионская гонка

Уже упоминавшийся ключевой технологический партнер Adidas в проекте Speedfactory компания Oechsler — типичный образец элитной когорты немецких компаний — «скрытых чемпионов”» (пользуясь популярным оборотом Германа Симона). Ее история началась еще в середине XIX века, и довольно долго основной специализацией Oechsler было производство кнопок звуковых сигналов. Но с начала XXI века компания резко поменяла свой технологический профиль и стала энергично осваивать модное направление — инжекционное формование различных изделий из пластмассы под давлением (plastics injection molding). Разработанные ею оригинальные технологии 3D-печати оказались весьма востребованными, и Oechsler сумела стать одним из заметных глобальных игроков в этом перспективном рыночном сегменте (основные рынки сбыта компании — автомобильная и медицинская промышленность). И Adidas стал одним из стабильных клиентов Oechsler еще задолго до запуска их совместного проекта Speedfactory.

magnifier.png Первая тест-партия кроссовок, произведенных на робофабрике в Ансбахе, выпущенная в лимитированном объеме 500 экземпляров, появилась на немецком рынке в сентябре 2016 года

Роботизированные линии, спроектированные на двух новых фабриках Adidas, помимо заметного сокращения средних сроков производства и автоматизации основных сборочных процессов позволили добиться существенной экономии на трудовых издержках: на немецком заводе в Ансбахе, например, работало порядка 160 человек, тогда как на обычных сборочных обувных производствах компании в Азии типичная численность персонала составляет от 500 до 1000 человек. Более того, основной контингент двух новых фабрик составили куда более квалифицированные работники, обладающие продвинутыми знаниями в сфере робототехники и автоматизации производства (любопытно отметить, что значительное число этих сотрудников было привлечено из партнерской компании Oechsler).

Первая тест-партия кроссовок, произведенных на робофабрике в Ансбахе и выпущенная в лимитированном объеме 500 экземпляров, появилась на немецком рынке в сентябре 2016 года. Они продавались под брендом Futurecraft MFG — эта аббревиатура гордо расшифровывалась как «Сделано для Германии» (Made for Germany), то есть подразумевала некую страновую эксклюзивность. Вскоре за этим последовали французские и британские премьеры — AM4LDN («Для Лондона») и AM4PAR («Для Парижа»), и затем география продаж новых премиальных кроссовок существенно расширилась.

АДИК КРОСС ЛОНД ПАРЖ.png
Французская и британская премьера — AM4LDN — «Для Лондона» (внизу) и AM4PAR — «Для Парижа». Приблизительно 439 долларов за пару
Adidas

Причем еще в середине 2017 года Adidas поставил перед собой задачу довести в течение ближайших двух-трех лет общий объем производства на каждой из Speedfactories в Ансбахе и Атланте до 500 тыс. пар в год.

Однако даже эти запланированные ударные объемы на самом деле были крайне незначительными на фоне 360 с лишним миллионов пар, которые производились к тому времени на других традиционных обувных фабриках немецкой компании в различных странах Юго-Восточной Азии.

И, как отмечают многие аналитики, одной из самых серьезных проблем, с которой столкнулся Adidas на своих фабриках Speedfactory, было весьма ограниченное количество моделей, которые они могли производить. Так, изначально Adidas создал свою автоматизированную фабрику в Ансбахе для производства беговой обуви с вязаным верхом и упругой подошвой Boost. И она была совершенно не приспособлена для того, чтобы изготавливать кожаные туфли с резиновой подошвой, то есть выпускать наиболее популярные модели Adidas, например ее линейки Superstar и Stan Smith.

magnifier.png Одной из самых серьезных проблем, с которой Adidas столкнулся на своих фабриках Speedfactory, было весьма ограниченное количество моделей, которые они могли производить

Еще в 2017 году во время ознакомительной поездки группы журналистов на немецкую фабрику старший директор по производству Adidas Ульрих Штайндорф честно признался, что «это другой тип производственного процесса, для которого у нас пока просто нет технического решения».

Иными словами, несмотря на то что роботизированные фабрики в идеале могут и должны стать мощным технологическим козырем в такой консервативной отрасли, как обувное производство, на нынешнем этапе развития робототехники подобные производственные комплексы крайне сложно и затратно перенастраивать.

И показательно, что Adidas до сих пор держит в секрете информацию о том, какие инвестиционные ресурсы были потрачены на технологическую разработку и строительство двух робофабрик, ограничиваясь лишь формальными комментариями о том, что эти суммы были включены в статьи R&D-расходов компании, которые заметно выросли в критических для запуска проекта Speedfactory 2015–2016 годах.

АДИК ВЬЕТ.png
Обувная фабрика во Вьетнаме
share.america.gov

 

Вместо Китая

Наконец, еще одним растиражированным в свое время СМИ мифом, который совершенно не соответствовал суровым рыночным реалиям, были попытки представить эти «инновационные фабрики будущего» в качестве показательных примеров якобы наметившегося скорого возвращения массового промышленного производства в США и европейские страны. Но, опять-таки, ни о каком существенном перераспределении логистических/стоимостных цепочек того же Adidas (как, впрочем, и подавляющего большинства других ведущих мировых производителей ширпотреба) вследствие внедрения высоких обувных технологий речи не шло изначально. В частности, как заявил CEO компании Каспер Рорштед (этот пост Рорштед, датчанин по национальности, занимает с октября 2016 года) в ходе своего бизнес-турне по основным азиатским странам — производителям продукции Adidas еще в апреле 2017 года, он не верит, что «производство в объемном выражении» сможет когда-либо возвратиться в Европу, – подобная идея является полнейшей иллюзией».

magnifier.png Ни о каком существенном перераспределении логистических и стоимостных цепочек Adidas вследствие внедрения высоких обувных технологий речи не шло изначально

В настоящее время более 90% всех производственных мощностей Adidas, как и парой-тройкой десятилетий ранее, по-прежнему сосредоточены в нескольких азиатских странах (аналогичная картина наблюдается и у ее основного конкурента Nike). А наиболее важным новым географическим трендом в последние несколько лет можно считать разве что тот факт, что основные обувные производства того же Adidas (и, опять-таки, Nike) постепенно переместились из ставшего более дорогим Китая во Вьетнам и Индонезию. Так, по итогам 2017 года во Вьетнаме производилось примерно 43% обувного производства немецкой компании, тогда как доля КНР сократилась до 19% и ее уже опережает Индонезия, ставшая вторым ключевым производителем для немецкой компании.

Темы: Инновации

Еще по теме:
20.11.2019
Американский стартап Heliogen, детище известного венчуриста Билла Гросса, активно поддержанный Биллом Гейтсом, официальн...
12.11.2019
В Нижнем Новгороде воссоздают первый в России фуникулер, запущенный в 1896 году инженером и предпринимателем Рафаилом Ка...
16.10.2019
Судьба нового амбициозного криптопроекта Facebook повисла на волоске. Libra Association покинули главные тяжеловесы
03.09.2019
На российские поля впервые вышел беспилотный комбайн. Он оснащен техническим зрением, способен совершить революцию в сел...
Наверх