Инновации 14 Января 2021

Укрощение первого элемента

Инфраструктура водородной энергетики в мире еще только формируется, и в процессе ее строительства предстоит отработать много технологических задач. При принятии грамотных решений Россия может занять свое место в новой нише, однако здесь российским компаниям предстоит серьезная работа по превращению потенциальных преимуществ в реальные предложения
Укрощение первого элемента
Молекула водорода
scientificrussia.ru

Разные модели сокращения антропогенных выбросов парниковых газов для сдерживания климатических изменений уже давно превратились из благих пожеланий в практические планы, которые разрабатывают и реализуют различные страны, региональные и городские объединения и крупные бизнес-структуры. Задачи достижения «климатической нейтральности» к 2050 году уже поставил для себя Европейский союз (за исключением Польши, выторговавшей себе особые условия в связи с чрезвычайно большой долей угольной генерации в энергетическом балансе страны). Такой же срок для достижения климатической нейтральности ставит Япония. К 2060 году «климатически нейтральным» собирается стать Китай. Задачу достичь климатической нейтральности своего бизнеса поставили уже несколько десятков мировых корпораций, в том числе такие нефтяные компании, как Shell и Totаl. Поставившие подобные цели страны и глобальные компании должны добиться такого функционирования хозяйства, при котором весь объем выделяемых парниковых газов «нейтрализуется» за счет других сознательно предпринятых хозяйственными агентами действий — например, новыми лесными посадками, которые должны в рассчитанных объемах поглотить углерод от эмитированного в атмосферу углекислого газа или применения технологий, которые позволяют улавливать и утилизировать углекислый газ, метан и другие парниковые газы, а также, используя другие решения.

magnifier.png До сих пор в общей доле электростанций на возобновляемых источниках энергии преобладают ГЭС, однако среди вновь возводимых объектов ВИЭ солнечные и ветровые электростанции в 2019 году отвечали за 90% мощности (отчасти такая высокая доля объяснялась тем, что ряд ГЭС, запуск которых был запланирован на 2019 год, не успели ввести в строй)

Пытаясь решить эту задачу, большинство стран сделали ставку на широкое использование возобновляемых источников энергии, в частности на строительство ветряных и солнечных электростанций, позволяющих вырабатывать электроэнергию без эмиссии парниковых газов, а также биомассы (хотя использование получаемого из биомассы метана или метанола, безусловно, приводит к поступлению парниковых газов в атмосферу, углерод, накапливаемый биомассой, встроен в общий оборот веществ в природе и его поступление в атмосферу не влияет на общий баланс парниковых газов, в отличие от углерода, выделяемого при использовании ископаемого топлива, погребенного в толще земли миллионы лет назад).

Успехи подобного энергетического перехода заметны. В частности, согласно данным аналитического центра Ren21, изучающего тенденции развития индустрии ВИЭ, установленная мощность объектов ВИЭ в 2019 году увеличилась  на 200 гигаватт — это считается рекордным для годового роста показателем. По данным Международного агентства по возобновляемой энергии (IRENA), общая установленная мощность энергетических установок ВИЭ к концу 2019 года составила 2537 гигаватт (при этом агентство чуть более скромно оценивает рост мощности объектов ВИЭ в 2019 году и говорит о 176 гигаватт новых мощностей). IRENA также приводит данные, согласно которым доля возобновляемых источников энергии в общемировой установленной мощности в 2019 году составила 34,7%. До сих пор в общей доле электростанций на возобновляемых источниках энергии преобладают ГЭС, однако среди вновь возводимых объектов ВИЭ солнечные и ветровые электростанции в 2019 году отвечали за 90% мощности (отчасти такая высокая доля объяснялась тем, что ряд ГЭС, запуск которых был запланирован на 2019 год, не успели ввести в строй), а в целом новые мощности на ВИЭ составили 72% общего объема мощностей, введенных в строй в 2019 году.


