Среда 22 Сентября 2020

Университет, который любят работодатели

УрФУ крепит связь с реальным сектором и стабильно занимает хорошие места в рейтингах по востребованности выпускников
Университет, который любят работодатели
«Стимул»

Отечественную высшую школу реформируют все постсоветское время. Институты переименовывали в университеты и академии, затем их укрупняли, переводили на двухуровневую болонскую систему — список преобразований можно продолжать долго. Для широкой публики цели этой деятельности или не формулировались вовсе, или звучали туманно: например, улучшение позиций наших вузов в мировых рейтингах. Насколько эти самые рейтинги объективны и как улучшение позиций в них скажется на нашей высшей школе — эти проблемы отодвигались на периферию общественного внимания.

Между тем залог гармоничного развития высшего образования — это успешная реализация всех трех миссий университета (образование, наука, взаимодействие с обществом). С точки зрения страны третья миссия — это прежде всего условие того, что она не просто имеет хорошие вузы, а вузы, необходимые для ее успешного развития.

Без ответа на вопрос, какие именно вузы нужны России, в чем и как должна проявляться эта малоисследованная третья миссия, любая реформа высшей школы становится бессмысленной.

Ответ надо искать у профессионалов — тех, кто каждодневно погружен в жизнь отечественных университетов, то есть прежде всего у ректоров. Именно с ними RAEX и «Стимул» провели серию углубленных интервью по самым важным проблемам развития российских вузов. Эти интервью дополняются материалами прежних лет (аналогичное масштабное исследование мы уже проводили семь лет назад), исследованиями сотрудников агентства, зарубежных экспертов и даже трудами классиков.

Вместе с публикацией очередного — четвертого — выпуска Московского международного рейтинга вузов «Три миссии университета», созданного по поручению президента России Владимира Путина, это создает необходимые условия для широкого профессионального обсуждения будущего российской высшей школы.

 

Предлагаемое вашему вниманию шестое интервью мы взяли у ректора УрФУ Виктора Кокшарова.

Предыдущие интервью цикла:

Михаил Стриханов (МИФИ);

Сергей Иванченко (ТОГУ);

Дмитрий Ендовицкий (ВГУ);

Григорий Заславский (ГИТИС);  

Анатолий Торкунов (МГИМО)



КОКШАРОВ.jpg
Ректор УрФУ Виктор Кокшаров
Wikipedia


— УрФУ находится в самом центре промышленного Урала. Именно промышленность — основной работодатель для ваших выпускников? Как вы выстраиваете отношения с корпорациями?

— УрФУ тесно связан с субъектами реального сектора экономики нашего региона. Это не только промышленность, но и новые отрасли, которые появляются, развиваются — все, что связано с цифрой, IT, с интернетом вещей, с искусственным интеллектом.

Во-первых, мы готовим кадры, во-вторых, проводим прикладные научные исследования, по хозяйственным договорам разрабатываем очень важные технологии и продукты, которые внедряются предприятиями.

Приведу пример. В нынешнем году мы выполняем заказы «Росатома» на сумму около 600 млн руб. по новым технологиям, связанным с реакторами нового типа — жидкосолевыми, с переработкой ядерного топлива. В последующие годы планируется еще больший портфель заказов «Росатома». Таких крупных и мелких организаций у нас достаточно много. В УрФУ развиваются и будут развиваться по восходящей прикладные исследования.

Наш вуз выступает серьёзным инжиниринговым центром, который готовит инновационные команды. Мы используем такие известные форматы, как «инновационный дайвинг»: привлекаем ребят с самыми невероятными идеями, объединяем их в команду, доводим идею до более или менее серьёзного воплощения, затем помогаем участникам команды получить средства различных фондов (в том числе — фонда Бортника), а потом создаем с участием университета малые инновационные предприятия.

magnifier.png  Мы используем такие известные форматы, как «инновационный дайвинг»: привлекаем ребят с самыми невероятными идеями, объединяем их в команду, доводим идею до более или менее серьёзного воплощения, затем помогаем участникам команды получить средства различных фондов, а потом создаем с участием университета малые инновационные предприятия

Сегодня работает около 80 малых инновационных предприятий, которые созданы университетом. Есть хорошие истории успеха. Когда компании становятся прибыльными, мы продаем свою долю, поскольку участие в хозяйствующих субъектах не является самоцелью УрФУ.

