Среда 31 Мая 2022

Поднебесная растит своих чемпионов

Китай сделал ставку на выращивание с помощью государства глобальных промышленных чемпионов из технологических перспективных МСП. Россия, едва попробовав себя в этом жанре, довольно быстро свернула аналогичный проект
Поднебесная растит своих чемпионов
Нинбо — город, где базируются многие «компании-промчемпионы»
chinadiscovery.com

Статья публикуется одновременно в журналах «Эксперт» и «Стимул»

В 2016 году после нескольких лет отбора в национальный рейтинг быстрорастущих технологических компаний «ТехУспех» Минэкономразвития РФ решило запустить программу отбора и сопровождения техногазелей, стремящихся к глобальному лидерству. Более 90 компаний, вошедших в программу получили громкий статус «национальные чемпионы». После трех годовых циклов и смены двух министров программа была закрыта, несмотря на то что ее результаты по росту выручки и экспорта были признаны достигнутыми. Примерно в этот же период, в 2015–2021 годах, число «чемпионских» программ в мире выросло с нескольких штук более чем до полусотни. Наиболее последовательным и амбициозным на этом поприще оказался Китай, две общенациональные программы которого по выращиванию компаний-чемпионов сегодня можно считать образцом для подражания.

Впрочем, китайцы эти программы не особо афишируют. Институт менеджмента инноваций ВШБ НИУ ВШЭ, давно следящий за мировой конъюнктурой подобных проектов, смог познакомиться с этими инициативами властей Поднебесной только погрузившись в китаеязычный интернет - на других языках, прежде всего английском, официальная информация стала появляться совсем недавно. В новом цикле исследования быстрорастущих технологических компаний специалисты ИМИ уделили китайской теме особое внимание.

Сяоцзюйжэнь для Си Цзиньпина

По данным Исследовательского центра малых и средних предприятий при государственном исследовательском университете Жэньминь (Renmin University of China, Пекин), в 2020 году в Китае насчитывалось более 200 тыс. технологических МСП, которые в июле прошлого года вице-премьер Лю Хэ назвал «главной опорой рынка “новой экономики” КНР и основным источником высококвалифицированных рабочих мест».

И, судя по изобилию публикаций, появляющихся в последние месяцы на просторах мирового интернета, китайские власти в настоящее время придают особое значение различным государственным программам и схемам стимулирования ускоренного роста наиболее перспективных промышленно-технологических компаний малого и среднего калибра, которые в идеале должны стать локомотивами инновационного развития страны.

Так, в рабочем докладе правительства КНР, представленном премьером Госсовета Ли Кэцяном на двух сессиях китайского парламента 5 марта 2022 года, говорилось о важности господдержки «специализированных и высокотехнологичных предприятий», которые в английской версии стали чуть раньше формально обозначаться как компании — «маленькие гиганты» (little giants; уточним, что это условная калька с оригинального китайского термина 小巨人, «сяоцзюйжэнь», изначально используемого местными аналитиками и полисимейкерами).

Согласно одному из многочисленных вариантов определения компаний — «маленьких гигантов» (МГ), предложенному Народным банком Китая, «“маленькие гиганты” — это доморощенные (homegrown) малые и средние предприятия, ориентированные на специализацию, совершенствование, уникальность и инновации».

Если же попытаться чуть более подробно расшифровать содержание этого специфического термина, то в качестве МГ (как потенциальных, так и уже получивших такой официальный статус) китайские власти рассматривают малые и средние предприятия, которые смогли создать и успешно внедрить технологические инновации в производственной сфере (особенно в передовых секторах обрабатывающей промышленности) и демонстрируют высокое качество выпускаемой продукции и эффективность управления производством, что позволяет им быстро развиваться и занимать лидирующие позиции в различных рыночных нишах.

В свою очередь, о необходимости целенаправленно выращивать новые технологические компании и компании — промышленные чемпионы в октябре прошлого года заявил и глава КНР Си Цзиньпин в своем программном выступлении на заседании Политбюро КПК, посвященном вопросам развития цифровой экономики. Он, в частности, отметил: «Мы должны способствовать глубокой конвергенции интернета, технологий больших данных и искусственного интеллекта с промышленностью, а также ускорить создание группы специализированных, передовых, первоклассных, уникальных и новых отраслей и отдельных предприятий-чемпионов в производственном секторе».