ВЕТРОВ СТАНЦ.jpg
Прибрежная ветровая электростанция Миддельгрюнден, около Копенгагена, Дания
Wikipedia

 

Что не могут солнце и ветер

Однако очевидное смещение энергетического баланса в пользу ВИЭ имеет свою цену и ограничения. Прежде всего генерация энергии на преобладающих среди вводимых энергообъектов на ВИЭ солнечных и ветровых электростанциях зависит от погодных условий, пики и падения выработки мощности на этих электростанциях не всегда предсказуемы, а потому их эксплуатация требует решения вопроса о хранении избыточных объемов генерации либо о возмещении недостатка вырабатываемой электроэнергии за счет других источников.

magnifier.png Зеленый цвет означает, что водород получен из возобновляемого сырья при помощи возобновляемых источников энергии без дополнительной эмиссии парниковых газов. Европа делает ставку прежде всего на электролиз воды за счет ВИЭ. Другими технологиями для получения «зеленого» водорода может быть его извлечение из метана, получаемого из перерабатываемой биомассы

Кроме того, получение электричества за счет ВИЭ не дает полного решения поставленной задачи снижения поступления в атмосферу парниковых газов в результате человеческой деятельности. Энергия, необходимая для получения тепла, используемого в бытовых и промышленных целях, по-прежнему, получается, главным образом, за счет ископаемого топлива: в 2018 году, по данным Международного энергетического агентства, ВИЭ обеспечивали лишь 10% энергетических потребностей человечества в тепле (из этих расчетов была исключена биомасса, использующаяся для обогрева в традиционных хозяйствах). При этом на получение тепла затрачивается около 50% энергии, вырабатываемой для нужд мировой экономики. В некоторых случаях использование ископаемого топлива оказывается почти неизбежной частью производственного процесса — например, коксующийся уголь необходим для производства стали на большинстве сталеплавильных комбинатов мира. Кроме того, найти надежную альтернативу ископаемым источникам энергии достаточно сложно для многих видов транспорта. В частности, это касается авиации, морского транспорта и грузовых перевозок по автомобильным дорогам.

Во всех этих случаях необходимы специальные технологические решения, которые не могут быть обеспечены только строительством новых мощностей солнечных и ветровых электростанций. И возможным ответом может оказаться использование в качестве источника энергии водорода.

О серьезной ставке на водород в своих планах снижения выбросов парниковых газов уже объявили Евросоюз, США, Япония, Китай и Южная Корея. Потенциально новые решения могут серьезно повлиять на мировой рынок производства и потребления энергии.


ГАЗИФИКАЦИЯ.jpg
ТЭС Kemper County в американском штате Миссисипи была разработана как объект по газификации угля, где самый «грязный» бурый уголь превращался в синтез-газ (преимущественно водород)
elektrovesti.net

 

Идеальное топливо и проблемный газ

Водород — первый элемент таблицы Менделеева и наиболее распространенное вещество во Вселенной. Удельная теплота сгорания водорода во много раз превышает соответствующие показатели топлива, производимого в настоящее время из ископаемых углеводородов. При этом единственным веществом, выделяемым в атмосферу при сжигании водорода, оказывается водяной пар: хотя формально в атмосфере он также обладает заметными парниковыми свойствами, скорость его распада, заведомо несравнимая с другими парниковыми газами, делает этот фактор пренебрежимым. Таким образом, теоретически водород оказывается идеальным топливом с неограниченными запасами, сжигание которого практически не влияет на климат и, во всяком случае, не приводит к другим вредным экологическим последствиям. При этом за счет водорода можно сгладить недостатки нынешних наиболее распространенных «зеленых» источников энергии — солнечных и ветровых электростанций, — связанные с их зависимостью от погодных условий.

magnifier.png В водородной стратегии ЕС делается оговорка, что в короткой или средней перспективе «голубой» водород может быть одним из элементов, используемых для построения безуглеродного будущего. Это значит, что по меньшей мере до 2024 года для водорода, получаемого из газа с улавливанием двуокиси углерода, есть место на европейском рынке

Однако теоретические преимущества водорода ограничиваются и заметными недостатками, связанными с другими его свойствами. Прежде всего, водород легко соединяется с другими элементами из группы неметаллов, а потому практически не встречается на Земле в чистом виде. Самым распространенным и широко встречаемым веществом, содержащим водород, на Земле является вода. Процесс получения водорода из воды при помощи электролиза технически несложен. Однако прочность соединения атомов водорода и кислорода в молекуле воды требует довольно заметных затрат электроэнергии для ее расщепления.

