Среда 3 Июля 2020

Технологическое развитие нефтегазовой отрасли: посткоронавирусное время

Нефтегазовую отрасль ждет непростой период восстановления. В среднем по отрасли годовые инвестиции могут уменьшиться на 20–30%. Однако на фоне глобальной конкуренции на энергетических рынках и усиления низкоуглеродной повестки технологическое развитие является фактически безальтернативной стратегией для нефтегазовых компаний, стремящихся сохранить и укрепить свою лидерскую позицию
Технологическое развитие нефтегазовой отрасли: посткоронавирусное время
Нефтегазовую отрасль ждет непростой период восстановления
dallasnews.com

Очевидно, что последствия пандемии коронавируса для мировой экономики будут значительными. На нефтегазовую отрасль, в частности, пандемия оказала комплексное воздействие: сокращается спрос на топливо, снижаются цены на углеводородное сырье, компании вынуждены оперативно адаптировать бизнес-процессы для обеспечения бесперебойной работы в условиях эпидемии. Понятно, что некоторые перемены будут непродолжительными. Но в развитии нефтегазовой отрасли выявляются и такие тенденции, которые могут усилиться по итогам первой половины 2020 года.

ИСАЕВА.png
Анна Исаева, советник по развитию негосударственного института развития «Иннопрактика»
«Иннопрактика»

 

Цифровые двойники

Работа в условиях пандемии выявила преимущества компаний, которые обладают высокой степенью автоматизации производства и успешно осуществляют бизнес-процессы онлайн.

Нефтегазовая отрасль давно проводит цифровизацию. Более того, этот процесс следует рассматривать как логическое продолжение автоматизации технологических процессов в различных производственных сегментах. К примеру, доля автоматизированных процессов в сегменте даунстрим традиционно высока. Так, на данный момент на Омском и Московском нефтеперерабатывающих заводах установлено более сотни автоматизированных систем управления технологическими процессами разной сложности и архитектуры – все установки этих заводов автоматизированы. Работа установок контролируется из операторных дистанционно, а данные о ключевых производственных показателях поступают к сотрудникам Центра управления эффективностью (ЦУЭ) в Санкт-Петербург. ЦУЭ формирует производственный план предприятий, используя прогноз спроса на продукцию. Таким образом, в единой цифровой среде функционирует целая цепочка — от нефтеперерабатывающего завода до сбытовых подразделений.

Цифровизация развивается также в сегменте апстрим. К примеру, в 2019 году «Роснефть» запустила в опытно-промышленную эксплуатацию информационную систему «Цифровое месторождение» на Илишевском месторождении «Башнефти». Система охватывает все основные производственные процессы: работу фонда скважин, трубопроводного транспорта, системы подготовки нефти и объектов энергетики. Внедрение «Цифрового месторождения», по ожиданиям компании, повысит энергоэффективность процессов добычи на 5% и на столько же снизит логистические издержки. В целом реализованный комплекс мер должен продлить эксплуатацию «зрелого» Илишевского месторождения, которое было введено в разработку в 1996 году и в настоящее время разрабатывается заводнением. Управление «Цифровым месторождением» на базе Илишевского месторождения осуществляется удаленно из Центра интегрированных операций в городе Дюртюли (Республика Башкортостан).

magnifier.png  Работа в условиях пандемии выявила преимущества компаний, которые обладают высокой степенью автоматизации производства и успешно осуществляют бизнес-процессы онлайн

Таким образом, в различных сегментах нефтегазовой отрасли внедряются комплексные цифровые решения, которые позволяют удаленным друг от друга участникам производственной цепочки достигать наилучших операционных результатов за счет использования единой информационной среды. Создание таких цифровых решений обычно включает в себя:

— автоматизацию и роботизацию процессов на «физическом» уровне;

— создание цифровых двойников основных элементов производственных объектов и процессов;

— интеграцию цифровых двойников как между собой, так и с системой сбора данных от контрольно-измерительных приборов и от других источников;

— внедрение средств продвинутой аналитики для прогнозов, оптимизации технологических режимов, поддержки принятия решений на основе данных;

— формирование единого информационного пространства для всех участников с предоставлением им необходимого уровня доступа к системе (в зависимости от выполняемой роли).

Перечисленные задачи формулируются и решаются в рамках так называемой Индустрии 4.0, что предполагает объединение максимально автоматизированного производства, управляемого с помощью интеллектуальных компьютерных систем, с внешними участниками (заказчики, потребители, поставщики и т. д.) за счет организации единой информационной среды (более подробно про «Индустрию 4.0» см. серию публикаций в «Стимуле»: «О будущем без фантазий», «Второй цифровой поход. Часть 1», «Второй цифровой поход. Часть 2», «С концом спокойной эпохи! Технологии посткризисного мира. Беседа третья». Таким образом, компании нефтегазовой отрасли постепенно воплощают на практике идеи Индустрии 4.0. Важно, что при этом создаются и внедряются российские разработки.

