Хит-парад цитат не для всех

В списке самых цитируемых ученых мира Highly Cited Researchers List 2017 занижен вклад физики и астрофизики и совсем мало связанных с Россией исследователей
Хит-парад цитат не для всех
Иллюстрация: Алексей Таранин

В середине ноября был опубликован очередной список самых цитируемых исследователей Highly Cited Researchers List 2017, на протяжении двух с лишним десятилетий ежегодно составлявшийся аналитиками канадской компании Thomson Reuters.

Последние обновления для этих рейтингов (за 2016 и 2017 годы) представляет новообразованная американская исследовательская компания Clarivate Analytics, которую создала международная группа инвесторов, в ноябре 2016 года купившая за 3,55 млрд долларов подразделения компании Thomson Reuters по интеллектуальной собственности и науке (TR IP & Science), которому и принадлежала основная база данных научных публикаций Web of Science.

Сразу же стоит отметить, что в русскоязычном интернете последняя публикация Clarivate Analytics вообще прошла незамеченной, зато СМИ ряда «малых» стран с гордостью подсчитывали своих немногочисленных ученых, умудрившихся просочиться в этот элитный список (примеры мы приведем ниже).

magnifier.png  Как подсчитали составители общего списка высокоцитируемых исследователей, практически половина представленных в нем ученых в качестве основного места работы указывают различные научные институты и учреждения США

Вплоть до 2014 года общий список Highly Cited Researchers List составлялся по итогам подсчета суммарного количества цитируемых публикаций различных авторов за предшествующий десятилетний (или одиннадцатилетний) период. Однако начиная с 2014-го составители списка изменили свою базовую методологию. Новым основным инструментом отбора они избрали специальный аналитический модуль Essential Science Indicators (ESI), а при составлении итогового списка теперь берут в расчет только те статьи, что входят в 1% наиболее цитируемых по отдельным научным дисциплинам и годам, учитываемым в базе Web of Science (то есть за основу был взят процентильный критерий отбора). Именно такой подход, по мнению авторов, позволяет получить более четкую картину самых «горячих» направлений научных исследований, в том числе более адекватно учитывать растущий вклад более молодых и быстро набирающих популярность авторов.

Соответственно, при составлении списка-2017 эксперты Clarivate Analytics учитывали высокоцитируемые публикации в естественнонаучных и гуманитарных журналах, индексируемых в базе Web of Science Core Collection, сделанные за одиннадцать лет, с 2005-го по 2015-й. В общей сложности были обработаны 134 832 публикации, формально соответствовавшие процентильному критерию начального отбора. Итоговый результат — список из почти 3400 исследователей, представляющих 900 вузов мира.


Ярмарка научного тщеславия

Как подсчитали составители списка, практически половина представленных в нем ученых в качестве основного места работы указывают различные научные институты и учреждения США. Всего таковых в списке-2017 официально насчитывается 1644 (по другим подсчетам, сделанным экспертами Times Higher Education, THE, их 1657) — на 12% больше, чем годом ранее.

Вторую строчку в страновом рейтинге с большим отрывом от США занимают британские ученые, то есть все исследователи, ныне базирующиеся в Великобритании, — всего таковыми считаются 344 человека.

А третью позицию уверенно занимает Китай, представленный 249 авторами (по версии THE — 237), причем китайский прирост по сравнению с 2016 годом составил 41% (это максимальная годовая прибавка по всем странам мира). Особо стоит упомянуть, что в категории «материаловедение» (materials science) число китайских авторов уже более чем вдвое превышает число американцев.

В первой десятке (здесь мы опять-таки используем данные, опубликованные аналитиками британской THE) также значатся Германия (195 авторов), Австралия (116), Канада и Нидерланды (по 105), Франция (88), Швейцария (87) и Япония (78).

