С почти самолетной скоростью

Иркутская фармацевтическая компания «Фармасинтез» — одна из самых быстроразвивающихся на российском рынке. Сегодня ее цель — вывод оригинальных препаратов на рынок мировой
С почти самолетной скоростью
Заводы компании «Фармасинтез» построены по нормам GMP
Фотография: компания «Фармасинтез»

Викрам Пуния, основатель компании «Фармасинтез», — любитель высоких скоростей. Его не устраивают даже самые крутые спортивные машины, их возможности он с помощью мастеров расширяет и разгоняется на полигонах или пустынных трассах чуть ли до скорости самолета. Точно так же он действует и в бизнесе. Начав в 1997 году с нуля, он искал перспективные ниши, вывел компанию в «средний класс» российской фармы, затем воспользовался шансами импортозамещения и сейчас, ежегодно ускоряясь, намерен стать лидером в России и начать осваивать мировой рынок. В этом году компании исполнится двадцать лет. А два десятилетия назад ничто не предвещало, что загнанная в самый дальний угол российская фарма за столь короткий срок (это не сотни лет развития мировых лидеров) окрепнет настолько, чтобы начать переходить от производства дженериков к оригинальным препаратам. «Фармасинтез» — одна их российских компаний, которая смело раздвигает границы возможного, стремясь стать значимым игроком на мировой арене.

Студент, коммерсант, бизнесмен
Викрам Пуния: «Любой руководитель мечтает стать производителем оригинальных препаратов»

Викрам Пуния: «Любой руководитель мечтает стать производителем оригинальных препаратов»

Фотография: Дмитрий Лыков  

Он приехал из Индии в Россию учиться в мединституте. Вовсе не потому, что в его стране институты хуже или у него не было возможности поступить в одно из лучших индийских учебных заведений. Викрам Пуния вырос в состоятельной семье девелопера в Джайпуре, учился в одной из лучших частных английских школ. Но, как утверждает Викрам, в Индии, как ни странно, его угнетал местный климат, особенно жара. Что ж, после почти рулеточного выбора, он оказался в Иркутском мединституте. Конечно, холодновато ему было в Сибири, но в отличие от своих соотечественников, в первую же зиму сбежавших на родину, Викрам остался. Уже в институте, в начале 1990-х, Викрам понял, что у него нет ни малейшего желания увеличивать число врачей с низкой зарплатой, сколь бы благородной ни была эта профессия, и перевелся на фармфакультет с прицелом влиться в ряды коммерсантов. Середина 1990-х — райское время для начинающих бизнесменов, если они смогли правильно выбрать сферу деятельности и не ломались при первых же неудачах. Импорт потоком лился в Россию, но главным образом в столицу. Там уже вовсю начали продаваться индийские лекарства, а в Иркутске их не было.

И Пуния решил исправить ситуацию. Его желание было столь велико, что не смущало даже отсутствие денег. Он начал осторожно договариваться в Москве с представителями индийских компаний, а в Иркутске — с небольшими оптовиками: и те и другие опасались давать кредит или предоплату, но в конце концов упорный молодой бизнесмен уговорил их на небольшие пробные партии. Дело пошло, доверие росло, появились первые приличные контракты с крупными сибирскими предприятиями, и за первые два года работы Викрам Пуния заработал своей первый миллион долларов. Он был рожден для предпринимательства. И стал не только искусным продавцом, но и дипломатом. Вопрос поставки препаратов в Якутию он решил, ни много ни мало использовав долг Индии России — перенаправив часть его в Якутию для закупки лекарств. Разумеется, предварительно договорившись с Москвой.

magnifier (1).png На миллион производство не построишь. Пошел в банк. Без особой, надо признать, надежды. На удивление, убежденность молодого патриота нероссийского происхождения, доказывавшего, что стране нужно производить свои лекарства, подействовала

На миллион производство не построишь. Пошел в банк. Без особой, надо признать, надежды. На удивление, убежденность молодого патриота, нероссийского происхождения, доказывавшего, что стране нужно производить свои лекарства, подействовала. Пуния взял в кредит еще пару миллионов и стал строить завод. Причем сразу решил, что не сарайного типа, а как положено, пригласив иностранных специалистов. Он был убедителен и перед строителями: завод построили за рекордные два года, и в 1999-м первый завод компании «Фармасинтез» запустили. А ведь бывшие коллеги по цеху участливо предупреждали: не нужно туда лезть, шею сломаешь, а то и выскочкой называли, у которого, конечно же, ничего не получится. Иных звезда уже погасла, а «Фармасинтез» набирает обороты.

pencil-striped-symbol-for-interface-edit-buttons.pngАнтиретровирусные препараты

Лекарственные средства, применяемые для терапии и профилактики ВИЧ-инфекции. Существует несколько классов антиретровирусных препаратов, действующих на разные мишени, к примеру, они препятствуют встраиванию вирусной ДНК в геном человека, размножению вирусных частиц или формированию вирусных белков. Сочетание нескольких препаратов называют высокоактивной антиретровирусной терапией, позволяющей существенно улучшать качество жизни пациентов и продлевать их жизнь.

