Среда 27 Мая 2021

Газели невысоких технологий

Если мы хотим усиливать роль высокотехнологических секторов в экономике России, государству необходимо поддерживать быстрый рост относящихся к ним компаний, следует из исследования, проведенного Институтом менеджмента инноваций Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ
Газели невысоких технологий
«Стимул»

Сегодня о быстрорастущих компаниях (БРК), или компаниях-газелях, говорят исследователи, эксперты, консультанты. Различные программы их поддержки формируют институты развития, региональные администрации и федеральные органы исполнительной власти. Эта тенденция характерна для всего мира примерно с конца 2000-х годов и стала особенно заметной с середины прошлого десятилетия.

Понятие БРК было введено американским ученым Дэвидом Берчем в 1980-х годах. Подчеркивая способность этих фирм к длительному быстрому росту, Берч предложил называть быстрорастущие компании «газелями». Количественно Берч определял газель как предприятие, характеризующееся не менее чем 20-процентным ростом годовых доходов в течение пяти лет подряд.

БРК, в принципе, также можно считать любые компании, которые в течение наблюдаемого периода демонстрируют как ускоренный цикл роста (выручки и продаж), так и заметное приращение капитала. По мнению Берча, именно эти компании являются главными генераторами экономической активности, обеспечивающими в развитых странах больше половины регулярно создаваемых новых рабочих мест.

В России тему газелей в свое время первым поднял журнал «Эксперт», который инициировал серию соответствующих исследований и публикаций в 2008 году.

Не только стартапы

Как отмечено в исследовании Института менеджмента инноваций (ИМИ) среди различных факторов, объясняющих резко возросшую популярность темы БРК, выделяются следующие.

Во-первых, это стало крайне актуальным под воздействием глобального экономического кризиса 2008 года, когда перед правительствами всех стран мира встала задача создания новых рабочих мест.

Во-вторых, не менее значимым фактором следует признать растущее понимание того, что одной из ключевых проблем для предпринимателей (и в целом для национальных экономик) является не сам процесс начального запуска новых компаний, а последующее обеспечение их устойчивого развития, то есть стабильного финансово-экономического роста.

Эта тема приобретает еще большую значимость благодаря тому, что она напрямую связана с поиском эффективных моделей масштабирования бизнеса и повышения производительности предприятий.

magnifier.png Понятие БРК было введено американским ученым Дэвидом Берчем в 1980-х годах. Подчеркивая способность этих фирм к длительному быстрому росту, Берч предложил называть быстрорастущие компании «газелями». Он определял газель как предприятие, характеризующееся не менее чем 20-процентным ростом годовых доходов в течение пяти лет подряд

При этом «масштабируемость» зачастую ассоциируется в различных исследованиях со способностью компаний динамично расти, невзирая на типичные организационные и структурные ограничения.

Во многих зарубежных исследованиях показано, что благодаря развитию таких компаний генерируются разнообразные положительные эффекты в экономике, поскольку сильная прослойка БРК способна стимулировать повышение среднего уровня производительности целых отраслей и регионов.

Более того, как отмечено в исследовании ИМИ, в последнее десятилетие многие исследователи пришли к выводу, что разработчики государственных экономических стратегий должны не только оказывать приоритетную поддержку начинающим предпринимателям или стартапам, но и сконцентрировать свое внимание на поиске эффективных инструментов и механизмов поддержки роста различных перспективных компаний — БРК. Фактически это стало общим местом во многих исследовательских публикациях, посвященных теме БРК.

Например, в 2010 году в одном из официальных документов Евросоюза поддержка быстрорастущих МСП была признана важной политической целью долгосрочной стратегии Europe 2020, причем в качестве ключевого индикатора для оценки дальнейшего прогресса этой стратегии предлагалось использовать именно динамику изменения доли быстрорастущих инновационных компаний среди всех компаний, функционирующих в ЕС.

Быстрый рост, инновационность и госполитика

Как отмечается в исследовании ИМИ, к числу наиболее обсуждаемых тем в современной западной литературе, посвященной БРК, относится тема наличия позитивной корреляции между темпами роста таких компаний и уровнем их инновационной активности.

