Компания 25 Мая 2021

Компания с инженерным генотипом

Ведущий российский разработчик систем автоматизированного проектирования компания АСКОН, объединившись с другими компаниями, находится на пути к созданию систем, способных решать инженерные задачи любой сложности
Компания с инженерным генотипом
Генеральный директор АСКОН Максим Богданов
АСКОН

Полноценное развитие современного машиностроения невозможно без систем автоматизированного проектирования (САПР) и программного обеспечения для управления жизненным циклом продукции (Product Lifecycle Management, PLM-системы). Россия — одна из немногих стран мира, имеющих собственные разработки таких систем. Несколько лет назад ряд ведущих российских компаний — разработчиков инженерного программного обеспечения объединились в альянс «Развитие», который поставил перед собой амбициозную цель — создать САПР мирового уровня, позволяющую решать любые инженерные задачи. Ведущая компания альянса и лидер российского рынка САПР — компания АСКОН, которая недавно стала еще одним национальным чемпионом.

АСКОН — крупнейший российский разработчик, поставщик программного обеспечения и интегратор в сфере автоматизации проектной и производственной деятельности. Геометрическое ядро C3D, разработанное в компании, попало в рейтинг трех наиболее часто применяемых в мире. Программное обеспечение АСКОН используют свыше тринадцати тысяч промышленных предприятий и проектных организаций в России и за рубежом.

Перед началом конкурса на звание компании — национального чемпиона мы встретились с ее генеральным директором Максимом Богдановым, чтобы обсудить перспективы развития компании. Но нашу беседу мы начали с просьбы немного рассказать об истории компании.

— Наша компания была основана в 1989 году выходцами из коломенского Конструкторского бюро машиностроения (КБМ), которое в те времена было одним из лидеров в области автоматизированного проектирования в оборонной девятке министерств. Команда, которая занималась направлением САПР, получила там хороший опыт. И, когда началась перестройка, основатели ушли из КБМ в свободное плавание и дали старт совершенно новому проекту — графической системе для 2D-проектирования, которая называлась «Компас График».

magnifier (1).png Геометрическое ядро C3D, разработанное в компании, попало в рейтинг трех наиболее часто применяемых в мире. Программное обеспечение АСКОН используют свыше тринадцати тысяч промышленных предприятий и проектных организаций в России и за рубежом

Основатели компании Александр Голиков и Татьяна Янкина работают в компании до сих пор. Благодаря этому, все, что было заложено в компанию на первых этапах ее развития, не было утеряно, сохранилось и развивалось, и поэтому АСКОН имеет свой инженерный генотип, который отличает инженерную компанию от чисто коммерческой — отличает инженерными подходами к решению сложных задач, интеллигентностью в общении между коллегами и с партнерами. Область, в которой мы работаем, такая интересная, что нам почти не нужно встречаться с плохими людьми, мы встречаемся только с хорошими людьми, а это очень сильно мотивирует и подпитывает наш генотип. Из АСКОН не любят уходить, и мы каждый год отмечаем, кто и сколько отработал в компании, поздравляем коллег. И в этом году двадцатилетие работы отметили девять человек, а список тех, кто работает пятнадцать лет и тем более десять, значительно больше, лично у меня будет двадцать пять лет работы в компании в этом году.


ВАГОН.jpg
Трамвайный вагон "Корсар" производства ПК "Транспортные системы". Модель создана в КОМПАС-3D
АСКОН

— Какие важнейшие этапы развития компании вы бы отметили?

— О первом этапе — создании графического редактора — я сказал. Но уже в начале 1990-х годов АСКОН предложил своим заказчикам полноценный программный комплекс для конструкторско-технологической подготовки производства. С его помощью решались задачи не просто выпуска документации, а того, что позже назвали жизненным циклом изделия. Для этого появились десятки программных приложений, которые помогали заказчику решать эти задачи, причем в комплексе. И затем мы перешли всем комплексом программ на Windows.

