Следующая станция — Вонрад

Девяносто лет назад был написан первый учебник практической космонавтики Германа Поточника. Отдельные его главы до сих пор не потеряли актуальности
Следующая станция — Вонрад
«Вонрад» — первый в истории образец «космической архитектуры», то есть инженерное сооружение, устройство которого целиком привязано к условиям невесомости и функциональным задачам орбитальной станции.
Иллюстрация: Герман Поточник

Космонавтика превратилась из любительского ракетостроения в инженерную науку с выходом осенью 1928 года книги «Проблема путешествия в мировом пространстве — ракетный двигатель». Эта же книга сформулировала программу космической экспансии человечества, которая не выполнена до сих пор, включая ее центральную разработку — орбитальную базовую станцию с искусственной гравитацией. Автор этого учебника практической космонавтики — австрийско-словенский инженер Герман Поточник (1892–1929), писавший под псевдонимом Герман Ноордунг.

Поточник WIKI.jpg
Герман Поточник (1892–1929)
Фотография: Wikipedia

Отставной капитан австро-венгерской армии Герман Поточник родился в Пуле, крупном портовом городе современной Хорватии, в конце XIX века входившей в состав Австро-Венгерской империи.

Семья Поточника со стороны обоих родителей принадлежала к австрийскому генералитету. Рано умерший отец Германа Иосиф Поточник был военным врачом в ранге адмирала; брат матери Марии (Минки) Генрих Кокошинек тоже был австрийским генералом.

Герман обучался в военно-инженерной академии Медлинга, откуда в 1913 году был направлен в войска железнодорожным инженером. Через год началась Первая мировая война, и лейтенант-инженер Поточник ушел на фронт, где восстанавливал взорванные железнодорожные мосты. На фронте он заразился туберкулезом и с окончанием войны в 1919 году был комиссован в звании капитан-инженера.

Демобилизовавшись, Поточник поступил в Венское высшее техническое училище (теперь Венский технологический университет) и в 1925 году закончил его с дипломом инженера-электротехника. К этому времени туберкулез уже подорвал его здоровье, и, насколько известно его биографам, до своей смерти летом 1929 года Поточник нигде не работал и так и не женился.

magnifier.png В 1926–1927 годах сгорающий в туберкулезной лихорадке Герман Поточник написал книгу о покорении космоса, которая открыла новый уровень в космонавтике и ракетостроении

В 1926–1927 годах сгорающий в туберкулезной лихорадке Герман Поточник написал книгу о покорении космоса, которая открыла новый уровень в космонавтике и ракетостроении.

Космос любителей

В истории бывают периоды, когда ключевые инновации на раннем этапе создаются не оплачиваемыми профессионалами, а инициативными энтузиастами: «мейкеры» и «криптоанархисты» в наше время, «интернетчики» в 1990-е, «хакеры», собиравшие компьютеры, в 1970-е. Космический проект человечества на своем раннем этапе тоже был любительским. Константин Циолковский в России и его последователи Яков Перельман, Николай Рынин, Александр Чижевский, Фридрих Цандер, Юрий Кондратюк (Александр Шаргей), Михаил Тихонравов, Сергей Королев в СССР, Роберт Годдард в США, Герман Оберт, Вальтер Гоман, Вернер фон Браун в Германии — все они были непрофессиональными ракетчиками и космостроителями и по подготовке, и по основной работе. Годдарда финансировал Смитсоновский институт, Оберта — кинорежиссер Фриц Ланг и автостроитель Фриц фон Опель, аббревиатуру ГИРД (Группа изучения ракетного движения) ее участники (Королев, Перельман, Цандер и др.) шутливо расшифровывали как «Группа инженеров, работающих даром».

Энтузиасты работали в условиях минимального информационного обмена. Ключевая работа Циолковского (1857–1935) «Исследование мировых пространств реактивными приборами», где были разработаны теоретические основы полета в космос, была опубликована на русском языке в виде статьи в 1903 году, в виде брошюры — в 1923-м, но на немецком языке его труды были представлены только предисловием к брошюре «Ракета в космическом пространстве», которое написал Чижевский в 1924-м.

