«Самоход» с Волги

О том, как крепостной крестьянин Федор Блинов, которому никто не хотел помогать, создал первый в мире гусеничный трактор и стал удачливым промышленником
«Самоход» с Волги
Федор Абрамович Блинов и модель первого в мире гусеничного трактора
moe-online.ru

Старые села правобережья Волги Вольского и Балаковского районов — родные края талантливого механика-самоучки Федора Абрамовича Блинова, который родился 25 июля 1831 года в семье старообрядцев. Самой большой мечтой крепостных крестьян в те годы было получить вольную грамоту. Мечтали о том и Блиновы. Но Федор Блинов смог получить вольную только после отмены крепостного права. И с 1861 года, согласно манифесту от 19 февраля, крестьянин Федор Блинов числился «временнообязанным» дворян Уваровых еще двенадцать лет. 

Владелец крепостных граф Сергей Семенович Уваров, автор знаменитой формулы «православие, самодержавие, народность», как только наступал сезон отпусков, спешил на живописные берега Волги отдохнуть от столичного шума. Сопровождаемый уездными чиновниками и личным секретарем, граф Уваров знакомился с состоянием хозяйственных дел в имении. 


Бесконечные ленты

В роду Блиновых долго хранилось воспоминание, что в молодости Блинов не раз встречался со своим барином, который за природную силу и смекалку послал его работать в сельскую кузницу, а в период отправки зерна баржами по Волге включал в артель грузчиков, чтобы семья смогла оплатить денежные подати. 

Увлекшись пароходным делом, Федор Блинов стал в период навигации подрабатывать на Волге кочегаром, потом помощником машиниста, а с осени до весны трудился в барской кузнице, занимаясь починкой сельскохозяйственного инвентаря, господских карет, бричек, крестьянских ходков и дрожек. Это помогло семье Блиновых выбраться из долгов и своевременно выплачивать денежный оброк, который вводился вместо барщины некоторыми прогрессивно настроенными дворянами. Таким был и Алексей Сергеевич Уваров, который после смерти отца в 1855 году принял в наследство родовое имение на Волге, в том числе деревню Никольскую.

magnifier.png К тому времени, когда Блинову пришла мысль о гусеничном вагоне, а затем о локомобиле, произошли крупные изменения в промышленности. Особенно это заметно было в судостроении и на железнодорожном транспорте

В те времена стал Федор Абрамович все чаще наведываться в волостное село и в город к грамотным людям, у которых выпрашивал газеты, журналы и книги о сельскохозяйственных орудиях и снарядах. Позже его внучка составила большой список книг из дедушкиной библиотеки. У деда хранились тома «Записок императорского русского технического общества», к которому в качестве приложения давался свод привилегий (патентов). Первой и любимой его книгой был труд «О земледельных орудиях» русского профессора, агронома-рационализатора Ивана Комова.

Своими силами, своим умом, не заканчивая каких-либо учебных заведений, пробивался Федор Блинов — будущий великий изобретатель — к знаниям. Позже, когда Блинов жил в Балакове, он, посетив Саратовскую сельскохозяйственную выставку, написал жене и детям: “…Тут, в Саратове, убедился: жизнь — главный наставник, но и книги — добрые учителя. Учитесь, дети мои, — в науках силища неодолимая».

К тому времени, когда Блинову пришла мысль о гусеничном вагоне, а затем о локомобиле, произошли крупные изменения в промышленности. Особенно это заметно было в судостроении и на железнодорожном транспорте. «Железнодорожная лихорадка» особенно проявилась в конце 1860-х и начале 1870-х годов, в среднем в год прокладывалось по полторы тысячи километров железнодорожного полотна. Такого темпа не знала даже Англия — самая передовая по тем временам страна.

Работая на пароходе помощником, а потом машинистом и помощником механика, Блинов черпал знания о паровых машинах. Первым его изобретением стал гусеничный вагон с рамой и кузовом из дерева. К нижней части рамы Федор прикрепил две тележки на рессорах. Вместе с осями четырех опорных колес они поворачивались в горизонтальной плоскости. А замкнутым железным лентам, состоящим из отдельных звеньев, конструктор дал название «бесконечные ленты». Поворотное дышло, предназначенное для конной упряжки, Блинов вмонтировал в переднюю часть опорной рамы. Полученное устройство содержало все составные элементы современного гусеничного хода. Использование гусениц вместо обычных колес во много раз повышало эксплуатационные качества и эффективность гужевого транспорта. Особое значение это приобретало в условиях сезонной распутицы и бездорожья.

magnifier.png Блинов так вдохновился успехом гусеничного прицепа, что вскоре к нему пришла мысль построить самоходную повозку на паровом двигателе

Поселившись временно на Калашниковской пристани, Блинов стал энергично хлопотать о признании своего изобретения. По совету графа Орлова-Денисова он встречался с влиятельным сановником Карлом Феликсовичем Бентковским. Тот добился, чтобы техническое общество Петербурга заслушало самого Блинова о выгодности для России «сего вагона». Федор Абрамович имел беседу и с министром путей сообщения адмиралом Константином Николаевичем Посьетом, который и дал ход делу. Но дело это закончилось довольно быстро, 14 марта 1878 года, и неудачно для Блинова: Министерство путей сообщения, как было написано в документе, выданном Блинову, «воздерживается высказать заключение о возможности практического применения снаряда в том виде, как он Вами предложен». 

