Среда 28 Июня 2021

Цифровые экосистемы: кому нужна приставка «эко»?

Конференция «Цифровая индустрия промышленной России 2021» выявила расхождения в подходах и понимании важнейших вопросов развития этой сферы
Цифровые экосистемы: кому нужна приставка «эко»?
ЦИПР (Цифровая индустрия промышленной России) — первая в России конференция для глобального диалога и кооперации государства и бизнеса по вопросам развития цифровой экономики
cipr.ru

Наверное, многие участники разных конференций задаются вопросом: а зачем в них надо участвовать? Ответ прост: ради того, чего не узнаешь в печатных материалах. В живых обсуждениях проявляются не только аналитические оценки, формальные установки и планы, но и недопонимание, расхождения в оценках, а также конфликты интересов. Если конференция не выявляет этих расхождений, можно считать, зря собирались, расхождения будут только углубляться.

Конференция «Цифровая индустрия промышленной России 2021» (ЦИПР) в этом смысле была очень полезна и важна. Она выявила расхождения между участниками этой индустрии в понимании важнейших вопросов ее развития. Какие же расхождения она выявила?

1. Разрыв в понимании роли экосистем цифровой экономики между компаниями, которые экосистемы составляют, и корпорациями, которые экосистемам, по сути, противостоят.

2. Принципиальные расхождения в оценках роли заказчиков. Являются ли они потребителями, которых нужно исключительно удовлетворять, или они партнеры разработчиков, участвующие в развитии решений.

3. Разное понимание открытых технологий. Прежде всего оно заключается в том, является ли открытость целью или средством. Если средством, то для каких целей?

Об экосистемах

Об экосистемах говорили почти все. Развитию экосистем были посвящены целые секции. В выступлениях, которые с экосистемами не связаны, докладчики не упускали возможности указать на свою причастность к ним. И все это прекрасно проявляло расхождения в смыслах, которые участники закладывают в это понятие.


ХАЙРЕТДИНОВ.jpg
Рустэм Хайретдинов (компания BI.ZONE)
Фото из открытых источников

Все уже свыклись с тем, что Сбербанк называет приобретенные им ИТ-компании экосистемой Сбера. Другие корпорации проецируют пример Сбера на себя и задаются вопросом: а чем же мы не экосистема? В выступлениях нет-нет да и проскакивает: экосистема «Ростелекома», экосистема «Почты России»; думаю, что после ЦИПРа мы все чаще будем слышать об экосистемах «Росатома» и «Ростеха». ЦИПР продемонстрировал, что под разговоры об экосистемах крупнейшие корпорации пытаются укрепить свои позиции и цифровыми инструментами, ведь с расширением линейки цифровых сервисов они получают в свое распоряжение еще один фактор доминирования — контроль больших данных. Вопрос, имеет ли это отношение к развитию экосистем, — риторический.

magnifier.png Горизонтально интегрированные корпорации не только нельзя называть экосистемами, их нужно рассматривать как угрозу для отраслевых экосистем

К сожалению, никто на ЦИПРе не задавался вопросом, что означает «эко» и зачем было введено понятие «экосистема», когда есть понятие холдинга, есть понятия линеек продукции и сервисов, добавить к ним только определение «цифровые». Использование цифровых платформ также не объясняет экосмысла в понятии цифровой экосистемы. На мой взгляд, горизонтально интегрированные корпорации не только нельзя называть экосистемами, их нужно рассматривать как угрозу для отраслевых экосистем. Только сообщество самостоятельных компаний, находящихся в кооперационно-конкурентных отношениях, совместно использующих и развивающих ресурс больших данных, можно называть цифровой экосистемой, а если этим совместным ресурсом является технологическая платформа, то это технологическая экосистема. Причем цифровые экосистемы опираются на технологические. Слово «самостоятельные» в определении экосистемы ключевое, в случае подчинения цифровой компании и ее сервисов крупной корпорации экосистема превращается в корпоративную систему.