Более дешевым и привычным способом получения водорода оказывается его выделение из углеродных соединений. Но в этом случае основным источником для его производства в промышленных масштабах оказывается уголь и ископаемые углеводороды, а значит, его получение приведет и к образованию двуокиси углерода. Использование такого водорода в промышленности без дополнительных технологических решений мало повлияет на проблему изменения климата, так как углекислый газ, вместо того чтобы образовываться в процессе использования источника энергии, будет поступать в атмосферу на этапе его производства. Наконец, водород обладает некоторыми другими не вполне удобными особенностями: он крайне взрывоопасен, занимает в сжиженном виде больший объем, чем природный газ, и требует более высокого давления для компрессии, а также сильно коррозивен. Иными словами, он предъявляет особые требования к инфраструктуре при транспортировке и использовании в качестве топлива. И для выполнения этих требований также нужны свои технологические ходы.


РОТТЕРДАМ.jpg
Порт Роттердама может стать ведущим транспортным узлом по обработке грузопотоков водорода в Северо-Западной части Европы. Речь идет не только о потреблении и ранних стадиях производства водорода, но и, в первую очередь, об импорте и торговле этим ресурсом
logist.today

 

Европа и разноцветный водород

Разные мировые игроки уже сделали серьезную ставку на водород в будущей энергетической политике и сейчас определяют, как именно обойти имеющиеся технические препятствия и использовать благоприятные свойства водорода в снижении углеродного следа от экономической деятельности. В частности, в июле 2020 года Евросоюз обнародовал стратегию усиления роли водорода в энергетическом и топливном балансе и в промышленной политике ЕС. План разбит на несколько этапов до 2050 года и предполагает последовательное наращивание производства водорода за счет «зеленых» источников энергии, то есть с использованием солнечных и ветряных электростанций. Предполагается, что к 2024 году в Европе должны быть построены установки для электролиза водорода общей мощностью минимум 6 ГВт, которые будут преимущественно обеспечиваться энергией ВЭС и СЭС и производить до миллиона тонн водорода. При этом, однако, европейские эксперты предлагают, что первоначально водород, полученный без эмиссии или с сильно ограниченной эмиссией парниковых газов, будет использоваться не в энергетике, а прежде всего в промышленности, то есть в тех областях химической и нефтехимической индустрии, которая и сейчас потребляет значительные объемы водорода, — в частности, водород необходим в производстве аммиака, в некоторых видах нефтепереработки и в ряде других традиционных промышленных технологий. До последнего времени практически весь водород, необходимый промышленности, производился из ископаемого топлива (в Европе основным сырьем для его производства сейчас является природный газ). Поэтому появление «зеленого» водорода в качестве промышленного сырья само по себе приведет к определенному снижению эмиссии парниковых газов.

magnifier.png Американские производители не делают однозначную ставку на «зеленый» водород и рассматривают получение водорода из природного газа с улавливанием и захоронением диоксида углерода как перспективную технологию на долгие годы

Термин «зеленый водород» довольно широко используется в популярной литературе, равно как и другие цветовые обозначения, присваиваемые этому газу. Зеленый цвет означает, что водород получен из возобновляемого сырья при помощи возобновляемых источников энергии без дополнительной эмиссии парниковых газов. Европа делает ставку прежде всего на электролиз воды за счет ВИЭ. Другими технологиями для получения «зеленого» водорода может быть его извлечение из метана, получаемого из перерабатываемой биомассы.