Самыми влиятельными научными институтами и учреждениями мира, согласно рейтингу, являются Гарвардский университет, в котором работают 109 исследователей, вошедших в Highly Cited Researchers List 2017, Стэнфордский университет (64 автора), представители немецкого Общества Макса Планка (47 человек) и, наконец, китайские ученые, указавшие в качестве своего основного места работы Китайскую академию наук (Chinese Academy of Science) — 44 исследователя.

Разумеется, даже при беглом ознакомлении с топовым географическим раскладом по версии Clarivate Analytics / Web of Science (и перерасчетами THE) напрашивается вопрос: а где же ученые из России?

ХИТ-ПАРАД ГРАФ1.jpg

Поскольку прямого ответа в официальных пресс-релизах и сопутствующих статьях, опубликованных на сайте Clarivate Analytics, не нашлось, нам пришлось заняться этим вручную. Очевидный поисковый запрос Russia по общей базе выдал шокирующий результат: три.

Для сравнения отметим, что в списке официально значатся семь представителей Эстонии (шесть представляют Тартуский университет), а также, например, столько же иранских ученых (данные иранского информагентства «Мехр»).

Позднее мы ради научного интереса проверили данные по аналогичному прошлогоднему списку, и результат был точно таким же (в том числе совпали все три фамилии, формально ассоциируемые с Россией).

Уточним, о ком именно идет речь. Это Сергей Морозов, заведующий лабораторией физики полупроводниковых наноструктур Института проблем технологии микроэлектроники и особо чистых материалов, (ИПТМ РАН, Черноголовка), Сергей Одинцов, известный российский физик-теоретик, специализирующийся в сфере космологии и астрофизики, основным местом работы которого в настоящее время является барселонская ICREA (Catalan Institution for Research and Advanced Studies), и, наконец, Владимир Уверский, специалист по молекулярной биофизике и молекулярной биологии (прежде всего он занимается исследованиями структур различных белков), который ныне работает в Университете Южной Флориды (Тампа, США) и все-таки указал в качестве своей третьей аффилированной позиции РАН.

Вполне резонно не поверив такому поисковому результату, мы принялись механически пролистывать весь список в поисках «скрытого русского следа». И, понятное дело, обнаружить исследователей с российскими или советскими корнями, не учтенными при формальном страновом подсчете составителями списка Highly Cited Researchers List (а равно и британскими аналитиками из THE), нам удалось без большого труда (хотя и с немалыми затратами времени).

magnifier.png Прямого ответа в официальных пресс-релизах и сопутствующих статьях, опубликованных на сайте Clarivate Analytics, не нашлось, и нам пришлось заняться этим вручную. Очевидный поисковой запрос Russia по общей базе выдал шокирующий результат: три

Так, примерно полтора десятка знакомых фамилий были выявлены в самой ожидаемой категории — «физика». Назовем лишь несколько самых известных ученых-физиков: нобелевский лауреат Константин Новоселов (Университет Манчестера), Михаил Лукин (Гарвардский университет), Александр Баландин (Калифорнийский университет в Риверсайде), Владимир Шалаев (Университет Пердью), и этот список «неучтенных» можно продолжить, причем исследователи русского или советского происхождения были также не единожды обнаружены в таких категориях, как «биология/биохимия», «фармакология», «науки о космосе», «химия», «компьютерные науки», «математика» и др. Однако, помимо трех вышеупомянутых ученых, все остальные найденные нами “вручную” исследователи, по всей видимости, просто не указывают в своих топовых научных публикациях аффилированность с российскими вузами (или хотя бы свою формальную принадлежность к РАН). По крайней мере, в краткой справочной информации об этих ученых, представленной самими составителями Highly Cited Researchers List, подобных сведений нам обнаружить не удалось.

Но даже по самым оптимистичным прикидкам (т.е. если формально посчитать всех обладающих “русскими корнями” исследователей), в общей сложности в Highly Cited Researchers List 2017 экс-советских/российских ученых – не более 40 человек, так что, в любом случае, до первой страновой десятки Россия явно не дотягивает.


