Среда 6 Июля 2020

Конкуренция с открытым кодом

Конкуренция или сотрудничество: какую модель технологического развития выбрать России? Мы продолжаем дискуссию, начатую в «Стимуле» статьей Ивана Покровского
Конкуренция с открытым кодом
Производство «Зелакс»
nag.ru

В своей статье «Как перейти от борьбы за доминирование к совместному развитию» наш коллега Иван Покровский наглядно и, на наш взгляд, очень убедительно показал, что в сегменте информационных технологий очень быстро возникает монопольный рынок, чаще всего в формате дуополии. Наглядным примером может служить ситуация на рынке в следующих сегментах:

— операционных систем для персональных компьютеров (Microsoft и Apple);

— операционных систем для мобильных устройств (Google и Apple);

— поисковых систем (Google и крупные региональные игроки, например Yandex в России);

— процессоры для персональных компьютеров (Intel и AMD);

— процессоры для мобильных устройств (Qualcomm и Mediatek, хотя тут надо заметить, что это скорее монополия, так как архитектура ядра у обоих производителей одна — ARM).

magnifier.png  Неизбежная монополизация (олигополия) в модели рыночных отношений особенно быстро происходит в среде информационных технологий — в силу особенностей самой среды, склонной к глобализации и стандартизации

Этот список можно продолжать. Да, есть исключения в сегментах производства конечных продуктов, например собственно мобильных устройств, где существует большое количество производителей. Но практически все они будут разрабатывать свои устройства с использованием SOC (System on Chip), базирующихся на ядрах ARM, и устанавливать на них ОС Android от Google. И этот процесс монополизации не является результатом воплощения чей-то злой воли (оставим этот хлеб конспирологам). Это естественный результат развития успешной компании в рамках существующей экономической модели, построенной с опорой на использование различных технологий, находящихся в частной собственности. Доступ к использованию таких технологий регулирует владелец (как правило, какая-то глобальная компания). Он решает, кто и на каких условиях может использовать эти технологии. И он же решает, как и когда отзывается право на использование таких технологий. Посмотрите на идущий прямо сейчас конфликт США и Китая: запрет США на использование Китаем технологий американских компаний при производстве мобильных устройств непосредственно влияет на бизнес китайских компаний (прежде всего Huawei), которые успешно потеснили западных производителей на рынке мобильных устройств.

 

Что можно противопоставить диктату монополий

Неизбежная монополизация (олигополия) в модели рыночных отношений особенно быстро происходит в среде информационных технологий — в силу особенностей самой среды, склонной к глобализации и стандартизации. Монополия, образовавшаяся на рынке, в полном соответствии с рыночными законами сосредотачивается на извлечении прибыли и в результате замедляет общее развитие. И это при хорошем раскладе. В любом случае производитель (вендор), доминирующий на рынке, основные усилия тратит не на улучшение своего продукта, а на маркетинг и уничтожение существующих и потенциальных конкурентов за счет использования доминирующего положения на рынке, а вовсе не за счет более качественного или дешевого продукта. Помните, как Microsoft «проспал» новый рынок интернет технологий и вышел со своим Internet Explorer (IE) в ситуации абсолютного доминирования Netscape? Что сделал монополист на рынке операционных систем (ОС) для персональных компьютеров (а браузер устанавливался именно на них)? Он объявил IE частью своей ОС и стал поставлять его бесплатно. При этом, если в момент такого объявления еще было можно понять, действительно ли это бесплатно для конечного потребителя, то уже при выпуске следующей версии ОС вы не можете проверить, включена ли в стоимость ОС стоимость разработки собственно IE. И уж поверьте, что все издержки на разработку были включены в расходы и, соответственно, в стоимость нового продукта. Другими словами, Microsoft за счет своих клиентов и расходы на разработку возместил (пусть и с некоторой задержкой), и конкурента уничтожил. Был ли при этом IE качественнее уже завоевавшего рынок продукта конкурента в тот момент? Ответ на этот вопрос не важен, так как результат был предопределен не качеством конкретного продукта, а положением Microsoft на рынке ОС.