Правильно выбрать нишу

Новая компания решила сосредоточиться на противотуберкулезных препаратах: спрос очевидный и стабильный, молекулы известны и в основном уже утратили патентную защиту, отобрать нишу у иностранцев вполне возможно. В 2005 году «Фармасинтез» запустил второй свой завод в Уссурийске. Какое-то время компания зарабатывала на противотуберкулезных дженериках, но словно топталась на месте. Что-то застревало в Москве, где работали совладельцы Викрама, имевшие небольшие пакеты. Перевоспитывать их он не немеревался, а собрался с силами и выкупил все пакеты. И с 2008 года начался рост. В 2009-м построили третий завод в Иркутске, затем ликвидировали первый завод и построили огромный новый в 2014 году. Чуть позже купили высокотехнологичный завод в Тюмени, который был построен по заказу области немцами, но что-то там не сложилось и власти искали эффективного собственника. В 2015-м построили завод по производству субстанций в Братске, и сейчас компания завершает строительство завода в особой экономической зоне Санкт-Петербурга. Это производство — для онкологических препаратов. Там же планируется построить и биотехнологический завод. А попутно строится производство в Казахстане.

Несмотря на то что в те годы хозяйкой положения была торговля, дававшая фантастические прибыли, Викрам Пуния как хороший стратег просчитывал ходы наперед. Свое будущее он видел в производстве. К этому подталкивали и нестыковки в торговле. «Один противотуберкулезный диспансер просил нас поставить сто упаковок некоего лекарства, — рассказывает Викрам Пуния. — А мы никак не могли договориться с поставщиком. Я думаю: ну не бог весть что эти копеечные таблетки и тем не менее один из базовых препаратов, без которого никуда. А почти вся Сибирь без них. Неужели так трудно их произвести? Ну я и закусил удила».

Динамика выручки (без НДС)
Динамика выручки компании «Фармасинтез» (без НДС)

Наметив отобрать нишу у иностранцев, Пуния не просчитался. Сейчас один только «Фармасинтез» покрывает половину российского рынка противотуберкулезных препаратов и треть рынка антиретровирусных препаратов против ВИЧ. Это в деньгах. В упаковках, конечно, на обоих рынках больше половины. Помогла и поддержка правительства, нацелившая отрасль в первую очередь на импортозамещение и накачивание мускулов для перехода к более высокотехнологичным продуктам.

Викрам Пуния с самого начала делал ставку на лучшие компетенции в своей области, поэтому всегда тщательно относился к подбору персонала. «Я убежден, что у меня лучшие кадры в отрасли. Об этом говорит и доля на рынке, и тот факт, что мы способны генерировать новые идеи». Известно, что туберкулез — болезнь коварная, ко многим препаратам вырабатывается устойчивость. «Фармасинтез» в 2013 году вывел на рынок свой оригинальный препарат «Перхлозон», который десять лет разрабатывали в сотрудничестве с Иркутским институтом органической химии РАН как раз против устойчивых форм туберкулеза.

Сегодня «Фармасинтез» — единственная компания, которая обладает полной линейкой противотуберкулезных и антиретровирусных средств. В ее портфеле около 100 наименований препаратов. За последние пять лет на рынок выведено около 40 наименований. Викрам Пуния считает заслугой компании достижение почти полной независимости в этой нише. Важно, что это касается полного цикла производства: в стране ведь не так много фармкомпаний, которые сами делают субстанцию. «Конкурировать с Китаем и Индией, которые производят субстанции для всего мира, очень трудно, и это убило российское производство субстанций, — говорит Пуния. — К тому же раньше государство никак не стимулировало это производство. Но если стоит вопрос о безопасности, мы должны это делать. Для нас же это еще и вопрос стабильности качества. Мы потому и построили пять заводов разных форм, хотя по контракту можем производить свои препараты за три рубля в том же Китае или Индии, чтобы быть уверенными и ответственными». Педантичный и склонный к перфекционизму Пуния хотел бы контролировать свой продукт от начала и до конца. 

magnifier (1).png  Решив отобрать нишу у иностранцев, Пуния не просчитался. Сейчас один только «Фармасинтез» покрывает половину российского рынка противотуберкулезных препаратов и треть рынка антиретровирусных препаратов против ВИЧ