ГОДДАРД СЛВ.jpg
Американский инженер Роберт Годдард с первой в мире ракетой на жидком топливе. 1926 год
Фотография: Gettyimages

Американский инженер Роберт Годдард создал в начале 1920-х ракетный двигатель с соплом Лаваля (газовый канал, который ускоряет реактивную струю до сверхзвуковых скоростей) и запустил 16 марта 1926 года первую в мире ракету на жидком топливе. Его статья «Метод достижения крайних высот», где были изложены идеи создания метеорологической ракеты, была известна немецким и русским читателям только по пересказам. Несмотря на то что полет его ракеты стал всемирной сенсацией, с прессой и иностранцами Годдард не общался, подозревая во всех шпионов и охотников за его секретами.

Немецкое ракетостроение началось с диссертации физика Германа Оберта 1923 года об использовании реактивного двигателя для полета в космос, с Земли на Луну и обратно. Она подробно разбирала конструкцию многоступенчатой ракеты, выход на орбиту, нахождение на орбите и сход с орбиты и некоторые аспекты космического полета и нахождения в невесомости. Свои работы по ракетостроению в 1923–1928 годах Оберт вел без какой-либо поддержки, работая школьным учителем физики в гимназии трансильванского города Медиаш.

В 1923 году мюнхенское издательство Ольденбурга издало диссертацию брошюрой «Ракета — в космическое пространство». В 1925-м там же вышла еще одна очень важная для ранней космонавтики книга — «Возможность достижения других небесных тел», которую написал архитектор города Эссена Вальтер Гоман, тоже энтузиаст реактивного полета. Гоман поставил задачу решить проблему полета с минимально необходимым запасом топлива и рассчитал оптимальные траектории движения космического аппарата. Переход с орбиты одного небесного тела на другое (например, полет с Земли на Марс или выведение спутника на геостационарную орбиту) выполняется по полуэллиптической траектории, рассчитанной в этой книге и получившей впоследствии имя «траектория Гомана».

VfR и ГИРД

Отношение к ракетостроению изменил сенсационный запуск первой ракеты Годдарда в марте 1926 года, получивший широкое освещение в прессе всего мира. Летом 1927-го в силезском Бреслау (современный Вроцлав, Польша) несколько энтузиастов реактивного полета создали «Общество межпланетных сообщений», быстро ставшее известным по всей Европе по первым буквам его немецкого названия Verein für Raumschiffahrt — VfR. Члены VfR стали издавать собственный журнал Die Rakete, обмениваться опытом и строить собственные ракеты. Членство в VfR было открыто для каждого, кто платил по почте членский взнос в три рейхсмарки, и благодаря этому в общество вступили около 500 энтузиастов со всей Европы, в том числе несколько советских учеников Циолковского (Яков Перельман, Николай Рынин). Одним из самых молодых участников VfR стал студент-инженер Вернер фон Браун, будущий легендарный ракетостроитель. Долгое время считалось, что Герман Поточник не принимал участия в работе VfR, ограничиваясь перепиской с Германом Обертом, но в 2008 году словенский историк-любитель Симон Зайц обнаружил в списках доноров VfR, которые публиковал журнал Die Rakete, взносы в пять и семь марок, помеченные «Инженер Поточник — Вена». Почти уверенно можно считать, что это именно Герман Поточник.

Инициатива VfR была подхвачена в СССР, где Сергей Королев создал при Осоавиахиме сходное общественное объединение «Группа изучения реактивного движения» (ГИРД), при поддержке Якова Перельмана и Николая Рынина, создавших Ленинградское отделение ГИРД. Из ГИРД вырос будущий центр космического проекта СССР.