В университете создана целая сеть технологических и инжиниринговых центров. В Центре цифрового инжиниринга мы по заказам промышленных предприятий создаем цифровые двойники технологических процессов и продуктов, например, двигателей или шасси. У нас действует также инжиниринговый центр лазерных и аддитивных технологий. Центр высоких технологий машиностроения оснащен современнейшим машиностроительным оборудованием, станками с числовым программным управлением. Он позволяет выполнять и заказы наших ученых, занимающихся научными разработками, и заказы промышленных предприятий (особенно тех, где мелкосерийное производство) в области металлообработки и обработки полимеров. 

УрФУ выступает посредником между наукой и производством, доводя до оптимального состояния новые технологические продукты. Именно поэтому мы выступаем сегодня инициатором создания Уральского межрегионального научно-образовательного центра мирового уровня «Передовые производственные материалы и технологии». Для этого мы объединяем ресурсы трех регионов (Свердловская, Челябинская и Курганская области), губернаторы подписали соответствующее соглашение. В работе НОЦ будут принимать участие ведущие университеты (УрФУ, Уральский государственный юридический и горный университеты. Южно-Уральский государственный университет, Курганский государственный университет, институты Академии наук, ряд других вузов) и более 70 промышленных предприятий. Сегодня в копилке этого НОЦ уже более 60 проектов. Региональные бюджеты выделяют средства на субсидирование предприятий, а именно — технологических разработок, которые они проводят совместно с университетами. Суммы на 2020 год пока небольшие: Свердловская область — 100 млн руб., Челябинская — более 70 млн руб., Курганская — 21,2 млн руб. Но это только начало. Мы готовим заявку на участие в конкурсе научно-образовательных центров мирового уровня, который планируется провести осенью 2020 года.

 

— Всё это — научно-исследовательские и прикладные проекты. А как университет взаимодействует с потенциальными работодателями в учебном процессе?

— Предприниматели, промышленники, имея заинтересованность в сотрудничестве с УрФУ и в наших выпускниках, охотно идут в образовательный процесс. У нас с крупными предприятиями создано 14 базовых кафедр, совместные технологические центры — с «Научно-производственной корпорацией „Уралвагонзавод“», с Уральской горно-металлургической компанией (УГМК), с «Машиностроительным заводом имени М. И. Калинина» и другими компаниями (список довольно большой). Предприятия участвуют в разработке образовательных программ, в организации практики. Более того, компании предлагают новые форматы образовательных программ.

magnifier.png  УрФУ выступает посредником между наукой и производством, доводя до оптимального состояния новые технологические продукты. Именно поэтому мы выступаем сегодня инициатором создания Уральского межрегионального научно-образовательного центра мирового уровня «Передовые производственные материалы и технологии».

Приведу пример. Одна из крупнейших IT-компаний России «СКБ Контур» (компания – национальный чемпион – «Стимул») создала для бакалавров и магистрантов УрФУ собственную образовательную программу под названием «Фундаментальная информатика и информационные технологии». Сегодня она пользуется большой популярностью у абитуриентов. Больше всего победителей олимпиад и стобалльников поступает именно на эту программу — на бакалавриат поступило 29 человек, заняв практически все бюджетные места. Таких примеров много. Совместные программы мы реализуем не только с «технарями» и айтишниками, но и даже с медийщиками. На днях мы запустили новую образовательную программу «Телевидение и новые медиа». Студенты будут учиться делать телевизионный и видеоконтент не в аудиториях и не в учебной телестудии журфака, а в аппаратно-студийном комплексе ведущей телекомпании региона — ГТРК «Урал».

Чтобы укрепить связь с индустрией, мы активно внедряем проектное обучение. Предприятия составляют проектные задания для студентов: усовершенствовать технологический процесс или создать какой-то продукт. Мы, начиная с первого курса, формируем проектную команду под руководством специалиста предприятия, которое выступает активнейшим участником. Уровень сложности задач повышается по мере перехода участников команды на следующий курс. На выходе они защищают данный проект в качестве дипломной работы.

 

— Это реальные или учебные проекты?

— Это реальные проекты. Более того, в нынешнем году мы впервые используем механизм «стартап как диплом»: ребята защищают стартапы в качестве дипломных работ. Проекты реальные. У нас их уже около тысячи. Почему для нас это важно? С одной стороны, мы укрепляем связь с будущим работодателем, с промышленностью, с экономикой в целом, и не только с экономикой. Например, гуманитарии с этого учебного года тоже активно приступили к проектному обучению (речь идет о различных социальных инновациях). С другой стороны, у студентов появляется очень серьёзная мотивация к получению новых компетенций.