СУХМАН.png
Президент «Зелакс» Сергей Сухман
cnews.ru

Попробуйте серьезно начать конкурировать на рынке ОС для ПК с Microsoft или с Google в поиске. Пожалуй, единственной реальной возможностью в этой ситуации становится создание нового территориального рынка (желательно масштаба Индии или Китая) или абсолютно нового сегмента рынка (вывод Android в лидеры рынка мобильных ОС дал возможность «перекинуть мостик» к ОС для телевизоров и принципиально изменил структуру рынка пользовательских устройств, хотя MS Windows, как и прежде, доминирует в своем сегменте).

Если вы согласны с предыдущими тезисами о неизбежной монополизации, следствием которой становится замедление развития, то, полагаем, вы согласитесь и с таким тезисом: с монополиями надо бороться. Это общепризнанная точка зрения, и реализуют ее, как правило, путем государственного регулирования. Однако монополии научились довольно успешно бороться с такими попытками. Другими словами, одного государственного регулирования явно недостаточно.

magnifier.png  Локализация подразумевает продолжение использования зарубежных базовых компонентов, технологий и платформ параллельно с разработкой и продвижением локальных прикладных решений. На флаге этого подхода написано «импортозамещение», что позволяет придать ему соответствующий оттенок патриотизма

Интересным примером саморегулирования может послужить ситуация на рынке САПР для проектирования электроники, где сложилось абсолютное доминирование трех глобальных игроков: Synopsys, Mentor Graphics и Cadence. Как только один из «большой тройки» придумывает новый функционал для своей системы и начинает рекламировать эту особенность как свое конкурентное преимущество, двое оставшихся немедленно объединяют свои разработки в этом направлении и сводят на нет попытки одного из тройки вырваться вперед. Тут, правда, можно сделать два противоположных вывода. Первый: вот она, настоящая конкуренция. И второй: какой смысл вкладывать деньги и ресурсы в новую разработку, если двое остальных немедленно сведут ее на нет? Истинное положение вещей, скорее всего, где-то посередине этих двух крайностей.

ЗЕФИРОВ.png
Вице-президент «Зелакс» по развитию бизнеса и советник президента Московской Ассоциации Предпринимателей (МАП) по цифровым технологиям Виктор Зефиров
«Зелакс»

Слабость глобальных лидеров в их же силе. С проникновением информационных технологий во все сферы жизни людей лидеры получили слишком большое влияние. Постепенно осознаются угрозы единоличного владения технологиями, от которых зависят практически все. Под цензуру владельцев глобальных социальных платформ попал даже президент США (имеется в виду недавняя цензура заметки Трампа в твиттере).

Каждый компьютер, подключенный к сети, контролируется глобальными ИТ-вендорами. Привычное всем удаленное обновление операционных систем показывает, что владелец компьютера не единственный, кто им управляет. Возможность удаленного управления встроена в каждый современный микропроцессор и микроконтроллер с ядрами x86 и ARM. И это не шпионские закладки, а штатный неотключаемый функционал. Что говорить об облачных платформах интернета вещей и других веб-сервисах. Если они опираются на закрытые технологии, то никто, кроме разработчика и владельца этих технологий, не знает, как обрабатываются и используются данные.

magnifier.png  Модель «вендоронезависимой» экосистемы предполагает, что заказчик не будет ограничен в дальнейшем выборе, что затруднит его уход к конкуренту, его не надо ставить в зависимость от себя, а наоборот — освободить от технологической зависимости, расширить выбор альтернатив и возможность замен

По мере того как проявляются и осознаются риски использования закрытых технологий, формируется спрос на доверенные решения. Обеспечить доверие можно двумя способами. Первый — разработать информационную систему самому, вплоть до каждой строчки программного кода. Этот подход сохраняет актуальность. Он может быть применен для реализации относительно несложных алгоритмов, например в системах аварийной защиты. Для всех остальных областей применения он нереализуем или, чтобы быть совсем корректными, в подавляющем большинстве случаев разработка будет очень дорогой.

