Наука и технологии 12 Декабря 2019

Приглашаем не стареть

Ученые уверены, что можно бороться со старением и отодвинуть границу максимальной продолжительности жизни. Эти цели будут достигнуты, если больше инвестировать в фундаментальную науку
Приглашаем не стареть
Примерной границей максимальной продолжительности жизни считается 120 лет. Самая знаменитая долгожительница Жанна Кальман почила в возрасте 122 лет
amazing.zone

С ейчас примерной границей максимальной продолжительности жизни считается 120 лет. Самая знаменитая долгожительница Жанна Кальман почила в возрасте 122 лет, при этом, как она заявила на своем 120-летии, в 110 она бросила курить, а чуть раньше — ездить на велосипеде, но не отказывалась от порто и шоколада. Некоторые исследователи, правда, подвергают сомнению, что это на самом деле была Жанна, а не ее дочь. Но это и не важно, в конце концов. В мире не так мало долгожителей, которые уже отпраздновали столетний юбилей. В 2012 году, по некоторым данным, насчитывалось 343 тысячи «столетников», к 2050 году, по прогнозам, их будет более трех миллионов.

На прошлой неделе в Москве прошла конференция «Инвестиции в бессмертие», организованная Forbes Russia при поддержке некоммерческого проекта Centaura. Конференция была посвящена вопросам научного прогресса в борьбе со старением и инвестициям в биотехнологии. В ней участвовали ведущие исследователи старения из США, Сингапура и Великобритании, представители фармацевтических компаний, венчурных фондов и медицинских организаций. Ученые говорили о том, что, хотя многое в этой области науки еще неизвестно, стремительно накапливается как интерес к этой области, так и количество данных о биологических основах старения. Модельные организмы — черви и мыши — уже живут гораздо дольше. Основной вывод: да, среднюю продолжительность человеческой жизни можно продлить, сделать ее здоровее и отодвинуть максимальный предел.

 

Старость плоха болезнями

Демографы утверждают, что человечество стремительно стареет. В первые пятнадцать лет нового века прирост населения в возрасте более 60 лет составлял 2,3%, в следующие пятнадцать лет он составит 4%. Специалисты ООН прогнозируют, что в 2030 году численность пожилого населения достигнет 1,4 млрд человек, а к 2050-му — 2,1 млрд. 

СТАР КЕННЕДИ.png
Брайан Кеннеди, заслуженный профессор биохимии и физиологии в Медицинской школе Йонг Лу Лин в Национальном университете Сингапура и директор Центра здорового старения в Национальном университете системы здравоохранения
forbes.ru

К сожалению, говорит Брайан Кеннеди из Национального университета Сингапура, увеличение продолжительности жизни не идет нога в ногу с улучшением состояния здоровья в этом возрасте. Большинство пожилых начинают одолевать болезни, которые называют возрастзависимыми, поскольку чаще они проявляются в последней трети жизни: в основном это сердечно-сосудистые заболевания, диабет второго типа, атеросклероз, деменции, остеопороз, рак, артрит, глазные болезни. Это больше всего пугает людей, прошедших земную жизнь до половины. Это беспокоит общество — хотя бы потому, что значительно увеличивается давление на бюджет. Аналитики ОЭСР полагают, что к 2050 году пенсии, на которые сейчас в среднем приходится 7,4% ВВП, могут вырасти до 10,6%, расходы на здравоохранение — с нынешних 5,5% до 8,3%. Альтернативой повышения бюджетных расходов могут стать инвестиции в науку и исследования, направленные на изучение старения и поиски способов продления активности, функциональности людей.

magnifier.png Демографы утверждают, что человечество стремительно стареет. В первые 15 лет нового века прирост населения в возрасте более 60 лет составлял 2,3%, в следующие 15 лет он составит 4%

Активно такой фундаментальный антиэйджинг стал развиваться всего лет десять назад. Раньше этот термин обозначал в основном косметические средства — кремы для «омоложения», уколы гиалуроновой кислоты и другие инструментальные процедуры, краски от седины, а также несложные биодобавки типа эхинацеи или витаминов. В последние годы в мире все чаще проводятся конференции, где собираются ученые, специализирующиеся на фундаментальных механизмах старения, и компании, нащупывающие молекулы, связанные с открытыми механизмами.