И тут в дело вмешался купец Канунников. Он понял, какую прибыль может ему дать применение блиновского вагона, ведь тогда в семь раз меньше потребуется подвод при перевозке зерна от хлебных амбаров к пристаням Волги! Имея связи в департаменте торговли и мануфактур и деньги на пошлины, Канунников на другой же день обратился туда с прошением о выдаче Блинову привилегии «на особого устройства вагон с бесконечными рельсами для перевозки грузов по шоссейным и проселочным дорогам». Двадцатого сентября 1879 года на имя крестьянина-собственника Федора Блинова была выдана долгожданная привилегия, зарегистрированная в «Своде» за номером 64.

В своем первом изобретении Блинов предлагал использование на транспортных перевозках гусеничного поезда, состоящего из четырех гусеничных вагонов (прицепов). Волжский механик-самородок создал первый реальный проект кинематической схемы поворота гусеничного транспорта любого назначения. 


Тягач с нефтяным мотором

Блинов так вдохновился успехом гусеничного прицепа, что вскоре к нему пришла мысль построить самоходную повозку на паровом двигателе. В 1881 году изобретатель переехал в город Балаково, неподалеку от Вольска. Там он открыл чугунно-литейный завод. Первой продукцией предприятия стали пожарные насосы. Они пользовались высоким спросом. 

Именно там Блинов начал строительство своего «самохода». Гусеничный трактор был создан ровно через семь лет, в 1888 году. Выглядел он так: на прямоугольной раме, которая состояла из нескольких поперечных и двух продольных балок, размещался котел (максимальное давление — шесть атмосфер) диаметром 1,2 метра и высотой 1,5 метра. В качестве силовых установок выступали две паровые машины. Мощность каждой из них составляла 12 л. с. Ведущие колеса гусеничной цепи приводились в движение с помощью чугунных литых шестеренок. 

magnifier.png «Вся беда в том, что русские изобретатели — РУССКИЕ. У нас нет доверия к собственным творческим силам и способностям, нет желания поддержать даже бесспорно полезное дело, и не мудрено, если русские изобретения попадают в руки англичан, американцев и французов»

В 1894 году при строительстве новой модели самохода Блинов за счет переднего привода вынес в кабину рычаги управления бортовыми муфтами. Испытания нового самохода на балаковской земле прошли успешно. Они окрылили изобретателя, который в конце концов решился показать специалистам и широкой публике свое изобретение на Нижегородской ярмарке в 1896 году.

Но за гусеничный трактор Блинов получил лишь похвальный отзыв, тогда как за пожарную машину, которая произвела на знатоков пожарного дела большое впечатление, он был удостоен бронзовой медали выставки.

Вот что писала по этому поводу газета «Волгарь» в № 227 за 1896 год:

«Вся беда в том, что русские изобретатели — РУССКИЕ. У нас нет доверия к собственным творческим силам и способностям, нет желания поддержать даже бесспорно полезное дело, и не мудрено, если русские изобретения попадают в руки англичан, американцев и французов».

БЛИНОВ АДВРТ.png
Реклама фабрики Блиновых

А вот что писала газета «Каспий» писала: «Экспонент — крестьянин Саратовской губернии Ф. А. Блинов демонстрирует перед публикой паровой двигатель, приспособленный для перевозки груза по шоссейным и грунтовым дорогам. Нам пришлось беседовать с изобретателем этого двигателя. Горько жаловался он на свою судьбу: целых 16 лет, как придуман им этот двигатель, он даже взял на него привилегию, но все никак не может подыскать капиталиста, который бы взялся изготавливать его фабричным путем. Даже существующие пробелы выставленного двигателя, обошедшегося ему в 10 тысяч рублей, он берется досовершенствовать настолько, что целые поезда полетят по земле, как по рельсам. Но “маршалы зова не слышат”». Никто из промышленников России не протянул руку помощи создателю заветной крестьянской машины.