НЕФТЕГАЗ МАСКИ.png
Нефтяные месторождения на Ближнем Востоке
atlanticcouncil.org

 

Локализация

Последние пять лет крупные российские компании нефтегазовой отрасли активно вовлечены в процесс импортозамещения, в том числе это касается цифровизации. Ряд задач компаниям удается решить самостоятельно. К примеру, специалисты дочернего предприятия «Роснефти» РН-ГРП провели более десяти тысяч операций гидроразрыва пласта, используя при проектировании работ корпоративное программное обеспечение — симулятор гидроразрыва пласта РН-ГРИД. В «Сибуре» разработали собственную платформу промышленного интернета вещей, которую уже опробовали сотрудники «Запсибнефтехима», а теперь намечено тиражирование разработанных IIoT-решений на других предприятиях группы: «Сибур Тобольск», «Томскнефтехим», «Воронежсинтезкаучук» и «Сибур Кстово».

magnifier.png  Программный комплекс способен в режиме реального времени обрабатывать данные, поступающие в процессе бурения, сопоставлять расчетный и фактический каротаж, выявлять несоответствия планируемой и реальной траектории скважины

Часть задач ведущие отраслевые игроки решают, привлекая частные российские технологические компании. Журнал «Стимул» уже не раз публиковал материалы о подобных наработках. К примеру, компания «Геонафт» (до 2020 года называлась «Геонавигационные технологии») разработала модульный программный комплекс для сопровождения бурения наклонно-направленных и горизонтальных скважин. С его помощью решаются инженерные задачи как на этапе планирования строительства скважины, так и непосредственно при бурении и по его результатам. Программный комплекс способен в режиме реального времени обрабатывать данные, поступающие в процессе бурения, сопоставлять расчетный и фактический каротаж, выявлять несоответствия планируемой и реальной траектории скважины. Все это позволяет добиться максимально успешной и безопасной проводки ствола скважины в соответствии с целевыми параметрами. Услугами и разработками компании «Геонафт» пользуются в «Роснефти», «Газпром нефти», «НоваТЭКе» и других организациях.

Вошедшая в топ-10 быстрорастущих российских компаний рейтинга «ТехУспех-2019» «Цифра» разработала технологическое решение, оптимизирующее работу электроцентробежных насосов в добывающих скважинах. Созданный «Цифрой» программный продукт анализирует исторические данные об эксплуатации электроцентробежных насосов и выдает параметры их эксплуатации, рекомендуемые для оптимальной работы. Полевые испытания разработки прошли в Ханты-Мансийском автономном округе на фонде из 500 скважин.

Таким образом, российские технологические компании подготовили ряд разработок, внедрение которых должно помочь ведущим игрокам нефтегазовой отрасли продвинуться в цифровизации.

magnifier.png  Минэнерго выступило с инициативой формирования с компаниями-недропользователями фонда незаконченных нефтяных скважин, чтобы обеспечить спрос на услуги бурения

Безусловно, российский процесс импортозамещения имеет свою национальную специфику. В то же время в целом он отражает глобальную тенденцию: попытки локализовать производство предпринимаются и в других странах, к примеру в США. Пандемия коронавируса может усилить этот тренд. Первые сбои в функционировании предприятий из-за эпидемии пришлись на Китай, что сказалось на поставках его продукции. Компании в самых разных странах были вынуждены оперативно перестраивать свои логистические цепочки. Примечательно, что, согласно опросу, проведенному в марте Ernst & Young, 52% компаний уже внесли изменения в свои международные цепочки поставок, а еще 40% планируют пересмотреть их в ближайшем будущем. Можно ожидать, что массовая обеспокоенность компаний будет способствовать усилению локализации производства в рамках национальных границ, уменьшению международных поставок и аутсорсинга.

В то же время сокращение международной кооперации может негативно сказаться на темпах развития цифровизации. С одной стороны, локализация будет подталкивать местных разработчиков создавать собственные решения. С другой стороны, концепция Индустрии 4.0 отводит важную роль стандартизации и совместимости разрабатываемых решений. Невнимательное отношение к формирующимся стандартам в области организации и функционирования современных киберфизических комплексов может ограничить возможности тиражирования локальных решений, в частности лишить такие решения экспортного потенциала.

НЕФТЕГАЗ КАЧАЛКИ.png
Со стороны государства предпринимаются встречные шаги, направленные на поддержку развития компаний российской нефтегазовой отрасли
oilcapital.ru

 

Государственные стимулы

Ведущие российские нефтегазовые компании осознают роль своих партнеров и подрядчиков в успешном развитии, в том числе в области цифровизации. Очевидно, кризисные явления первой половины 2020 года могут привести к уменьшению спроса на услуги сервисных организаций и поставщиков крупных отраслевых игроков. В связи с этим отрасль обращается за поддержкой к государству. В частности, обсуждается возможность смягчения банковской политики, относящейся к доступности кредитования. Такая мера актуальна не только для самих компаний-недропользователей, но также для их подрядчиков и поставщиков.

magnifier.png  В McKinsey предлагают рассматривать «низкоуглеродный» сценарий восстановления экономик и приводят оценку, согласно которой такой путь позволит создать почти в три раза больше новых рабочих мест по сравнению со сценарием поддержки традиционных отраслей экономики

Со стороны государства предпринимаются встречные шаги, направленные на поддержку развития компаний российской нефтегазовой отрасли. К примеру, в мае этого года Минэнерго выступило с инициативой формирования с компаниями-недропользователями фонда незаконченных нефтяных скважин, чтобы обеспечить спрос на услуги бурения. Предложенный Минэнерго механизм предполагает дополнительные возможности кредитования нефтяных компаний, которые должны будут направить полученные ресурсы на заказ услуг бурения. Ожидается, что общий объем такого кредитования за два года может составить около 400 млрд рублей.