Второй способ — переход на использование открытых технологий совместного использования, а также децентрализованных цифровых платформ.

Исходя из всего вышесказанного можно сделать вывод, что использование открытого подхода в проектировании и программировании систем может стать той «волшебной палочкой», которая поможет создать новый сегмент рынка ИКТ, где появление монополии становится крайне маловероятным событием.

Чем привлекательны открытые экосистемы для заказчиков и разработчиков

1. Продукты с открытым кодом могут быть:

— быстро верифицированы на наличие ошибок и, соответственно, выявленные проблемы могут быть быстро устранены за счет большого количества специалистов, имеющих доступ к коду (сомневающиеся могут взглянуть на ряд примеров вот тут);

— быстро усовершенствованы с привлечением всего профессионального сообщества, а не ограниченного количества инженеров, работающих на конкретную корпорацию, что позволяет снижать затраты на разработку и сокращать время на разработку новой версии (в ситуации с закрытыми системами вам потребуется ждать, когда производитель сделает соответствующие изменения, и совсем не факт, что он признает требующими улучшения те особенности, которые вам так нужны).

2. Открытые продукты легко становятся «сердцем» экосистем, так как все стандарты по определению открыты полностью, однозначно трактуются в среде разработчиков и позволяют интегрировать в себя различные внешние коды или устройства (в отличие от ситуации с совместимостью продукции разных компаний, созданных вроде бы по публичным стандартам, в которые компании вносят свою «изюминку», что затрудняет совместимость с продукцией конкурентов и устраняется только при плотном взаимодействии разработчиков обеих компаний).

3. Открытая экосистема позволяет вести совместные параллельные разработки стандартных или отраслевых решений, буквально создавая «на ходу» новые стандарты, одобренные всем сообществом (вместо распространения решений конкретной корпорации, заинтересованной в получении лицензионного или иного вознаграждения)

4. Открытые продукты сравнительно легко изменяемы, что позволяет:

— организовать быструю доработку силами заказчика или стороннего разработчика под нужды конкретного заказчика без дополнительных выплат поставщикам (практически невозможно в ситуации с закрытым решением от поставщика);

— при необходимости использовать их для создания различных proprietary продуктов (например, можно скомбинировать открытый подход с закрытыми системами шифрования или иными закрытыми решениями, что в результате позволит использовать эти продукты в ВПК);

— создавать узконишевые продукты (в противном случае разработки стоят очень дорого).

В результате заказчик получает:

— возможность организовать очень гибкую поддержку внедренного решения, что снижает стоимость владения (берем только то, что нужно);

— возможность изменять функционал и быстро устранять выявленные ошибки (повышение качества собственного сервиса);

— хорошую масштабируемость решения (снижение стоимости расширения);

— вендоронезависимость (может обращаться за новыми расширениями к другим производителям);

— огромный выбор поставщиков и подрядчиков (соответственно, снижение стоимости владения за счет увеличения конкуренции).

Участник открытой экосистемы тоже не остается внакладе и получает:

— низкий (по сравнению с другими) уровень входа на рынок разработки (снижение затрат);

— высокий уровень стандартизации (все всё понимают одинаково);

— возможность при необходимости быстро привлечь субподрядчиков (снижение стоимости работы);

— возможность работать на экспортных рынках для предприятий малого и среднего бизнеса (расширение рынка без дополнительных затрат);

— отсутствие зависимости от основного поставщика.

 

Какое отношение все это имеет к России

В настоящее время электронная промышленность России опирается на базовые технологии зарубежной разработки и находится в зависимости от соответствующих производителей. В связи с этим в основном рассматриваются два возможных сценария развития отрасли: «локализация» и создание «полного цикла». Оба подхода используют модную ныне тему «ликвидации зависимости от иностранного производителя».