Фотография: Gettyimages // Знаменитый режиссер Фриц Ланг пригласил участников VfR консультировать свой фильм
Знаменитый режиссер Фриц Ланг пригласил участников VfR консультировать свой фильм "Женщина на Луне". По-видимому, именно Фриц Ланг придумал обратный отсчет при запуске ракеты "Три.. два.. один... старт"
Фотография: Gettyimages

А VfR получила общественное признание другим способом — участвуя в коммерческой рекламе. Знаменитый режиссер культового фильма «Метрополис» Фриц Ланг пригласил Германа Оберта и других участников VfR консультировать свой новый фильм «Женщина на Луне», причем Оберту в рамках рекламной кампании фильма предложили построить и запустить за счет киностудии UFA ракету с жидкостным двигателем. Ракету к выходу фильма (конец 1929-го) запустить не удалось, но около года пресса внимательно следила за работой над ней. По-видимому, именно Ланг придумал обратный отсчет при запуске ракеты: «Три… два… один… старт!», — который шагнул с экрана в реальную космонавтику.

magnifier.png Летом 1927 года в силезском Бреслау (совр. Вроцлав, Польша) несколько энтузиастов реактивного полета создали «Общество межпланетных сообщений», быстро ставшее известным по всей Европе по первым буквам его немецкого названия Verein für Raumschiffahrt

Другие рекламные ракетные проекты осуществил автостроитель Фриц фон Опель. Специально сконструированные автомобили Opel RAK (модели I–IV), поставленные на рельсовую тележку, был разогнаны в мае–сентябре 1928 года батареей пороховых ракет до скорости от 75 до 250–300 километров в час (на более высоких скоростях автомобили, несмотря на антикрылья, теряли стабильность и слетали с рельс). Летом 1928 года Опель и члены VfR сделали пробные запуски планеров с ракетными ускорителями — это были первые прототипы реактивных самолетов.

Первый учебник космонавтики

Поточник завершил свою книгу к зиме 1927/28 года. Обстоятельства создания книги «Проблема путешествия в мировом пространстве» достоверно неизвестны. Мюнхенское издательство Ольденбурга к этому времени уже издало книги Оберта и Гомана, но массовому читателю они, говоря словами Вилли Лея (исследователя, писателя, одного из наиболее последовательных сторонников пилотируемых космических полетов), были понятны «почти так же, как рецепт врача». Берлинский издатель Richard Carl Schmidt & Co, один из самых крупных издателей специальной литературы по транспорту всех видов и электротехнике, вполне мог попросить Поточника написать понятную книгу «о ракетах» с картинками, чтобы охватить более массовую аудиторию и продать больше экземпляров.

ОБЛОЖКА ПТЧНК.jpg
Обложка книги «Проблема путешествия в мировом пространстве — ракетный двигатель» 1929 год

Почему Поточник подписал книгу псевдонимом Ноордунг и что этот псевдоним означает — осталось тайной (Симон Зайц обнаружил еще две технические статьи Поточника за подписью Ноордунг). Скорее всего, как предположил Вилли Лей, Поточник мог потерять скромную офицерскую пенсию, если б попался на получении гонораров, — отсюда и псевдоним.

«Проблема путешествия в мировом пространстве» сочетала в себе научную достоверность и инженерную точность с исключительной наглядностью изложения. На титульном листе книги стоят слова Mit 100 zum Teil farbigen Abbildungen — «100 иллюстраций, включая цветные» — это было важно для издателя, но это было еще важнее для будущей судьбы книги Поточника. Практически каждая ее страница содержит иллюстрации, а часто и не одну. В издании 1929 года нигде не указано, кто автор этих иллюстраций, но и без этого с первой страницы несложно понять, что безупречные линии, штриховки, растушевки и идеальный чертежный почерк — работа не художника-графика, а профессионального инженера с многолетним опытом классического черчения, которое было языком науки и техники с середины XIX по середину XX века.