В оригиналы и на экспорт

«Поверьте мне, у любого предприятия или у владельца, наверное, есть мечта в конце концов стать производителем оригинальных препаратов. И я тут не исключение. Эта мысль у меня в голове постоянно. Поэтому с какого-то времени я и коллеги стали регулярно посещать крупные научные конференции, общаться с учеными, институтами, — рассказывает Викрам Пуния. — Когда мы научились делать дженерики в своей области, освоив почти все известные в мире, конечно, задумались об оригинальных препаратах, тем более что был на это спрос». «Перхлозон» стал первым оригинальным препаратом. Он хорошо продается в России, уже зарегистрирован в 20 странах, и есть возможность выводить его на те рынки, где в нем нуждаются.

Сейчас во второй фазе клинических исследований находится еще один оригинальный препарат, на который компания возлагает большие надежды. Это молекула нового класса, разработанная в партнерстве с Иркутским институтом хирургии для лечения постоперационных спаек. «Это большая проблема в мире, — рассказывает Викрам Пуния, — и мы первыми разработали действительно революционный препарат». «Фармасинтез» рассчитывает зарегистрировать препарат как прорывной в США. Только там препарат может рассчитывать на рынок как минимум в 1,5 млрд долларов. Но им уже интересуются во многих странах мира. Если раньше компания свою продукцию почти не экспортировала, то с созданием новых препаратов естественно этим заняться вплотную. Сейчас экспортируются дженерики примерно на 5–7 млн долларов, а в ближайшие несколько лет экспорт увеличится раз в десять даже без потенциального бестселлера в хирургии.

«Фармасинтез» производит уже не только дженерики, но и инновационные лекарства
«Фармасинтез» производит уже не только дженерики, но и инновационные лекарства
Фотография: компания «Фармасинтез»

Как и многие фармацевтические компании в мире, «Фармасинтез» не рассчитывает генерировать новые идеи только внутри компании. Специалисты активно мониторят научную среду, и не только российскую, присматриваются к стартапам. Пуния считает, что компания уже вошла в ту фазу, когда можно готовиться к выходу на мировую арену. «Для того чтобы сделать это, ты должен сначала накопить опыт, деньги, возможности внутри российского рынка. Ведь если ты возьмешь российский рынок — один из десяти крупнейших рынков мира, то с этим опытом можно выходить и отгрызать куски мирового, — считает Пуния. — Конечно, многое зависит от удачи в инновационных разработках. Но я горю, ищу и очень интенсивно работаю».

Викрам Пуния — харизматичный лидер, признают, что именно он задает импульсы компании. Но так выстраивает коллектив, чтобы эти импульсы не гасли. «Для меня важно, как будет жить компания без меня, потому что я не собираюсь ею руководить до глубокой старости, — признает Викрам. — Неважно, кто будет двигать — сыновья или менеджмент, возможно, в какой-то момент мы станем публичной компанией, но я хочу, чтобы этот драйв продолжался и лет через пятнадцать мы бы стали значимой компанией в мировой фармацевтике».

Сейчас «Фармасинтез» — одна из самых быстроразвивающихся компаний на своем рынке. Среднегодовой темп ее прироста за последние пять лет составил 57%. К 2020 году компания планирует увеличить оборот в пять раз. В 2016 году «Фармасинтез» вошел в число 30 компаний, отобранных в приоритетный проект Минэкономразвития РФ «Поддержка частных высокотехнологичных компаний лидеров “Национальные чемпионы”», с целью создания на их базе крупных транснациональных корпораций с российской пропиской.

verified-text-paper.png Стратегия «Фармасинтеза» — образец последовательности и постоянной фокусировки на конечной цели. Викрам Пуния мечтал об оригинальных препаратах для глобального рынка. Но начал он с торговли импортными лекарствами. Накопив стартовый капитал, он взял кредит в банке на строительство фармацевтического завода. Пуния строил завод за заводом, чтобы производить дженерики для внутреннего рынка, вытесняя с него иностранных производителей, также он организовал собственное производство субстанций, которые в основном нашими производителями импортируются. Параллельно «Фармасинтез» наращивал научную базу и разрабатывал оригинальные препараты. После того как оригинальные препараты закрепились на внутреннем рынке, Пуния приступил к атаке рынка мирового и намеревается занять на нем лидирующие позиции.

Темы: Компания

Еще по теме
У команды скромного и малоизвестного стартапа «Нейробаланс» есть успешный кейс: их онлайн-тренажер психофизиологических ...
Два ключевых игрока мирового инсулинового рынка сошлись в схватке за разработчика препаратов для лечения редких заболеваний...