Среда 5 Апреля 2021

Наш путь — новая индустриализация

Ситуация в мире требует достижения технологической независимости в области микроэлектроники, и у России есть все возможности этого добиться
Наш путь — новая индустриализация
Директор департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга РФ Василий Шпак
Олег Сердечников

Статья публикуется одновременно в «Эксперте» и в «Стимуле»

В современном мире великой может называться только та страна, у которой есть развитая современная электронная промышленность, в первую очередь микроэлектроника. И только такая страна может претендовать на реальную стратегическую независимость. Микроэлектроника пронизывает всю технику, от холодильников до космических кораблей, и становится все сложнее. Подавляющее большинство уникальных характеристик любой современной техники обеспечивается именно ее электронной начинкой. Долгое время в России значение электронной промышленности и для экономики, и для стратегической независимости, прямо скажем, недооценивалось. Однако в январе 2020 года правительство утвердило весьма амбициозную Стратегию развития электронной промышленности Российской Федерации на период до 2030 года, выполнение которой должно обеспечить столь необходимую в современном мире экономическую и стратегическую независимость.

Мы встретились с директором департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга РФ Василием Шпаком, чтобы поговорить с ним о том, как он оценивает ситуацию в российской микроэлектронике и каковы основные проблемы отрасли в настоящий момент.

— Все наши цели и задачи определены в Стратегии развития электронной промышленности Российской Федерации до 2030 года. Другое дело, что стратегия была утверждена в январе прошлого года. С той поры уже утекло много воды, произошли определенные изменения, в том числе вовне: ужесточаются санкции, что приводит к еще большему ограничению доступа нашей страны к современным технологиям, включая электронные, микроэлектронные.

magnifier.png Так получилось, что в мире только две фабрики работают по современным технологическим нормам, и обе находятся не на территории США и не на территории Евросоюза. Одна из них на Тайване, другая — в Южной Корее. И все от них зависят. Сейчас все это поняли и задумались, как эту зависимость преодолеть

Но нам на руку играет то, что ни одна страна в мире не имеет на своей территории всего технологического комплекса по электронике: от материалов до электронного машиностроения, от САПРов до массового производства современной продукции. Даже в Штатах есть проблемы с материалами, проблемы с производством. У Европы такие же проблемы. И она собирается выстраивать свою технологическую независимость, в том числе и прежде всего от своих партнеров — Соединенных Штатов.

Так получилось, что в мире только две фабрики работают по современным технологическим нормам, и обе находятся не на территории США и не на территории Евросоюза. Одна из них на Тайване, другая — в Южной Корее. И все от них зависят. Сейчас все это поняли и задумались, как эту зависимость преодолеть.


ГРАФ1.jpg
«Эксперт»

Дефицит, который нам на руку

— Американцы сейчас хотят фабрику на пять нанометров строить с помощью тех же тайванцев у себя…

Так это будет завод TSMC в Америке, а не Intel. И Samsung тоже они тянут к себе. Но это же опять будет завод Samsung, а не Intel. Если говорить про обладание именно технологией, то это Тайвань и Южная Корея. Именно они способны такие технологии воспроизводить с высокой достоверностью и повторяемостью.

Но сейчас ситуация меняется, и производственные процессы тоже поменяются.

magnifier.png Сейчас наши коллеги из Минцифры готовят указ, который будет регламентировать использование аппаратуры для критической информационной инфраструктуры на отечественной элементной базе. Мы рассчитываем, что таким образом создадим мощные стимулы для наших потребителей обратить внимание на отечественную вычислительную технику

Сейчас во всем мире серьезный дефицит микроэлектроники. Заводы, прежде всего автомобильные, и автоконцерны-гиганты уже вовсю трубят в средствах массовой информации о том, что у них возникли существенные риски остановки производств, потому что нет складских запасов. И у нас есть риск такой зависимости. А чтобы быть от таких рисков всемерно защищенными, нужно иметь в стране весь технологический комплекс — от материалов, от продуктов их переработки, от технологий электронного машиностроения, от средств автоматизированного проектирования до самых современных производств. Это позволит, во-первых, по всей этой технологической цепочке создавать добавленную стоимость, а во-вторых, быть автономными при производстве критически важного для нас оборудования и товаров народного потребления, а также специальной продукции. Только в этом случае можно будет сказать, что рисков нет. Во всех остальных случаях риски остаются. А сделать предстоит очень много, задача достаточно серьезная.