По состоянию на начало 2022 года, как заявляют власти КНР, в стране уже выращено 4752 «маленьких гиганта» (так называемого национального уровня), и, согласно серии недавних публикаций в местных СМИ, Министерство промышленности и информационных технологий (МПИТ) КНР собирается представить общественности еще одну большую группу из 3000 таких компаний до конца года, а также посодействует тому, чтобы руководство провинций и муниципалитетов КНР выявило у себя на «низовом» уровне еще порядка 50 тыс. кандидатов на включение в общенациональный список МГ.


ВЕКО.jpg
Высокотехнологичная компания Ningbo WECO Оptoelectronic в основном занимается проектированием, исследованиями и разработками, производством и продажей инфракрасных световых завес и автоматических спасательных устройств для лифтов
weco.cc

Градиентный подход

Государственная политика по избирательному выращиванию МГ (и, шире, перспективных быстрорастущих технологически ориентированных МСП) на самом деле имеет в Китае уже довольно долгую историю.

Например, согласно информации, представленной в прошлом году в одном из китайских исследовательских отчетов, пилотные запуски компаний подобного типа были отмечены в стране еще в конце 1990-х — начале 2000-х годов.

А на региональном уровне одним из первых реальных примеров такой селекции была программа поддержки малых технологических промышленных компаний, запущенная еще в 2005 года руководством провинции Хунань.

МПИТ КНР весьма позитивно оценило эту инициативу, и вскоре она получила массовое распространение на провинциальном и муниципальном уровнях.

Однако оформление в явном виде долгосрочной госпрограммы так называемого градиентного выращивания высококачественных промышленных предприятий в общенациональных масштабах произошло значительно позже: она была официально инициирована МПИТ лишь в 2018 году и фактически стала одним из важных элементов более общей стратегии Пекина по поддержке национальных компаний в условиях наметившегося к тому времени жесткого геоэкономического противостояния с Соединенными Штатами.

magnifier.png «Ускоренное выращивание и развитие высококачественных предприятий жизненно необходимо на нынешнем этапе развития китайской экономики и проведения реформ, так как именно они определяют конкурентоспособность обрабатывающей промышленности страны»

Именно тогда МПИТ объявило о запуске новой программы по выращиванию «маленьких гигантов» (изначально было заявлено о 600 подобных компаниях), призванных разрабатывать ключевые технологии (core technologies), а позднее стало регулярно обновлять информацию о ее выполнении.

И к настоящему времени именно эта программа фактически стала основным инструментом господдержки быстрорастущих технологических компаний КНР.

А уже в 2021 году базовые положения этой программы были более предметно сформулированы в специальном документе, совместно выпущенном шестью правительственными ведомствами (МПИТ, Министерством науки и технологий, Министерством финансов, Министерством торговли, Комиссией по надзору за государственными активами и управлению ими при Государственном совете и Комиссией по регулированию ценных бумаг Китая). И, как отмечалось в этом документе, «ускоренное выращивание и развитие высококачественных предприятий жизненно необходимо на нынешнем этапе развития китайской экономики и проведения реформ, так как именно они определяют конкурентоспособность обрабатывающей промышленности страны».

МПИТ для получения компаниями формального статуса МГ изначально разработало стандартизированную конкурсную процедуру: все кандидаты должны были заполнить форму на шести страницах с подробным описанием текущего финансового состояния, количества полученных патентов и прочих научно-технологических достижений.

Если следовать общей преамбуле, сформулированной в англоязычном официозе China Daily, для того чтобы быть получить статус «маленького гиганта», китайская компания «должна продемонстрировать как минимум пятипроцентный среднегодовой темп роста доходов от основной деятельности или чистой прибыли за последние два года. Кроме того, у компании должно быть два действующих патента на изобретения или другие наглядные свидетельства ее инновационных возможностей, а также… не менее 3% общего объема ее продаж (операционного дохода) должно быть направлено на НИОКР».

