Хитроумный Сон

Vision Fund стал крупнейшим в мире частным фондом прямых технологических инвестиций
Хитроумный Сон
Глава Softbank Group Corp. и главный идеолог проекта Vision Fund Масаёси Сон убеждает японскую аудиторию в эффективности своей бизнес-стратегии (февраль 2017 года)
Фотография: gettyimages.com

В субботу 20 мая был опубликован пресс-релиз японской многопрофильной компании SoftBank Group (SBG), информирующий широкую общественность об официальном завершении первого этапа привлечения капитала в Vision Fund — новый глобальный фонд, который уже можно назвать самым крупным в мире частным фондом прямых технологических инвестиций.

По итогам стартовой фазы этого мегапроекта CEO SBG и главному идеологу создания Vision Fund Масаёси Сону удалось привлечь 93 млрд долларов. Основными дольщиками фонда в настоящее время являются сама SBG (28 млрд долларов), суверенный фонд Саудовской Аравии Public Investment Fund (45 млрд), еще один суверенный фонд из ОАЭ Mubadala Investment Co. (15 млрд), а также несколько ведущих технологических корпораций мира — Apple Inc., Qualcomm Inc., Foxconn Technology Group (Тайвань) и Sharp Corp. (их заявленные инвестиции заметно скромнее, чем у трех главных участников, — порядка 1 млрд долларов от каждой).

По заявлениям SBG и его ключевых партнеров по проекту, в течение ближайших шести месяцев процесс принятия инвестиционных обязательств вкладчиков фонда должен завершиться и его капитал достигнет целевой планки — 100 млрд долларов.

Важнейшим катализатором завершения первого этапа создания Vision Fund стало присоединение к нему дубайского Mubadala Investment Co. —решение об этом было обнародовано 14 мая. А последним по времени официальным вкладчиком Vision Fund, объявившем о намерении добавить в него миллиард долларов, стала 18 мая японская Sharp Corp., 66% акций которой в прошлом году приобрела тайваньская Foxconn (как было сказано выше, эта компания тоже один из активных участников проекта, хотя о точной сумме ее финансовых обязательств руководство официально пока не сообщало).

magnifier.png По итогам стартовой фазы создания самого крупного в мире частного фонда прямых инвестиций его главным идеолог Масаёси Сон привлек в «общую копилку» 93 млрд долларов

Как отметил в одном из своих недавних интервью Масаёси Сон, «Vision Fund не совсем типичный фонд: большая часть наших инвестиций будет нацелена на покупку от 20 до 40 процентов акций перспективных технологических компаний, то есть мы хотим стать их крупнейшими акционерами и получать места в советах директоров, чтобы иметь возможность непосредственно участвовать в процессе выработки дальнейшей стратегии развития этих компаний».

В пресс-релизе от 20 мая содержатся некоторые полезные уточнения об основных предполагаемых направлениях инвестиций фонда и его общей долгосрочной стратегии.

Так, в документе приводятся следующие слова г-на Сона: «[Новые] технологии способны ответить на ключевые вызовы и риски, с которыми сталкивается сегодня человечество. Однако для того, чтобы этот потенциал был реализован в полной мере, бизнесу необходимо привлечь долгосрочный капитал терпеливых инвестиционных партнеров, обладающих стратегическим видением будущего. SoftBank на протяжении многих лет совершал смелые инвестиции в трансформационные технологии и активно поддерживал “подрывных” предпринимателей. И общая стратегия Vision Fund тоже будет направлена прежде всего на стимулирование возникновения и роста инновационного бизнеса, который заложит фундамент нового этапа информационной революции».

Далее в пресс-релизе отмечается, что «фонд будет рассматривать варианты приобретения миноритарных и мажоритарных пакетов акций как в частных, так и в государственных компаниях — и пребывающих на самых ранних стадиях своего развития, и уже зрелых, многомиллиардных, которым нужна существенная финансовая поддержка для дальнейшего роста».

Если же говорить о более конкретных технологических направлениях предполагаемой деятельности Vision Fund, то идеологи проекта пока называют следующие ориентиры: интернет вещей (IoT); разработки в сфере создания искусственного интеллекта; робототехника; мобильные приложения и компьютерный софтвер; телекоммуникационная инфраструктура и собственно телеком-компании; вычислительная биология (биоинформатика) и прочие технологии, основанные на анализе big data; облачные вычисления, интернет-бизнес / электронная коммерция и финансовые технологии (финтех).

Уточняется также, что инвестиции фонда будут начинаться со 100 млн долларов и основным мозговым центром, призванным выявлять наиболее перспективные инвестиционные объекты, станет коллективный консультативный орган — SB Investment Advisers («Инвестиционные советники SB»), имеющий статус дочернего подразделения SBG. Его CEO назначен Раджив Мисра, нынешний руководитель управления стратегического финансирования SoftBank. Еще одной дочерней структурой SBG, которая будет оказывать консультативную и организационную поддержку фонду, станет компания Centricus Group Limited, официально зарегистрированная 16 мая в Лондоне.

magnifier.png С начала этого года информация о планируемых или уже сделанных крупных технологических инвестициях Softbank Group появляется практически каждую неделю

SBG и ее глава Масаёси Сон оставляют за собой право и далее осуществлять новые инвестиции «вне рамок фонда», а сам г-н Сон станет единственной ключевой фигурой Vision Fund, обладающей особыми полномочиями при принятии инвестиционных решений.

