Среда 23 мая 2023

Пришла и ушла

«Стимул» продолжает обсуждение плюсов и минусов Болонской системы и нового образовательного формата, заявленного Минобрнауки после выхода из нее. Беседы с преподавателями и руководителями из разных российских университетов показали, что новых революционных потрясений ожидать не стоит
Пришла и ушла
minobrnauki.gov.ru

Большая инерция системы образования приводит к тому, что любые резкие изменения, даже самые передовые и полезные, вначале обязательно наносят вред, считает ректор Санкт-Петербургского государственного морского технического университета Глеб Туричин. «Не надо было отказываться от советской образовательной системы, — сказал он в беседе со “Стимулом”. — Разворачивать Болонскую систему не надо было. Всякая перестройка является злом. Когда есть какая-то система и люди привыкают в ней работать, ее мелкие огрехи будут исправляться исполнителями. А когда затевается большой переворот, сначала всегда происходит падение качества, а уже потом медленное восстановление». Туричин считает, что вернуть советскую систему образования взмахом волшебной палочки невозможно, это вызовет еще один слом в системе образования. Он признается, что всегда был апологетом специалитета в инженерном образовании. «В инженерном деле, в естественных науках, нужно учить студентов пять с половиной лет, чтобы научить хорошо. Учить сплошняком, с элементами принуждения — это никогда никому во вред не шло. Но однажды эту систему сломали», — сожалеет он.


ТУРИЧИН.jpg
Ректор Санкт-Петербургского государственного морского технического университета Глеб Туричин
Санкт-Петербургский государственный морской технический университет

По мнению Глеба Туричина, академическая мобильность, которая стоит в центре Болонского процесса, была и до присоединения к нему России. На своем опыте и опыте своих многочисленных коллег он не раз убеждался, что во всем мире прекрасно знают, где студентов учат хорошо. Выпускники авторитетных вузов были всегда востребованы, не возникало проблем с признанием дипломов или ученых степеней. Но при этом участие в Болонском процессе не открыло возможности признания дипломов выпускникам вузов попроще. И примеров таких разочарований тоже множество.

Профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, кандидат социологических наук Михаил Соколов указал на экономический урон, который понесли вузы с введением Болонской системы в 2003 году. В беседе со «Стимулом» он сказал, что перестройка пятилетнего специалитета на четырехлетний бакалавриат привел к «сокращению популяции студентов, а значит, и к сокращению популяции преподавателей». Плюс он видит в том, что отсекались дисциплины, которые изучались на старших курсах, а поскольку на производстве выпускников все равно переучивали, опираясь лишь на базовые знания, полученные в вузе, то вреда для рынка труда от введения Болонской системы не было.

Ректор Университета ИТМО Владимир Васильев заметил, что еще за семь лет до подключения Росси к Болонскому процессу в ИТМО перешли на двухуровневую систему подготовки «бакалавриат — магистратура». Несмотря на то что ИТМО вырос из чисто технического вуза, его основной особенностью стало стремительное изменение форм и методов образования, развитие междисциплинарности, появление творческих направлений, таких как световой дизайн. Под руководством Владимира Васильева вуз буквально кипит переменами и трансформациями.

Главной ценностью Болонской системы Васильев считает академическую мобильность — «возможность для студентов и преподавателей перемещаться из университета в университет». Но с выходом из Болонской системы эта возможность для российских вузов, на его взгляд, сохраняется. «Мобильность должна быть расширена внутри страны и в сотрудничестве с теми странами, с которыми у нас дружественные отношения. которые не поддерживают санкции, — это быстро развивающиеся страны Азии, Индия, арабский мир, Латинская Америка», — сказал он.


ВАСИЛЬЕВ.jpg
Ректор Университета ИТМО Владимир Васильев
Наталия Михальченко

Михаил Соколов говорит, что введение Болонской системы было встречено без энтузиазма. «За исключением тех вузов, где уже была магистратура, как, например, в Европейском университете в Санкт-Петербурге (правда, магистратура, не очень вписывающаяся в международные стандарты), реакцией университетских институций было сопротивление», — отметил он. Многие считали, что никакого явного смысла в реформе не было. Одной из важных причин этого сопротивления была обрушившаяся на вузы тяжелая работа по перестройке программ. Надежды были на то, что со временем система эволюционирует в разумном направлении. Поначалу же порой возникали абсурдные ситуации — например, в бакалавриате и в магистратуре читались одни и те же курсы, слегка видоизмененные «под предлогом того, что студенты поступили, это не наши студенты, важно, чтобы у них было правильное представление о дисциплине, почитаем-ка мы еще раз им общий курс». «Были случаи, когда все студенты в магистратуре были из этого же вуза, слушали второй раз ту же самую программу, преподаватель говорил, что всех их помнит, как родных, и ставил им зачеты автоматом, так как программа действительно была та же самая», — вспоминает Соколов. Он сожалеет, что никто не проводил исследования, насколько соотносятся одни и те же предметы на одном и том же факультете в магистратуре и в бакалавриате.