Московскую конференцию открывал Брайан Кеннеди, много лет возглавлявший американский Институт Бака, прицельно занимающегося проблемами долголетия. Сейчас же он перебрался в Национальный университет Сингапура, поскольку именно в этой стране, по его мнению, наиболее комфортная и перспективная среда для исследований в области биотехнологий, в частности в сфере долголетия. Существенную поддержку этим исследованиям оказывает правительство Сингапура, поскольку перспективы угрожающие: к 2030 году на одного старика будет приходиться всего двое молодых. В 2000 году это соотношение составляло 1:8. По словам Кеннеди, Сингапур сейчас одна из ведущих площадок для изучения старения.

 

Факторы старения

Есть множество теорий старения, но большинство ученых сходится на том, что старение — это результат накопления повреждений в клетках организма. Но нет одного конкретного фактора, который запускает эти повреждения. Старение — системный процесс. Многие ученые склонны называть старение болезнью. Повреждения постоянно накапливаются в разных органах и тканях и вызывают различные возрастные заболевания. Мы начинаем лечить их последствия, когда молекулярные патологии уже необратимы, поэтому лечение очень трудное и дорогое. Многие специалисты в области старения считают, что нужно лечить не много разных болезней, а одну — само старение, и начинать это делать превентивно. 

magnifier.png Есть множество теорий старения, но большинство ученых сходится на том, что старение — это результат накопления повреждений в клетках организма. Но нет одного конкретного фактора, который запускает эти повреждения. Старение — системный процесс

Другое дело, что пока однозначных подходов к такому лечению не предложено. В последнее время, по словам Веры Горбуновой из Университета Рочестера, произошел настоящий взрыв в определении биомаркеров старения. Биомаркерами старения называют различные показатели жизнедеятельности организма, которые меняются как количественно, так и качественно в зависимости от возраста. По словам профессора Сыктывкарского госуниверситета и профессора МФТИ Алексея Москалева, сейчас известно более 600 биомаркеров, как правило, они связаны с рисками развития различных болезней. Они могут присутствовать на различных уровнях организации живой системы и быть системными — например, изменения в иммунной системе, в системе крови, функциях мозга, почек; могут быть на клеточном уровне — например, так называемое клеточное старение, когда в норме делящиеся клетки отказываются делиться, переходят в состояние покоя; могут быть на молекулярном уровне — например поломки хромосом.

Одним из важных биомаркеров старения, отмечали спикеры на конференции, являются так называемые метильные метки. Эти метки, «присаживающиеся» на тех или иных участках ДНК, могут воздействовать на активность генов, к которым они прицепились, снижая определенные функции организма. По мнению многих ученых, картина метилирования дает возможность достаточно четко определить биологический возраст организма, который может значительно отличаться от хронологического. Однако метильные метки не показывают ни причин, ни мишеней для воздействий.

СТАР ГЛАДЫШЕВ.png
Вадим Гладышев, профессор медицины в Гарвардской медицинской школе, директор Центра редокс медицины и член Института Брода
forbes.ru

По словам профессора медицинской школы Гарвардского университета Вадима Гладышева, способность измерять старение через биомаркеры — очень большой прорыв в фундаментальной науке. Однако пока не определено, какая комбинация этих биомаркеров способна помочь выделить главные механизмы, на которые можно будет эффективно воздействовать.