Второй этап нашего развития не был связан с изменением функциональности продуктов или с широтой линейки, а больше с тем, что кризис 1998 года открыл новые возможности для развития многих компаний, в частности для нас. В том числе потому, что зарубежные решения из-за резкого изменения курса рубля стали недоступны нашим предприятиям, которые, наверное, впервые обратили внимание на отечественные продукты. И мы этим воспользовались. Именно тогда была заложена нынешняя структура компании. В частности, развилась мощная внедренческая сбытовая сеть, которая сейчас насчитывает более тридцати офисов по всей стране. И тогда же к нам присоединилось много людей, порядка четырех-пяти команд, которые до этого были нашими технологическими партнерами, а стали частью компании. Часто называют это поглощением или слиянием, но тогда это было не слияние, а просто к нам присоединялись люди, которые тянулись туда, где можно было развиваться в разработке инженерного ПО.

Именно тогда мы заложили основу комплексного ИТ-решения для машиностроения, с которым работаем на рынке сейчас, следуя концепции управления жизненным циклом. Для этого мы перевыпустили основные продукты, чтобы нарастить их функциональность — то, что, упрощая, называют «тяжестью» продуктов. В результате активно начала расти наша клиентская база: в эти годы мы отмечали прирост до трех, четырех, пяти тысяч заказчиков, а на данный момент их уже более тринадцати тысяч. Активный рост структуры компании, числа сотрудников, количества продуктов, их интегрированность и рост числа заказчиков — все это требовало перехода количества в качество. Нужно было научиться работать с большими числами и масштабами, по-другому нужно было управлять.

И третий этап, который начался в 2013 году, — это этап внутренней трансформации компании. Когда мы, чтобы обеспечить эффективность каждого вида деятельности, которой мы занимаемся, структурировали компанию, выделив крупные направления бизнеса в отдельные подразделения. В частности, мы выделили управляющую структуру, которая отвечает за стратегическое управление, причем не по деньгам, как это делают финансовые холдинги, а именно диктуя стратегию компании, задумываясь о ее развитии.

magnifier (1).png Начав как компания — разработчик чертежного редактора, мы не имели серьезный отраслевой привязки. Документацию с помощью нашего ПО можно было выпускать и в машиностроении, и в строительстве, и при этом не было никаких ограничений. Но дальше мы совершили мощный рывок именно в направлении машиностроительных задач

Наверное, можно добавить и четвертый этап, который стартовал в 2014-м вместе с геополитическими изменениями того года. Резко выросла важность импортозамещения. Чтобы решить возникшие при этом задачи, мы сформировали консорциум «Развитие», который объединил лидирующие компании — разработчиков инженерного программного обеспечения, которые взаимно дополняли друг друга, не конкурировали, но за счет совместного выхода к заказчику давали ему продукт, конкурентный по сравнению с зарубежными решениями, то есть обеспечивали возможность импортозамещения.

Важно отметить, что за время, прошедшее с 2014 года, нам действительно удалось сформировать сквозные интегрированные решения, которые позволяют решать сложные задачи управления жизненным циклом изделий.

На основании имеющихся у нас данных о рынке мы можем констатировать, что являемся лидером среди отечественных разработчиков инженерного программного обеспечения — и по количеству заказчиков, и по выручке. И при этом мы видим, что многие наши активности и инициативы, как в разработках, так и в бизнесе, во взглядах на происходящее, скажем так, тиражируются следом за нами.

Наверное, именно поэтому в прошлом году, когда начался коронакризис и правительство решило выделить системообразующие компании в различных отраслях, в нашей отрасли именно АСКОН был признан единственной системообразующей компанией среди разработчиков инженерного ПО. Но здесь стоит отметить, что льготами и преференциями, которые предполагались для системообразующих компаний, мы не пользовались. Мы самостоятельно прошли эту турбулентность и по итогам прошлого года выросли на 20 процентов по отношению к 2019 году. Мы не остановили ни один проект, не потеряли по своей воле ни одного сотрудника.


АНТЕННА.jpg
Антенна морского базирования, разработчик НПП "Инпроком". Модель создана в КОМПАС-3D
АСКОН

— Как бы вы обозначили основные направления вашей деятельности? Менялись ли они, особенно за последние три года?