Двадцать одна научная звезда от Clarivate Analitics

Отдельный подпроект Clarivate Analytics — составление топ-листа самых высокоцитируемых исследователей. В последней версии, учитывающей данные по состоянию на конец прошлого года, представлен 21 ученый, обладающий как минимум 14 «горячими» публикациями (Hot Papers).

Возглавляет рейтинг Highly Cited Researchers 2017 всемирно известный швейцарский ученый-химик Михаэль Гретцель, недавно ставший лауреатом самой престижной российской премии «Глобальная энергия» (интервью с ним было опубликовано в «Стимуле» — см. «Солнце в ячейке Гретцеля». Гретцель — один из законодателей моды в области развития технологий солнечной энергетики, еще в конце прошлого века разработавший новый тип фотоэлементов, альтернативный традиционным кремниевым. Бурный прогресс технологий, появление которых стало прямым

следствием развития ячеек Гретцеля, начался лишь в последние несколько лет. И этот прогресс прежде всего связан со значительным усовершенствованием этих ячеек и использованием вместо первоначально предложенного им органического красителя особого вещества со структурой минерала перовскита. Перовскитные технологии стали самым перспективным и быстрорастущим направлением солнечной энергетики, и неудивительно, что четверо исследователей из первой семерки текущего рейтинга попали туда главным образом благодаря своим «горячим» публикациям о перовскитных фотоячейках. Помимо самого Гретцеля это его основной соавтор и коллега по Федеральной политехнической школе Лозанны Мохаммед Назируддин (пятый номер в списке), а также представители другой научно-исследовательской школы материаловедения — ее глава Генри Снейт из Оксфорда, который делить с Гретцелем первую строчку в рейтинге по общему числу топовых публикаций (по 29) и его молодой ученик Сэм Стренкс, ныне работающий в Кембридже (номер семь).

magnifier.png В последней версии представлен 21 ученый, обладающий как минимум 14 «горячими» публикациями. Возглавляет рейтинг всемирно известный швейцарский ученый-химик Михаэль Гретцель, недавно ставший лауреатом самой престижной российской премии «Глобальная энергия»

Второе сверхпопулярное научное направление, тоже обильно представленное в спецрейтинге ClarivateAnalitics, — исследования в области онкогеномики — поиске генетических механизмов возникновения и дальнейшего развития различных онкологических заболеваний.

Звезды онкогеномики распределены по двум основным группам научных дисциплин, присутствующим в рубрикаторе Essential Science Indicators (ESI): собственно онкологии и геномике. И самым высокоцитируемым в этой области (а равно и вообще в области геномики) ученым на протяжении многих лет остается американец Эрик Лендер из Института Броуда — мультидисциплинарного исследовательского центра MIT и Гарварда, созданного ими в 2004 году для совместных работ в области биомедицины и геномики. Лендер делит третью строчку в рейтинге Highly Cited Researchers 2017 с другим исследователем из того же института, Гэдом Гетцем, — у обоих по 21 «горячей» публикации, и большинство этих топовых цитирований связано с многочисленными научными докладами The Cancer Genome Atlas project (TCGA), основного текущего проекта по изучению молекулярных профилей разнообразных типов раковых клеток, главными авторами которых являются Лендер и Гетц.

Непосредственно за ними расположилась еще одна сотрудница Института Броуда Стейси Гэбриэл с 20 топовыми публикациями (столько же у Мохаммеда Назируддина, коллеги Гретцеля), посвященными главным образом исследованиям меланомы и прочих злокачественных образований.

Из прочих влиятельных авторов в сфере биомедицины, попавших в топ-21, стоит отметить представителя MIT Фэн Чжана, одного из пионеров сверхпопулярного в настоящее время метода редактирования геномаCRISPR/Cas9 (на его счету 15 топовых публикаций). А чуть выше Фэн Чжана расположилась француженка Каролин Робер из Института им. Гюстава Русси — один из главных разработчиков ряда новых противоопухолевых препаратов (в частности, ниволумаба и ипилимумаба; подробнее см. «Рак все-таки пятится» .