УРФУ.jpg
Здание Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина (УрФУ) (быв. Политехнический институт) в Екатеринбурге
Wikipedia

 

— Предприятие, которое реализует проект с участием студентов, в среднесрочной перспективе получает преимущества, но в краткосрочной ему нужно отвлечь ресурсы, чтобы сформулировать задачи и организовать работу студентов. Как вам удается стимулировать предприятия, чтобы они пошли на эти краткосрочные издержки?

— Издержки не такие большие, и в основном связаны с кадровой поддержкой — нужно выделить руководителя проекта, который бы работал с ребятами и помогал им в организации практики. В некоторых случаях требуется предоставить инфраструктуру. А предприятие получает очень много. Даже если проект окажется не очень успешным, то коллектив, который работал над проектом, всегда востребован предприятием. Компании заинтересованы не в отдельных инженерах, а в команде мотивированных ребят, которая может влиться в работу предприятия.

 

— Предприятия всегда находятся в текучке. Им нужно отвлечь ценного специалиста для работы со студентами в то время, как в любой компании происходит перманентный аврал.

— Безусловно. Но в компании, которая работает на перспективу, понимают, что это нужно делать сейчас. У каждой крупной компании есть HR-стратегия, то есть представление о том, какие специалисты, для каких процессов понадобятся через определенный промежуток времени. Лучше начать их подготовку сейчас, чем потом лихорадочно искать на рынке и нанимать не лучшие кадры. Сопровождая студента на протяжении нескольких лет, в компании будут понимать, какими способностями и компетенциями он обладает, на какую должность его можно принять сразу же по окончании университета, чтобы не заниматься переобучением, не тратить ещё больше средств на дополнительное образование (хотя оно, безусловно, необходимо).

magnifier.png  На днях мы запустили новую образовательную программу «Телевидение и новые медиа». Студенты будут учиться делать телевизионный и видеоконтент не в аудиториях и не в учебной телестудии журфака, а в аппаратно-студийном комплексе ведущей телекомпании региона — ГТРК «Урал»

Такое сотрудничество важно для университета, в том числе — для студентов, поскольку у них появляется мощная мотивация. Если студент-айтишник, работая над проектом, понимает, что ему нужен какой-то язык программирования, он освоит этот язык. Тем самым мы расширяем возможности студентов. Это способствует внедрению индивидуальных образовательных траекторий, чем мы сейчас активно занимаемся.

Многие говорили о том, что в советских университетах действовал принцип трубы: студент входил с одной стороны и выходил с другой, не имея возможности отклониться в сторону. А у студента УрФУ есть базовое ядро и возможность выбора уровня сложности, преподавателя, количества зачетных единиц. А дальше он может набирать различные модули, дополнительные компетенции в зависимости от того, на какого работодателя ориентируется и как представляет свою карьеру. В этом смысле у нас очень тесная связка с промышленностью, с предприятиями. Она становится более осознанной, чем раньше.

 

— Подход, который вы описали, предполагает, что и университет, и предприятия более или менее точно прогнозируют потребность в кадрах на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Ваши выпускники, действительно, имеют серьёзные перспективы получить работу в будущем? Насколько этот спрос для вас очевиден, а где есть зона риска?

— Существуют формальные инструменты для измерения — доля выпускников, которые по окончании учебного заведения устраиваются на работу. У нас данный показатель составляет около 90% — УрФУ один из самых востребованных вузов. Об этом говорят и различные рейтинги. Неслучайно УрФУ занимает четвёртое место среди российских вузов в рейтинге Forbes, где главный критерий — востребованность выпускников и экспертная оценка со стороны работодателей. В рейтинге «РИА Новости» УрФУ входит в топ-3 вузов по востребованности среди классических университетов.

Востребованность — пожалуй, самая сильная черта нашего университета. Мы не можем составить точный перечень профессий и компетенций, которые понадобятся в среднесрочной перспективе, но в любом случае они связаны с soft skills, с коммуникацией, с «цифрой». Понимая, что цифровые технологии востребованы и в гуманитаристике, мы делаем акцент на данном направлении также в подготовке гуманитариев. Для инженеров очень важны soft skills.

Кроме того, мы готовим специалиста, который способен меняться. В университете он должен научиться быстро перестраиваться и при необходимости получать новые знания, компетенции, находить новые возможности. Это, пожалуй, более важно, чем понимать, какие профессии будут востребованы через 20 лет. Главное, чтобы наш выпускник, даже стопроцентный гуманитарий, обладая цифровыми компетенциями, легко нашел себе применение через 20 лет.