— Вы сказали о возникшем в мире дефиците микроэлектроники. А тот же «Микрон» и «Ангстрем» не могут этим воспользоваться для расширения своего присутствия на мировых рынках? Ведь их технологии вроде бы позволяют ту же автомобильную электронику изготавливать.

Вопрос неоднозначный, все решения у автопроизводителей — платформенные, и платформы живут семь–двенадцать лет. И они напрямую не работают с производителями микроэлектроники. Они работают с поставщиком систем и приборов. А у разработчика систем и приборов — платформа, и в этой платформе уже исторически стоят определенные решения. И быстро перейти с одних решений на другие в рамках одной платформы, с учетом технологического цикла, его длительности — это очень нетривиальная, непростая задача, которая требует усилий и финансовых вложений в первую очередь страны-автопроизводителя. А автопроизводители довольно консервативны, в силу длительности своего производственного цикла.

Но сейчас стремительно меняющиеся внешние обстоятельства действительно заставляют их более гибко смотреть на логистику своих поставок. И мы такие беседы с автопроизводителями ведем, в том числе с автопроизводителями отечественными. И, в общем-то, видим у них желание дифференцировать свои риски с точки зрения возможных поставок и использования отечественных компонентов.


ГРАФ2.jpg
«Эксперт»

Мы должны в себя поверить

— Вы сказали, что нужно иметь у нас в стране весь технологический комплекс, но, к сожалению, например, электронное машиностроение — ключевая отрасль, определяющая развитие микроэлектроники, — у нас в стране в значительной мере была разрушена. Особенно в ключевых направлениях — установок фотолитографии и травления. Как предполагается решать эти проблемы?

Созданием своих технологий, своих, отечественных решений. У нас есть школы, у нас есть определенные технические заделы. Сейчас будем готовить мероприятия, направленные на скорейшее восстановление наших возможностей в этом направлении. Совершенно точно будем привлекать наших белорусских коллег. Там есть «Планар», где сохранились эти компетенции. Рассчитываем на совместную работу с ними, проводим сейчас с ними консультации. И у нас есть серьезный задел — и в системе Академии наук, и в промышленности.

В целом тенденция перехода на отечественные технологии, на отечественное оборудование характерна сейчас для всей нашей промышленной политики, не только в радиоэлектронике. Создание и выпуск средств производства — один из главных китов, на которых держится стратегическая независимость страны. И, если вы помните, во времена Советского Союза, в эпоху его становления именно знаменитая индустриализация позволила нашей стране сделать рывок и стать одним из мировых лидеров. И это было заложено в принципе, по которому больше половины усилий в экономике было направлено на выпуск собственных средств производства. И этот путь, путь индустриализации, но с учетом современных реалий, новых технологий, нам предстоит пройти. Без этого нашей стране не достичь того положения, какого она по праву заслуживает, обладая территорией, ресурсами, культурой, славной историей и очень образованным и творческим населением.

— То есть вы считаете, что необходимый научный, кадровый и производственный задел для этого, по крайней мере в области электроники и электронного машиностроения, у нас есть?

— Я говорю, что сейчас есть шанс, связанный с тем, что развиваются новые технологии, новые материалы, новые направления электроники, и по ним промышленных технологий, которые позволяли бы их массово выпускать, пока не создано нигде.