Постепенно, по наблюдениям Михаила Соколова, дублирование изживалось. Иногда благодаря тому, что в бакалавриате и в магистратуре преподавали разные люди, так как вузы стремились исполнять требование, что в магистратуре должны преподавать только те, кто имеет ученую степень. Кроме того, в магистратуре давалось больше часов на те же дисциплины, таким образом те, кто говорил, что система постепенно эволюционирует в позитивную сторону, оказались правы.

Отказ от Болонской системы, считает Соколов, новым ударом по системе высшего образования не будет. «Все не так сильно изменится. Я не думаю, что это будет страшным уроном, потому что существенных изменений не будет. Уйдет сколько-то бумаги на то, чтобы перепечатать заново все программы, убрав оттуда какие-то слова. В первое время не будет никакого эффекта, а то, что пойдет дальше, будет определяться другими вещами, не связанными с этой реформой».


НАРКЕВИЧ.jpg
Ректор Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии Игорь Наркевич
Санкт-Петербургская химико-фармацевтическая академия

Учиться всю жизнь

В философии Болонского процесса заложен принцип многоуровневости обучения, который реализуется как задача учиться всю жизнь. Ректор Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии Игорь Наркевич заметил, что в медицинском образовании этот принцип работал до введения Болонской системы и продолжает работать сейчас, после отказа от нее. «В медицинских вузах и до введения Болонской системы существовало многоуровневое образование — специалитет, ординатура, докторантура. Учись всю жизнь! И никто не собирается отказываться от этого лозунга», — сказал он «Стимулу».

magnifier.png Случалось, что в бакалавриате и в магистратуре читались одни и те же курсы, слегка видоизмененные «под предлогом того, что студенты поступили, это не наши студенты, важно, чтобы у них было правильное представление о дисциплине, почитаем-ка мы еще раз им общий курс»

«Отмена Болонской системы на образовательный процесс практически не повлияла, — считает директор Института медицинского образования НМИЦ им. В. А. Алмазова Елена Пармон. В системе российского профессионального образования как до, так и после внедрения Болонских отношений продолжали исповедоваться принципы всестороннего развития специалистов, совершенствоваться образовательные программы в соответствии с рекомендациями работодателей. «Сохранение специалитета в медицинском образовании позволило сохранить отечественное высшее медицинское образование, сделав его более гибким и мобильным, позволяя освоить дополнительно различные направления подготовки, обрести компетенции в соответствующих областях, — сказал она “Стимулу”. — Выход России из Болонского соглашения не требует пересмотра образовательных программ, изменения образовательного процесса и тем более никоим образом существенно не влияет на качество медицинского образования».

Новые возможности в педагогическом образовании

«Большая часть преобразований, прошедших в педагогических вузах, останется с нами. Мы стали более практикоориентированными, мы сделали рывок в сторону новых технологий, включая цифровые, мы освоили проектирование программ, ориентируясь на профессиональные стандарты, мы сделали ставку на проектную и исследовательскую деятельность студентов, — комментирует в беседе со “Стимулом” изменения в сфере педагогического образования, которые произошли в рамках участия в Болонском процессе, председатель Федерального учебно-методического объединения “Образование и педагогические науки”, директор института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета Елена Казакова. — Даже тех, кто думает, что Болонская система сводится к переходу от специалитета к бакалавриату и магистратуре, — должна разочаровать: в системе педагогического образования были и будут все типы профподготовки — четырехлетняя и пятилетняя программы первой ступени высшего образования, а также магистратура. И выбор формы зависел и будет зависеть от требований профессии».

По мнению Казаковой, участие в Болонском процессе ничего не сломало в сфере педагогического образования. «Появились новые возможности, — уверена она. — Новые магистратуры открываются каждый год, прогнозируем и новые четырехлетние программы. Но и новый специалитет будет».


КАЗАКОВА.jpg
Директор института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета Елена Казакова
Институт педагогики Санкт-Петербургского государственного университета

Инструмент неоколониализма?