Поточник демонстрирует незаурядный художественный талант. На странице 21 человек в австрийском офицерском мундире, но без знаков различия, стреляет из ружья и качает шар, и в этом человеке узнается автор, отставной капитан-инженер Герман Поточник. Рисунки впечатляют точностью и уместностью каждой детали — длинные волосы космонавта в невесомости топорщатся во всех направлениях. Но самые привлекательные иллюстрации, где художественные способности Поточника видны наглядно, начинаются со страницы 142, где подряд идут пять цветных изображений самого важного объекта в книге — орбитальной станции «Колесо жизни».

СТР 113.jpg
Поточник создает целую галерею чертежей емкостей для питья и схем поведения жидкости в невесомости
Иллюстрация: Hermann Noordung. Das Problem der Befahrung des Weltraums - der Raketen-Motor, Richard Carl Schmidt & Co., Berlin, 1929

Книга Поточника-Ноордунга описывает космический полет с точки зрения инженера-практика, системно, всесторонне и с такими дотошными, взаимосвязанными и в значительной мере очень точными подробностями, которые для эпохи, не имевшей опыта космических полетов, совершенно неочевидны. Это практический справочник космонавтики, во всех деталях излагающий, как осуществлять регулярные полеты в космос и находиться на орбите с научными и практическими целями. Поточник-Ноордунг ставит задачи и описывает методы их достижения — и та программа, которую он нарисовал на 188 страницах этой книги, не выполнена человечеством до сих пор.

Шестьдесят четыре главы «Проблемы…» делятся на две условные части. Первые тридцать глав в основном излагают физические основы реактивного движения и идеи Оберта и Гомана, переработанные и изложенные Поточником так, что из не самой понятной теории они превратились в пошаговую инструкцию конструктора и пилота космического корабля, технически и физически точную. Оберт описывает центрифугу для тренировки космонавтов на словах; Поточник создает по его общим описаниям чертежи центрифуги почти современного типа и во всех проекциях.

Многие идеи этих авторов Поточник не только реализует, но и развивает. Оберт лишь упоминает, что в невесомости жидкость для питья будет принимать форму шара; Поточник создает целую галерею чертежей емкостей для питья и схем поведения жидкости в невесомости, и сразу обращает внимание на то, что мыться в невесомости нельзя — можно только обтираться. До Поточника это не приходило на ум никому из авторов — ни тем, кого Поточник читал, ни тем, кого он читать не мог.

Станция Вонрад

Последующие главы — почти целиком оригинальная работа Германа Поточника-Ноордунга, где в деталях описывается орбитальная станция с искусственной гравитацией и деятельность на околоземной геостационарной орбите. Орбитальная станция была к этому времени такой же популярной идеей, как и космический корабль, создание гравитации вращением — тоже (что видно и из описания центрифуги Оберта—Поточника). Но Константин Циолковский описывал космическую станцию в художественной фантастической форме.

Поточник же, наоборот, подробно обосновывает и описывает организацию станции, ее узлы и агрегаты, в число которых входит солнечная силовая установка, шлюз, водоочистительная система, связь, множество других узлов и агрегатов, и почти все описания снабжены схемами и чертежами. Несколько страниц рассказывают, как будет устроен космический скафандр (ранее скафандры описывал Оберт, но его описание было простым и скорее художественным). Поточник обстоятельно описывает термоизоляцию, установки жизнеобеспечения и дыхания и радиосвязь скафандра. В 1928 году портативный радиоприемник, способный поместиться в скафандр, был не меньшей фантастикой, чем полет в космос: такие приемники возникли только в 1950-е годы, после изобретения Уильямом Шокли полупроводниковых транзисторов, всего на несколько лет раньше первого полета человека в космос.