Это радиофотоника. Если говорить о новых материалах, это Ga2O3, нитриды галлия и многие другие материалы. Мир сейчас находится в точке перехода. Мы много слышим и про квантовые сенсоры, и про квантовую связь, и про квантовые вычисления, и про другие технологии. А для их реализации потребуются и новые архитектуры, и новые материалы, и новый тип промышленной технологии для создания на этих новых материалах этих архитектур. И поэтому это шанс.

magnifier.png И ЭЛВИС, и НИИСИ РАН, и «Миландр» У нас, на самом деле, есть дизайн-центры — лидеры, из которых мы планируем вырастить наших чемпионов в микроэлектронике. У каждого из них есть своя специализация и свои компетенции. Мы их поддерживали и сейчас будем усиливать эту поддержку

Но и с точки зрения базовых заделов (спасибо, опять-таки, Советскому Союзу) у нас все-таки остались школы — школы научные, школы образовательные, — и есть самое главное: у нас есть люди, которые не растратили своего творческого потенциала и которые, имея историческую память, готовы объединиться ради достижения серьезной большой цели. Поэтому государство уделяет этому пристальное внимание, консолидирует значительные ресурсы для решения этих задач. Я думаю, мы должны в себя поверить. Другого пути у нас все равно нет.

— К сожалению, довольно много времени упущено. «Эксперт» пишет о необходимости возродить электронное машиностроение начиная по меньшей мере с 2012 года…

— Мы очень долго были в плену иллюзий. Мы думали, что мир глобален и что это навсегда, а это оказалось не так. Очевидно, что в мире происходят серьезные изменения. В этих изменениях надо точно и ясно видеть место нашей страны, и к тому, чтобы занять это место, надо стремиться.

— Хочу обратить ваше внимание, раз уж зашла об этом речь, что ведь у нас есть коллектив разработчиков в Институте микроструктур, он входит теперь в Институт прикладной физики Академии наук в Нижнем Новгороде, который разрабатывает уже вторую модель продвинутого фотолитографа. Мы о нем неоднократно писали. Государство, в том числе Минпромторг России, их поддерживает, чтобы их разработки выросли, но складывается впечатление, что в недостаточной степени для промышленного уровня.

Мы про эту команду знаем. И по поручению правительства готовим сейчас целый ряд мероприятий, направленных на восстановление нашей электронной промышленности, и в том числе рассчитываем на способности и квалификацию этой команды. Но подобных интересных команд по разным направлениям — и электронного машиностроения, и материалов для электроники, и средств автоматизированного проектирования — у нас в стране, на самом деле, немало. Да, сегодня, к сожалению, мы находимся не на таком продвинутом уровне, как, может быть, некоторые наши иностранные коллеги, но какого-то страха перед такой большой задачей у нас нет, дорогу в любом случае осилит только идущий. А то, что у нас нет другого пути, — мы уже это с вами обсудили. Поэтому будем двигаться.


ГРАФ3.jpg
«Эксперт»

Создать условия для отечественной элементной базы

— В России уже есть собственные разработки в части разного рода процессоров. Например, «Эльбрус» и не только. Можно ли говорить, что это уже не просто разработки, что они стали частью нашей аппаратуры?

Их путь к использованию в аппаратуре непростой, потому что им приходится конкурировать с разработками огромных корпораций. IBM, если мне память не изменяет, в 2019 году потратила на НИОКР 19 миллиардов долларов. Не говоря уже о том, сколько денег они вкладывают в продвижение своей продукции, в маркетинг. Поэтому, конечно, нашим разработчикам в одиночку, без помощи государства трудно на этом рынке пробиться.

И государство уже второй год активно этим вопросом занимается, в том числе подготовкой новой нормативной базы, направленной на стимулирование продаж отечественной техники на регулируемых рынках — там, где государство играет определяющую роль. Это ФЗ-44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и ФЗ-223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Кое-что уже сделано, многое планируем еще сделать.

