Компания 18 Сентября 2019

Ботокс для хромого единорога

Аналитики уже давно предрекают крах рынка псевдотехнологических перезрелых стартапов с миллиардной капитализацией, надутых инвестициями и именуемых единорогами. Очередное подтверждение этой озабоченности — несостоявшееся IPO коворкинговой сети WeWork
Ботокс для хромого единорога
Офисный центр WeWork «Manhattan Beach Towers» в Лос-Анджелесе
wework.com

Один из самых надутых стартапов эры единорогов американский WeWork, намеревавшийся до конца сентября провернуть на Nasdaq очередное масштабное «технологическое» IPO, рискует остаться у разбитого корыта.

По инсайдерской информации, которую первой, во второй половине понедельника 16 сентября, получила The Wall Street Journal, руководство компании в последний момент решило повременить с выходом на биржу. Чуть позже эту новость продублировало агентство Reuters, уточнив, что WeWork рассматривает несколько возможных сценариев, но даже при самом оптимистическом ее IPO будет отсрочено как минимум до середины октября, а может и вообще не случиться до конца этого года.

Таким образом, автоматически отменяется до лучших времен и заявленное WeWork всего несколькими днями ранее традиционное финишное roadshow, то есть серия встреч руководства компании с возможными покупателями ее акций, непосредственно предваряющая выход на фондовую биржу.

 

Даже Сон отступил

Промежуточный вердикт относительно переноса сроков IPO вынес совет директоров компании, срочно созванный вечером 16 сентября. И уже утром 17-го (по Гринвичу) Financial Times представила краткие итоги этого совещания: биржевой дебют формально откладывается до конца года, хотя, как признался осведомленный собеседник издания, на фоне огромных проблем, с которыми столкнулась в последнее время WeWork, «нет никакой уверенности, что он может произойти даже в начале 2020-го».

Эта хронически убыточная компания с девятилетним стажем работы, специализирующаяся на создании «коворкинговых пространств», или, проще говоря, промышляющая арендой и субарендой офисной недвижимости в глобальных масштабах, подала в конфиденциальном порядке предварительную заявку на IPO в Комиссию по ценным бумагам и биржам США еще в апреле. Официально же эта заявка была подкреплена более чем 350-страничным проспектом первичной эмиссии (обязательной формой отчетности S-1), опубликованным WeWork 14 августа.

И далее на протяжении месяца с лишним CEO компании Адам Нейманн и его соратники по коворкинговому бизнесу безуспешно (и, добавим, весьма бестолково) пытались убедить потенциальных инвесторов, а равно и матерых финансовых аналитиков в оправданности полученной в начале 2019 года астрономической рыночной оценки — 47 млрд долларов.

magnifier (1).png Биржевой дебют формально откладывается до конца года, хотя, как признался осведомленный собеседник издания, на фоне огромных проблем, с которыми столкнулась в последнее время WeWork, «нет никакой уверенности, что он может произойти даже в начале 2020-го»

Главным ее «виновником» стал щедрый японский SoftBank, в очередной раз подкормивший в январе WeWork двумя миллиардами «зеленых». В общей сложности владелец SoftBank Масаёси Сон (к слову, Адам Нейманн в одном из своих интервью назвал его своим духовным учителем-Йодой, то бишь уподобил великому магистру ордена джедаев из «Звездных войн») и его партнеры по VisionFund только за последние два года с небольшим умудрились вложить — или, по крайней мере, обязались инвестировать в будущем — в этот квазитехнологический стартап более 10 млрд долларов (по текущим прикидкам, опубликованным, в частности, на днях Financial Times, — порядка 10,7 млрд).

С учетом же вливаний от прочих инвесторов, суммарная финансовая подпитка WeWork составила, согласно CrunchBase, 12,8 млрд долларов. Но самое неприятное как для самой компании, так и для ее многочисленных доноров, состоит в том, что, судя по последним информутечкам, ее справедливая рыночная стоимость уже упала более чем втрое по сравнению с оценками января этого года (продержавшимися до начала августа) и даже рискует оказаться меньше вышеуказанных 12,8 млрд, которые были совместно вбуханы в WeWork венчуристами. А ведь еще в конце прошлого года руководитель подразделения инвестиционных советников Softbank Раджив Мисра бодро предрекал, что в самом скором времени WeWork может подорожать до 100 млрд долларов.