ОТКРЫТИЕ ПТЧНК.jpg
Орбитальная станция Das Wohnrad («Колесо жизни»)
Иллюстрация: Hermann Noordung. Das Problem der Befahrung des Weltraums - der Raketen-Motor, Richard Carl Schmidt & Co., Berlin, 1929

Ключевая глава книги, где Поточник-Ноордунг описывает космическую станцию, называется Wohnrad («Вонрад»)– слияние немецких слов «жить» и «колесо». Колесо — это жилой тороидальный модуль, где вращение создает силу тяжести, эквивалентную земной. Два других модуля станции — обсерватория (она же лаборатория нулевой гравитации и причальный док) с нулевой гравитацией и параболическое зеркало-теплообменник энергетической установки. Поточник описывает две принципиальные схемы станции: в одной это станция-моноблок, где обсерватория и зеркало образуют ось жилого колеса, в другой три модуля разнесены в пространстве и соединяются гибкими кабелями. Детали обеих конструкций продуманы, как и все у Поточника-Ноордунга, очень тщательно и до деталей — установка вращения колеса, лестницы от зоны тяготения к зоне невесомости в форме логарифмической спирали и вплоть до подвижных сочленений кабелей.

Главная цель станции для Поточника-Ноордунга — исследовательская, причем в первую очередь исследование Земли и Вселенной (для сравнения: Циолковский писал, что цель станций — переселение людей «в погоне за светом», хоть и в метафорическом смысле). Архитектура станции подчинена задаче постоянного проживания на ней исследовательского экипажа. Исследователи Поточника отмечали, что «Вонрад» — первый в истории образец «космической архитектуры», то есть инженерное сооружение, устройство которого целиком привязано к условиям невесомости и функциональным задачам орбитальной станции.

magnifier.png Это практический справочник космонавтики, во всех деталях излагающий, как осуществлять регулярные полеты в космос и находиться на орбите с научными и практическими целями. Поточник-Ноордунг ставит задачи и описывает методы их достижения

К идеям Оберта о задачах, которые может решать космическая станция, Поточник добавил и свои собственные. В результате его программный список охватил практически все способы применения орбитальных аппаратов — и мирные, и военные. Например, для наблюдения Земли Поточник ставит в числе многих прочих такие задачи, как картографирование Земли в целом и труднодоступных местностей, раннее оповещение об опасностях, поддержание связи между удаленными экспедициями и базами (некоторые исследователи утверждали, что ему не пришла идея использования геостационарной станции как устройства связи — как видим, это не так), военная разведка.

Космическая медицина и спорт

Поточник-Ноордунг посвящает несколько глав проблеме человеческого организма в среде без силы тяжести и, развивая идеи Оберта, предполагает, что психика космонавта может начать претерпевать изменения, а затем предполагает, что невесомость может быть опасна и для здоровья. В этом, как мы знаем, Поточник-Ноордунг тоже оказался прав.

Космическая медицина сейчас накопила достаточный объем знаний о том, что невесомость оказывает очень серьезное и вредное воздействие на множество физиологических функций, из которых наиболее серьезна мускульная атрофия (сокращение объема мышц) и остеопения («вымывание» кальция из костей), причем эти эффекты становятся заметны уже через 5–11 дней, а на их устранение после полета уходят годы. Это очень далеко от того метафизического восторга «парения в невесомости», который описывал убежденный мистик-космист Циолковский.

НЕВЕСОМОСТЬ.jpg
Среда без силы тяжести далека от того метафизического восторга «парения в невесомости», который описывал убежденный мистик-космист Циолковский
Иллюстрация: Hermann Noordung. Das Problem der Befahrung des Weltraums - der Raketen-Motor, Richard Carl Schmidt & Co., Berlin, 1929

Искусственная гравитация не роскошь, а необходимость будущего, поскольку жить при сниженной гравитации человеку с Земли не следует — чего современная космонавтика пока, к сожалению, позволить не может. Зато Поточник-Ноордунг первым написал: «Вполне вероятно, что этому можно было бы с успехом противодействовать систематическими упражнениями мускульной системы, не говоря уже о том, что возможно было бы при посредстве соответствующих технических мер это обстоятельство устранить» — так что его можно считать еще и основоположником космической медицины и физкультуры.

