Инновации 12 Мая 2021

Взгляд из шестигранного окна

Самый странный дом Москвы носит его имя. К сожалению, он не оставил после себя учеников и теоретических текстов — только дома, павильоны, клубы, гаражи с очень сложными, фантастическими, но инженерно обусловленными формами
Взгляд из шестигранного окна
АСКОН

Мы продолжаем знакомить читателей с инженерными достопримечательностями России. На этот раз мы рассказываем об одном из самых необычных зданий Москвы — Доме Мельникова, который расположен в Кривоарбатском переулке, и о других инновационных проектах его автора. Этому всемирно известному памятнику архитектуры авангарда предстоит многоэтапная научная реставрация, она начнется уже в нынешнем году.

Работы по сохранению архитектурного шедевра планируется выполнить за четыре года. В рамках первого этапа в этом году завершится всестороннее обследование здания и подготовка проекта реставрации. На его основе в 2022–2024 годах проведут все реставрационные работы.

В частности, будут сохранены и укреплены авторские межэтажные конструкции-мембраны, отреставрированы оригинальные деревянные рамы 63 шестиугольных окон и гигантского витражного окна, восстановлена первоначальная система воздушного отопления здания, исследованы и сохранены цветовые решения архитектора-авангардиста.

В Доме Мельникова проведут консервацию предметов мемориальной обстановки и творческих архивов. Кроме того, воссоздадут исторический облик сада на территории памятника.

В итоге Дом Мельникова станет музеем, его будут номинировать для включения в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Самокомпенсирующаяся конструкция

О том, как родился проект этого здания, «Стимулу» рассказал генеральный секретарь рабочей группы по сохранению наследия современной архитектуры DOCOMOMO в России Николай Васильев: «В 1927 году Мельников участвовал в конкурсе на разработку проекта клуба Союза коммунальников на Лесной улице. Проект, который предложил Мельников, предполагал пять цилиндров, врезанных друг в друга на треть диаметра. Дальний цилиндр, стоящий в глубине участка, был глухой, артистический, там предполагалось сделать служебные помещения и хранить декорации. Передний — почти весь стеклянный. А второй, третий, четвертый, постепенно становятся сверху вниз из каменных стеклянными, так что стеклянные фойе постепенно снижаются в сторону сцены».


ВАСИЛЬЕВ.jpg
Генеральный секретарь рабочей группы по сохранению наследия современной архитектуры DOCOMOMO в России Николай Васильев
Предоставлено Н. Васильевым

Очень интересное решение, но технически его реализовать было крайне сложно, и выбрали проект коллеги Мельникова — архитектора Ильи Голосова. Построенный Голосовым знаменитый ДК имени Зуева стоит до сих пор, это один из наиболее ярких и известных в мире памятников конструктивизма.

«Мельников потом с горечью говорил об этой неудаче, но, с другой стороны, через этот проект он нащупал идею пространства его собственного дома из цилиндров. Конкурс проходил летом 1927 года, к осени идея уже родилась, и он приступил к ее воплощению», — рассказывает Николай Васильев.

magnifier.png «Мельников консультировался с Владимиром Шуховым, как добиться наименьшего расхода материалов. Шухов предложил ему сделать дом в виде кирпичной диагональной сетки — диагрид-структуры. Расход кирпича уменьшился на треть»

Этот дом Мельников задумал задолго до постройки. Женился он в 1912 году и, когда родились дети, пообещал супруге, что у них будет собственное, ни на что не похожее жилище. Дом в Кривоарбатском переулке представляет собой два вписанных друг в друга цилиндра в виде знака бесконечности. Фасад украшают окна-шестиугольники. Внутри нет ни одной несущей опоры: был разработан особый способ кирпичной кладки — в виде пчелиных сот — и потолочные перекрытия без плит и балок.

«Мельников консультировался с Владимиром Шуховым, как добиться наименьшего расхода материалов, — рассказал “Стимулу” вице-президент Фонда развития науки, культуры и искусств “Шуховская башня” Сергей Арсеньев. — Шухов предложил ему сделать дом в виде кирпичной диагональной сетки — диагрид-структуры. Расход кирпича уменьшился на треть».

Всего в наружных стенах дома, образованных пересечением двух цилиндров, было предусмотрено 128 шестиугольных проемов. Половина из них была заложена строительным мусором и смесью песка и глины. При этом в случае необходимости проемы можно было освободить под окна или ниши, не нарушая целостности здания. Одно такое углубление жена Мельникова использовала как холодильник, в котором оставалось небольшое отверстие, выходящее на улицу, где можно было хранить продукты в холодное время года.