Сейчас наши коллеги из Минцифры готовят указ, который будет регламентировать использование аппаратуры для критической информационной инфраструктуры на отечественной элементной базе. Мы рассчитываем, что таким образом создадим мощные стимулы для наших потребителей обратить внимание на отечественную вычислительную технику. Чтобы нормально конкурировать в области микроэлектроники, а конкретно по микропроцессорам, и по цене, и по качеству, очень важен эффект масштаба. Только под большой рынок, большой масштаб можно создавать экосистему эффективного использования микропроцессоров — прежде всего экосистему программного обеспечения, того программного комплекса, который вокруг этих микропроцессоров должен сложиться.

Конечно, объективно говоря, на сегодня тот же «Эльбрус», например, тому же Intel по этому требованию уступает. Но у него есть другие очевидные преимущества: это полностью отечественная архитектура со своими плюсами с точки зрения параллельности вычислений. Уже очень многие компании в своих линейках имеют решения на «Эльбрусах». Мы этот процесс усиленно сопровождаем. Уже пошли поставки оборудования, прежде всего для государственного заказчика, серверов в первую очередь. Есть и системы хранения данных на «Эльбрусе». Поэтому мы смотрим в будущее, в общем, с оптимизмом, но сейчас отдельное внимание, помимо поддержки разработки новых процессоров, и «Эльбруса», мы будем уделять созданию экосистемы, написанию соответствующего комплекса программного обеспечения — приложений, всего остального, — чтобы сделать его максимально доступным, удобным для заказчика. Конечно, заказчику должно быть комфортно использовать эту технику, чтобы он мог решать все свои прикладные задачи, имея в арсенале набор соответствующего программного обеспечения.

— Кроме «Эльбруса» есть ведь еще и ЭЛВИС, и другие разработчики…

— И ЭЛВИС, и НИИСИ РАН, и «Миландр» У нас, на самом деле, есть дизайн-центры — лидеры, из которых мы планируем вырастить наших чемпионов в микроэлектронике. У каждого из них есть своя специализация и свои компетенции. Мы их поддерживали и сейчас будем усиливать эту поддержку. Помимо поддержки чемпионов наша задача — создание еще большого количества дизайн-центров. И вообще, мы намерены развивать в первую очередь именно направление микроэлектронного дизайна. Почему? Потому что у нас сильная математическая школа, у нас сильная алгоритмическая школа, школа разработчиков программного обеспечения, схемотехников.

И мы будем поддерживать масштабирование подготовки специалистов, масштабирование их поддержки по созданию дизайн-центров. В прошлом году благодаря усилиям Михаила Владимировича Мишустина был принят пакет льгот, в том числе в отношении дизайн-центров. Мы сейчас работаем над тем, чтобы пакет льгот расширить и сделать его еще более удобным для применения нашими разработчиками. В общем, занимаемся этим достаточно активно.


ГРАФ4.jpg
«Эксперт»

— Известно, однако, что АНО вычислительной техники выступило с предложениями затянуть процесс перехода на отечественные процессоры. Хотя против таких предложений выступает Ассоциация производителей электроники, которая даже писала письма президенту об этом. Как вы рассматриваете эту ситуацию?

— В любом случае понятно, что мы будем переходить на отечественные решения. Понятно, что отечественные решения будут строиться на отечественной микроэлектронике. Понятно, что в полном объеме всех отечественных решений — что в аппаратуре, что в микроэлектронике — у нас сейчас нет. Понятно, что для того, чтобы разработать и запустить продукты в производство, нужно время. А чтобы они были востребованы рынком, мы должны потребителя заинтересовать. Мы к этому готовы и сейчас такую работу ведем, формируя новый подход к финансированию нашей отрасли через так называемые сквозные проекты, в рамках которых государство готово субсидировать конечному потребителю (якорному заказчику) его затраты, связанные с переводом своих информационных систем и решений на отечественные разработки. Опять-таки очевидно, что при этом должна соблюдаться этапность. В любом случае подход у нас будет взвешенный: мы не стремимся остановить индустрию производителей вычислительной техники, которые говорят, что сейчас у них нет в полной мере доступа к отечественным микропроцессорам, потому что фабрики не поспевают за спросом, который сейчас кратно увеличился.