Для обозначения водорода, получаемого из ископаемого топлива с неизбежным выделением в атмосферу углекислого газа, используются другие цвета. В частности, водород, вырабатываемый из газа, принято называть «серым». А из каменного угля или лигнита, соответственно, «черным» и «бурым» (brown). Сейчас предлагается ввести и такие категории, как «голубой» водород, источником которого также оказывается ископаемый природный газ, однако выделяемый при получении водорода углекислый газ улавливается и захоранивается (либо используется на производстве). Говорят также о «бирюзовом» водороде, который можно получать путем пиролиза в расплавленном металле. В этом случае выделяемый углерод оседает в твердой форме в виде хлопьев, не поступая в атмосферу, и может использоваться как промышленное сырье либо захораниваться. Тем не менее следует отметить, что пока «бирюзовый» водород существует лишь в виде лабораторной технологии; «голубой» водород тоже практически не производится.


ПЕЩЕРА.jpg
Помимо возможностей накопления водорода в твердотопливных элементах, удобных для хранения ограниченных объемов энергии, рассматриваются проекты по долговременному хранению больших объемов водорода в соляных пещерах — эта технология перспективна для Германии, Голландии и Великобритании: там много соляных пещер находится вблизи побережья, где концентрируются основные массивы ВЭС
economica.com

 

Зеленый приоритет

В водородной стратегии ЕС делается оговорка, что в короткой или средней перспективе «голубой» водород может быть одним из элементов, используемых для построения безуглеродного будущего. Это значит, что по меньшей мере до 2024 года для водорода, получаемого из газа с улавливанием двуокиси углерода, есть место на европейском рынке. Тем не менее приоритетно в Европе решено развивать именно инфраструктуру для получения «зеленого» водорода. К 2030 году мощность установок для электролиза водорода на основе ВИЭ должна достигнуть 40 ГВт, а объем его производства — 10 млн тонн. К этому времени необходимые объемы «зеленого» водорода позволят сделать его важным элементом энергетического хозяйства, в котором к тому времени дополнительно увеличится роль ВЭС и СЭС. Роль эта может быть многогранной. Прежде всего, невостребованная сетями энергия этих электростанций, вырабатываемая на пике активности при благоприятных погодных условиях, но ненужная в это время конечным потребителям, может использоваться для получения водорода за счет электролиза (скажем, именно с этой целью ветровые электростанции могут использоваться по ночам). Дальнейшее использование такого водорода может быть разнообразным: он может доставляться на переработку для использования в промышленности либо в качестве топлива — предполагается, что к этому времени многие тяжелые грузовики, часть авиации и морского флота уже будут использовать в качестве топлива водород. Водород может использоваться в сталелитейной промышленности, заменив в ней коксующийся уголь, применение которого ответственно за значительные объемы выбросов CO2 в черной металлургии. В этом случае сталь будет получаться методом прямого восстановления — эта технология ограниченно используется сейчас. Впрочем, такие решения потребуют значительной технологической перестройки сталеплавильных комбинатов. Так или иначе, водород должен стать универсальным носителем энергии, который можно долговременно хранить, транспортировать и использовать для разных нужд. Именно так он сможет заменить выполняющее сейчас аналогичные функции ископаемое топливо.

magnifier.png Учитывая приоритетное развитие «НоваТЭКом» проектов по экспорту СПГ, возможная конвергенция такого экспорта с водородными проектами (с последующими поставками водорода на внешние рынки) видится рациональной

Вопрос о том, как водород будет использоваться для балансировки энергетических систем, не вполне однозначен. Избыточная электроэнергия, вырабатываемая солнечными и ветровыми электростанциями, может не только перерабатываться в водород, но и храниться в литий-ионных накопителях. Такие накопители уже используются достаточно активно, технологии, увеличивающие их мощность и снижающие стоимость производства, развиваются. Технологии хранения вырабатываемого на ВЭС и СЭС водорода также прогрессируют. При этом помимо возможностей накопления водорода в твердотопливных элементах, удобных для хранения ограниченных объемов энергии, рассматриваются проекты по долговременному хранению больших объемов водорода в соляных пещерах — эта технология перспективна для Германии, Голландии и Великобритании: там много соляных пещер находится вблизи побережья, где концентрируются основные массивы ВЭС. И все же, несмотря на возможности долговременного хранения энергии в форме водорода, его обратное преобразование в электроэнергию сопряжено с большими потерями (при преобразовании водорода в электричество из современных топливных элементов такие потери достигают 50%). При этом гораздо более эффективно сохраняющие энергию литий-ионные накопители пока способны хранить ее лишь ограниченное время (до нескольких часов) и предназначены главным образом лишь для сглаживания пиков выработки и потребления энергии в течение дня. Это, впрочем, скорее говорит о возможной взаимодополняемости обоих систем хранения энергии. Между 2030 и 2050 годами, по мнению европейских экспертов, водородные технологии достигнут зрелости и должны широко использоваться во всех отраслях, где сложно добиться снижения выбросов парниковых газов лишь за счет применения ВИЭ. При этом, согласно расчетам, до четверти электроэнергии, вырабатываемой за счет ВИЭ в Европе, к этому времени может использоваться для производства «зеленого» водорода.