На примере своего дома Мельников реализовал идею круглого жилого здания, которая в дальнейшем должна была служить прототипом для коммунальных домов.

«Это гиперболоид вращения, сделанный из кирпичей, — пояснил Николай Васильев. — Связи идут по диагоналям, поэтому есть возможность между связями не класть кирпич, сделать дырку. Часть дырок стали окнами, а остальные забутовали строительным мусором. Считается, что ни тачки строительного мусора с участка не вывезли, получилось безотходное производство».

Перекрытия в доме представляют из себя мембрану — это доски, поставленные на ребро, врезанные на половину толщины и пересекающиеся под прямым углом.

magnifier.png Дом в Кривоарбатском переулке представляет собой два вписанных друг в друга цилиндра в виде знака бесконечности. Фасад украшают окна-шестиугольники. Внутри нет ни одной несущей опоры: был разработан особый способ кирпичной кладки — в виде пчелиных сот — и потолочные перекрытия без плит и балок

«Обе части конструкции — и кирпичная, и деревянная — образовали гибкую структуру, которая и позволила дому пережить очень многое: неприятности с фундаментом, проседания грунтов и так далее. Трещины появляются, но они потом постепенно уменьшаются, потому что эта конструкция — самокомпенсирующаяся».

Об одном таком окне рассказывают интересную историю. В доме есть комната — большая студия над входом, в которой есть одно восьмигранное окно, это тоже шестигранник, просто там уголки подрезаны. Считается, что Мельников собирался его заделать, заштукатурить, но, когда поднялся на леса, увидел, что вечером луч солнца там падает на церковную маковку, и он решил окно оставить, чтобы перед закатом наслаждаться красивым видом.

Сердцем дома всегда оставалась мастерская Константина Мельникова, а затем и его сына, художника Виктора Мельникова. Огромный зал площадью 50 квадратных метров с пятиметровыми потолками освещался только естественным светом, проникающим в помещение из 38 шестигранных окон. Там Мельниковы могли работать, не затеняя руками лист или холст: свет никогда не давал тени, где бы ни находилось солнце.

«Мельников всегда был уверен, что его сын Виктор будет художником, и у него сразу было два пространства для мастерских — это знаменитое помещение, где 38 шестигранных окон, и та мастерская, которая над входом. Так вот, что касается освещения в главной мастерской, там окна на три стороны и прямого солнца нет почти никогда, свет всегда рассеянный. Исторически такие вещи делались обычно или окном на север, или стеклянной крышей, но технологически это было непросто сделать, были бы постоянные протечки.»

ВНУТРИ.jpg
Сердцем дома всегда оставалась мастерская Константина Мельникова, а затем и его сына, художника Виктора Мельникова. Огромный зал площадью 50 квадратных метров с пятиметровыми потолками освещался только естественным светом, проникающим в помещение из 38 шестигранных окон
АСКОН

Авангардная «Махорка»

Константин Мельников родился 3 августа (22 июля по старому стилю) 1890 года в Москве. Его дебютом стал авангардный деревянный павильон «Махорка» на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке 1923 года в Москве.

Синдикат махорочной промышленности (Махорсиндикат) ожидал получить проект одноэтажного здания, в котором был бы представлен механизированный цикл производства махорки («фабрика») с отдельным помещением для экспонатов и оранжереей с растениями табака, движение посетителей по которым предполагалось устроить вдоль берега реки в одном направлении. Мельников предложил свою систему, в которой оборудование располагалось по вертикали и таким же образом организовывалось движение посетителей павильона. Из одноэтажного сооружения, которое мыслилось заказчиками, «Махорка» превратилась в концептуальное сооружение с консольными свесами, большими плоскостями рекламных плакатов, открытой винтовой лестницей и прозрачным остеклением, не имеющим в углах конструктивных опор, — все это резко выделяло проект из многочисленных построек выставки.

magnifier.png Из одноэтажного сооружения, которое мыслилось заказчиками, «Махорка» превратилась в концептуальное сооружение с консольными свесами, большими плоскостями рекламных плакатов, открытой винтовой лестницей и прозрачным остеклением, не имеющим в углах конструктивных опор

Проект «Махорки» был резко негативно встречен заказчиками, однако Мельникова поддержал главный архитектор выставки Алексей Викторович Щусев, за что Константин Степанович до конца жизни был ему благодарен.