ДОЦЕНКО.jpg
Юрий Доценко (Минюст)
Фото из открытых источников

Попытку противопоставить корпорации экосистемам я слышал на ЦИПРе только один раз: в рамках панельной дискуссии «Экосистемы как драйвер импортозамещения» модератор Рустэм Хайретдинов (компания BI.ZONE) предложил не называть экосистемами «нагромождение компаний в рамках финансовой группы». В этой дискуссии самым конструктивным, на мой взгляд, было выступление Юрия Доценко из Минюста: он ничего не говорил об экосистемах, но показал, какие задачи стоят перед государственными заказчиками, а проблемы адресовал не российским разработчикам, а предложил объединить вокруг них усилия. И это был пример отношения заказчика, который видит себя частью экосистемы, понимает все сложности и ограничения, но принимает ответственность за внедрение российских разработок. (Запись секции «Экосистемы как драйвер импортозамещения» можно увидеть здесь.)

О роли заказчиков

К сожалению, преобладали на ЦИПРе выступления заказчиков, которые, скорее, считают себя потребителями, а не участниками экосистемы. Это позиционирование имеет принципиальное значение, так как определяет подходы к развитию рынка и отрасли.


ЧЕРНЫШЕНКО.jpg
Дмитрий Чернышенко, заместитель председателя правительства РФ
Фото из открытых источников

О клиентоориентированности и клиентоцентричности цифровой экономики говорили так же много, как и об экосистемах. Это установка самого верхнего уровня, на ЦИПРе она была задана заместителем председателя правительства РФ Дмитрием Чернышенко в главной пленарной сессии. Последующие дискуссии проявили серьезные риски, которые возникают за благими намерениями клиентоцентрироваться.

magnifier.png Только сообщество самостоятельных компаний, находящихся в кооперационно-конкурентных отношениях, совместно использующих и развивающих ресурс больших данных, можно называть цифровой экосистемой

Цифровая экономика вокруг клиентов не центрируется. Она центрируется вокруг больших данных, а также вокруг технологических платформ, на то она и цифровая. А клиентоориентированность выражается в том, что субъекты цифровой экономики хотят получить полную информацию о своих клиентах, чтобы не только понимать их, но и, как сказал Дмитрий Чернышенко, предвидеть потребности. Недосказанность состоит в том, что высокий уровень контроля и предвидения открывает возможности манипулирования. На ЦИПРе прошло интереснейшее обсуждение проблем использования клиентских данных, накапливаемых операторами цифровых сервисов, как частными, так и государственными. Риски конфликта интересов, когда государство совмещает роли регулятора и игрока рынка больших данных, были представлены в выступлении вице-президента МТС Руслана Ибрагимова в секции «Клиентоцентричность: новые возможности развития государства и бизнеса». Выступления этой секции декоративно прикрывались клиентоцентричностью, но, по сути, все обсуждали большие данные и конфликты интересов в их использовании. Запись секции доступна здесь.


ИБРАГИМОВ.jpg
Руслан Ибрагимов, вице-президент МТС
Фото из открытых источников

А государственные компании, которые являются крупнейшими заказчиками ПО и электроники, понимают клиентоцентричность совершенно по-своему. ЦИПР показал, что они понимают это как ориентированность на них и клиентоцентричность вокруг них. Не случайно «Газпром нефть», «Росатом», «Ростелеком» и «Роскосмос» решили объединиться в ассоциацию крупнейших потребителей программного обеспечения. Но разве не государство определят их задачи, разве не подчиняются они государственной политике? Зачем ассоциация, если их уже объединяет и подчиняет себе государство? Какие другие интересы объединяют их, можно было понять по многим выступлениям заказчиков на ЦИПРе: чтобы использование ПО и оборудования было привычно, решения поставлялись бы комплексно и с минимальным вовлечением заказчиков в интеграцию, внедрение не вызывало бы задержек и дополнительных затрат. Эти требования идеально подводят к обоснованию невозможности перехода на российские программно-аппаратные платформы. Послушайте, например, выступление Дениса Ляшенкова из «Ростелекома» на секции «Новые перспективы 5G» и последующие ответы российских разработчиков.