 

— То, о чём вы говорите, близко к непрерывному образованию. Вы сопровождаете студентов УрФУ? Есть ли программы переподготовки, повышения квалификации?

— Обязательно. Мы сопровождаем и студентов, и преподавателей. УрФУ выиграл крупные гранты по цифровизации университета. Пять вузов России получили гранты на создание пилотных проектов цифрового университета. Кроме того, мы получили грант на создание международного научно-методического центра в области математики, информатики и технологий.

УрФУ производит контент, занимается переподготовкой по современным технологиям (в том числе — бесплатно) научно-педагогических работников не только нашего, но и других вузов. Мы активно внедряем цифровые технологии и в образовании, и в управлении университетом, переходим на новые форматы.

Сейчас происходит серьёзный перелом в области образовательных технологий. Появляется то, чего не было в советское время и даже в начале 2000-х годов. Наш университет работает над индивидуализацией обучения и над усилением связи с работодателем.

magnifier.png  Востребованность — пожалуй, самая сильная черта нашего университета. Мы не можем составить точный перечень профессий и компетенций, которые понадобятся в среднесрочной перспективе, но в любом случае они связаны с soft skills, с коммуникацией, с «цифрой».

Именно поэтому УрФУ выступил инициаторами очень интересного мероприятия (уже всероссийского) под названием «Время карьеры». Мы обеспечиваем встречу предприятий, которые ищут мотивированных выпускников, со студентами УрФУ и других вузов страны. Получили на этот проект грант Президента (15 миллионов рублей). Большое количество работодателей участвует в проекте, который мы реализуем совместно с Автономной некоммерческой организацией «Россия — страна возможностей». Весной провели мероприятие в онлайн-режиме. Его посмотрели более 600 тысяч человек по всей стране. Во время мероприятия «Время карьеры» студенты контактировали непосредственно с работодателем. Работодатели читали курсы, проводили мастер-классы — как составлять резюме, как готовиться к собеседованию, какие требования выдвигаются к соискателям. Они также отбирали мотивированных студентов, которые заинтересованы в получении работы. В рамках проекта «Время карьеры» существует формат «Золотая стажировка»: 100 лучших ребят проходят оплачиваемую стажировку в ведущих компаниях — от сферы IT до тяжелой промышленности. Это только одно из направлений деятельности университета.

Мы считаем, что наша важнейшая задача — не только дать знания нашему выпускнику, но и научить его ориентироваться в будущей профессии, после выпуска из университета с первого дня закладывать серьёзную карьерную перспективу, находить престижного работодателя.

 

— Приходится ли вам взаимодействовать с корпоративными университетами? Есть ли синергия?

— Синергия есть. Для примера назову корпоративный университет Трубной металлургической компании. Вместе с ним мы разработали и реализуем целый ряд программ дополнительного профессионального образования по заказу ТМК. У УрФУ хороший опыт сотрудничества с корпоративным университетом Челябинского трубопрокатного завода и с корпоративными университетами Уральской горно-металлургической компании, Уралвагонзавода, целого ряда других крупных заказчиков, которые с нами работают.

 

— Каково распределение ролей между УрФУ и корпоративным университетом?

— Корпоративный университет выступает заказчиком программ и, конечно, контролирует их содержание, качество. По заказу корпоративного университета мы запускаем «пилот». Программа, которая успешно прошла апробацию, становится более или менее массовым продуктом.

УРФУ ОБЩАГА.jpg
В Екатеринбурге открыто новое общежитие для тысячи студентов Уральского федерального университета (УрФУ)
sdelanounas.ru

 

— С какими вузами вы конкурируете за талантливую молодёжь?

— Выбирает абитуриент, а мы должны предоставить ему возможности. Конкуренция обусловлена еще и тем, что вузы даже самых сильных регионов (Томск, Новосибирск, Екатеринбург, Казань) проигрывают московским и петербургским, поскольку бытует мнение, что в Москве и в Питере больше возможностей. Хотя в отношении реального сектора экономики это не так, потому что предприятия находятся именно в регионах. Но УрФУ не теряет позиции, поддерживает высокий уровень образования.

Мы смотрим, что нового и интересного в этом смысле делают наши коллеги по всей России. Вузы сотрудничают в рамках Ассоциации «Глобальные университеты» и Ассоциации ведущих университетов России. Мы взаимодействуем, работаем активно и дружно. УрФУ успешно реализует совместные программы с МФТИ, с ИТМО, с Вышей школой экономики. В этом смысле мы — коллеги и партнёры.