Противоречивое отношение к Болонскому процессу сформировалось у доктора исторических наук, профессора, директора Института психологии и образования Казанского федерального университета Айдара Калимуллина. «Идея создания единого образовательного пространства в итоге не реализовалась применительно к России, и, возможно, это к лучшему, — пояснил он “Стимулу”. — Тем не менее мы испытывали заметную утечку лучших студентов в другие страны, и, как правило, они не возвращались. Я бы назвал это образовательным колониализмом, который весьма пагубен для нашей страны в современной ситуации. Из этого вытекает отдельная большая тема о том, что нам нужно сделать для обеспечения безопасного и стабильного развития России. Другой вопрос, что за эти годы, к сожалению, не была создана система мобильности студентов внутри Российской Федерации, позволяющая им перемещаться между вузами в поисках оптимального содержания и качества образовательного процесса. Хотя можно было бы создать правовые и экономические механизмы перехода бюджетных мест со студентом при смене университета. Считаю, что над этим надо работать, чтобы обучающиеся в зависимости от уровня своей подготовленности, амбиций могли выбирать вузы с более сильным кадровым составом, передовой наукой, материально-техническим оснащением. Отдельные элементы таких переходов мы внедряем в системе педагогического образования нашего университета».

Михаил Соколов считает, что проблему утечки мозгов Болонская система не усугубила. По его наблюдениям, если и было увеличение оттока за границу студентов и выпускников, то с реформой это связано в незначительной степени.

Айдар Калимуллин назвал заблуждением мнение, что уровневая подготовка – это «заслуга» именно Болонского процесса. «В мире есть немало стран, которые не имеют никакого отношения к этим соглашениям, но успешно ведут подготовку бакалавров, магистрантов, PhD-студентов». Он высказался в пользу сохранения этой практики в России: «В современных условиях это позволяет усилить вариативность образовательного процесса и на этапе магистратуры углубить подготовку по первому профилю или войти в смежную область, получив междисциплинарную профессию, часто востребованную на рынке труда».


КАЛИМУЛЛИН.jpg
Директор Института психологии и образования Казанского федерального университета Айдар Калимуллин
Институт психологии и образования Казанского федерального университета

Айдар Калимуллин считает, что в условиях дефицита учителей в российских школах двухуровневая система подготовки позволяет «более гибко реагировать на потребности рынка труда, предоставляя возможность развивать вход в профессию через программы магистратуры для выпускников непедагогических профилей». «Число бюджетных мест на программы магистратуры в последние годы последовательно увеличивается. Дополнительным аргументом является экономическая целесообразность программ магистратуры для освоения профессии педагога — два года. При специалитете, альтернативой были программы второго высшего образования (не менее трех лет) с исключительно платной системой обучения, что не позволяло говорить об их массовости», — пояснил эксперт.

magnifier.png Участие в Болонском процессе ничего не сломало в сфере педагогического образования. «Появились новые возможности. Новые магистратуры открываются каждый год, прогнозируем и новые четырехлетние программы. Но и новый специалитет будет»

Комментируя призывы вернуться к специалитету, которые аргументируются снижением качества подготовки выпускников из-за уменьшения учебной нагрузки, Калимуллин говорит, что такое «возможно, произошло в каких-нибудь направлениях подготовки», но не в педагогике. «Как преподаватель, ученый и администратор, проработавший более тридцати лет в педагогическом образовании, могу однозначно сказать, что это не так. Как правило, критикующие ссылаются на сокращение учебной нагрузки по программам бакалавриата, что привело к снижению качества подготовки учителей. В связи с этим напоминаю, что до перехода на двухуровневую систему специалитет в нашей области преимущественно был двойной – основная и дополнительная специальность. По существовавшим тогда правилам пятилетний срок обучения делился на основную специальность (3,5 года) и дополнительную (1,5 года). Сейчас однопрофильный бакалавриат предполагает четырехлетнее обучение». То есть, по сути, считает Айдар Калимуллин, существенных изменений в педагогическом образовании из-за введения двухуровневой системы подготовки не произошло.

Он также напомнил, что «в советское время программы с одной специальностью также предполагали четырехлетнее обучение». «Таким образом, преимуществ специалитета в контексте увеличения количества часов нет. Этот вывод подтверждается расчетом часов. Двойной специалитет (например, два иностранных языка или два профиля — физика и математика в педагогических вузах. — “Стимул”)? как правило, предполагал, общий объем в размере 8800‒9000 часов. В настоящее время двойной бакалавриат включает 10 800 часов», — уточнил эксперт.


ВОРОТЫНЦЕВ.jpg
Ректор Российского химико-технологического университета им. Д. И. Менделеева Илья Воротынцев
Российский химико-технологический университет им. Д. И. Менделеева

Ближе к Европе, дальше от США

Ректор Псковского государственного университета Наталья Ильина сообщила «Стимулу», что вузу «не требуются особые содержательные или структурные изменения в связи с выходом из Болонской системы».