magnifier.png Понятно, что, когда деньги платятся за границу, их целевое расходование контролировать тяжелее, чем когда они двигаются в цепочке внутри страны. Но на решение этой проблемы в целом направлена политика импортозамещения — стараться максимально деньги оставлять на нашей территории

Поэтому, конечно, будет какая-то разумная корректировка действующих правил, с тем чтобы, с одной стороны, нам не останавливать производителей вычислительной техники, а с другой — чтобы ни в коем случае не ущемлять разработчиков и производителей микроэлектроники. Но прежде чем принимать решение об отсрочке каких-то принятых решений, мы будем требовать подтверждения от наших разработчиков — производителей микроэлектроники, что они проконтрактованы производителями вычислительной техники и что уже оговорены сроки поставок, что все это синхронизировано. Только в этом случае будем готовы обсуждать с коллегами какую-то этапность работы.

Так что мы никаких нормативных решений по срокам перехода на отечественную элементную базу отменять не будем, они, как действовали, так и действуют — именно на уровне постановлений правительства Российской Федерации и законов. Повторю: с одной стороны, мы не собираемся останавливать производителей вычислительной техники, потому что мы, наоборот, хотим, чтобы их объемы росли. А с другой стороны, сегодня мы должны быть уверены, что они наших чипопроизводителей законтрактовали твердыми контрактами с твердыми предоплатами, что они часть прибыли, которую им государство создает за счет гарантированного госзаказа, реинвестируют в разработку моделей на отечественных микропроцессорах. Чтобы начать эти модели производить, как только поступят наши микропроцессоры. И только в этом случае Минпромторг России будет готов обсуждать с ними какие-то сроки.

— Я еще в советское время, будучи разработчиком приборов, которые частично комплектовались из Венгрии, столкнулся с тем, что, когда я предложил использовать советские аналоги, мне сказали: «Да ты что! Человек ездит в Будапешт, а ты хочешь, чтобы он ездил в Сызрань!»

— И эти проблемы есть. Понятно, что, когда деньги платятся за границу, их целевое расходование контролировать тяжелее, чем когда они двигаются в цепочке внутри страны. Но на решение этой проблемы в целом направлена политика импортозамещения — стараться максимально деньги оставлять на нашей территории. Противоборство этому есть, конечно. Но мы работаем, работаем планомерно, в том числе с коллегами из ФТС, коллегами из ФНС.

Расширять рынок на путях внешнего сотрудничества и унификации

— Можно сказать, что у нас сейчас во многом совпадают интересы с Китаем, в том числе в разработке оборудования для электронной промышленности и элементной базы. Какие-то у нас есть контакты в этом смысле?

Нет никаких сомнений: чтобы двигаться вперед, нам необходимо сотрудничество, и это сотрудничество должно быть с теми странами, от которых каких-то политических рисков ждать не приходится. Понятно, что одним из таких партнеров потенциально могла бы стать Китайская Народная Республика. В общем-то, рабочие контакты у нас хорошие, совместные проекты находятся в начале реализации. Международная кооперация — это очень большая, очень серьезная история, и потребуются усилия не только нашей страны. Но надо разговаривать с теми, кто готов идти с нами и кто готов будет играть честно, готов будет вместе справедливо использовать результаты разработки, которая у нас получится. Поэтому надо со всеми разговаривать. С Китаем — да, и с Китаем, наверное, в первую очередь. Но и про всех остальных партнеров забывать не нужно.

— Еще одна проблема, на которую как-то обратил мое внимание академик Бетелин: у нас ненормально большое разнообразие используемых электронных компонентов. Может быть, если ее унифицировать, то и переход на российские аналоги существенно облегчится?