Финальные главы книги рассматривают вопросы полетов на другие планеты и к «неподвижным звездам» (за пределы Солнечной системы). Эта часть книги в значительной мере использует наработки Гомана, схема на стр. 167–168 изобразила «орбитальный маневр Гомана» лучше и точнее, чем это сделал сам Гоман.

Ученики Ноордунга

Книга вышла в свет в конце 1928 года, и можно надеяться, что Герман Поточник-Ноордунг в последние месяцы своей жизни узнал, что любителями космонавтики она была принята с восторгом. Первый тираж разошелся к весне, издатель выпустил второй.

В июле 1929-го «Проблема…» Поточника-Ноордунга стала первой немецкой книгой по космонавтике, которую перевели на английский. Ее изложение начал публиковать новый научно-популярный журнал Science Wonder Stories — июльский номер был вторым по счету. Издателем и редактором журнала был Хьюго Гернсбек — создатель первого в мире научно-фантастического журнала Amazing Stories и крестный отец «золотого века» американской фантастики. Опубликовавший Поточника-Ноордунга журнал через несколько номеров был целиком посвящен фантастике, там начали литературную карьеру Клиффорд Саймак, Джон Уиндем и многие другие классики фантастики.

magnifier.png В 1935 году СССР стал первой страной, переиздавшей книгу Поточника. Текст книги был сокращен в несколько раз, но зато все иллюстрации Поточника были скопированы и переведены на русский язык

Одновременно, в 1930 году, Яков Перельман опубликовал краткий пересказ конструкции станции «Вонрад» и взятое из книги Поточника-Ноордунга ее цветное изображение. В 1935-м СССР стал первой страной, переиздавшей книгу Поточника. Текст книги был сокращен в несколько раз, но зато все иллюстрации Поточника были скопированы и переведены на русский язык.

Члены VfR приняли книгу Поточника-Ноордунга критически, в отличие от остальных ее читателей, и высказали ряд замечаний к ней. Многое из того, что они сочли в книге ошибками, со временем оказалось верным. Вилли Лей считал, что создавать земную силу тяжести не нужно, достаточно и трети, чтоб предметы не падали. Он также критиковал Поточника за то его предположение, что станцию необходимо оборудовать иллюминаторами-линзами для обогрева лучами Солнца, поскольку в космосе холодно. Лей был прав в том, что физически вакуум не имеет температуры в том же смысле, в котором ее имеет газ. Но инженер Поточник понимал то, что стало известно лишь десятилетия спустя на опыте высотных реактивных и первых космических полетов: солнечная сторона станции может нагреться до 120° C, теневая остыть до –150° С, а иллюминаторы космического корабля будут создавать утечки тепла по всей своей поверхности. Теплоизоляция и теплообмен на современной Международной космической станции — сложное инженерное решение, но оно следует тем же принципам, что в 1929 году Поточник описал в главе «Без тепла».

magnifier.png Поточник обстоятельно описывает термоизоляцию, установки жизнеобеспечения и дыхания и радиосвязь скафандра. В 1928 году портативный радиоприемник, способный поместиться в скафандр, был не меньшей фантастикой, чем полет в космос

Трудно сказать, сколько именно энтузиастов космонавтики испытали влияние этой книги, но достоверно известно, что среди тех, кто был вдохновлен Поточником на всю жизнь, были Вернер фон Браун (признававший это прямо) и Михаил Тихонравов, чей исписанный пометками экземпляр перевода 1935 года хранится в архивах Музея космонавтики в Москве. Яков Перельман регулярно ссылался на Поточника (почему-то называя его «полковником Ноордунгом»), например в книге «Занимательный космос». Исследователи биографии и трудов Поточника не обращали внимания на роман фантаста Александра Беляева «Звезда КЭЦ», где была описана космическая станция с искусственной гравитацией; хотя автор ссылается на Циолковского, в описаниях романа отчетливо видны обширные заимствования у только что изданного в СССР Поточника-Ноордунга.