Хотя в зарубежных исследованиях нет единой точки зрения по этому поводу, тем не менее большинство исследователей все-таки эту связь видят. Так, в исследовании, проведенном аналитиками Всемирного банка (Goswami, A. G., Medvedev, D., Olafsen, E. 2019. High-Growth Firms: Facts, Fiction, and Policy Options for Emerging Economies. World Bank Group: Washington, DC), отмечено, что высокие темпы роста компаний в обрабатывающей промышленности и сфере услуг во многом обусловлены их устойчивыми инвестициями в НИОКР. Кроме того, их же анализ показал, что фирмы, сотрудники которых вовлечены в НИОКР, имеют значительно больше шансов добиться высокого роста.

magnifier.png Многие исследователи пришли к выводу, что разработчики государственных экономических стратегий должны не только оказывать приоритетную поддержку начинающим предпринимателям или стартапам, но и сконцентрировать свое внимание на поиске эффективных инструментов и механизмов поддержки роста быстрорастущих перспективных компаний

Схожие результаты были недавно представлены и в работе турецкого исследователя У. Килинча, который выявил «значительное позитивное влияние» продуктовых инноваций на рост занятости местных фирм в обрабатывающей промышленности и сфере услуг в 2006‒2016 годах.

Шотландско-британские исследователи К. Мейсон, Р. Браун и др. (Mason, C., Brown, R., Hart, M and Anyadike-Danes, M. High-Growth Business Creation and Management: a Multivariate Quantitative Approach Using GEM Data) показали, что около двух третей шотландских БРК в целом можно охарактеризовать как инновационные, то есть они либо открывают новые рынки (рыночные сегменты), либо выводят на рынок новые продукты и услуги или разрабатывают новые бизнес-модели.

Многочисленные исследования на тему БРК и «скрытых чемпионов» во многом стали катализатором интереса к этому слою бизнеса во все мире. В результате за последние годы в самых разных странах были развернуты программы целевого отбора и поддержки таких компаний.

Как отмечается в докладе экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), посвященном сравнительном анализу государственных программ поддержки БРК, в целом можно говорить о постепенной переориентации национальных экономических стратегий как на более активную и целенаправленную генерацию подобных компаний — будущих лидеров, так и на создание для уже проявивших себя БРК комплексных программ и схем, способствующих их дальнейшему развитию.

Очень мало БРК

В рамках исследования, проведенного ИМИ, данные по исследуемым быстрорастущим компаниям были получены с помощью базы «Руслана», содержащей финансовую информацию более чем о миллионе компаний России с детализированной отчетностью за последние десять лет.

Структура выборки, которую получили исследователи, основана на Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности (ОКВЭД) и классификации технологической интенсивности секторов, которую использует Евростат (в приложении приведены расшифровки названий секторов экономики по Евростату).

При этом были отобраны компании, относящиеся к следующим отраслям экономики:

— сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство;

— добыча полезных ископаемых;

— обрабатывающие производства;

— строительство;

— деятельность в области информации и связи;

— деятельность профессиональная, научная и техническая;

— деятельность в области здравоохранения и социальных услуг.

При отборе компаний исследователи исходили из наиболее распространенного определения БРК, используемого ОЭСР: «БРК — это фирма, которая изначально имеет 10 или более сотрудников в штате, и имеет среднегодовой прирост выручки или занятости более 20% в течение трехлетнего периода».

magnifier.png Многочисленные исследования на тему БРК и «скрытых чемпионов» во многом стали катализатором интереса к этому слою бизнеса во все мире. В результате за последние годы в самых разных странах были развернуты программы целевого отбора и поддержки таких компаний

При этом компании с государственным участием были из исследования исключены.

Критерием быстрого роста послужили значения совокупных среднегодовых темпов роста выручки (скорректированной на индекс инфляции) более 20% за последний доступный трехлетний период (2016‒2019).

Всего в анализируемых секторах экономики выявлено 1,05 млн компаний. Как оказалось, из них к БРК можно отнести всего 13 585. То есть БРК составляют лишь 1,3% всех компаний в России из рассмотренных в исследовании секторов (для сравнения: в развитых экономических странах доля БРК обычно составляет 4‒7%).


ГРАФ1.jpg

Столь невысокая доля говорит о недостаточной развитости этого типа компаний в России и, как считают исследователи ИМИ, является одной из причин низкого роста российской экономики. Это первый вывод, который можно сделать из исследования еще до качественного анализа состава российских БРК.