ЛЯШЕНКОВ.jpg
Денис Ляшенков («Ростелеком»)
Фото из открытых источников

Заказчики, которые видят себя не потребителями, а участниками и партнерами в проектах создания доверенной информационной инфраструктуры, тоже были представлены на ЦИПРе, но, к сожалению, их было меньше. И им ближе идея сотрудничества с ассоциациями разработчиков, а не создание объединения потребителей.

Роль открытых технологий

Очень показательными были обсуждения в секциях «Микроэлектроника», «Открытые ПО и архитектура» и «Сквозные проекты рынка вычислительной техники». Их связывает продвижение процессорной архитектуры RISC-V в качестве приоритета технической политики. Хотелось бы радоваться за продвижение открытых технологий. Но как объяснить, что на крупнейшей конференции в области информационных технологий не обсуждаются десятки успешно реализованных и готовых к масштабированию проектов на процессорах «Байкал» и «Эльбрус»? Почему так велик перевес представителей «КНС Групп» (Yadro), компании, которая только планирует в ближайшие годы представить решения на RISC-V, по сравнению с представителями и партнерами «Байкала» и «Эльбруса»? 


ПОКРОВСКИЙ.jpg
Иван Покровский, исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники
Фото из открытых источников

Как получается, что в консультативных органах по вычислительной технике, уполномоченных Минпромторгом и Минцифрой на обзор сквозных проектов и экспертизу нормативного регулирования, интересы МЦСТ, ведущего российского производителя серверных процессоров, никем не представлены? Боюсь, что здесь та же проблема, что и с экосистемами: за витриной открытых технологий строятся планы, которые ведут в противоположном направлении — к консолидации рынка вычислительной техники одной группой компаний. Консолидация действительно нужна, но не монополизация. На мой взгляд, три процессорные архитектуры, «Эльбрус», ARM (процессоры «Байкал») и RISC-V очень хорошо дополняют друг друга. Разработчики решений на их основе могут не только конкурировать, подстегивая друг друга, но и активно кооперироваться, используя технологические особенности каждого решения с наибольшей отдачей. Можно понять, чем руководствуется «КНС Групп». Их процессор еще находится в разработке и выйдет в лучшем случае в 2022 году, а оборудование на его основе появится еще позже. Решения на «Эльбрусах» и «Байкалах» уже успешно внедряются, и при сохранении государственной политики и регулирования этот и следующий годы станут для них переломными — переход на массовый выпуск со значительным снижением цен и возможностей охвата рынка. Они же создают огромный спрос на контрактное производство электронных модулей и печатных плат в России. Заинтересованность конкурентов притормозить этот процесс понятна и не требует оправданий. Вопрос к государственным регуляторам: почему допускается доминирование в экспертных советах одного игрока в ущерб планам двух других? Как это сочетается с открытостью и развитием экосистем?

magnifier.png Государственные компании, которые являются крупнейшими заказчиками ПО и электроники, понимают клиентоцентричность совершенно по-своему. ЦИПР показал, что они понимают это как ориентированность на них и клиентоцентричность вокруг них

Многие компании отрасли знают, как сложно работать с российскими производителями процессоров, — у них нет достаточных ресурсов для технической поддержки и продвижения своих решений. Трудно возразить на упрек Александра Галицкого (Almaz Capital Partners) в адрес МЦСТ в неумении продавать. Рекомендую прослушать это в записи в конце секции «Сквозные проекты». Но российские разработчики микроэлектроники именно благодаря своему неумению и нежеланию продавать себя зарубежному конкуренту остались в России, даже когда большинство сотрудников компании МЦСТ в 2004 году перешли в компанию Intel. Только благодаря своему органическому «неумению продавать» они воссоздали компанию, сохранили инженерную школу, а в последние годы начали развивать экосистему партнеров.


