GE лечится от иллюзий

Продав самый лакомый кусок своего фармацевтического бизнеса, погрязший в долгах американский машиностроительный гигант решил сосредоточиться на более традиционных для него направлениях — энергетике и авиадвигателях
GE лечится от иллюзий
Американский машиностроительный гигант решил сосредоточиться на энергетике
CompMechLab

После нескольких откровенно провальных лет у легенды американской индустрии General Electric (GE), похоже, наконец появился повод для осторожного оптимизма.

Новый председатель совета директоров и CEO GE Лоуренс (Ларри) Калп, ставший очередным главой компании в конце октября прошлого года, сразу приступил к решительным действиям и со свойственной ему наполеоновской энергией и быстротой приступил к дальнейшей расчистке авгиевых конюшен чрезмерно разросшегося промышленно-финансового конгломерата.

 

Новый CEO

В понедельник 25 февраля стало известно, что GE договорилась о продаже своего перспективного бизнес-подразделения BioPharma компании Danaher Corp. за 21,4 млрд долларов, из которых 21 млрд будет выплачен наличными. Эту масштабную сделку официально планируется закрыть в четвертом квартале 2019 года.

Дополнительную пикантность новости о продаже GE BioPharma придает тот факт, что довольно долго, с 2001 по 2014 год, Лоуренс Калп занимал должность CEO компании Danaher, которая и стала контрагентом GE в сенсационной сделке.

Danaher, как и GE, представляет собой диверсифицированный промышленный холдинг (компания была создана полвека назад, в 1969 году, и базируется в Вашингтоне), однако его специализация более узкая: Danaher занимается в основном производством медицинского оборудования и диагностических инструментов.

magnifier (1).png GE договорилась о продаже своего перспективного бизнес-подразделения BioPharma компании Danaher Corp. за 21,4 млрд долларов, из которых 21 млрд будет выплачен наличными

Согласно информации, опубликованной изданием Business Insider,

руководство Danaher впервые обратилось к GE с предложением о покупке ее подразделения BioPharma еще в апреле прошлого года. Но тогдашний глава GE Джон Фланнери и его ближайшие советники отвергли это предложение. Смена руководства GE в октябре и приход в нее бывшего многолетнего CEO Danaher Ларри Каспа содействовали возобновлению переговоров о возможной сделке, и уже в январе 2019-го ее детали были предварительно согласованы обеими сторонами.

Комментируя сделку для прессы, Калп заявил, что намерен «сосредоточиться на эффективном управлении оставшимися основными бизнес-активами компании».

К этим «оставшимся основным активам» GE прежде всего относятся авиационное подразделение (Aviation), а также блоки «Энергетика (GE Power) и «Возобновляемые источники энергии» (GE Renewable Energy).

Кроме того, к числу «дополняющих бизнес-блоков», которые пока еще вроде бы не стали объектом предпродажной подготовки в быстро распадающейся империи GE, можно отнести ее относительно новые подразделения «Софтверные разработки» (GE Digital) и «Промышленные технологии трехмерной печати» (GE Additive).

ДЖ ЭЛ КАЛП.png
Новый председатель совета директоров и CEO GE Лоуренс (Ларри) Калп, ставший очередным главой компании в конце октября прошлого года, сразу приступил к решительным действиям
CNN.com

 

Долой балласт

Прошлый год оказался провальным для ветерана американской индустрии, акции которого к декабрю обрушились более чем на 70% по сравнению с показателями середины 2016-го.

Так, 12 декабря котировки акций GE на NYSE достигли исторического минимума — 6,45 доллара, хотя справедливости ради надо сказать, что акции компании падали и в течение всего 2017 года, по итогам которого ее рыночная капитализация упала почти на 140 млрд долларов.