Она обратила на некоторые геополитические моменты, связанные с внедрением Болонской системы в России. «Болонский процесс как создание единого европейского образовательного пространства был в том числе обусловлен необходимостью повышения конкурентоспособности европейского образования по сравнению с системой высшего образования США, а также формированием единого рынка труда ЕС и развитие интеграции. Вступление России в Болонский процесс в 2003 году тоже было во многом обусловлено экономическими причинами: порядка 50 процентов товарооборота РФ приходилось на Европейский союз».

magnifier.png «Из принципов Болонской декларации мы постарались взять то, что могло усилить наше высшее образование, но сохранили при этом национальные ценности и традиции российской академической культуры, для которой характерен личностно-ориентированный подход к каждому студенту в процессе достижения результатов обучения»

При этом Наталья Ильина отметила, что «несмотря на подписание Болонской декларации и усиление интеграционных процессов в университетах, Россия никогда не теряла своей национальной системы образования». «Из принципов Болонской декларации мы постарались взять то, что могло усилить наше высшее образование, но сохранили при этом национальные ценности и традиции российской академической культуры, для которой характерен личностно-ориентированный подход к каждому студенту в процессе достижения результатов обучения», — полагает Наталья Ильина.

По ее мнению, «опыт прошедшего двадцатилетия привнес новый взгляд на образовательную программу, которая сегодня рассматривается как конструкт. Разработка и создание программ начинается с определения образовательных результатов как цели обучения, средств оценивания достижения целей и задач, продолжается выбором дисциплин и их содержания, определением трудоемкости каждой дисциплины в зачетных единицах, форм организации контактной работы в аудитории и самостоятельной работы студента». Такой подход был необходим для разработки совместных образовательных программ и обеспечения включенного (например, в течение семестра) обучения студентов в партнерских вузах в рамках академической мобильности. Помимо этого образовательная программа делается более гибкой, способной быстро реагировать на внешние запросы и вызовы. Приобретенный в процессе академического сотрудничества с европейскими партнерами опыт сопоставления образовательных программ, систем оценивания по дисциплинам и программе в целом, а также взаимозачета дисциплин, с точки зрения Ильиной, «успешно переносится сегодня на создание сетевых образовательных программ с ведущими вузами Российской Федерации».

Наталья Ильина также отметила, что введение новых образовательных программ по разным направлениям усилило потребность в эффективном управлении ими. Это, в свою очередь, привело к появлению руководителей образовательных программ как отдельной функции в университете. В связи с этим возник соблазн внести изменения в структуру университета, ликвидировав кафедры. «К счастью, этого не случилось. Традиционное для российской академической культуры структурное подразделение, объединяющее экспертов в определенной области образования и науки, сохранилось в структуре большинства вузов», — комментирует Наталья Ильина.

magnifier.png Формат, который сегодня предлагает Минобрнауки России, можно назвать оптимальным для формирования образовательной траектории молодого специалиста: формула 2 + 2 + 2 позволяет на протяжении первых двух лет получать базовые знания, далее два года происходит настройка на индустрию в рамках бакалавриата, а затем можно углубить знания или поменять специальность в рамках магистратуры

Еще один принцип Болонского процесса — обучение в течение всей жизни — способствовал, считает Ильина, перезагрузке в вузе системы дополнительного образования: «В структуре ПсковГУ функционирует Институт непрерывного образования, который предлагает целый спектр программ переподготовки, повышения квалификации для разных целевых групп, что обусловливает повышение роли университета в регионе. Программы дополнительного образования способствуют расширению карьерных возможностей студентов: обучаясь в рамках основной образовательной программы, они могут участвовать в программах профессиональной переподготовки. Появление новых отраслей знаний, основанных на междисциплинарных подходах, приводит к необходимости постоянного профессионального развития и приобретения новых актуальных компетенций. Знания, полученные в вузе в начале профессионального пути, сегодня не могут оставаться неизменным багажом, эффективность деятельности возможна лишь тогда, когда в течение всей своей жизни человек постоянно доучивается и, возможно, переучивается».

Ректор Российского химико-технологического университета им. Д. И. Менделеева Илья Воротынцев отметил в беседе со «Стимулом», что тот формат, который сегодня предлагает Минобрнауки России, можно назвать оптимальным для формирования образовательной траектории молодого специалиста: формула 2 + 2 + 2, по его словам, позволяет на протяжении первых двух лет получать базовые знания, далее два года происходит настройка на индустрию в рамках бакалавриата, а затем можно углубить знания или поменять специальность в рамках магистратуры. Таким образом, в течение шести лет формируется подготовленный, мотивированный и уже имеющий опыт взаимодействия с работодателем специалист.

Темы: Среда

Еще по теме:
21.06.2024
Операция «Багратион» стала самым успешным стратегическим наступлением РККА в Великой Отечественной войне. Победу предопр...
17.06.2024
Заседание Совета по науке и образованию при президенте РФ, состоявшееся 13 июня, было посвящено обсуждению финансировани...
14.06.2024
На этой неделе влиятельный американский аналитический центр ITIF (The Information Technology and Innovation Foundati...
13.06.2024
С 5 по 8 июня в Санкт-Петербурге проходил Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), на котором выс...
Наверх