Для российских компаний, разрабатывающих программное обеспечение для нефтегазовой отрасли, может оказаться актуальным налоговый маневр в ИТ-сфере, который был анонсирован в июне. Планируется, что для ИТ-компаний ставка страховых взносов снизится с 14 до 7,6%, а ставка налога на прибыль — с 20 до 3%. При этом Минкомсвязи обсуждает отмену освобождения от налога на добавленную стоимость при продаже программного обеспечения. Для программ, внесенных в Единый реестр российских программ Минкомсвязи, могут быть предоставлены субсидии, компенсирующие рост налога на добавленную стоимость. Такие меры могут быть востребованы российскими разработчиками программного обеспечения для нефтегазовой отрасли, в том числе намеревающимися реализовать свой экспортный потенциал.

Меры государственного регулирования во всем мире будут влиять и на скорость восстановления после экономического спада в 2020 году, и на дальнейшее развитие нефтегазовой отрасли.

Важным глобальным трендом, который в ближайшее десятилетие окажет влияние на нефтегазовую отрасль, является декарбонизация. Это понятие включает в себя комплекс мер, нацеленных на такую перестройку экономики и энергетических систем, которая позволит снизить выбросы диоксида углерода, что должно способствовать решению глобальной проблемы изменения климата, улучшению экологической обстановки. Ввиду масштаба задачи возможные меры обсуждаются на уровне объединений стран. К примеру, в рамках «Европейского зеленого соглашения» (European Green Deal) обозначена цель добиться углеродной нейтральности Европейского союза к 2050 году, а соответствующий инвестиционный план Европейской комиссии предполагает, что для достижения этой цели потребуются вложения в размере не менее одного триллиона евро в ближайшие десять лет. Кризис первой половины 2020 г. может повлиять на скорость воплощения заявленных планов.

Масштаб последствий пандемии коронавируса заставляет представителей государственной власти практически всех стран принимать меры, направленные на поддержку определенных групп населения и компаний. Так, к июню 2020 года совокупный объем анонсированных государствами мер поддержки составил 10 трлн долларов. Важно, как именно будут использованы выделяемые ресурсы. В McKinsey, к примеру, предлагают рассматривать «низкоуглеродный» сценарий восстановления экономик и приводят оценку, согласно которой такой путь позволит создать почти в три раза больше новых рабочих мест по сравнению со сценарием поддержки традиционных отраслей экономики. Таким образом, в ряде стран может быть сделана ставка на ускорение перехода к низкоуглеродной модели функционирования экономики. К примеру, государственную поддержку в первую очередь получат компании, чьи технологии позволяют снизить углеродный след продукции, уменьшить использование ископаемого топлива. Такие действия усилят давление на нефтегазовую отрасль в дополнение к последствиям пандемии коронавируса и снижения цен на углеводородное сырье.

magnifier.png  Меры государственного регулирования во всем мире будут влиять и на скорость восстановления после экономического спада в 2020 году, и на дальнейшее развитие нефтегазовой отрасли

Тем не менее компании нефтегазовой отрасли планируют увеличивать ставку на технологическое развитие. Показателен пример BP: корпорация заявила, что ожидает сэкономить около 2,5 млрд долларов к концу 2021 года в сравнении с 2019-м за счет цифровизации. При этом в BP прогнозируют снижение годовых капитальных затрат на 25% по сравнению с 2019 годом и не исключают снижения операционных затрат в 2020 году.

Таким образом, нефтегазовую отрасль ждет непростой период восстановления. В среднем по отрасли годовые инвестиции могут уменьшиться на 20–30%. Однако на фоне глобальной конкуренции на энергетических рынках и усиления низкоуглеродной повестки технологическое развитие является фактически безальтернативной стратегией для нефтегазовых компаний, стремящихся сохранить и укрепить свою лидерскую позицию.

Темы: Среда

Еще по теме:
07.08.2020
В конце июля завершился пилотный образовательный проект «Кибершкола МГУ», реализованный факультетом ВМК МГУ при поддержк...
06.08.2020
О применении искусственного интеллекта в медицине говорят уже давно, однако пока рядовой врач и рядовой пациент не сталк...
03.08.2020
На прошлой неделе состоялся онлайн-финал (Demo Day) образовательно-акселерационной программы Научного парка МГУ ...
16.07.2020
В Москве завершился пятый набор отраслевой акселерационной программы для образовательных проектов EdTech Акселератор ED2
Наверх