Впрочем, на самом деле базовые критерии отбора для участия в этой долгосрочной программе довольно существенно разнятся по стране: фактически в каждой провинции КНР (и на уровне отдельных крупных муниципальных образований) к компаниям выдвигаются свои специфические требования (в том числе различные критерии допуска для малых и для средних компаний). Не вдаваясь в детали, в качестве примеров подобных вариаций можно упомянуть, что в Шанхае от кандидатов требуется предоставление дополнительных сертификатов системы менеджмента качества, тогда как в Пекине для прохождения предварительного отбора компания должна продемонстрировать, что ее операционный доход за предыдущий финансовый год составил не менее 50 млн юаней, а ее расходы на НИОКР за последние два года — не менее 6% от операционного дохода.

Причем сама процедура изначально была весьма жесткой: в первом туре конкурсного отбора каждая провинция могла выдвинуть не более десяти компаний, и лишь три ведущих технологических центра страны — Пекин, Шэньчжэнь и Шанхай — имели квоту в 17 кандидатов.

Однако по мере дальнейшей эволюции программы критерии отбора постепенно смягчались — в частности, вскоре общее число «маленьких гигантов», которые получили соответствующий статус, было расширено до нескольких тысяч: как мы уже отмечали выше, по оценкам на конец прошлого года, в стране насчитывалось уже более 4700 таких компаний. И, дабы повысить реноме программы, позднее министерство выделило элитную подгруппу из тысячи priority little giants (приоритетных «маленьких гигантов»), для которых было предусмотрено получение долгосрочного прямого финансирования из госбюджета.

Помимо МПИТ в этот процесс включилось и Министерство финансов КНР, которое в январе 2021 года объявило о выделении не менее 10 млрд юаней на селективное финансирование технологических МСП вплоть до 2025 года, причем львиная доля этих средств была предусмотрена непосредственно для поддержки НИОКР.

Минфин совместно с МПИТ тогда же обозначил еще один промежуточный целевой ориентир — вырастить 10 тыс. «маленьких гигантов» к 2025 году, которые должны стать живым воплощением следования особому китайскому принципу работы zhuan jing te xin, буквально означающему «занятие инновационных ниш и разработка специализированных технических решений».

Компании, прошедшие конкурсный отбор, сразу же получают доступ к государственному финансированию (прямым субсидиям), которое включает получение единовременной поддержки в размере от 3 до 10 млн юаней (от 470 тыс. до 1,5 млн долларов США).

magnifier.png Компаниям предоставляются облегченный доступ к государственным фондам поддержки, возможности получения дополнительной защиты своей интеллектуальной собственности, льготного кредитования, а также многочисленные налоговые льготы

Кроме того, всем им предоставляются облегченный доступ к государственным фондам поддержки, возможности получения дополнительной защиты своей интеллектуальной собственности, льготного кредитования, а также многочисленные налоговые льготы. Китайское правительство также оказывает дополнительную поддержку этим фирмам в виде субсидий на технологические инновации (осуществление НИОКР) и бесплатных программ специализированного обучения техперсонала.

И, что показательно, помимо обильной и разносторонней господдержки многие технокомпании, получившие статус «маленьких гигантов», стали пользоваться повышенным вниманием и со стороны частных инвесторов, которые чутко уловили, «откуда дует попутный ветер».

Кратко обозначим основные отличительные особенности МГ, выявленные местными аналитиками:

— более 70% МГ работают в отрасли более 10 лет;

— более 80% предприятий занимают лидирующие позиции в своих рыночных сегментах на провинциальном уровне;

— 90% этих компаний сосредоточены в обрабатывающей промышленности;

— ежегодные расходы на НИОКР превышают 10 млн юаней более чем для половины МГ.

Наконец, отдельно отметим, что еще в начале сентября прошлого года Си Цзиньпин в своем видеообращении объявил о скором запуске новой Beijing Stock Exchange (Пекинской фондовой биржи), которая, по замыслу китайских властей, в дальнейшем должна стать основной базой для инвестиционной поддержки инновационно-технологических МСП страны и прежде всего компаний-МГ. Уже 15 ноября 2021 года эта биржа начала торги акциями 81 заранее отобранной перспективной технологической компании, а к настоящему времени (по данным на май 2022 года) на этой бирже котируются ценные бумаги 89 таких компаний.