Конечно. Унификация — единственный наш путь, потому что рынок у нас небольшой, и, чтобы достичь эффекта масштаба, нужны унифицированные платформы, модульные решения. И в образцах вооружения военной специальной техники большая работа уже проведена. А в товарах народного потребления, в гражданской электронике это надо делать через отраслевую стандартизацию. Это задача для наших промышленных консорциумов, которые мы создаем по каждому крупному продуктовому направлению, — связаться со всеми предприятиями в технологической линейке и в рамках этих технологических линеек, от процесса проектирования до утилизации товара на всем этапе жизненного цикла, через сервис, через обслуживание, через разработку, производство, вырабатывать определенные требования, которые потом закреплять стандартами и техрегламентами. Это и инструмент регулирования рынка, и инструмент необходимой унификации компонентной базы, и инструмент защиты рынка, в том числе от игроков, готовых на какой-то невероятный демпинг в силу того, что у них гигантский масштаб производства на других рынках. С этими недобросовестными приемами мы сталкиваемся регулярно, риски эти понимаем и стараемся на них оперативно реагировать.


ШПАК МАЛ.jpg
Василий Шпак
Олег Сердечников

5G: частоты выбраны, но есть и другие решения

— Мы с вами в свое время обсуждали проблемы сетей 5G. Складывается впечатление, что пока эта тема не сдвинулась с места. Например, так и не решена проблема с частотами. Или, может, в этом нет необходимости и здесь существуют какие-то другие подходы?

Вопрос с частотами решен. Понятно, что у операторов связи свой взгляд на эти вещи, и их точка зрения тоже имеет право на жизнь. Однако есть объективные обстоятельства, которые диктуют нам те частоты, которые в нашей стране выбраны. Поэтому надо по ним работать и двигаться.

magnifier.png Унификация — единственный наш путь, потому что рынок у нас небольшой, и, чтобы достичь эффекта масштаба, нужны унифицированные платформы, модульные решения. И в образцах вооружения военной специальной техники большая работа уже проведена. А в товарах народного потребления, в гражданской электронике это надо делать через отраслевую стандартизацию

А если говорить в отношении самой технологии 5G, то есть стандарт Wi-Fi 6, который позволяет работать на тех же скоростях, что и в сетях 5G. Да, там другая технология построения сети, но это тоже вполне приемлемое решение, а частоты вообще другие. И никаких проблем не будет. Есть технические вопросы, но они решаемые. А с точки зрения частот надо сказать, что есть в мире страны, которые живут на тех частотах, которые выбрали мы. В том числе в том же Китае часть станций в этом диапазоне работает, в Японии работают в этом диапазоне.

А что касается аппаратуры, мы разработки ведем и находим интересные решения. Да, понятно, что большей частью они сейчас на иностранной компонентной базе, но и над отечественной компонентной базой по этим направлениям мы работаем. Я ничего такого невозможного или нереального здесь не вижу. Если нам удастся сопрячь прогнозируемый спрос на это оборудование с возможностями нашей промышленности, то, мне кажется, проект вполне может взлететь, чтобы средства, которые будут затрачены на разработку, потом отбились с точки зрения поставки разработанной и производимой продукции. Поэтому все решаемо, было бы желание, надо сесть и спокойно разобраться. Повторю, что и стандарт Wi-Fi 6 никто не отменял. Вполне себе открытый стандарт, понятные частоты. Ничего не мешает работать. А с точки зрения 5G тоже можно работать и нужно работать.

Еще по теме:
16.04.2021
На X Международном ветеринарном конгрессе, который пройдет в Москве на следующей неделе, обсудят вакцину от COVID-19 для...
14.04.2021
Минэкономразвития и Ассоциация национальных чемпионов подписали соглашение о сотрудничестве, особое внимание партнеры на...
14.04.2021
На фоне пандемии в мире внезапно возник острый дефицит микросхем. Но принимаемые в спешном порядке меры смогут улучшить ...
06.04.2021
Четыре негосударственных вуза — Европейский университет в Санкт-Петербурге, Московская высшая школа социальных и экономи...
Наверх