Среди зарубежных университетов достаточно много бенчмарков: университет Аалто (Финляндия), университеты Цинхуа и Фудань (Китай), ряд очень сильных и крупных корейских университетов, некоторые немецкие университеты. Мы оцениваем УрФУ в сравнении с этими вузами и видим, что не теряем позиции.

Зарубежные вузы с удовольствием идут на сотрудничество с УрФУ и на создание программ двух дипломов. Такие совместные программы действуют с университетами Франции, Германии, Китая. Многие китайские и казахстанские студенты учатся у нас именно на программах двух дипломов. У нашего вуза более 500 университетов-партнёров по всему миру. В настоящее время в УрФУ проходят подготовку около 4 000 иностранных студентов и слушателей без малого из 90 стран (такого раньше не было). В мире растет интерес к российскому образованию, в частности — к нашему университету, что является прямым или косвенным (трактуйте как хотите) подтверждением высокого качества подготовки в УрФУ.

 

— Каково распределение иностранных студентов УрФУ по странам? Какие факультеты и направления им интересны?

— Они выбирают самые разные направления: ряд инженерных специальностей, IT, химия и фармацевтика (например, программа «Пищевые биотехнологии») и ряд других. Немало иностранных студентов поступает на гуманитарные специальности — не только русский язык как иностранный, но и международные отношения, политология, философия. Спектр очень широкий. Многие студенты из Казахстана (у нас их больше тысячи) проходят подготовку по металлургическому и машиностроительному направлениям.

 

— Пандемия дала большой импульс онлайн-образованию, различным формам дистанционного обучения. В какой мере это размывает традиционную модель университета?

— Нельзя всех выстроить под одну линейку. Люди разные, их потребности и возможности отличаются. Нет ничего плохого в том, что мы дадим отдельным студентам возможность пройти курс в бакалавриате за три года вместо четырёх. В настоящее время некоторые айтишники приходят из техникума с базовой подготовкой. Зачем мучить такого студента четыре года, если он способен усвоить курс за два или три года? Мы должны предоставлять им совершенно разные возможности.

Требования работодателей тоже заметно отличаются. Одному нужен специалист с углублённой инженерной подготовкой по конкретному направлению, другому — с базовой инженерной подготовкой и большим набором soft skills. Ориентируясь на потребности рынка, мы можем предложить совершенно разных специалистов.

В любом случае мы даем обязательное базовое ядро, где студент может выбрать только уровень сложности и преподавателя. В рамках обязательных курсов допускается выбор преподавателя и способа обучения. Один студент занимается в оффлайн-режиме, другой — в дистанционном или смешанном режиме (онлайн-курс плюс общение с преподавателем).

magnifier.png  У нас сильные ассоциации выпускников в Монголии и в Казахстане. Они даже создали собственные фонды в рамках эндаумента нашего университета. Доходы этих фондов идут на поддержку казахстанских и монгольских студентов УрФУ, землячеств, а также на поддержку преподавателей, которые с ними работают

Студенты, которые лишены возможности выбора, утрачивают интерес к учёбе. Каждый из них хочет обладать определенным набором компетенций. Мы должны предоставить им такую возможность. Самое главное, что выпускник УрФУ — прекрасно подготовленный специалист с высокой степенью адаптивности и возможностью сразу же влиться в рабочий процесс, в коллектив. Университет направляет усилия именно на подготовку такого выпускника. Мы должны задать дальнейшую траекторию его движения. Вариативность в этом помогает, а не мешает.

Что касается индивидуальных образовательных траекторий, эта задача стоит сегодня перед всеми вузами без исключения. Одни достигли заметных успехов, другие пока не продвинулись в этом направлении. Развивать его непросто. Даже для администрирования траекторий требуются особые цифровые продукты. Готовой программы пока нет ни у кого. Мы активно работаем над её созданием вместе с компанией Modeus. В качестве пилота внедрили систему в одном большом институте — Институте радиоэлектроники и информационных технологий. С сентября в проект будут вовлечены еще несколько институтов. Мы двигаемся постепенно, оттачивая технологии, но в стране являемся одним из лидеров.

 

— У вас традиционно была мощная ассоциация выпускников. Чем она полезны для вуза — это деньги, участие в формировании учебных программ? Какие вы бы выделили главные направления воздействия выпускников на университет?