«Павильон “Махорка” очень выделялся среди других сооружений выставки, — рассказывает Николай Васильев. — Это такая скульптурная, рубленая, авангардная форма, без привязки к каким-то второстепенным деталям. Без попытки в дереве имитировать камень, штукатурку или кирпич, что-то капитальное. Понятно, что это выставочный павильон и его разберут через две недели, или через месяц, или через сезон, и зачем его делать капитальным?»

По словам Николая Васильева, еще одно неоспоримое достоинство павильона — его красочность. Мельников придумал идею с крупной вывеской, надписью «Махорка», которая идет вертикально на самой высокой части косой односкатной кровли, и сооружение визуально смотрится масштабнее, чем более крупные. Павильон стоял на набережной в числе десятка других, которые все выделялись разными формами, и в этой мишуре какого-то палаточного городка, рынка, он очень четко смотрелся по своей графичности. Павильон «Махорка» был заметен даже с другого берега Москвы-реки.


МАХОРКА.jpg
Павильон «Махорка» стал первой реализованной постройкой Константина Мельникова и одной из первых построек советского авангарда
pastvu.com

Гран-при за парижский павильон

Международным триумфом Мельникова стал павильон СССР на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже в 1925 году, который резко контрастировал с павильонами других стран-участниц и взял Гран-при.

Власти придавали выставке большое значение: это был первый выход Страны Советов на международную арену. Советское правительство объявило конкурс, и жюри признало проект Мельникова лучшим среди других работ. Павильон отвечал главному требованию конкурса: «резко отличался от всей существующей буржуазной архитектуры». Он представлял собой двухэтажную деревянную постройку со стеклянными стенами. Каркасное здание перерезала по диагонали открытая лестница на второй этаж, над ней было сооружено оригинальное перекрытие из перекрещивающихся деревянных плит. Позже советский павильон много лет использовался в Париже как рабочий клуб.

magnifier.png В центральной части Парижа застройка очень плотная, и Мельников предложил разместить стоянки автомобилей над перекинутыми через Сену мостами — это был один из первых в мировой архитектуре проектов вертикального зонирования городского пространства

«Павильон Махорочного синдиката, затем Парижский павильон, потом еще павильон в Салониках. Все они отличались тем, что их было дешево возводить, — говорит Николай Васильев. — Они были сделаны в такой нарочито новой стилистике, из стекла и дерева, и главное, они не подделывались под то, что монументально стоит и будет еще стоять двадцать-тридцать лет. И это поразило западных архитекторов. Например, Анри ван де Вельде, теоретик архитектуры и один из основателей Баухауса, писал очень восторженно про мельниковский павильон, что, возможно, все павильоны в будущем будут такими».

После выставки Мельников с семьей до конца года прожил во Франции. Парижская мэрия обратилась к нему с просьбой создать проект размещения стоянок для автотранспорта и заказала проект гаража для такси. В центральной части Парижа застройка очень плотная, и Мельников предложил разместить стоянки над перекинутыми через Сену мостами — это был один из первых в мировой архитектуре проектов вертикального зонирования городского пространства. Второй проект гаража Мельников сделал в виде почти кубического многоэтажного здания со сложной системой внутренних пандусов.


ПАРИЖСКИЙ ПАВЛН.jpg
Международным триумфом Мельникова стал павильон СССР на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже в 1925 году
hanzzz-muller.livejournal.com

Инновационные гаражи

Вернувшись в Москву, архитектор построил гараж для автобусов, применив разработанную им прямоточную систему (расстановка машин пилообразными рядами). Затем в Москве он спроектировал еще четыре гаража для грузовых и легковых автомобилей, самый известный из них — Бахметьевский.

«Первые московские муниципальные гаражи были маленькие. Их часто перестраивали из чьих-то конюшен, сараев, дворовых гаражей на несколько машин, но теперь надо было разместить около сотни автомобилей. На Бахметьевской улице он построил три корпуса. Корпус отдельный, со столовой, комнатами отдыха, бухгалтерией, отделом кадров и администрацией, он стоит сейчас на самом углу Новосущевского переулка и улицы Образцова. Тот самый ангар для машиномест, и еще за ним — мастерские. Они тоже сохранились, просто их не реставрировали, а скорее реконструировали, с достаточно большими изменениями внутри», — рассказал Николай Васильев.

Систему в гараже он задумал следующую: восемь рядов по тринадцать автобусов. Причем ряды машин стояли со сдвигом, расстояние между ними слева направо увеличивалось. Это было нужно для того, чтобы выезжать из гаража не маневрируя. С трех сторон у этого четырехугольника есть ворота. Когда водитель ставит на стоянку автобус, он въезжает в восточные ворота и едет до какого-то машиноместа, до самого дальнего из свободных. Когда нужно выехать на маршрут, можно выезжать прямо, без поворотов и главное, без ремонтных площадок, внутренних светофоров регулировки.