— Мы начинали с того, что продвигали так называемые коробочные продукты, которые не требовали каких-то специальных компетенций для того, чтобы у заказчика они заработали: достал из коробки — и работай. Так многие компании на рынке и сейчас работают. Но по мере усложнения функциональности наших продуктов они требовали уже высококачественного сервиса. И чтобы заказчик мог извлечь из них заложенные полезные свойства, было необходимо развивать наши компетенции по внедрению и интеграции этих продуктов у заказчиков. Поэтому с 2003‒2005 года в компании активно развивается интеграторская компетенция.

Параллельно мы развивали отраслевые компетенции. Начав как компания — разработчик чертежного редактора, мы не имели серьезный отраслевой привязки. Документацию с помощью нашего ПО можно было выпускать и в машиностроении, и в строительстве, и при этом не было никаких ограничений. Но дальше мы совершили мощный рывок именно в направлении машиностроительных задач. И PLM-комплекс образца 2014‒2020 годов, когда был создан консорциум «Развитие», уже закрывал почти все необходимые этапы жизненного цикла для отечественных предприятий.

В 2018 году мы разработали и утвердили стратегию развития наших решений в машиностроении. Мы начали с рынка традиционного заказчика, то есть с проектирования различного оборудования и изделий невысокой сложности. И поставили перед собой задачу последовательно пройти через наращивание функциональности PLM-комплекса, чтобы в конце концов иметь возможность решать задачи по проектированию изделий любой сложности, к которым относятся, например, изделия уровня газотурбинного двигателя, самолета, корабля.

magnifier (1).png После того как мы развили функциональность продукта для сложных изделий, он становится доступным и разработчикам более простых изделий, то есть нашему традиционному заказчику. И он может за счет этого резко нарастить свою эффективность, потому что получает новую функциональность или новые технологии, которых раньше у него не было. А это резко повышает рыночную эффективность этого заказчика

И в этом году мы уже выпускаем продукты для проектирования газотурбинных двигателей и сопоставимых с ними по сложности изделий. Мы три года планомерно по этой стратегии работаем, стратегия реализуется и подтверждает наш основной тезис: создать тяжелый отечественный PLM-комплекс на основе интеграции уже существующих рыночных продуктов-лидеров за счет их эволюционного развития возможно. И при этом продолжать наращивать возможности продуктов.

Одновременно возникает эффект, который мы называем трансфером технологий: после того как мы развили функциональность продукта для сложных изделий, он становится доступным и разработчикам более простых изделий, то есть нашему традиционному заказчику. И он может за счет этого резко нарастить свою эффективность, потому что получает новую функциональность или новые технологии, которых раньше у него не было. А это резко повышает рыночную эффективность этого заказчика.

И во всех сегментах — и в машиностроении, и в строительстве — все делается в содружестве с заказчиком. Ведь невозможно войти в какой-то сегмент без поддержки базовых предприятий, которые сначала говорят нам, что не так в наших продуктах, то есть служат рецензентами, после чего мы вместе с ними наши продукты дорабатываем и можем ставить на них штамп: годно!

Одновременно наши заказчики постоянно формулируют нам новые задачи, которые на входе в стратегию не предусматривались. Например, задачу проектирования изделий из композитных материалов, которая все более востребована, а при этом отечественных решений на эту тему нет.

И, если вернуться к консорциуму, мы постоянно изучаем, что можем сделать сами, что является нашей корневой компетенцией, а что — компетенцией, которую нужно привлечь, как за счет тех, кто уже участвует в консорциуме, так и тех, кто его участником еще не стал, потому что у участников консорциума нет таких компетенций. И конечно, мы стараемся расширять наш консорциум, привлекая компании, решения которых повышают привлекательность наших решений для заказчиков.