Большие надежды Федор Блинов возлагал на своего сына Порфирия. Молодой человек получил инженерное образование и собирался продолжить дело отца. Но Порфирий считал, что серийное производство гусеничных тракторов не получится наладить только лишь своими силами. Между тем Федор Абрамович начал создавать опытный образец нефтяного мотора. Он надеялся поставить его на гусеничный тягач. Изобретатель долго размышлял над тем, как сжигать нефть, ведь она была очень тяжелым для воспламенения топливом. 

magnifier.png Долгое время в конторе хранились чертежи двух вариантов гусеничного трактора с двигателями внутреннего сгорания. Вместо парового котла и двух паровых машин Федор Блинов спроектировал двухцилиндровый вертикальный двигатель, установленный на платформе сзади

Рассказывали, что идея решения проблемы пришла в голову Блинова во время богослужения. Увидев кадило, которым помахивал священник, Федор Абрамович сообразил, что наружный, раскаленный докрасна калоризатор можно просто заменить раскаленными углями. Он не смог дождаться конца молебна и тихо вышел из церкви. Так появилось еще одно изобретение Блинова — запальник, который позволил создать новый тип четырехтактного мотора внутреннего сгорания, работающего исключительно на сырой нефти. 

Впоследствии многие заводчики — изготовители двигателей откажутся от наружных калоризаторов и возьмут на вооружение блиновский запальник.

Изобретение этого двигателя дало Блиновым возможность открыть на рубеже XIX и XX веков новое производство с мудреным названием, учитывающим особую религиозность старообрядческого края: «Фабрика нефтяных двигателей и пожарных насосов “Благословение” П. Ф. Блинова». Фабрику Блинов-сын построил рядом с механическим заводом Ф. А. Блинова. На заводе отца работало в 1900 году всего 25 человек. А на фабрике сына было 150 человек. На механическом заводе отца, которым фактически управлял другой сын — Александр Блинов, ремонтировали паровые машины, пилорамы, котлы, мельничные постава, молотилки. На фабрике Порфирия Блинова продолжали изготавливать пожарные насосы. До 1908 года их было выпущено около шести тысяч штук. Еще при жизни отца Порфирий Блинов начал готовить серийный выпуск нефтяных двигателей, на изобретение которых 10 мая 1903 года он подал заявку. Но только 30 ноября 1909-го он получил из Петербурга долгожданную привилегию.

БЛИН НАСОС.png
В 1889 г. в Саратове открылась губернская выставка. Пожарный насос блиновской конструкции поместили в каталог, а для испытания насоса в действии выделили специальное место, где соорудили легковоспламеняющиеся постройки. "Изделие Блинова Федора, кустаря из Балакова, пятнадцать баллов. Первое место... - по дальности струи и по высоте ее, и по мощности удара водяного столба, и по продолжительности и надежности работы насоса". По общим результатам выставки Блинов получил серебряную медаль.
leanok.ru

К моменту, когда был получен патент, младший сын Блинова выпустил более 500 нефтянок. Это говорило о солидной мощности его предприятия. Фабрика инженера Порфирия Блинова имела цеховую технологию. Сборка новых насосов и двигателей производилась в отдельном помещении. Рядом стояло каменное двухэтажное здание заводоуправления, в этом же здании внизу размещалась столовая, а наверху — кабинеты, где «на хлебах» жили приезжие рабочие и ученики Блинова. Частенько там жил и сам изобретатель, особенно когда проектировался новый вариант гусеничного трактора. 

Долгое время в конторе хранились чертежи двух вариантов гусеничного трактора с двигателями внутреннего сгорания. Вместо парового котла и двух паровых машин Федор Блинов спроектировал двухцилиндровый вертикальный двигатель, установленный на платформе сзади. Управление мотором вынес в кабину, поставленную ближе к центру трактора. Претерпел конструктивное изменение и гусеничный движитель. Судя по сохранившимся эскизам, Блинова можно считать автором пионерского изобретения — фрикционной муфты, бортовой передачи, гусеничного штампованного звена с почвозацепами (трака) и полужесткой подвески трактора в виде тележки с пятью парами опорных катков. В законченном виде конструкции имели направляющее колесо и ведущую звездочку.

magnifier.png Судя по сохранившимся эскизам, Блинова можно считать автором пионерского изобретения — фрикционной муфты, бортовой передачи, гусеничного штампованного звена с почвозацепами (трака) и полужесткой подвески трактора в виде тележки с пятью парами опорных катков

Но воплотить в металле гусеничный трактор с двигателем внутреннего сгорания помешали болезнь и семейное горе. 1899 год был самым тяжелым для семьи Федора Блинова. Двадцатого мая умер внук — младенец Саша, а 7 ноября скоропостижно, в возрасте 29 лет, скончался от чахотки старший сын Александр Федорович. Не выдержал потерю старшего сына Федор Абрамовича. Вскоре после похорон его разбил паралич. 

Перед смертью Федор Абрамович, как вспоминала внучка, был в полном сознании. Федор Абрамович Блинов скончался, не дожив месяца до 71 года.  


Еще по теме