Новое поколение ракетостроителей, создавших германский и советский ракетные проекты, впитали идеи, подходы и решения вместе с философией Поточника-Ноордунга, где органично сочетались всестороннее воображение и обстоятельный трезвый расчет.

Наследие Поточника

Парадоксальным образом память о Поточнике угасала по мере того, как образ «Колеса жизни» все прочнее входил в представление о будущем космонавтики.

Летом 1945 года, когда ракетный проект Германии стал достоянием гласности, журнал Life опубликовал материалы «Германское космическое зеркало». Технические эксперты США обнаружили, что в ходе войны Оберт разрабатывал план космической станции в виде параболического зеркала. Этот прототип «Звезды смерти» буквально развивал одну из концепций, изложенных в книге Поточника-Ноордунга.

Осенью 1945 года молодой британский инженер и будущий классик научной фантастики Артур Кларк предложил концептуальный проект первого в истории спутника связи. Кларк предлагал вывести его на геостационарную орбиту, ссылаясь на германское издание Поточника.

В 1951 году немецкие инженеры выдвинули несколько теоретических проектов космических станций, исходивших из дизайна Поточника. А в 1952-м к идее Поточника вернулся Вернер фон Браун, опубликовав в журнале Colliers серию статей о космонавтике и о своих планах полетов на Луну и на Марс. В одной из статей описывалась тороидальная станция — ее автором был уже известный нам Вилли Лей. Через несколько лет Лей развернул план Вернера фон Брауна во втором издании своей книги «Ракеты и полеты в космос» — станция предполагалась диаметром 75 метров, с силой тяжести 0,33 g (Лей остался верен своему несогласию с Поточником), с экипажем из 80 человек, а изготавливать ее предполагалось из армированного нейлона. Статью сопровождала иллюстрация классика «научно-фантастической» живописи Чесли Боунстелла.

Иллюстрация: Rick Guidice // В 1960-е NASA разрабатывает несколько концептуальных проектов тороидальных станций
В 1960-е NASA разрабатывает несколько концептуальных проектов тороидальных станций
Иллюстрация: Rick Guidice

В 1960-е NASA разрабатывает несколько концептуальных проектов тороидальных станций, завершал эту серию проект сборки станции в форме вращающегося коромысла из отработанных ступеней Apollo. Этот проект не был реализован из-за его недоступно высокой стоимости. В 1975 году на семинаре в Стэнфорде была разработана концепция Stanford Torus — небесный город на 10–14 тысяч жителей диаметром 1800 метров.

magnifier.png Массовая аудитория послевоенной эпохи уже не знала имени Поточника, но отлично знала и знает его станцию-колесо. Это произошло в 1968 году, когда режиссер Стэнли Кубрик и сценарист Артур Кларк выпустили ставший культовым фильм «Космическая одиссея 2001 года»

Массовая аудитория послевоенной эпохи уже не знала имени Поточника, но отлично знала и знает его станцию-колесо. Это произошло в 1968 году, когда режиссер Стэнли Кубрик и сценарист Артур Кларк выпустили ставший культовым фильм «Космическая одиссея 2001 года». В самом начале фильма, во время знаменитого двадцатиминутного молчания, космический челнок приближается к космической станции в форме двойного колеса — одно работающее, второе только строится — и садится в ее доке (впоследствии его почти один в один воспроизвел Джордж Лукас в «Звездных войнах» — это причальный док имперской «Звезды смерти»). После этого герой оказывается в коридоре станции, который плавно изгибается вверх сразу в обе стороны. Эти образы сценарист Кларк взял почти без изменений из «Проблемы…» Поточника-Ноордунга, прочитанной еще в 1945 году. Благодаря этому фильму станция в форме тора окончательно стала стоковым образом фантастики.

Еще по теме