ПЕРЕКАЧ АГРЕГАТ.jpg
Главный перекачивающий агрегат, разработчик НИИтурбокомпрессор им. В.Б.Шнеппа. Модель создана в КОМПАС-3D
АСКОН

Кто ваши основные заказчики? И кто ваши главные конкуренты среди российских и международных компаний?

— Если говорить о машиностроении, то это, например, Балтийский завод, где часть отечественных ледоколов проектируется и производится с помощью нашего программного обеспечения. А, например, по Москве бегают трамваи «Витязь», которые производятся компанией ПК «Транспортные системы», это тоже наш крупный заказчик, применяющий наши программные продукты на всех этапах подготовки производства и для всех инженерных задач. Например, когда они занимались реконструкцией одного из своих предприятий, то приобрели наши решения и для строительного проектирования. А АвтоВАЗ где-то с 2003 года использует наше ПО на вспомогательном производстве и в проектном управлении.

magnifier (1).png Сейчас риски, наверное, больше лежат в области государственной политики. Дело в том, что доля промышленности, которая контролируется или зависит от государства в нашей выручке, сейчас составляет примерно пятьдесят процентов. Это оборонно-промышленный комплекс, это атомная энергетика. И от того, как себя чувствует государство, насколько оно «рентабельно», сколько у него имеется денег для развития, зависят наши заказчики, потому что ИТ — это инвестиционные бюджеты

Мы активно и долго сотрудничаем с концерном ВКО «Алмаз-Антей», большинство предприятий которого используют наши продукты. Наша альма-матер — Конструкторское бюро машиностроения — тоже является нашим заказчиком уже многие годы. Растет уровень сотрудничества и с другими предприятиями корпорации «Высокоточные комплексы», в которую входит КБМ.

В промышленном и гражданском строительстве наши продукты использует «ТПС-Недвижимость» — технический заказчик строительства инфраструктуры аэропорта Шереметьево, Научно-исследовательский проектный институт карбамида (НИИК) — крупная инжиниринговая компания, которая занимается проектированием и участвует в строительстве объектов химической промышленности. А если говорить о знаковых для стройкомплекса Москвы предприятиях, то это НИ и ПИ Градплан г. Москвы.

Если же говорить о конкурентах, то конкуренты бывают как в разных задачах, так и в разных сегментах, то есть в ИТ для машиностроения и ИТ для строительства. В машиностроении на данный момент мы своим основным конкурентом, исходя из нашей стратегии на создание тяжелого PLM-комплекса, считаем компанию Siemens. И не только с точки зрения широты охвата, уровня и глубины решаемых задач, но и потому, что это лидер рынка, за которым стоит следовать и брать с него пример. Это хороший, настоящий конкурент.

В строительстве рынок ИТ-решений более фрагментирован, однозначных лидеров нет.

— А что вас выделяет среди конкурентов? Какие свои особенности вы бы обозначили?

— Если говорить именно о компании, а не о продуктах, то это сочетание широты охвата задач, решаемых нашим ПО, с эффективной структурой бизнеса компании. Я уже упоминал, что мы не только занимаемся разработкой, но и активно вкладываемся во внедрение собственных продуктов. И развиваем это направление, последовательно инвестируя в него последние лет двадцать. Получается синергия мощной разработки и мощной внедренческой сети. И это то, что нас отличает от наших конкурентов.


ИЗМЕРИТЕЛЬ.jpg
Измеритель параметров полупроводниковых приборов, разработчик Ульяновский механический завод. Модель создана в КОМПАС-3D
АСКОН

А во-вторых, это технологический, продуктовый аспект: наши продукты строятся на наших компонентах, на нашем собственном ядре С3D, о котором вы писали. По сути, это единственное отечественное 3D-ядро, которое не только используется нами, но и присутствует на рынке как самостоятельный продукт. А значит, мы ни от кого не зависим и никто не может явно или неявно управлять нашим развитием. И, с другой стороны, мы сами определяем, в каких направлениях необходимо развивать 3D-ядро, а это было бы невозможно, если бы этот компонент был чужим.