В декабре 2019 года был спущен на воду первый в мире танкер для перевозки жидкого водорода, построенный корпорацией Kawasaki Heavy Industries специально для транспортировки сжиженного газа из Австралии. Он получил имя Suiso Frontier.  


Другие страны

Министерство энергетики Соединенных Штатов в 2020 году приняло  программный план, где намечены направления научных исследований и опытно-конструкторских разработок в области водородной энергетики, которые будут поддержаны за счет государственных средств. В 2020 году на исследования в области электролиза и производства установок для электролиза, а также топливных элементов для большегрузных автомобилей министерством выделило 33 млн долларов. Всего же объявлено о планах инвестировать в подобные разработки 100 миллионов долларов в течение пяти лет.

Американская ассоциация производителей водорода и топливных элементов недавно представила собственное видение развития водородной энергетики в США. Это негосударственный документ, который, впрочем, содержит четкие цели на разные периоды и, как и европейская стратегия, рассчитан на несколько десятилетий. Следует отметить, что американские производители не делают однозначную ставку на «зеленый» водород и рассматривают получение водорода из природного газа с улавливанием и захоронением диоксида углерода как перспективную технологию на долгие годы.

Япония также приняла  водородную стратегию, которая предусматривает финансирование работ по снижению стоимости производимого водорода, а также отработку технологии его транспортировки. Следует отметить, что Япония делает ставку на импорт водорода, поэтому особое внимание уделяет возможным путям снабжения. Возможно, поэтому японские эксперты не отдают специального приоритета «зеленому» водороду и рассматривают разные варианты, в том числе импорт водорода, произведенного из бурого угля (с улавливанием CO2). Проект по производству и импорту водорода из австралийского бурого угля сейчас близок к старту.

magnifier.png Пока у «Газпрома» нет промышленных технологий для строительства завода по производству водорода методом пиролиза. Советник генерального директора ООО «Газпром» доктор экономических наук Андрей Конопляник упоминает о нескольких организациях в Европе и России, занимающихся разработками в этой области

В декабре 2019 года был спущен на воду первый в мире танкер для перевозки жидкого водорода, построенный корпорацией Kawasaki Heavy Industries специально для транспортировки сжиженного газа из Австралии. Он получил имя Suiso Frontier. В октябре 2020 года были проведены ходовые испытания судна.

Стоит отметить, что, хотя перевозка сжиженного водорода технически возможна, она связана с рядом сложностей: прежде всего, водород имеет очень низкую температуру сжижения по сравнению с СПГ (−250 °С), а также занимает гораздо больший объем на единицу веса — это значит, что данные технологии окажутся энергозатратными и не столь рентабельными. Именно поэтому рассматриваются варианты транспортировки водорода в составе других химических веществ, из которых его легко извлечь. Предполагается, что таким носителем может быть легко разлагаемый аммиак. Завод по производству аммиака, ориентированный на экспорт в Японию, уже начал работать в Саудовской Аравии. Источник водорода для завода — углеводороды, однако выделяемый в процессе производства CO2 улавливается и захоранивается.