— Первое, самое главное — поддержание связи с университетом в разных формах. Это могут быть совместные образовательные программы. Я приводил в пример компании «СКБ Контур», ТМК — их возглавляют наши выпускники, которые очень заинтересованы в совместных образовательных программах.

Второе — деньги, которые идут в эндаумент-фонд или привлекаются на ремонт учебных зданий, на оснащение студенческих общежитий.

magnifier.png  Среди российских рейтингов мы выделяем именно ваш, поскольку он наиболее сбалансированный, прозрачный и учитывает разные направления деятельности вузов. «Три миссии университета» — это совершенно новый подход, попытка отойти от субъективизма, от оценки исключительно на основе наукометрических показателей

Третье важное направление — лоббирование интересов университета. Мы гордимся тем, что в состав наблюдательного совета УрФУ входят два крупных, авторитетных российских предпринимателя — Дмитрий Пумпянский и Андрей Козицын. Дмитрий Александрович Пумпянский, возглавляющий набсовет УрФУ — председатель совета директоров ОАО «Трубная металлургическая компания» и «Группы Синара», вице-президент, член бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей. Андрей Анатольевич Козицын — генеральный директор Уральской горно-металлургической компании. В этом смысле не всегда важны деньги. Важнее то, что они помогают защищать и продвигать интересы университета на федеральном уровне.

Многие выпускники УрФУ работают в законодательных собраниях, составляют основу региональных элит многих регионов. В знак признательности своей альма-матер они стараются помогать университету.

Так же поступают иностранные выпускники. У нас сильные ассоциации выпускников в Монголии и в Казахстане. Они даже создали собственные фонды в рамках эндаумента нашего университета. Доходы этих фондов идут на поддержку казахстанских и монгольских студентов УрФУ, землячеств, а также на поддержку преподавателей, которые с ними работают. Такое взаимодействие с университетом очень ценно. К тому же, иностранные выпускники помогают продвижению интересов УрФУ в своих странах. Мы постоянно чувствуем такую поддержку.

 

 

— Насколько для УрФУ важно участие в международных рейтингах вузов? На какие критерии этих рейтингов вы обращаете внимание в первую очередь?

— Рейтинг нужен для сравнения, для оценки правильности стратегии университета. Больше ни один инструмент не позволяет понять, как развиваются другие вузы в России и за рубежом. Мы анализируем рейтинги, в том числе — изменение позиции УрФУ. Если она ухудшилась, нужно понять причину — где мы недорабатываем. С помощью рейтингов мы сверяем свои позиции, отмечаем, в чем коллеги нас превосходят.

За 4–5 лет УрФУ поднялся на 300 позиций (за последний год — на 33 позиции) в рейтинге QS и занимает сейчас 331 место в мире. Среди российских университетов УрФУ и МИФИ делят пятое-шестое место в Шанхайском рейтинге. Я веду речь об общем, институциональном рейтинге.

В предметных рейтингах прогресс УрФУ тоже заметен. Наш университет входит в число 150 лучших по философии (QS), в 250 лучших — по математике, в 300 лучших — по гуманитарным наукам и искусствам.

Ещё один важный аспект состоит в том, что на рейтинги обращают внимание абитуриенты, работодатели и другие вузы.

 

— Абитуриенты — российские или зарубежные?

— В большей мере иностранные абитуриенты. Для них важно место вуза в международном рейтинге, в том числе - «Три миссии университета». Зарубежный абитуриент, как правило, выбирает вуз из рейтинга, затем заходит на его сайт. Если у университета хороший сайт с правильной подачей информации на иностранных языках, он может позитивно повлиять на выбор абитуриента. Хочу поблагодарить ваше агентство за рейтинги, которые вы делаете — 100 лучших вузов России и «Три миссии университета». Среди российских рейтингов мы выделяем именно ваш, поскольку он наиболее сбалансированный, прозрачный и учитывает разные направления деятельности вузов. «Три миссии университета» — это совершенно новый подход, попытка отойти от субъективизма, от оценки исключительно на основе наукометрических показателей.

Темы: Среда

Еще по теме:
28.10.2020
Алексей Басов, один из руководителей Российской венчурной компании, поделился со «Стимулом» своим мнением о состоянии и ...
21.10.2020
В Сколкове проходит десятый Международный форум инновационного развития «Открытые инновации — 2020», главная тема которо...
16.10.2020
COVID-19 вызвал более значительные потрясения в мировом энергетическом секторе, чем любые другие события в новейшей исто...
14.10.2020
Даже если государство выступает заказчиком исследований, проведенных университетом, закрепление за ним прав на их резуль...
Наверх