 

Движение к пониманию

По словам Брайана Кеннеди, изучение механизмов старения ведется широким фронтом, идет накопление материала. Многие ученые занимаются долгоживущими или нестареющими организмами. К примеру, Андрей Селуанов и Вера Горбунова из Университета Рочестера ищут особенности, позволяющие жить долго, у голых землекопов или гренландских китов. Первые, в отличие от своих родственников — обычных мышей, живут раз в десять дольше, как правило, они практически не подвержены возрастным заболеваниям, в частности раку. Гренландские киты живут около 200 лет. Лаборатория Вадима Гладышева изучает геном ночницы Брандта. Эта маленькая летучая мышка живет более 40 лет — почти вдвое дольше, чем прочие летучие мыши. 

СТАР МАГАЛХАЕС.png
Жоао Педро-де-Магалхаес, профессор Ливерпульского университета
forbes.ru

Жоао Педро-де-Магалхаес из Ливерпульского университета говорит, что за последние годы было открыто более двух тысяч генов, которые ассоциируются со старением. Проводится немало исследований, которые показывают, как манипуляции с геномом живых организмов продлевают им жизнь. В частности, со сменой лишь одного гена жизнь червя нематоды увеличивалась в десять раз. А смена одного гена у мыши позволяет особи жить на 40% дольше и качественнее. «Если бы мы экстраполировали такой прирост продолжительности жизни на человека, то могли бы утверждать, что он мог бы перешагнуть рубеж в 150 лет. Однако важнее не сама цифра, а хорошее состояние организма», — говорит Магалхаес. По словам ливерпульского профессора, генетические вмешательства — один из самых перспективных путей влияния на увеличение продолжительности жизни и, главное, поддержания функций, свойственных здоровому активному возрасту. «Если препараты от старения, которые исследуются на животных, могут давать продление жизни на несколько процентов, то генетическое вмешательство — как минимум на 50 процентов», — говорит он.

magnifier.png Один из важных биомаркеров старения — так называемые метильные метки. Эти метки, «присаживающиеся» на тех или иных участках ДНК, могут воздействовать на активность генов, к которым они прицепились, снижая определенные функции организма

Тем не менее исследователи изучают различные подходы к влиянию на старение. По словам Брайана Кеннеди, хорошо известно, что физическая и умственная активность, отказ от алкоголя, периодическое голодание приводят к неплохому эффекту. На животных тестируются различные кандидаты на звание препаратов антистарения — рапамицин, метформин, акарбоза, снижающая концентрацию уровня глюкозы в крови, нестероидные противовоспалительные средства и другие. «Мы пока продвигаемся небольшими шагами, используя некоторые доступные механизмы на животных, исследования на людях пока не проводились, — говорит Брайан. — Отчасти это связано с тем, что мы еще до конца не понимаем старение в целом, отчасти — с тем, что регулирование исследований в этой области пока не оформлено». Вследствие этого сфера антиэйджинга явно недоинвестирована. Из нескольких сотен миллиардов долларов, которые тратятся на медицинские исследования, лишь несколько процентов идут на практические исследования в области старения и долголетия.

 

Больше риска

«Нам потребуется еще немало времени, чтобы изучить фундаментальные основы старения, — рассуждает профессор Западного медицинского центра Техасского университета Джерри Шей, — и на это нужны куда большие вложения, чем те, что сейчас получают лаборатории и ученые. Нельзя инвестировать в одну-две лаборатории, поскольку ни один ученый не может предсказать, где будет прорыв. А прорыв возможен только при лонгитюдных исследованиях многих ученых».

По мнению участников конференции, многие инвесторы пока не готовы вкладываться в эту область хотя бы потому, что не очень хорошо понимают, как она связана с индустрией. «Инвесторы консервативны, — говорит Жоао Педро-де-Магалхаес. — Они настроены на краткосрочные проекты с горизонтом в три-четыре года. Нам нужны инвесторы с большим риском, чем нынешние. Я честно не понимаю, почему инвестиции в футбольные клубы или лекарства от рака гораздо больше вложений в изучение старости, где прорывы касаются каждого живущего на планете». 