Сам Vision Fund получит права на приобретение в будущем значительной части нынешних активов SBG, в том числе 25% ее акций в британской ARM Holdings (рыночная стоимость этого пакета акций ARM сейчас оценивается в 8,2 млрд долларов), которые одновременно являются имущественным (неденежным) вкладом японской компании в общий капитал фонда. Помимо этого г-н Сон предлагает своим партнерам по фонду вложиться в другие его недавние проекты (в числе специально упомянутых в пресс-релизе компании-стартапы Guardant Health, OneWeb и SoFi) и в два более солидных объекта инвестиций SBG — Intelsat и NVIDIA.

SBG шагает по планете

Инвестиционная империя Масаёси Сона SoftBank Group на протяжении многих лет привлекает к себе повышенный интерес аналитиков технологического рынка.

Не вдаваясь в подробности его многочисленных приобретений (главные из его более ранних проектов мы кратко опишем ниже), отметим лишь те из них, которые вызвали наибольший ажиотаж в последние полгода. Причем, как отмечают многие СМИ, с начала этого года информация о планирующихся или уже совершенных инвестициях SBG появляется практически каждую неделю.

В декабре 2016-го SoftBank вложил 1 млрд долларов в спутниковую телекоммуникационную компанию OneWeb (штат Флорида, США), а двумя месяцами позднее добавил еще 1,7 млрд для сделки по слиянию OneWeb с ее ключевым конкурентом Intelsat.

В марте 2017-го SoftBank проинвестировал на 300 млн долларов еще один американский стартап — сетевую коворкинговую компанию WeWork. В дальнейшем предполагается существенно увеличить финансирование этого проекта (называются суммы порядка 3 млрд долларов), и, по неофициальной информации, главным источником новых вливаний станет уже Vision Fund, а не SBG.

В апреле SBG предоставил 5 млрд долларов из общей суммы 5,5 млрд, полученных по итогам первого раунда фандрайзинга новой звездой китайского рынка онлайн-заказа такси Didi Chuxing (главный конкурент Uber в Китае).

11 мая стало известно, что SBG выступил лидером инвестиционного консорциума, вложившего 502 млн долларов в британский стартап Improbable Worlds Ltd., который занимается разработкой компьютерных виртуальных симуляторов, в частности специализированной операционной системы SpatialOS.

А уже на следующий день, 12 мая, SBG снова возглавил группу инвесторов, предоставивших 360 млн долларов другой британской инновационной компании — Guardant Health, работающей над созданием перспективных методов лечения онкологических заболеваний.

Наконец, самая последняя по времени серьезная инвестиция г-на Сона, о которой мы сообщали буквально на днях, — 1,4 млрд долларов, вложенных SBG в ведущего индийского оператора мобильных платежей Paytm.

6 декабря 2016 года Масаёси Сон добился аудиенции в Белом доме у нового президента США Дональда Трампа

6 декабря 2016 года Масаёси Сон добился аудиенции в Белом доме у нового президента США Дональда Трампа

Фотография: gettyimages.com

Японский технологический Баффет

Масаёси Сону в августе исполнится 60 лет. Он родился в небольшом городке Тосу (префектура Сага) в очень бедной семье иммигрантов из Южной Кореи. В детстве это, по-видимому, сыграло немалую роль в закаливании его характера (позднее Сон рассказывал, что в школе его не раз забрасывали камнями японцы-одноклассники).

В шестнадцатилетнем возрасте он решился переехать в более толерантные США, где окончил Калифорнийский университет в Беркли по специальности «экономика», очень увлекся компьютерным софтом и создал при помощи нескольких местных профи-программистов карманный восьмиязычный переводчик, благодаря которому и заработал свои первые большие деньги (его устройство приобрела компания Sharp то ли за 450 тыс., то ли за 1 млн долларов — информация о выплаченной сумме сильно разнится в зависимости от ее источников).

В 1980 году Сон все-таки вернулся в Японию и в сентябре 1981-го создал в Токио Softbank Corp., исходную версию будущей многопрофильной империи SBG, которая на первом этапе своей деятельности осваивала привычную Сону по его американскому прошлому ниву торговли ПО. Некоторое время дела компании шли из рук вон плохо, но Сону снова повезло — его идеями о массовом распространении в Японии компьютерного софта неожиданно заинтересовалось руководство третьего по размерам дистрибутора бытовой электроники в стране Joshin Denki.

Каким-то чудесным образом Сону удалось убедить Joshin Denki в том, что он и его компания (в то время в ней работало всего несколько сотрудников) — «лучшие продавцы софта в Японии» (Сон рассказывал об этом в своих более поздних интервью), и уже в 1984 году сказка стала былью: Softbank Corp. заполучила 50% розничного рынка компьютерного ПО.