Добавим, что, согласно информации, представленной в недавно опубликованном аналитическом докладе компании CITIC Securities, в общей сложности биржевой листинг внутри КНР осуществило уже более 370 МГ (чуть менее 10% от их общего числа).


рефайр.jpg
Завод компании Refire, Шанхай
refire.com

Скрытые чемпионские амбиции

В отличие от уже вызвавшей неподдельный интерес многочисленных зарубежных СМИ истории с быстрым развитием мегапроекта по «маленьким гигантам» альтернативная методика выращивания в Китае промышленных компаний — технологических лидеров глобального уровня пока еще не получила должного внимания даже со стороны основных синологических мозговых центров Запада (возможно, ввиду ее полузакрытого статуса).

Однако, по нашему мнению, именно эта программа может стать базой для дальнейшего мощного прорыва Китая в целом ряде критически важных инновационно-технологических отраслей и секторов мировой экономики.

Причем, что весьма показательно, сама эта эксклюзивная программа была фактически запущена все тем же Министерством промышленности и информационных технологий КНР еще в 2016 году, то есть на два года раньше, чем более массовая схема культивации компаний-МГ.

magnifier.png Китайские промышленные чемпионы весьма похожи по своим формальным признакам на компании — скрытые чемпионы, то есть соответствуют большинству критериев, которые в свое время были обозначены Германом Симоном, но между ними есть и некоторые существенные различия

После того как в том же 2016 году МПИТ официально утвердило новый План реализации специальных мероприятий по выращиванию и модернизации отдельных предприятий-чемпионов в обрабатывающей промышленности и приступило к реализации долгосрочной стратегии их господдержки, оно стало ежегодно публиковать список компаний, прошедших квалификационный отбор для участия в чемпионской программе, и к настоящему времени в общей сложности создано шесть когорт таких компаний.

Последний, шестой, раунд отбора прошел в ноябре‒декабре 2021 года. По его итогам ряды китайских чемпионов пополнились очередными 259 компаниями, и сегодня по этой программе в общей сложности проходят 848 компаний, из которых 455 представляют наиболее престижную категорию «модельных предприятий-чемпионов» и еще 393 проходят по второй категории «компаний, производящих чемпионскую продукцию».

Достаточно подробную информацию об этой программе относительно в конце прошлого года представила в своем обзоре, опубликованном в специализированном китайскоязычном журнале China Development Observatory, ведущий аналитик отдела экономического прогнозирования Государственного информационного центра КНР Дун Цзинмэй. Его название в переводе на русский звучит примерно так: «Процесс культивирования скрытых чемпионов в условиях построения новой модели развития».

Как следует из публикации, фактически эта программа является творческой переработкой на китайский лад весьма популярной концепции компаний — скрытых чемпионов, предложенной немецким экономистом и бизнесменом Германом Симоном, которого «Стимул» не раз представлял на своих страницах.

Автор обзора, в частности, отмечает, что китайские промышленные чемпионы весьма похожи по своим формальным признакам на компании — скрытые чемпионы, то есть соответствуют большинству критериев, которые были обозначены Симоном (в частности, одному из важнейших — вхождению в тройку мировых лидеров в соответствующей рыночной нише), но между ними есть и некоторые существенные различия.

Так, сам исходный китайский термин «промышленные чемпионы» жестко ограничивает рамки исходного отбора компаний исключительно производственной сферой (с упором на обрабатывающую промышленность), а также «предъявляет особые требования к лидерским амбициям, инновационной направленности ведения бизнеса и его эффективности и обязательному наличию у компании собственного бренда». Кроме того, в китайской версии нет никаких количественных ограничений верхних пределов годового оборота компаний (напомним, что у Симона в его последнем «апдейте» он составляет 5 млрд долларов) и никоим образом не педалируется пресловутая «невидимость» (непубличность) бизнес-деятельности таких компаний.