Хотя сами по себе эти компании действительно выделяются среди остальных очень заметным ростом. Так, общая выручка БРК за 2016‒2019 годы выросла в 3,2 раза — с 2,4 трлн до 7,7 трлн рублей, то есть на 220%. При этом их рост более или менее равномерный (в три-четыре раза) по всем секторам, представленным в выборке.

Наибольший вклад в абсолютный прирост выручки внесли строительство (1,8 трлн рублей), обрабатывающая промышленность (1,2 трлн) и горнодобывающая промышленность (1,1 трлн рублей).


ГРАФ2.jpg
1. Иные наукоемкие услуги, 2. Высокотехнологичное производство, 3. Наукоемкие рыночные услуги, 4. С/х и рыболовство, 5. Высокотехнологичные наукоемкие услуги, 6. Низкотехнологичное производство, 7. Средневысокотехнологичное производство, 8. Добыча полезных ископаемых, 9. Строительство

При этом в строительстве БРК на каждые дополнительные 100 млн рублей выручки создавали 6,3 дополнительного рабочего места, в то время как в обрабатывающей промышленности такой же рост выручки обеспечивал появление 8,4 рабочего места, в горнодобывающей — 1,9 рабочего места. Больше всего рабочих мест на 100 млн рублей прироста выручки создавалось в секторе сельского хозяйства — 16,1 и в секторе ИТ и связи — 14,5.

Самым крупным сегментом выборки БРК по числу компаний оказалось строительство — 38%. В то же время сектор «низкотехнологичное производство» составил в выборке 12%, подавляющая его часть приходится на компании пищевой промышленности — вместе с сельским хозяйством их оказывается около 30%, и стимулом их роста, как отмечают исследователи, в этот период, очевидно, послужили так называемые контрсанкции. Наконец, компании, относящиеся к средне-низкотехнологичному производству (изделия из резины, пластика, базовые изделия из металла, производство нефтепродуктов) в данную выборку не попали совсем.

«Высокотехнологичные наукоемкие услуги» (прежде всего это ИТ и телеком) и иные наукоемкие услуги (издательства, медицинские центры, санатории и т. д.) занимают по 13%. В то же время доля высокотехнологичного производства в этой выборке БРК (биотех, компьютеры, оптика, сенсоры, микроэлектроника) оказалась весьма невысокой — 1,6%.


ГРАФ3.jpg

Иными словами, в высокотехнологичном секторе экономики виден существенный перекос в сторону инновационных услуг, что составляет заметный контраст с данными, приводимыми западными исследователями по БРК в их странах, которые мы приводили выше, и, к сожалению, отражает неинновационный характер российской промышленности. А это служит еще одной причиной ее замедленного роста.

magnifier.png Столь невысокая доля БРК говорит о недостаточной развитости этого типа компаний в России и, как считают исследователи ИМИ, является одной из причин низкого роста российской экономики. Хотя сами по себе эти компании действительно выделяются среди остальных очень заметным ростом

Это же демонстрируют приведенные в исследовании данные об абсолютном приросте выручки и занятости за 2016‒2019 годы, из которых видно, что наибольшие успехи по этим показателям наблюдаются в строительстве, высокотехнологичных услугах и в низкотехнологичном производстве, в то время как высокотехнологичное производство демонстрирует значительно меньшие успехи.

Хотя надо заметить, что показатель среднего прироста выручки на одну компанию в каждой отрасли несколько меняет расклад отраслей. По этому показателю первое место занимает, как и следовало бы ожидать в нашей стране, добыча полезных ископаемых, но за ним по этому показателю следуют «средне-высокотехнологичное производство» и «высокотехнологичное производство». Что свидетельствует о высоком потенциале этих отраслей в возможном росте экономики. Проблема только в недостаточном числе таких компаний.


ГРАФ4.jpg
1. Иные наукоемкие услуги, 2. Наукоемкие рыночные услуги,3. С/х и рыболовство, 4. Высокотехнологичные наукоемкие услуги, 5. Низкотехнологичное производство, 6. Строительство, 7. Высокотехнологичное производство, 8. Средневысокотехнологичное производство, 9. Добыча полезных ископаемых

Один из важных показателей развития БРК — устойчивость их роста. В исследовании ИМИ проанализировано, насколько часто повторяются эпизоды быстрого роста выручки БРК за ряд трехлетних периодов (2015‒2018, 2014‒2017 и т. д.) на примере 6411 компаний, основанных ранее 2010 года. За последние десять лет 74% этих БРК имели как минимум еще один эпизод быстрого роста, 44% — два, а 20% — три эпизода.