Локализация подразумевает продолжение использования зарубежных базовых компонентов, технологий и платформ параллельно с разработкой и продвижением локальных прикладных решений. На флаге этого подхода написано «импортозамещение», что позволяет придать ему соответствующий оттенок патриотизма. Основные аргументы сторонников — отсутствие собственных технологий, дороговизна, сложность и значительное время на их создание. Надо сказать, что эти аргументы имеют право на существование, особенно если осуществляется краткосрочное планирование.

magnifier.png  Аргументы в пользу развития открытых технологий звучат и в самих США. Например, Управление перспективных исследовательских проектов министерства обороны США (DARPA) 5 февраля 2020 года инициировало конкурс на разработку открытого и защищенного/доверенного комплекса аппаратно-программных средств 5G

Сторонники создания «полного цикла» ставят своей целью перевести заказчиков в зависимость от российских разработчиков базовых технологий и прикладных решений на их основе. То есть заменить существующих иностранных поставщиков, работающих на глобальном рынке, на своих уже имеющихся локальных производителей. Или создать таковых в случае их отсутствия. Затраты и текущее качество продукта в данном случае не имеют значения.

При внимательном анализе сути этих подходов становится ясно, что потенциал развития кооперационных отношений в обоих случаях близок к нулю. Обе идеи, скорее, работают против создания устойчивой экосистемы, чем на ее развитие. В первом случае разработчики продвигают схожие решения и противостоят друг другу не только в борьбе за заказчиков, но и в борьбе за расположение зарубежного поставщика базовых компонентов. К тому же зарубежный поставщик в любой момент может прекратить поставки, и пример Китая — яркое тому свидетельство. Во втором случае чаще всего возникает закрытая цепочка в рамках одного холдинга (пример — «Ростех»), который стремится получить максимум не за счет расширения области применения базовых технологий, а за счет того, что замыкает на себя все технологические переделы, от базовых компонентов до конечных систем.

Экономический эффект локализации для потребителей близок к нулю, а часто принимает отрицательные значения. Экономический и технологический эффект полного цикла практически всегда отрицательный и может быть оправдан только задачами национальной безопасности. Единственное известное нам исключение из этого правила — «Росатом», где полный цикл создавался в советские времена и исходил все из тех же интересов национальной безопасности, так как атомная промышленность тесно интегрирована с военно-промышленным комплексом. Однако надо отдать должное руководству «Росатома», которое в новые времена смогло извлечь из этого пользу для корпорации, закрепиться на внешнем рынке, эффективно используя все то же советское наследство, и стать практически глобальным монополистом в ядерной энергетике (по крайней мере, ни Areva, ни Westinghouse не могут похвастаться тем, что они построили хотя бы один блок АЭС за последние десять лет). Подход полного цикла имеет право и на существование в ВПК, а вот остальным отраслям он совсем не помогает. Именно отсюда постоянные запросы на госрегулирование рынка, но если в предложении отрасли нет ценности для заказчиков, то на одном государственном регулировании далеко не уедешь. Та же история, что и в борьбе с монополиями.

magnifier.png  Open source как явление уже доказал миру свою значимость. Когда-то, разочаровавшись в проприетарном программном обеспечении и сложностях с лицензиями, Линус Торвальдс начал разработку Linux в новой парадигме — открытости и доступности. Сейчас без Linux трудно себе представить современные информационные технологии в принципе

Таким образом, ни первая, ни вторая идея, на наш взгляд, не позволят отрасли устойчиво развиваться. Дело в том, что оба эти способа не дают преимуществ при попытке выхода на глобальный рынок, а размеры внутреннего рынка России (в чем сходятся все экономисты вне зависимости от их школ) явно недостаточны для создания самовоспроизводящейся экосистемы в сегменте высоких технологий. Отсюда три возможных сценария развития:

1. Продукт будет периодически требовать государственного регулирования, которое должно выровнять проигрышные позиции российской продукции, что любой из нас может сейчас видеть в реальной жизни.