А еще нас отличает то, что наши продукты позволяют решать комплексные задачи, которые возникают у наших заказчиков, работающих как в машиностроении, так и в промышленном и гражданском строительстве. Дело в том, что сейчас многие компании гражданского машиностроения занимаются не только изготовлением того или иного вида оборудования, но и монтажом и сопровождением этого оборудования у своих заказчиков. Например, это характерно для производителей различного нефтяного оборудования. И, соответственно, им нужно сделать не только проект изделия, но и проект обустройства его на месте, у заказчика. Потом нужно это все построить, то есть сопроводить строительство. И для этого нужны ИТ-решения как машиностроительные, так и строительные. И мы их предоставляем.

magnifier (1).png Постепенно рынок в нашей части становится цивилизованным, структурированным и правильным. Например, в прошлом году была разработана стратегия развития обрабатывающей промышленности. Обновлены стратегии станкостроения, радиоэлектронной промышленности, авиационной. А это все способствует росту заказов со стороны этих отраслей

— Какие риски вы видите на пути своего развития?

— Мы работаем уже достаточно долго, тридцать два года, и в разные периоды риски были разные. Когда-то они были экономическими, когда-то — технологическими. Сейчас риски, наверное, больше лежат в области государственной политики. Дело в том, что доля промышленности, которая контролируется или зависит от государства в нашей выручке, сейчас составляет примерно пятьдесят процентов. Это оборонно-промышленный комплекс, это атомная энергетика. И от того, как себя чувствует государство, насколько оно «рентабельно», сколько у него имеется денег для развития, зависят наши заказчики, потому что ИТ — это инвестиционные бюджеты. В этой части мы зависим от государства, и это для нас один из рисков.

— Есть ли у компании экспорт и, если есть, каков его объем?

— Внешние рынки пока не являются для нас магистральным направлением развития. За рубежом мы более известны благодаря геометрическому ядру C3D, так как в принципе немногие страны мира имеют команды, способные вести такие разработки. А наше ядро вошло в тройку наиболее распространенных коммерческих ядер наряду с решениями Siemens и Dassault. Программные компоненты C3D лицензировали более сорока компаний, больше половины своей выручки подразделение ядра C3D Labs зарабатывает за рубежом — это заказчики в США, Великобритании, Италии, Франции, Испании, Швеции, Турции и других странах.


УБОРМАШИНА.jpg
Уборочная машина производства "Кургандормаш". Модель создана в КОМПАС-3D
АСКОН

— А есть ли ограничения нормативного или процедурного характера, которые мешают вашему развитию, мешают рынку?

— Может быть, я идеалист, но мне кажется, что государство, в принципе, идет правильным курсом. Мы видим, что постепенно рынок в нашей части становится цивилизованным, структурированным и правильным. Например, в прошлом году была разработана стратегия развития обрабатывающей промышленности — по сути, у всех основных сегментов промышленности есть свои стратегии. Обновлены стратегии станкостроения, радиоэлектронной промышленности, авиационной. А это все способствует росту заказов со стороны этих отраслей. Если в сумме объединить все факторы, то у нас есть возможность заглядывать за горизонт десять лет плюс и работать по нашему плану. И мы уже три года по нему отработали. То есть рынок устроен для нас более или менее лояльно.

Если же говорить о том, что хотелось бы улучшить, — это уже изменения менее глобального характера. Например, на наш взгляд, не всегда гармонизированы между собой меры поддержки со стороны различных министерств. Вот это, наверное, можно бы было улучшить.

 

Темы: Компания

Еще по теме:
08.07.2021
Китайские власти развернули массированную атаку на китайского же райд-хейлингового гиганта, недавно разместившегося на а...
01.07.2021
Компании — национальные чемпионы «Лаборатория Касперского» и НПЦ ЭЛВИС успешно интегрировали радиолокационную станцию ЕН...
08.06.2021
Ход работ над инфраструктурными проектами Соловецкого архипелага будет отслеживать информационная система российской ком...
19.05.2021
В понедельник 17 мая руководители двух крупнейших стартапов-единорогов Индонезии, Gojek и Tokopedia, официально анонсиро...
Наверх