Результаты исследования показывают, что наиболее устойчивый рост наблюдался в быстрорастущих компаниях сельского хозяйства и добычи полезных ископаемых. Средне-высокотехнологичное производство (производство электрооборудования, машин и конвейеров для добывающей промышленности, охладительных установок и т. д.) также показывает неплохие результаты. Вероятно, это вызвано «эффектом перелива» из низкотехнологичных секторов.

С сожалением приходится отметить, что в высокотехнологичных секторах рост не является более продолжительным и устойчивым, чем в низкотехнологичных (скорее наоборот). Высокотехнологичные наукоемкие услуги (ИТ, телеком) обладают устойчивостью роста чуть ниже уровня секторов-лидеров, а рост в секторе высокотехнологичного производства наименее устойчив. Проиллюстрируем эти выводы соответствующими графиками.



ГРАФ5а.jpg

ГРАФ5б.jpg

ГРАФ5в.jpg

Высокотех растет неустойчиво

Исследование ИМИ позволяет сделать несколько важных выводов.

Во-первых, подтверждено наличие в российской экономике ключевого элемента, обеспечивающего ее рост и развитие: быстрорастущих компаний. Они быстро наращивают выручку и число рабочих мест. Однако число таких компаний относительно невелико (всего 1,2%). В результате задаваемый ими импульс роста не может привести к быстрому общеэкономическому росту в стране в целом. Поэтому необходимо создавать условия для появления гораздо большего числа новых газелей и дальнейшего роста тех, кто уже добился первых успехов.

magnifier.png Подтверждено наличие в российской экономике ключевого элемента, обеспечивающего ее рост и развитие: быстрорастущих компаний. Они быстро наращивают выручку и число рабочих мест. Однако число таких компаний относительно невелико (всего 1,2%). В результате задаваемый ими импульс роста не может привести к быстрому общеэкономическому росту в стране в целом

Во-вторых, пока рост выручки БРК в России был обеспечен преимущественно в низкотехнологических секторах (прежде всего в секторах добычи и строительства). Кстати, такая же картина была обнаружена и в исследованиях газелей «Эксперта». В то же время средне- и высокотехнологические сектора (особенно ИТ) создают гораздо большее число рабочих мест на единицу прироста выручки. Поэтому можно утверждать, что проведение целенаправленной политики по стимулированию появления большего числа средне- и высокотехнологических БРК будет приводить к созданию значительного числа рабочих мест (причем для достаточно квалифицированных специалистов).

В-третьих, в целом довольно многие БРК демонстрируют быстрый рост уже не впервые. Но ситуация отличается по секторам. До последнего времени повторяющиеся эпизоды быстрого роста были характерны для секторов добычи и сельского хозяйства. В свою очередь, высокотехнологичное производство выделяется тем, что в нем самая высокая доля компаний (практически 50%), для которых ранее периода 2016‒2019 годов быстрого роста не было. Не выделяются повышенной повторяемостью быстрого роста компании, которые можно отнести к категории инновационно активных. В течение последних десяти лет регулярно росли компании низкотехнологических секторов, затем импульс роста этих секторов распространялся на среднетехнологический сегмент и только в последние годы — на высокотехнологический. Если мы хотим усиливать роль высокотехнологических секторов в экономике России, государству необходимо поддерживать рост относящихся к ним компаний.


ТАБЛ1.jpg

ТАБЛ2.jpg



Темы: Среда

Еще по теме:
10.06.2021
Президент Катарского университета доктор Хасан Рашид Аль-Дерхам — о том, как через образование и науку можно прийти к ин...
07.06.2021
На ПМЭФ обсудили тему быстрорастущих технологических компаний и «скрытых чемпионов». Оказалось, что в России их критичес...
03.06.2021
Обеспечение информационной безопасности — одна из главных задач для участников финансового рынка в ближайшие годы. От то...
26.05.2021
Демарш Илона Маска не единственная причина лихорадки на криптовалютном рынке, более серьезное и долговременное давление ...
Наверх