Кроме того, сильным ударом по деловой репутации GE стало ее исключение из сакрального списка участников старейшего фондового индекса США Dow Jones Industrial Average (DJIA), о чем было официально объявлено в июне. (Детали этого болезненного «расставания» GE с Dow Jones, а также основные вехи современной истории компании мы подробно описывали в статье «Прощание с легендой»).

magnifier (1).png Прошлый год был абсолютно провальным для ветерана американской индустрии, акции которого к декабрю обрушились более чем на 70% по сравнению с показателями середины 2016-го

Общая выручка GE за 2018 год составила 121,6 млрд долларов — на 3% больше, чем в 2017-м, однако ее чистый убыток по итогам прошлого года достиг 22,443 млрд долларов (в 2017-м он составил чуть более пяти миллиардов).

Зато первые два месяца 2019 года оказались для компании на удивление ободряющими: с начала года ее котировки выросли почти на 47% (по итогам биржевых торгов 26 февраля они составили 10,66 доллара за акцию).

И, по всей видимости, на эту позитивную динамику значительное влияние оказала очередная смена руководства компании, которая, как мы уже отмечали, произошла в октябре 2018-го.

Напомним, что еще в августе 2017-го ушел в отставку президент и CEO GE Джеффри Иммелт, шестнадцатилетний период правления которого, по мнению многих аналитиков, оказался «абсолютно провальным для ее акционеров». Тогда его ненадолго сменил Джон Фланнери, работавший в компании с 1987 года и ранее возглавлявший одно из наиболее успешных подразделений компании GE Healthcare.

Фланнери, продержавшийся на посту главы GE чуть более года, в частности, заявлял о своем намерении к концу 2019-го «сбросить» еще около 20 млрд долларов избыточных активов компании. Одним из этих лишних активов был обозначен железнодорожный бизнес компании (GE Transportation); кроме того, в планах г-на Фланери якобы также числился исконный бизнес Томаса Эдисона, то есть подразделение по производству бытовой осветительной техники.

Впрочем, новая бизнес-стратегия компании, главным элементом которой стало ее последовательное разукрупнение и массовая распродажа многочисленных непрофильных (или избыточных) активов, фактически была обозначена Джеффри Иммелтом еще в первой половине 2015 года.

Причем в качестве главного балласта, от которого решила тогда в приоритетном порядке избавиться GE, был выбран ее финансовый блок GE Capital.

Но несмотря на энергичные шаги, предпринятые за последние несколько лет на этом генеральном направлении, как следует из последнего годового отчета GE, доставшиеся в наследство от прошлого руководства GE астрономические долги по двум основным финансовым видам деятельности — страховому и пенсионному бизнесу (соответственно 35,6 млрд и 27,2 млрд долларов) продолжают жестко диктовать Лоуренсу Калпу и его команде дальнейшие стратегические решения.

Весьма удачно проданное новым руководством GE подразделение BioPharma входило в состав крупного бизнес-блока GE Life Sciences, который, в свою очередь, является частью ее наиболее прибыльного сегмента Healthcare.

magnifier (1).png Помимо громкой продажи биофармацевтического подразделения в тот же понедельник 25 февраля GE объявила о закрытии другой важной сделки с компанией Wabtec Corporation, фактически завершающей выделение из нее железнодорожного блока GE Transportation

Общий объем продаж сегмента GE Healthcare в 2018 году составил 19,78 млрд долларов (в 2017-м — 19,02 млрд), а его прибыль по итогам прошлого года — 3,70 млрд долларов (3,49 млрд в 2017 году, причем в 2017-м на долю GE Healthcare пришлось 43,2% совокупной операционной прибыли «большого» GE).

Само же подразделение BioPharma в прошлом году принесло в общую копилку компании порядка трех миллиардов долларов (около 15% общих доходов в сегменте GE Healthcare), из которых на продажи различных биотехнологических продуктов пришлось более 2,5 млрд. По оценкам многих рыночных аналитиков, именно BioPharma считалась наиболее многообещающим компонентом биомедицинского сегмента GE, обеспечивавшим на протяжении последних нескольких лет стабильно высокую маржу.