«Просто едешь вперед, — поясняет Николай Васильев, — потому что впереди семь ворот, они на запад выходят. Если перед тобой какой-то из рядов полностью занят и его невозможно объехать, ты просто поворачиваешь направо, но поскольку все это стоит под углом немножко, это не 90-градусный поворот, а почти на 60 градусов. Получается, что так меньше радиус поворота и необходимо меньше пространства между рядами автобусов. Сбоку, с северной стороны, еще восемь ворот, соответствующих этим рядам машиномест. Таким образом, там нигде не может образоваться пробка».


БАХМЕТЬЕВСКИЙ ГАРАЖ.jpg
В Автобусном парке на Бахметьевской улице Константин Мельников применил разработанную им прямоточную систему парковки, которая была очень важна для размещения большого количества машин
Mos.ru

Задача государственной важности

Одновременно с проектированием гаражей Мельников решает еще одну задачу городского масштаба, и снова политическую. В 20‒30-е годы прошлого века в СССР начинают строить клубы, как правило при фабриках и заводах. Из десятков реализованных в Москве и области проектов рабочих домов культуры шесть принадлежат Мельникову, и каждый — шедевр формы и функциональности.

Все клубы, созданные в 1927‒1929 годах, совершенно разные по объемно-пространственной композиции и художественному образу. Один в Дулеве и пять в Москве: имени Русакова, «Каучук», имени Фрунзе, «Буревестник» и «Свобода».

Самый знаменитый из них — клуб Союза коммунальников имени Русакова. Это признанный шедевр, он входит во все международные перечни лучших построек ХХ века. Здание выстроено почти полностью в соответствии с авторским замыслом, тогда как иные проекты клубов Мельникова были сильно изменены в ходе реализации. Сам архитектор считал это здание своим наиболее значительным профессиональным достижением.

magnifier.png Огромный зрительный зал имел возможность трансформации: архитектор разработал проект движущихся перегородок. Три балкона могли отделяться от главного зала вертикальными ширмами, образуя отдельные аудитории на 180 человек. Таким образом вместимость зала варьировалась от 250 до 1300 посетителей

Поскольку здание строилось для рабочих Сокольнического трамвайного парка и вагоноремонтных мастерских, Мельников выбрал форму шестеренки. Это первый в мире клуб, где балконы зрительного зала вынесены наружу и находятся в трех выступах.

Огромный зрительный зал имел возможность трансформации: архитектор разработал проект движущихся перегородок. Три балкона могли отделяться от главного зала вертикальными ширмами, образуя отдельные аудитории на 180 человек. Таким образом вместимость зала варьировалась от 250 до 1300 посетителей.

«В большинстве своих клубов Мельников воплотил также идею разведения потоков, опробованную при создании гаражей, — говорит Николай Васильев. — Речь идет о внешних лестницах, идущих прямо из зрительного зала, который обычно располагался на втором этаже. Это было сделано, конечно же, для эвакуации в случае пожара, когда всем за несколько минут надо без давки покинуть помещение. Но вторая причина — функциональная, когда нужно использовать зал и все помещения клуба для какого-то мероприятия, которое превосходит все мыслимые возможности вместимости. К примеру, в большой праздник, когда люди собрались перед клубом, эту лестницу можно использовать как трибуну. Или когда нужно организовать короткую программу, не полтора часа, а минут двадцать, которая много раз повторяется. Люди будут заходить во вход, участвовать в мероприятии и выходить через другой выход, через террасу. И будут запускать новых. Так можно прогнать в десять раз больше людей, чем обычно».


КЛУБ РУСАКОВА.jpg
Клуб Союза коммунальников имени Русакова строился для рабочих Сокольнического трамвайного парка и вагоно-ремонтных мастерских, поэтому Мельников выбрал форму шестеренки
archi.ru

Гениальный единоличник

Первые реализованные проекты Мельникова — это 1924–1925 годы; деревянные павильоны, в камне он начал строить в 1927 году. Почти все, что он смог создать, кроме двух последних гаражей, он сделал до 1929 года включительно. А начиная с 1937 года он не построил ничего, кроме одной маленькой дачки.