К созданию перспективных противоопухолевых препаратов также непосредственно причастны Энтони Рибас из Калифорнийского университета Лос-Анджелеса и Джедд Уолчок из Мемориального онкологического центра им. Слоуна–Кеттеринга в Нью-Йорке (у Рибаса 15, у Уолчока 14 «горячих» статей).

Наконец, обладатель 16 высокоцитируемых публикаций уроженец Эфиопии Ахмедин Джемал из Американского онкологического общества — один из ведущих авторов серии публикаций по выявлению основных факторов риска различных онкологических заболеваний и географии их распространения в США и прочих странах мира.

ХИТ-ПАРАД ГРАФ2 нов.jpg

И в целом биомедицинское направление, безусловно, очень широко представлено в этом топовом рейтинге, причем, как уточняют сами составители общего списка Highly Cited Researchers 2017, научные публикации по одной только клинической медицине составляют 18,6% от общего числа отслеживаемых аналитическим сервисом Essential Science Indicators (ESI). Для сравнения: на публикации по направлению «науки о космосе» (Space Science, то есть астрономия и астрофизика) в ESI приходится лишь 1% общего массива, к настоящему времени насчитывающего около 135 тыс. научных статей по 22 ключевым группам научных дисциплин (уточним, что 22-е направление — это «мультидисциплинарные исследования», главными поставщиками статей по которому являются «всеядные» Science, Nature и Proceedings of the National Academy of Sciences (США)).

Помимо многочисленных звезд от биомедицины в топ-21 также присутствуют химики (не считая уже упомянутых в самом начале разработчиков новых технологий солнечной энергетики, формально учитываемых по категории «материаловедение») — немец Лутц Акерманн из Геттингенского университета, один из крупнейших специалистов в области органического синтеза (у него 15 «горячих» публикаций), и Митек Яронец, работающий в американском Кентском университете (штат Огайо) и занимающийся исследованиями различных нанопористых материалов (14 публикаций).

Семнадцать топовых статей на счету Пен Ши (Peng Shi) из Аделаидского университета (Австралия), специализирующегося в области компьютерного контроля динамических систем, а единственным «коренным», попавшим в этот список, стал Шэнь Инь (Shen Yin, 14 статей) работающий в Харбинском технологическом институте (специалист по разработке баз данных для различных промышленных процессов).

magnifier.png В рейтинге нет ни одного «чистого» физика, да и в целом отношение к физическим (а равно и астрофизическим) публикациям у разработчиков общей методологии составления списка Highly Cited Researchers 2017 очень специфическое

Весьма показательно также, что в этом топовом рейтинге нет ни одного «чистого» физика, да и в целом отношение к физическим (а равно и астрофизическим) публикациям у разработчиков общей методологии составления списка Highly Cited Researchers 2017 очень специфическое. Так, согласно их официальным комментариям, они изначально приняли решение вообще не включать в исходную базу для дальнейшего обсчета все публикации международных коллабораций физиков и астрофизиков, соавторами которых были ученые «более чем из 30 научных институтов» (буквально: «институциональных адресов», institutionaladdresses). Этот методологический трюк, по мнению авторов, позволил им «устранить проблему чрезмерного превышения веса публикаций в области физики высоких энергий и статей, представляющих результаты работы различных космических миссий». Но также вполне очевидно, что вместе с мутной водой из «общего физического корыта» были безжалостно выплеснуты и сотни авторитетных ученых-исследователей.

В заключение упомянем еще одну формальную, но, по крайней мере, достаточно честную констатацию, сделанную составителями списка Highly Cited Researchers List на официальном сайте Clarivate Analytics: «Разумеется, из-за специфики использованной нами методологии отбора, многие очень известные и влиятельные исследователи не попали в новый итоговый список». Однако далее они всячески пытаются оправдать свою прихотливую селекционную работу и, в частности, доказать, что подобные списки позволяют нарисовать некую «дорожную карту познания» для всех желающих «отслеживать реальный прогресс по отдельным научным направлениям или темам исследований».



Еще по теме