Подразделение BioPharma занимается разработкой, маркетингом и продажей инновационных расходных биоматериалов, в частности специальной защитной пленки Fortem, производством хроматографического оборудования, созданием технологий и материалов для выращивания клеточных культур, различных медицинских приборов и проч.

Помимо громкой продажи биофармацевтического подразделения в тот же понедельник 25 февраля GE объявила о закрытии другой важной сделки с компанией Wabtec Corporation (она входит в состав другого полулегендарного промышленного холдинга — Wabco, у истоков которого в середине XIX века стоял Джордж Вестингхауз), фактически завершающей выделение из нее (спин-офф) железнодорожного блока GE Transportation.

Сделка с Wabtec, предусматривающая создание новой компании Transportation Systems Holdings Inc. под совместным управлением, а также получение GE от партнера в этом проекте 2,9 млрд долларов наличными и доли в 24,9% в акционерном капитале Wabtec, была официально анонсирована Джоном Фланнери еще в конце мая прошлого года.

ДЖ ЭЛ ГРАФ.png

 

Без долгов в светлое будущее?

Безусловно, 20 с лишним миллиардов долларов наличными от Danaher для погрязшей в долгах GE оказались как нельзя кстати.

В то же время, по мнению независимых экспертов, продажа самого динамично развивающегося подразделения, входившего в состав GE Healthcare, поставило под сомнение планы предыдущего руководства компании по отправке GE Healthcare в свободное плавание, в результате чего мог быть создан очередной глобальный фармацевтический гигант.

По сведениям ряда американских СМИ, конфиденциальную заявку в Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC) на осуществление IPO Healthcare головная компания подала еще в декабре прошлого года.

Но в интервью CNBC по горячим следам заключенной сделки с Danaher Лоуренс Калп честно признал, что это IPO, ранее запланированное на 2019 год, теперь представляется маловероятным.

А уже после завершения биржевых торгов во вторник 26 февраля GE официально опубликовала долгожданный отчет о своей деятельности за 2018 год. И, судя по первой реакции рынка, он был воспринят вполне позитивно: по крайней мере, в начале торгов на NYSE в среду 27 февраля котировки акций GE демонстрировали умеренно бодрую динамику.

magnifier (1).png В качестве важнейшего приоритета в дальнейшей стратегии компании 

г-н Касп четко обозначил энергетику: предусматривается очередная 

реорганизация путем придания самостоятельности основному газотурбинному бизнесу GE

В сопровождающем этот документ официальном письме, адресованном акционерам компании, Лоуренс Касп отметил, что у GE «накопился слишком большой долг, и она намерена в самое ближайшее время существенно сократить его» при помощи «серии продуманных шагов».

Господин Касп уточнил, что GE располагает «дополнительными возможностями для получения денежных средств с целью снижения долговой нагрузки, включая оставшиеся доли GE в Baker Hughes (крупномасштабная сделка с нефтегазовой сервисной компанией Baker Hughes, осуществленная в 2016–2017 годах, по некоторым оценкам, обошлась GE примерно в 30 млрд долларов. — “Стимул”) и Wabtec Corporation», а также благодаря «гибкости нашего перспективного бизнеса в области здравоохранения».

Что касается пресловутой «гибкости» GE Healthcare, то, судя по последним комментариям руководства компании, в дальнейшем она может выставить на продажу около половины его активов, но от детализации этих планов Лоуренс Касп пока предпочел воздержаться.

В качестве же важнейшего приоритета в дальнейшей стратегии компании г-н Касп четко обозначил энергетику (power business)ё: предусматривается очередная реорганизация путем придания самостоятельности основному газотурбинному бизнесу GE — отделению его от прочих направлений деятельности в power-блоке.

Темы: Компания

Еще по теме
«ОРГА-Зеленоград», владея замечательными научно-техническими кадрами, не раз становилась лидером новых рынков, но оказал...
История доминирования Tesla на мировом электромобильном рынке близится к завершению. На большой EV-арене появляются дино...