Кроме того, Дун Цзинмэй уточняет, что «чемпионская программа» в настоящее время реализуется в тесной связке с более поздним проектом по поддержке компаний-«маленьких гигантов» и лучшие компании из числа МГ имеют отличные шансы позднее получить более престижный статус компаний — глобальных чемпионов.

Еще один любопытный факт, приводимый автором этой публикации: по состоянию на конец прошлого года наибольшее количество предприятий-промышленных чемпионов представлено в провинциях Чжэцзян, Шаньдун и Цзянсу, которые значительно опережают другие провинции и города КНР: в этих трех провинциях сосредоточено более половины этих компаний.

Одно из возможных объяснений такого регионального перекоса, по мнению Дун Цзинмэй, связано с тем, что руководство этих трех провинций на протяжении долгого времени активно поддерживает развитие передового промышленного производства, там создана благоприятная среда для внедрения инноваций и предоставляются множественные преференции для роста технологических МСП.

Причем особенно эффективно (и эффектно) на этом фронте, исходя из последних сводок по итогам шестого раунда отбора чемпионских компаний, работает муниципальное руководство Нинбо — мегаполиса на северо-востоке провинции Чжэцзян и одного из крупнейших портов мира, официально заявившее о своем стремлении стать «городом промышленных чемпионов», на который уже приходится 63 компании-чемпиона (в том числе 18 отобранных в последнем раунде), что превосходит по общему числу суммарные показатели трех соседних северо-восточных провинций КНР.

magnifier.png Автор обзора с сожалением констатирует, что у этой элитной программы есть и существенный недостаток: большинство отобранных компаний специализируется на «традиционных промышленных продуктах и выпускает слишком мало высококачественной продукции на базе использования передовых промышленных технологий»

Что же касается отраслевого распределения элитных китайских компаний — промышленных чемпионов, как следует из обзора Дун Цзинмэй (который был опубликован до подведения итогов шестого раунда отбора), 35,6% предприятий специализируются на машиностроении (прежде всего на производстве специального промышленного оборудования и приборов), 17,3% — на производстве различного электронного оборудования и ИТ-продуктов («различных электронных устройств, высококлассных микросхем общего назначения и базовых программных продуктов») и еще 15,8% — это компании нефтехимической отрасли.

В то же время автор с сожалением констатирует, что у этой элитной программы есть и существенный недостаток: большинство отобранных компаний специализируется на «традиционных промышленных продуктах и выпускает слишком мало высококачественной продукции на базе использования передовых промышленных технологий».

В числе же очевидных позитивных факторов, благоприятствующих дальнейшему росту этих чемпионских компаний, по мнению Дун Цзинмэй, следует прежде всего выделить очевидное преимущество — огромную емкость внутреннего рынка, в том числе наличие самой большой в мире группы потребителей со средним уровнем дохода, очень высокие показатели по числу высококвалифицированных работников в этих компаниях — в среднем 567 человек в сфере R&D, это намного больше, чем, например у немецких компаний — скрытых чемпионов, и, что также очень важно, их заметное преимущество по сравнению с зарубежными компаниями-аналогами в плане получения биржевого финансирования: «По сравнению с очень низкой готовностью и желанием тех же немецких чемпионов-невидимок выходить на IPO и, соответственно, весьма низкой долей таких компаний, котирующихся на биржах, китайские компании-чемпионы, напротив, как правило, изначально стремятся к быстрому выходу на фондовый рынок и выходят на IPO очень рано». И, по оценкам автора, 42,8% китайских компаний — промышленных чемпионов (255 из 596 участников первых пяти когорт) к настоящему времени уже котируются на фондовом рынке.

Темы: Среда

Еще по теме:
22.06.2022
В рамках ПМЭФ-2022 состоялась панельная дискуссия «30 лет инновационной политики России. Создание компаний — технологиче...
19.06.2022
17 июня компания «Иннопрактика», «Промсвязьбанк» и журнал об инновациях «Стимул» в ходе XXV Петербургского международног...
16.06.2022
Евросоюз запускает новые инициативы и программы, призванные расшевелить европейскую инновационную экосистему и поддержат...
14.06.2022
В кратчайшие сроки, в условиях беспрецедентных санкций нам необходимо обеспечить выживание и развитие нашей экономики...
Наверх