ГАЛИЦКИЙ.jpg
Александр Галицкий (Almaz Capital Partners)
Фото из открытых источников

Тогда все были очарованы возможностями привлечения зарубежных инвестиций, встраиванием в цепочки глобальных корпораций и поведение команды Александра Кима выглядело странно, если не сказать дико. А сегодня дико выглядит продажа зарубежным компаниям стратегических интеллектуальных активов.

magnifier.png Заинтересованность конкурентов притормозить процесс понятна и не требует оправданий. Вопрос к государственным регуляторам: почему допускается доминирование в экспертных советах одного игрока в ущерб планам двух других? Как это сочетается с открытостью и развитием экосистем?

За российских производителей микропроцессоров трудно агитировать. У них множество недостатков по сравнению с зарубежными корпорациями. Но после ЦИПРа мне хочется призвать всех независимых производителей вычислительной техники поддержать МЦСТ и «Байкал». Думаю, что хорошие перспективы имеют все направления, где можно своим участием компенсировать их недостатки: в разработке и продвижении средств проектирования, в обеспечении совместимости ПО, в разработке и выпуске ODM-продукции на их процессорах, в проектной дистрибуции процессоров и средств проектирования. Боюсь, что, если экосистема не поднимется, произойдет сквозная «чеболизация» этого направления в обертке отрытых технологий и клиентоориентированности.

Клиентоориентированность была заявлена на ЦИПРе и основным критерием сквозных проектов, на которых концентрируются меры государственной инвестиционной и регуляторной поддержки. От Ассоциации разработчиков и производителей электроники мы много раз предлагали концентрировать меры поддержки на проектах внедрения российских программно-аппаратных платформ с использованием российских процессоров, очередное обращение было направлено в Минпромторг на прошлой неделе.


ФРЕЙКМАН.jpg
Владимир Фрейнкман (НТЦ «Протей»)
Фото из открытых источников

Критерий клиентоориентированности не противоречит внедрению российских технологических платформ, но принципиально важно, какой критерий главный. Если удовлетворение заказчика или, как настаивал на ЦИПРе Александр Галицкий, на потребителе, то это не позволит создать доверенную информационную инфраструктуру и поднять российскую промышленность, потому что для удовлетворения потребителя этого не требуется.

magnifier.png Заказчики, которые видят себя не потребителями, а участниками и партнерами в проектах создания доверенной информационной инфраструктуры, тоже были представлены на ЦИПРе, но, к сожалению, их было меньше. И им ближе идея сотрудничества с ассоциациями разработчиков, а не создание объединения потребителей

Прошу не рассматривать представленные выше оценки как общее негативное восприятие процессов, которые идут в отрасли информационных технологий. Общая оценка, которую можно дать по итогам ЦИПРа, — российская электроника и разработка ПО в России будут расти высокими темпами. Государство прилагает огромные усилия для того, чтобы это стимулировать и поддержать. Сейчас формируется политика и план развития, поэтому важно было заострить внимание на тех расхождениях, которые несут существенные риски.

Считаю, что, казалось бы, неподъемные задачи, такие как создание доверенной информационной инфраструктуры, снижение технологической и санкционной зависимости, выход микроэлектроники на конкурентный уровень, будут решены, если «есть слона по частям», объединив усилия. Например, Владимир Фрейнкман (НТЦ «Протей»), очень четко представил, как по частям съесть слона «Российское оборудование 5G»; подобные подходы, я надеюсь, будут согласованы в каждом направлении.


* Иван Покровский, исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники

Темы: Среда

Еще по теме:
14.07.2021
Все больше новых SPAC-компаний регистрируется не в США, а в офшорных зонах, а главными их клиентами становятся техностар...
10.07.2021
Умер Ирик Имамутдинов. Автор «Стимула» и «Эксперта», участник большинства проектов Инновационного бюро «Эксперт» и Инсти...
09.07.2021
Согласно новому проекту постановления правительства, российской вычислительной техникой можно будет считать и технику на...
02.07.2021
Несмотря на пандемию, бурный поток IPO компаний из технологических секторов в этом году может привести к тому, что будет...
Наверх