Китай преследует амбициозные цели по развитию водородных технологий, прежде всего в области транспорта. В частности, к 2030 году страна планирует произвести до миллиона автомобилей, работающих на водородных топливных элементах. Однако пока власти страны не ставили серьезных целей по «озеленению» производства водорода — основным источником для его получения остается уголь, при этом пока никаких технологий улавливания и захоронения углекислого газа при его производстве не применяется. Еще более серьезные планы развития водородного автотранспорта приняты в Южной Корее, где планируют к 2040 году производить 6,2 млн автомобилей на водородных топливных элементах, из которых 3,3 млн предполагается экспортировать. Южная Корея, впрочем, также лишь ограниченно озабочена «чистотой» водорода, который будет использоваться для заправки этих машин. По крайней мере, первое время его основным источником будут углеводороды. Тем не менее разработчики плана задумываются об экспортных поставках водорода, который предположительно должен быть безуглеродным.


 

Россия: водород как предчувствие

При всех неопределенностях в вопросе о том, какие формы примет развитие водородной энергетики, можно видеть, что технологически развитые страны мира делают практические шаги по повышению роли водорода в своем энергетическим балансе. Учитывая способность водорода частично заместить роль ископаемого топлива как долго хранимого и транспортируемого носителя энергии это ставит важные вопросы перед Россией.

«К 2030 году, согласно планам по достижению климатической нейтральности, Европа может отказаться от четверти объемов потребляемого ныне газа, — говорит генеральный директор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин. — Какая часть этой четверти придется на экспорт из России? Думаю, что большая. В Европе есть норвежский газ, строятся мощности для приема СПГ, она будет развивать диверсификацию поставок и от привязки к трубе откажется в первую очередь». В том числе поэтому, а возможно, понимая общую перспективу нового рынка, российские энергетические компании хотят предложить потенциальным зарубежным покупателям собственные водородные проекты. О планах строительства парка ветровых электростанций для возможного производства «зеленого» водорода на Ямале, а также в других регионах присутствия сообщали в компании «НоваТЭК» — впрочем, пока эти заявления появлялись лишь со ссылкой на анонимные источники в компании без официальных подтверждений. В публикации газеты «Коммерсант», где упоминалось об этих планах, сообщалось также о планах «НоваТЭКа» переоборудовать одну из газотурбинных установок ТЭС, обеспечивающую энергией терминалы компании по сжижению газа на Ямале, для работы на газоводородной смеси. Соглашение об этом уже подписано с компанией Siemens. В этом случае водород будет использоваться для снижения углеродного следа СПГ, поставляемого на экспорт (впрочем, снижение будет возможно в том случае, если получение водорода не будет сопровождаться эмиссией парниковых газов). Учитывая приоритетное развитие «НоваТЭКом» проектов по экспорту СПГ, возможная конвергенция такого экспорта с водородными проектами (с последующими поставками водорода на внешние рынки) видится рациональной. Впрочем, пока руководство компании говорит лишь о своей заинтересованности и серьезном изучении возможностей, а не о реализации конкретных планов (об этом, в частности, сообщал на конференции акционеров, посвященной подведению итогов третьего квартала, заместитель председателя правления ПАО «НоваТЭК» Марк Джитвэй.

Свои идеи для развития экспорта водорода из России предлагает и «Газпром». Некоторыми из них поделился 1 декабря на Водородной конференции немецко-российского сырьевого форума начальник управления энергосбережения и экологии ООО «Газпром» Александр Ишков. Он объявил о создании дочерней компании «Газпром водород», которая будет разрабатывать и реализовывать водородные проекты. В частности, г-н Ишков сообщил о возможности строительства в Германии в точке выхода на балтийское побережье газопровода «Северный поток» завода по производству водорода из природного газа методом пиролиза — в этом случае выделения углекислого газа в атмосферу не происходит, а получаемый в ходе этого процесса твердый углерод можно вывозить в Россию. Впрочем, Александр Ишков говорил и о других инициативах — в частности, о реверсных поставках CO2 по существующей трубопроводной инфраструктуре в Россию для захоронения и использования. Сам Ишков признался, что проект «до конца не просчитан». Эксперты высказывают определенные сомнения в приемлемости подобной схемы для ЕС: «Сегодняшний тренд в области декарбонизации экономики предполагает контроль над эмиссией парниковых газов на всей цепочке поставок. При предложенной “Газпромом” схеме, когда углекислый газ транспортируется в Россию, к надежности такого контроля могут возникнуть вопросы, поэтому, возможно, европейских партнеров не до конца устроит такое решение».