И, по версии CNBC, важнейший вклад в итоговое решение отложить IPO внес именно SoftBank: первоначально вроде бы планировалось, что SoftBank прикупит новый пакет акций на сумму от 750 млн до миллиарда долларов, чтобы искусственно поддержать на плаву тонущего подопечного. Однако Масаёси Сон и его ближайшие советники, просчитав все плюсы и минусы, якобы пришли к выводу, что игра уже не стоит свеч, и настояли на переносе сроков первичного размещения.

ВИВОРК ПИВО.png
Утолить жажду арендаторам коворкинга проще простого
charlotteagenda.com

 

Бесплатное пиво для арендаторов

Предбиржевая инвестиционная раскрутка WeWork не задалась фактически сразу после публикации 14 августа эмиссионного проспекта.

Ведущие деловые СМИ и эксперты, проявив редкостное единодушие в оценках, подвергли этот документ жесточайшей критике. Его составители были обвинены во множестве больших и малых грехов, начиная с отсутствия сколько-нибудь внятной бизнес-модели дальнейшего развития и беззастенчивого манипулирования показателями финансовой отчетности и заканчивая волюнтаризмом основателя и CEO Адама Нейманна, а также его жены Ребекки (урожденной Пэлтроу, кузины известной актрисы Гвинет Пэлтроу), признанной «серым кардиналом» WeWork и, шире, всей холдинговой We Company и являющейся главой ее подразделения WeGrow, которое развивает сеть частных школ.

Общая бизнес-модель WeWork действительно выглядит не слишком замысловато (и уж тем более никак не «высокотехнологично») и, по сути, основывается на заключении долгосрочных договоров аренды (стандартный средний срок в США, на которые приходится около половины общей площади офисных помещений компании, — пятнадцать лет) и последующей сдаче этих переоборудованных помещений в краткосрочную (обычно до двух лет) субаренду с премией за «дополнительные удобства».

magnifier (1).png Владелец SoftBank Масаёси Сон и его партнеры по VisionFund только за последние два года с небольшим умудрились вложить — или, по крайней мере, обязались инвестировать в будущем — в этот квазитехнологический стартап более 10 млрд долларов.

Что же касается «инновационности» подхода, предложенного Нейманном и его соратниками (одна из модных «фишек», продвигавшихся WeWork, заключалась в отнесении себя к некоей особой категории Space as a Service, SAAS, «пространство как услуга», то есть обыгрывалась искусственная аббревиатурная аналогия с облачными компаниями, работающими по схеме Software as a Service), то, как язвительно отметила в одной из недавних статей британская The Guardian, «WeWork порядочно встряхнула и модернизировала глобальный рынок аренды офисных помещений, оснастив их модной мебелью, экзотическими растениями в горшках и добавив бесплатные пивные краны и настольный футбол».

Динамика изменений финансово-экономических показателей деятельности компании тоже выглядит весьма неубедительно: несмотря на то что общая выручка WeWork последние несколько лет стабильно растет, столь же стабильно увеличиваются и ее убытки. Так, в 2016 году компания заработала всего 436 млн долларов и оказалась в минусе на 429 млн, в 2017-м выручка и убытки составили соответственно 886 млн и 890 млн и, наконец, по итогам 2018-го — 1,8 млрд и 1,6 млрд долларов.

И эта синхронность роста выручки и убытков WeWork до боли напоминает добиржевую финансовую динамику, продемонстрированную одним из главных на сегодняшний день единорогов-неудачников 2019 года — Uber, который потерял более 25% своей рыночной стоимости после IPO в мае.



Еще один неприятный момент для Нейманна и Ко. заключается в том, что по состоянию на середину этого года общая сумма обязательств WeWork по будущим долгосрочным арендным платежам уже достигла 47 с лишним миллиардов долларов, тогда как в конце прошлого года было 34 млрд.

Более того, в эмиссионном проспекте WeWork с удивительной прямотой констатировалось: «Пока наша история — это история убытков, и если мы и дальше будем расти ускоренными темпами (читай: все более быстро увеличивать свои арендные обязательств и проч. — “Стимул”), то компания едва ли сможет стать прибыльной в обозримом будущем».