«Мельников был совершеннейшим единоличником, — рассказывает Николай Васильев, — не ходил ни на какие собрания, не вступил ни в партию, ни в Союз архитекторов. Первая монография о нем американца Фредерика Старра называется Solo architect in a Mass Society — “Соло-архитектор в массовом обществе”».

В начале 1930-х началась борьба с формализмом, и функционеры ВОПРА — Всероссийского общества пролетарских архитекторов — к сожалению, выбрали Мельникова жупелом, врагом, которого можно показательно клеймить. Формалистов разносили в пух и прах на первых страницах журнала «Архитектура СССР» и в качестве примера, как не надо строить, приводили Мельникова.


МЕЛЬНИКОВ.jpg
Константин Мельников. 1930-е. Фото М. Наппельбаума
Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева

Мастерскую закрыли, и архитектор остался без средств к существованию. Он сидел без работы до конца 1940-х годов. Частным образом преподавал рисунок, клал печки. В 1949 году Константин Мельников впервые за долгое время получил работу: его пригласили преподавать архитектурные дисциплины в Саратовский автодорожный институт.

В 1951 году Мельникова перевели в Московский инженерно-строительный институт имени Куйбышева. Через год его утвердили в звании профессора. В 1958 году архитектор перешел во Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт, где преподавал до конца жизни. В 1965 году Мельникову присвоили ученую степень доктора архитектуры без защиты диссертации, а в 1972 году — почетное звание заслуженного архитектора РСФСР. Умер Константин Степанович в 1974 году.

«Во многих вещах он опередил свое время, — считает Николай Васильев. — Те же самые трансформации залов были в проектах всех его клубов, но до конца не были реализованы ни в одном. Эту идею вообще невозможно было реализовать с применением существовавших тогда в СССР технологий. Ее начали осуществлять только через тридцать лет. Он был тогда еще жив и бодр, но, увы, в профессию уже не вернулся».

Серьезный интерес к Мельникову возник только в перестройку, во второй половине 1980-х, когда в СССР начали приезжать иностранные архитекторы.

«Как-то мы брали интервью и возили по Москве Арату Исодзаки, очень крупного японского архитектора, — говорит Николай Васильев, — и он рассказывал, как приехал в 1961 году на поезде из Владивостока в Москву. Он вышел на вокзале и говорит: “Покажите мне, пожалуйста, могилу Малевича и дом Мельникова, больше меня ничего не интересует”. Все покрутили пальцем у виска. И ничего не показали. Сказали: “Малевич умер давным-давно, мы не знаем, где он похоронен, а Мельников — это кто вообще такой?” Исодзаки обиделся, уехал в Европу, а в Россию вернулся только в 2002 году. И мы ему уже все показали».

magnifier.png В начале 1930-х началась борьба с формализмом, и функционеры Всероссийского общества пролетарских архитекторов выбрали Мельникова жупелом. Формалистов разносили в пух и прах на первых страницах журнала «Архитектура СССР», и в качестве примера, как не надо строить, приводили Мельникова

Из-за рубежа в 1980-е приезжали очень многие специалисты. И все ходили, смотрели, в каком состоянии находится наследие Мельникова (1989-й был объявлен ЮНЕСКО Годом Мельникова), спрашивали, почему у нас нет отдельного музея. Руководство зашевелилось, многие мельниковские постройки получили статус памятников.

На Западе различные издания, большие монографии выходят регулярно. Раз в десять-двадцать лет кто-нибудь пишет о Мельникове, добавляет что-нибудь, заново делает макеты. Многие считают себя идейными последователями Мельникова в свободном формотворчестве, их называют обычно деконструктивистами, они проектируют здания с очень сложными формами, тоже инженерно обусловленными.

«И в конце можно отметить, — говорит Николай Васильев, — что учеников Мельников не оставил, каких-то теоретических текстов не написал, нет даже устного предания, как он преподавал. Скорее у Мельникова учились и учатся, просто изучая его постройки».


 Гид для тех, кто интересуется историей инженерного дела, создала российская ИТ-компания АСКОН.

Темы: Инновации

Еще по теме:
17.06.2021
В сегодняшнем изощренном ландшафте киберугроз программы-вымогатели можно найти повсюду: они поражают как компьютеры отде...
16.06.2021
Российские ученые из Томского политехнического и Тюменского индустриального университета разработали систему отопления ц...
09.06.2021
Мировая схватка за удешевление производства экологически чистого водорода продолжается. На этой неделе свой «водородный ...
01.06.2021
Конец мая оказался плодотворным для специалистов по управляемому термоядерному синтезу. Важными технологическими достиже...
Наверх