magnifier.png С помощью «Росатома» на Сахалине планируется запустить движение поездов, работающих на водороде. Сахалинской области сейчас отведена довольно важная роль в реализации проектов, связанных с отработкой механизмов регулирования выбросов парниковых газов в России

Стоит заметить, что пока у «Газпрома» нет промышленных технологий для строительства завода по производству водорода методом пиролиза. Советник генерального директора ООО «Газпром» доктор экономических наук Андрей Конопляник в материале, опубликованном в сентябрьском номере корпоративного журнала «Газпром», упоминает о нескольких организациях в Европе и России, занимающихся разработками в этой области (в частности, это Томский политехнический университет и Технологический институт Карлсруэ). Отработка технологий пиролиза, осуществлявшая Томским политехническим университетом совместно с Газпромом пока остается на лабораторном уровне. Так что перспектива строительства подобного завода зависит от успеха дальнейших разработок, а также от согласования подобных планов с ЕС и получения европейской сертификации.

Подразделение «Росатома» «Русатом Оверсиз» в 2019 году подписало соглашение о сотрудничестве в области водородной энергетики с министерством экономики, торговли и промышленности Японии. Это говорит о заинтересованности «Росатома» в выходе на этот перспективный экспортный рынок водорода. Сейчас подразделения «Росатома» реализуют технологические водородные проекты на Сахалине. В частности, с помощью «Росатома» на Сахалине  планируется запустить движение поездов, работающих на водороде. Сахалинской области сейчас отведена довольно важная роль в реализации проектов, связанных с отработкой механизмов регулирования выбросов парниковых газов в России. В частности, регион стремится достичь углеродной нейтральности в 2025 году. Среди обсуждаемых планов оказывается и создание «водородного кластера». Впрочем, присутствие «Росатома» на острове, который удобен для организации экспорта водорода в восточноазиатском направлении и в страны ЮВА, не означает, что для производства сырья предполагается использовать атомную энергию (предполагается, что на Сахалине источником водорода может стать газ и ветровые установки). Впрочем, и здесь планы пока находятся на начальной стадии. «Росатом» рассматривает предложения и по непосредственной выработке водорода за счет безуглеродной энергии АЭС. Впрочем, в реализации этих проектов могут иметься ограничения. Связаны они не только с репутацией атомной энергии, которая может закрыть доступ для выработанного подобным образом водорода на некоторые рынки из-за давления общественного мнения. «Надо учитывать, что российские АЭС работают с большой загрузкой: они, как правило, привязаны к большим промышленным объектам непрерывного цикла, поэтому не вполне ясно, откуда они возьмут избыток энергии для выработки водорода», — говорит Михаил Юлкин.

Можно видеть, что российские структуры, связанные с производством и экспортом электроэнергии и энергоносителей, осознали перспективы водородного рынка и стараются выступить на нем со своими перспективными предложениями. Инфраструктура безуглеродной водородной энергетике в мире еще только формируется, и в процессе ее строительства предстоит отработать много технологических задач. В случае принятия грамотных решений Россия может занять свое место в новой экономической нише, однако здесь российским компаниям предстоит серьезная работа по превращению их потенциальных преимуществ в реальные предложения.

Темы: Инновации

Еще по теме:
13.01.2021
Разработанный инженерным спецназом петербургского Политеха первый российский электромобиль «Кама-1» стал ярким достижени...
24.12.2020
Компания «Эвокарго» объявила о выпуске на рынок своего первого продукта — беспилотного грузовика. Малотоннажник EVO-1 по...
21.12.2020
Челябинский Завод роботов представил новый продукт — шестиосевой промышленный робот-манипулятор Hartung. Такие роботы на...
03.12.2020
Платежная блокчейн-система Libra Association, принадлежащая Facebook, объявила о ребрендинге. Теперь она будет называться...
Наверх