2. Продукт будет требовать постоянного субсидирования за счет государства (возможно, не напрямую, но в конечном счете за счет бюджета).

3. Продукт должен содержать в себе некоторое конкурентное преимущество, способное дать ему хороший шанс на внешних рынках.

С первыми двумя вариантами все предельно понятно, и именно они являются базовыми для долгосрочного планирования в рассматриваемых сейчас сценариях развития отрасли, о чем уже упоминалось выше. А вот третий подход требует более пристального внимания.

 

Как организовать вендоронезависимость

Итак, какие же идеи могут быть выгодны для заказчиков и перспективны для использования российскими разработчиками? Тут важно помнить, что эти идеи должны быть востребованы не только в России, но и во всем мире, иначе не будет масштаба и, соответственно, невозможно создание модели, способной начиная с определенного момента развиваться за счет собственных ресурсов и средств. Эти идеи должны поддерживать конкуренцию и мотивацию развития, иначе эффект будет краткосрочным. С учетом текущих и будущих проблем на мировом рынке, которые приводят к постоянным разрывам цепочек поставок и кооперационных связей, с учетом того, что устойчивость и адаптивность все более важны, такой глобальной и долгосрочной идеей, на наш взгляд, является идея создания «вендоронезависимой» экосистемы.

Эта модель предполагает, что заказчик не будет ограничен в дальнейшем выборе, что затруднит его уход к конкуренту, его не надо ставить в зависимость от себя, а наоборот — освободить от технологической зависимости, расширить выбор альтернатив и возможность замен. И эта модель строится на основе открытого подхода, то есть создания систем с открытой архитектурой, дающей возможность полного взаимодействия с различными внешними устройствами, или написание программ с открытым исходным кодом. Этот вариант подразумевает совместное использование интеллектуальной собственности, создаваемой каждым из участников экосистемы.

magnifier.png  Любым компаниям и сервисам, которые хотят продолжать работать на рынке не только сегодня, но и завтра, следует не только серьезно относиться к open source, но и принимать непосредственное участие в развитии этого направления

Новые принципы управления интеллектуальной собственностью и нематериальными активами, о которых мы говорим, могут быть подобны уже существующим правилам сообществ открытого программного обеспечения (open source software). Согласно этим правилам, создаваемая внутри сообщества интеллектуальная собственность доступна для всех, кто согласен соблюдать правила, установленные в сообществе. Здесь имеется в виду применение гибкой лицензионной политики, направленной на формирование открытой международной экосистемы разработки, производства и потребления результатов проекта, в противовес жесткой политике технологических корпораций США и Китая. Подобный подход позволяет обеспечить по возможности равный доступ к высоким технологиям для компаний любых стран — участниц проекта, включая Китай и США, в том случае, если они принимают правила открытого сотрудничества. В текущих условиях глобальных гибридных войн технологии производства интеллектуальных устройств гражданского назначения (в том числе для сетей передачи данных и искусственного интеллекта) не должны стать фактором тотального порабощения одних стран другими. Этот принцип в полной мере соответствует текущей политике Российской Федерации на международной арене. Принцип создания новых правил взаимодействия и сотрудничества есть неотъемлемая часть сообщества как экосистемы.

В этой экосистеме создаются новые форматы (юридические, технические, социальные) взаимодействия между участниками, форматы, которые основаны на открытости, доверии (в том числе реализованном техническими инструментами), сотрудничестве. Кроме того, создается новый рынок, еще не имеющий лидеров и конкуренции.