Отчасти скрашивает этот унылый финансовый прогноз разве что динамика роста числа «рабочих мест», то есть предоставляемых WeWork субарендных блоков, которых во всем мире насчитывается уже более 600 тысяч — примерно вдвое больше, чем годом ранее, а также «членов» (буквально — members) этих коворкинговых помещений: этим специфическим эвфемизмом руководство компании пользуется для обозначения всех своих краткосрочных субарендаторов, и их число, согласно эмиссионному проспекту, тоже примерно удвоилось за год и достигло 527 тысяч.

magnifier (1).png Как язвительно отметила британская The Guardian, «WeWork порядочно встряхнула и модернизировала глобальный рынок аренды офисных помещений, оснастив их модной мебелью, экзотическими растениями в горшках и добавив бесплатные пивные краны и настольный футбол”

Но, пожалуй, самым слабым звеном в предбиржевой PR-кампании WeWork оказался сам Адам Нейманн. СМИ припомнили сорокалетнему предпринимателю, родившемуся в Израиле и переехавшему в США в 2001 году, множество весьма неблаговидных действий и решений, в том числе продажу родной компании за 5,9 млн долларов права пользования новым брендом We Company; гипертрофированную дуальную структуру акционерной собственности, согласно которой Нейманн и ряд других соучредителей получили 20 голосов на каждую из принадлежащих им акций по сравнению с одним голосом для прочих рядовых владельцев; сдачу в аренду WeWork нескольких объектов недвижимости, собственником которых являлся сам Адам; получение им почти беспроцентных займов из корпоративной казны и т. д.

В итоге Нейманну пришлось в пожарном порядке отмываться от всех этих обвинений: в пятницу 13 сентября We Co., материнская компания WeWork, основным владельцем которой является вездесущий Нейманн, представила обновленную версию своего инвестиционного проспекта, которая, в частности, предусматривала снижение веса голосующих акций CEO и его ближайшего окружения (10 вместо 20), возврат Нейманном денег, полученных за искусственное впаривание нового бренда, и наконец, его обязательство в течение года с момента осуществления IPO не продавать ничего из принадлежащего ему пакета акций (доля Нейманна в акционерном капитале пока составляет 22%). И, уже как бы заодно, в этой новой версии была также жестко ограничена роль жены Адама Ребекки, которая лишилась права непосредственно назначать преемника мужа в случае потери им дееспособности или внезапной кончины.

Однако все эти попытки корпоративной демократизации уже явно запоздали: серьезные инвесторы оказались слишком напуганы обилием всплывшего за последний месяц негатива о WeWork.

ВИВОРК ФУТБИК.png
Спорт работе — не помеха
wework.com

 

Нечистоты в технозоопарке

В заключение отметим немалый вклад в процесс ускоренного развенчания звездного стартапа, почему-то возомнившего себя технологической компанией, внесенный известным профессором Нью-Йоркского университета Стивеном Гэллоуэем, который считается одним из наиболее авторитетных инновационных гуру Америки.

magnifier (1).png «Банкиры планируют получить 122 миллиона долларов в виде комиссионных сборов за бросание экскрементов розничным инвесторам, заманиваемым в зоопарк единорога»

Вот лишь одна из его гневных филиппик на грани фола, в изобилии представленных на персональной интернет-странице, а также в ленте твиттера: «Банкиры (два главных андеррайтера планировавшегося IPO WeWork — JPMorgan и Goldman Sachs. — “Стимул”) планируют получить 122 миллиона долларов в виде комиссионных сборов за бросание экскрементов розничным инвесторам, заманиваемым в зоопарк единорога».

И тот же Гэллоуэй безапелляционно предрек в прошлую пятницу, что, если WeWork все-таки удастся получить относительно пристойную начальную рыночную оценку по итогам IPO (названную им «ботоксом на теле хромого единорога»), она окажется очень недолговечной и, более того, практически неизбежно приведет к скорой и окончательной дискредитации всего класса единорогов и даже хайтек-рынка в целом. Ну и, понятное дело, досталось на орехи от Гэллоуэя, а также ряда других влиятельных техноколумнистов и Масаёси Сону с его мегафондами, которые в очередной раз были названы главными творцами затянувшейся технологической финансовой вакханалии.

Темы: Компания

Еще по теме:
17.10.2019
Избыток инновационных решений в одном продукте, стремление инвестора идти в традиционный высококонкурентный рынок, вмест...
03.10.2019
Эмпатия, идеализм, излишняя задумчивость в критической ситуации — свойства столь же опасные для предпринимателя, сколь и...
01.10.2019
Сооснователь и глава американской компании-единорога WeWork Адам Нейманн отправлен в отставку, а Масаёси Сон пообещал ос...
26.09.2019
Как перспективный интернет-стартап, заинтересовавший первых лиц нашего государства и иностранных инвесторов, растерял ст...
Наверх