После этого успеха Масаёси Сон разошелся не на шутку: предприимчивый бизнесмен стал активно (и на первый взгляд несколько беспорядочно) внедряться в другие рыночные отрасли и сектора — телефонию, широкополосный интернет, робототехнику, занимался выпуском массовых журналов и газет и проч.

По примерным подсчетам его современных биографов, к середине нынешнего десятилетия в послужном списке Сона-инвестора значилось более 600 различных проектов (большая часть из них имела отношение к софтверу, интернету и телекоммуникациям). Очень многие закончились полным провалом (так, в результате схлопывания интернет-пузыря в начале 2000-х он якобы умудрился потерять 70 млрд долларов), но как минимум два его решения оказались очень удачными: в апреле 1996 года он приобрел треть акций молодой компании Yahoo, а в 2000-м вложил скромные 20 млн долларов в никому неизвестную тогда Alibaba (и опять-таки получил треть ее акций) — безусловно, это самое звездное из его приобретений.

Еще одним легендарным эпизодом его бизнес-истории стала встреча со Стивом Джобсом, по итогам которой он сумел договориться об эксклюзивных правах на последующее распространение в Японии первой версии iPhone.

magnifier.png В СМИ его часто называют «японским Биллом Гейтсом», однако сам Масаёси Сон предпочитает другую аналогию: в одном из своих недавних интервью он признался, что хочет стать «технологическим Уорреном Баффетом»

В 2013 году г-н Сон купил за 21,6 млрд долларов 80% акций Sprint Corporation, входящей в «большую четверку» американских компаний —операторов беспроводной связи. А в середине 2016-го заключил крупнейшую сделку за всю историю европейской техноиндустрии, приобретя за 24 млрд фунтов стерлингов (31,6 млрд долларов по тогдашнему курсу) 75,01% акций британской ARM Holdings, ведущего разработчика и лицензиара микропроцессорной архитектуры (RISC-процессоров) для портативных цифровых устройств.

В СМИ Масаёси Сона часто называют «японским Биллом Гейтсом», однако сам он предпочитает другую аналогию: в одном из своих недавних интервью г-н Сон признался, что хочет стать «технологическим Уорреном Баффетом».

В 2010 году была официально опубликована стратегия развития SBG на ближайшие три десятилетия (SoftBank's Next 30-Year Vision), более того, сам г-н Сон неоднократно заявлял, что располагает видением будущего своей компании на триста лет вперед.

Г-н Сон также известен своим умением напрямую общаться с политическими лидерами ведущих стран мира (о наличии у него недюжинного таланта «обольщения» коллег по бизнесу можно догадаться даже по краткому биографическому экскурсу, равно как и по списку технологических компаний, привлеченных им к участию в Vision Fund). Так, он неоднократно встречался с индийским премьер-министром Нарендрой Моди (и еще в 2014 году пообещал, что в течение ближайших десяти лет вложит в различные технологические компании страны порядка 10 млрд долларов). Он имел телефонную беседу с президентом Южной Кореи Пак Кын Хе в сентябре 2016 года (незадолго до объявления ей импичмента) и, понятное дело, обсуждал с ней возможные инвестиции в страну своих предков. Самым эффектным его PR-ходом стала личная встреча 6 декабря прошлого года в Белом доме с новоизбранным президентом США Дональдом Трампом, после которой последний с удовольствием сообщил в своем твиттере, что г-н Сон готов проинвестировать американскую экономику на 50 млрд долларов и создать в ней дополнительные 50 тыс. рабочих мест, панибратски назвав при этом японского миллиардера «Масой из Японии» (Masa of Japan).

Наконец, особо стоит отметить мастерство, с которым г-н Сон убедил ключевых арабских партнеров в перспективности своего Vision Fund: в результате многочасовых переговоров с заместителем наследного принца Саудовской Аравии Мухаммадом бин Салманом, нынешним третьим лицом в аравийской иерархии, в конце прошлого года г-н бин Салман дал добро на вложение 45 млрд долларов из курируемого им суверенного фонда Public Investment Fund в мегапроект японского миллиардера. А уже в середине мая, как мы уже рассказали, очередными крупными пайщиками Vision Fund стали дубайские шейхи, определяющие инвестиционные потоки суверенного фонда ОАЭ Mubadala Investment Co. Правда, по мнению ряда независимых аналитиков, столь эффективная работа Масаёси Сона с арабскими нефтяными королями отчасти объясняется тем, что до этого у них почти не было практического опыта инвестирования в хайтек-проекты и, столкнувшись с необходимостью срочно изыскать выгодные объекты для расходования накопившихся огромных финансовых активов, просто стали «легкой жертвой» японского магната.

И вполне ожидаемо, что долгожданное официальное объявление о запуске Vision Fund было сделано именно во время визита президента США в Саудовскую Аравию: хитроумный комбинатор Сон тем самым как бы намекнул на свое желание поучаствовать в будущих многомиллиардных контрактах или, по крайней мере, не преминул еще раз напомнить саудитам и их соседям из ОАЭ о своей важнейшей роли консультанта-посредника в их инвестиционных проектах.

Темы: Инновации

Еще по теме