СТАР ПОЗНЕР.png
Владимир Познер, российский и американский журналист и телеведущий, радиоведущий, первый президент Академии российского телевидения, писатель
forbes.ru

Этим же вопросом задавался и приглашенный к дискуссии известный телеведущий Владимир Познер. Подчеркивающий свою молодость яркими желтыми носками, Познер в свои 85 лет признался, что не причисляет себя к старикам. «Когда я бодр, я чувствую себя как двадцатилетний, если не очень — сорокалетним. Я удивлен, что эта область не получает достойного инвестирования, подозреваю, что вы пока не научились упаковывать свой товар. Спросите у любого человека, даст ли он денег на то, чтобы не быть дряхлым в старости. Убежден, что даст».

Тренд на крупные инвестиции в борьбу со старением берет начало в 2014 году, когда Google создал дочернюю компанию Calico. В 2018-м объем инвестиций в технологии продления жизни, по данным аналитиков CB Insights, составил рекордные 850 млн долларов. При этом большинство компаний по борьбе со старением до сих пор фокусируются на каком-то отдельном аспекте, а не демонстрируют комплексный подход: больше половины всех инвестиций приходится на проекты, которые разрабатывают фармацевтические решения, около трети — на проекты по обработке больших биологических данных и разработке таких медицинских методик по омоложению, как переливание крови от молодого донора или регенеративная медицина; небольшое количество средств было вложено в разработку специализированных диет и добавок. До сих пор практически никто не инвестировал в компании, которые занимаются комплексным решением проблемы старения с применением различных подходов.

СТАР ПОНОМАРЕВ.png
Виталий Пономарев, международный предприниматель в сфере технологий, инвестор, популяризатор развития транспортной мобильности
forbes.ru

Понимая это, Виталий Пономарев, основатель успешной компании WayRay, создающей голографические экранные дисплеи и оцененной в 500 млн долларов, решил нырнуть в проблемы долголетия. В прошлом году он основал некоммерческий проект по борьбе со старением Centaura, куда вложил 16 млн долларов собственных средств. По его словам, победа над старением — это масштабная задача, которая может быть решена, если отказаться от традиционного для бизнеса короткого горизонта планирования. Он уверен, что должная финансовая поддержка позволит победить старение так же, как в свое время были побеждены инфекционные болезни. Компания проводит свои исследования (в арендованных лабораториях), а также поддерживает ведущие в этой области лаборатории мира. Она также вкладывается в отдельных перспективных ученых. По словам научного директора Centaura Наталии Воробьевой, основные направления исследований — изучение молекулярных и клеточных механизмов старения, разработка генно-инженерных методик и эпигенетической регуляции, а также изучение участия в процессах старения отдельных биологических структур, к примеру экзосом.

magnifier.png «Я честно не понимаю, почему инвестиции в футбольные клубы или в лекарства от рака гораздо больше вложений в изучение старости, где прорывы касаются каждого живущего на планете»

«Наша позиция нестандартна, — говорит Наталия. — Мы вкладываемся в фундаментальную науку, в изучение молекулярных основ и в разработку методов, направленных на оптимизацию работы клеток организма. Эта область требует длительного R&D, и именно поэтому по этим направлениям не работают классические венчурные варианты».

Единственный способ создать эффективные методики борьбы со старением — проводить больше исследований, как на клетках и модельных животных, так и клинических, чтобы увидеть: мы можем продлить активный период жизни человека и максимальную продолжительность жизни, убежден Джерри Шей.

Еще по теме:
17.02.2020
Основоположник почвоведения Василий Докучаев называл почву естественно-историческим телом, всеми своими трудами показывая,...
12.02.2020
12 февраля 1809 года родился великий ученый, доказавший, что многообразие видов живых существ можно объяснить результато...
10.02.2020
8 февраля родился великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев
07.02.2020
В Лаборатории биофизики клетки МГУ изучают митоз — завораживающий процесс деления клетки, где стирается грань между «чис...
Наверх