Разработки, основанные на принципе open source, появились довольно давно, но так и не стали «модным трендом». Тем не менее в последнее время тема open source стала гораздо чаще появляться в СМИ, чем в предыдущие годы. Аргументы в пользу развития открытых технологий звучат и в самих США. Например, Управление перспективных исследовательских проектов министерства обороны США (DARPA) 5 февраля 2020 года инициировало конкурс (ссылка на сайте DARPA блокируется, но для пытливых вот она) на разработку открытого и защищенного/доверенного комплекса аппаратно-программных средств 5G (Open Programmable Secure 5G). На выходе данного проекта планируется получить продукт, построенный по принципам открытого исходного кода как в программном обеспечении, так и в аппаратном (открытый дизайн микросхем). Обратите внимание, даже в стране, обладающей всеми базовыми технологиями, крупнейший заказчик (министерство обороны) хочет выйти из зависимости от частных компаний — владельцев технологий. Это еще не широко распространенный, хотя и давно существующий подход, но у него очень большое будущее и перспективы. Неожиданно выступил на эту тему и Microsoft. Двадцатого мая главный юрисконсульт и президент компании Брэд Смит признал, что прежняя позиция Microsoft в отношении открытого программного обеспечения была в корне неверной. Уже очевидно, что «закрытые» технологии не обеспечивают требуемый заказчикам темп развития отрасли и это уже начинает формировать новый рынок в соответствии с объективной потребностью всех пользователей. В настоящее время на этом рынке нет ни устоявшихся лидеров, ни серьезной конкуренции, при уже существующем и растущем спросе. Именно это направление и должно стать вектором государственной политики в отношении развития ИКТ — создание благоприятных условий ведения глобального ИКТ-бизнеса с территории России.

ЛИНУС.png
Линус Торвальдс начал разработку Linux в новой парадигме — открытости и доступности. Сейчас без Linux трудно себе представить современные информационные технологии в принципе
Wikipedia

Open source как явление уже доказал миру свою значимость. Когда-то, разочаровавшись в проприетарном программном обеспечении и сложностях с лицензиями, Линус Торвальдс начал разработку Linux в новой парадигме — открытости и доступности. Сейчас без Linux трудно себе представить современные информационные технологии в принципе. И это, пожалуй, самое известное имя открытой системы. Но это далеко не единственный пример. Как уже упоминалось выше, в США стартовал проект Open Programmable Secure 5G, идет развитие экосистемы OpenRAN, идея которой заключается в создании семейства открытых стандартов, позволяющих операторам связи перейти от традиционных вендоров к широкому кругу производителей оборудования. Существует открытая и свободная система команд (ISA — Instruction Set Architecture) и процессорная архитектура на основе концепции RISC-V для микропроцессоров и микроконтроллеров, позволяющая создавать микропроцессоры с понятным для заказчика функционалом и отсутствием неконтролируемых пользователем зон, созданных производителями закрытых систем (имеются в виду Intel Management Engine у Intel и Platform Security Processor у AMD). Список пополняется с завидной регулярностью. Среди разработчиков разного рода цифровых платформ семь из десяти опрошенных прямо заявили, что для них переход на Open API — дело ближайших двух лет.

Сегодня уже можно говорить, что любым компаниям и сервисам, которые хотят продолжать работать на рынке не только сегодня, но и завтра, следует не только серьезно относиться к open source, но и принимать непосредственное участие в развитии этого направления.

Темы: Среда

Еще по теме:
07.08.2020
В конце июля завершился пилотный образовательный проект «Кибершкола МГУ», реализованный факультетом ВМК МГУ при поддержк...
06.08.2020
О применении искусственного интеллекта в медицине говорят уже давно, однако пока рядовой врач и рядовой пациент не сталк...
03.08.2020
На прошлой неделе состоялся онлайн-финал (Demo Day) образовательно-акселерационной программы Научного парка МГУ ...
16.07.2020
В Москве завершился пятый набор отраслевой акселерационной программы для образовательных проектов EdTech Акселератор ED2
Наверх